Бесполезное будущее - Курилов Алексей

Бесполезное будущее
Алексей Курилов


К чему приведут нас наше развитие, наши открытия? Быть может случится так, что нам станет скучно и мы разрушим все, что у нас будет? Гоняясь за спокойствием, не растеряем ли мы интерес к самой жизни?





Алексей Курилов

Бесполезное будущее





Глава 1. Утро нового дня


Анатолий открыл глаза, перед ним была серая бетонная стена. Было не так уж холодно, градусов двадцать, но влажный после дождя воздух пронизывал одежду насквозь, добираясь до самых костей. Его вдруг передернуло, и он поежился, чувствуя, как мышцы сжимают тело против его воли. Капюшон закрывал большую часть обзора, видно было только ту самую серую бетонную стену, на которую он облокачивался плечом и головой, и костер справа на полу, который уже догорал. Нужно бы подкинуть дров, но они сожгли все, что могло гореть. Вчера они забрались в этот полуразрушенный дом, когда ливень только начинался, в надежде укрыться от холода. Ни света, ни газа тут не было, да и быть не могло, им оставалось только разжечь костер. На растопку пошли деревянные стулья, какие-то старые пластиковые игрушки, да старые парафиновые свечи.

Толик разлепил рот и пожевал губами, чувствуя, как они нехотя отлипли и теперь источали неприятный запах нечищеных зубов. Само собой, он не собирался сейчас умываться или чистить зубы, эта мысль даже не пришла ему в голову. Он достал фляжку, сделал маленький глоток чего-то обжигающе крепкого, если он правильно прочитал этикетку, это был виски. Перед тем как проглотить, он тщательно прополоскал рот. Прислушиваясь к тому, как тихонько потрескивает огонь и шумит дождь за окном, он медленно распрямил затекшие ноги и потянул руки. Спать было неудобно и тело затекло, но по крайней мере он сегодня проснулся. На запястье болтался огромный, размером с ладонь, терминал жизнеобеспечения, хотя все называли его просто терминал.

Говорят, что раньше, когда существовала спутниковая сеть, при помощи такого терминала можно было найти все, что угодно, получить ответ на любой вопрос. Теперь же это были просто часы да компас. Их придумали для военных, и они должны были содержать аптечку и стимуляторы, о чем свидетельствовали странные отверстия для игл на нижней части. Многие носили терминал, это была такая же часть одежды, как куртка, а быть может даже важнее. Толик смотрел, как раз в секунду мигает двоеточие между часами и минутами и медленно просыпался. В голове метались обрывки каких-то мыслей вчерашнего дня. Нужно было чем-то заняться, нельзя больше так просто сидеть и ничего не делать.

Анатолий встал, затем несколько раз присел, дабы разогнать морок, и вытащил пистолет из кобуры. Сбоку светились заветная девятка, говоря о полном магазине. Пистолет стрелял мелкими металлическими шариками, это был самый обычный рэйл. Принцип его работы изобрели еще в середине двадцатого века и долгое время чертежи пылились на полках архивов за неимением компактного источника энергии. А вот, когда изобрели термоядерные батарейки, которые были практически бесконечны по сравнению с тем, что было до этого, все старые изобретения заиграли новыми красками. Пистолет был легким и компактным, при том, что спокойно пробивал кирпичную стену.

Толик снял пистолет с предохранителя, услышал знакомый высокочастотный свист, говорящий о том, что все работает как прежде, и вернул предохранитель на место. Из соседней комнаты доносились шорохи, должно быть это был кто-то из его товарищей. Они повстречались случайно где-то в городских кварталах и чуть было не перестреляли друг друга при первой встрече. Нельзя было сказать, что они его закадычные друзья, скорее им просто было легче выживать вместе, чем поодиночке. С Женей он встретился года три назад, тогда было все проще, чем сейчас. А Дина они вместе вытащили из перестрелки в прошлом году, он засел в доме и отстреливался от банды из трех человек. Женя с Толиком разумно решили, что, если они пристрелят Дина, потом им придется отстреливать и этих троих. Логичней было начать с троих, тем более с тылу, уложив троицу, они предложили Дину мир, и тот на удивление согласился.

Толик поднял с пола легкий, практически пустой рюкзак из тонкого брезента и, мягко шагая, отправился в комнату, из которой недавно доносился звук. Никто из его знакомых, да и он сам, не помнил с чего началась эта разруха, все это произошло еще до их рождения. Не было никаких бомбардировок или войн, глобальных эпидемий или катаклизмов, во всяком случае не больше, чем обычно. Просто мир почему-то вдруг стал портиться, гнить, словно кусок великолепно приготовленного мяса. Сначала немного изменился цвет, затем пропали огни и яркая одежда, остались только рекламные вывески, возможно даже чересчур яркие. Затем появился неприятный запах, мусор и помои начали накапливаться повсеместно, никто не хотел работать за копейки на свалках или уборщиками, эта роль оказалась вакантна. На последней стадии мясо должно начать покрываться плесенью снаружи, также произошло и с миром.

Весь мир покрылся плесенью, люди начали чураться друг друга, политики старались как-то сдерживать беспорядки, но ничего хорошего не получилось. Первые выстрелы прозвучали в Европе, именно там перестреляли всю верхушку в течение месяца, а затем волна анархии захлестнула и другие страны. Это было самое начало Великой Разрухи. Лишенные всякого управления заводы и фабрики останавливались, люди брали оружие в руки и старались защитить себя от мародеров и разных банд. В итоге все перемешалось и теперь уже было непонятно, кто есть кто. Человек с оружием в магазине кто? Быть может, он старается прокормить семью или это мародер, что решил поживиться, воспользовавшись правом сильного?

Вот и он, Анатолий, кто он? Сколько он себя помнил, он всегда пытался выжить. Каждый день боролся за жизнь, отстреливаясь от тех, кто пытался убить его, вечно в поисках еды, оружия и ночлега. Телевидения больше нет, как и интернета, даже радиостанции, появляющиеся то тут, то там, работают несколько дней и исчезают. Никто не знает, что происходит в мире или хотя бы в другой части города. Когда погода начала меняться, никто не мог рассказать, почему так случилось. С тех пор зимы больше не было, впрочем, как не было больше и лета. На улице теперь стоит вечная осень, дождливая и пасмурная, с порывистым ветром, но всегда без снега. Деревья тоже не понимают, что происходит, иногда можно встретить свежие побеги на одном дереве и осыпающуюся листву на другом. Быть может, где-то произошла ядерная катастрофа, а быть может и нет. Все это было сейчас не так важно по сравнению с тем, что он, Анатолий, будет сегодня есть. Сейчас в его рюкзаке лежал, аккуратно завернутый в полиэтиленовую пленку, сэндвич – он нашел его вчера на заброшенной заправке. Эти сэндвичи были насквозь искусственными и практически бессмертными. Кому какое дело, что будет через месяц или год, если тебе сейчас нечего есть? Все привыкли думать только о сегодняшнем дне.

Все мечты, все желания резко сократились, деноминировались. Если раньше дети мечтали стать кем-то, когда вырастут, теперь они мечтают просто дожить. До этого хотели пир, теперь хотят просто поесть, и не важно, что именно это будет, главное не голод. Мальчишки больше не мечтают об игрушечном пистолете, у них есть настоящий и они мечтают о времени, когда он больше не понадобится. Девушки исчезли как таковые, сложно оставаться женственной и добывать себе пищу с оружием в руках каждый день. Весь мир медленно гнил, человечество выжимало последние соки из того, что некогда было расцветом цивилизации. Зайдя в соседнюю комнату, Толик заметил, что Евгений складывает вещи в рюкзак. Он сидел к нему спиной и его лица не было видно.

– Жэка, зачем тебе это все? Лишний вес. – Сказал Анатолий, на всякий случай держа руку у кобуры.

– Это сейчас лишний вес, а когда-нибудь нам это очень даже пригодится! – Сказал Евгений, стараясь упаковать старый ноутбук и походную плитку в свой рюкзак.

– Электричества нет уже лет десять, если хочешь, я могу разобрать пистолет, достану тебе батарейку. Только что ты хочешь готовить? А этот ноутбук, это же рухлядь, что ты думаешь в нем найти? Архив фотографий? Почитать личную переписку какой-нибудь девчонки, которой давно нет?

Толик и правда не понимал, зачем таскать с собой почти три килограмма лишнего веса, рискуя схлопотать пулю из-за неповоротливости. С другой стороны, на охоте не обязательно бежать быстрее медведя, достаточно бежать быстрее своего товарища. Где-то неподалеку должен быть еще один – Дин, на самом деле его звали Владом, но он настаивал, чтобы его звали Дин.

– Хорош болтать, когда выдвигаемся? – Спросил Дин, вваливаясь в комнату и громко топая сапогами.

– Слушай, ты можешь топать потише? – Бросил через плечо Женя. – Тебя за километр слышно.

– И че? Я кому-то мешаю спать? – Дин нарочно топнул несколько раз ногами, имитируя какой-то народный танец. – Опа! – Дин громко хлопнул в ладоши выставил одну ногу вперед.

– Ну все, концерт окончен. Выдвигаемся ребята. – Сказал Толя и зашагал к выходу.

На улице было мерзостно, шел мелкий дождь, от которого даже зонт не поможет, и дул ветер. Анатолий подошел к выходу, роль которого тут изображал пустой косяк с вынесенной дверью, и посмотрел наружу. Под ногами хрустело разбитое стекло, а косяк был грязно серого цвета от старости. Толик поковырял его пальцем, и трухлявая древесина осыпалась к его ногам. Он оглянулся через плечо и убедившись, что оба его товарища идут следом, громко повторил: “Выдвигаемся!”, – накинул капюшон и затянул его шнурками. Спрятав руки в карманы, он шагнул в дождь и слякоть, этого совершенно не хотелось делать, но оставаться на одном и том же месте было опасно и глупо. Еды в этом здании нет, греться было уже нечем, следовало найти новое прибежище на день или два. На улице было раннее утро, только отчаянный псих выходит на улицу по ночам, солнце уже начало светить из-за горизонта, но еще не взошло. Хотя, при нынешнем климате яркие солнечные лучи были большой редкостью, а Луну и подавно никто давно не видел.

Ребята шагали вдоль дома, стараясь не отдаляться друг от друга больше, чем на пару метров. Первым шел Толик, не потому что он был главный или лучше знал куда идти, просто он первым вышел. Двигаться приходилось тихо, в любом окне мог показаться человек и, с очень большой долей вероятности, он очень быстро станет их врагом. Слева тянулась кирпичная стена слипшихся домов, раньше было сложно определить из чего построен дом, но теперь, когда вся краска и штукатурка осыпалась, дома стояли словно голые. Весь город напоминал разложившийся труп какого-то гигантского животного. Дома, словно кости, уродливо торчали из земли, а под ногами валялись горы мусора, старого тряпья и обломки разнообразной техники.

Когда весь этот хаос только начинался, люди надеялись, что это временно, что скоро все будет как раньше, но время шло и становилось только хуже. Поначалу мародеры охотились за золотом и драгоценностями, деньги сразу потеряли стоимость и превратились в бумагу для розжига. Затем и золото стало никому не нужно. Те, кто поглупее, тащили из брошенных квартир телевизоры, компьютеры и прочее барахло. Умные же начали искать еду и консервы, в итоге самым важным оказались именно эти продукты. Консервированное мясо и рыба стали золотом этого времени. Хлеб и другие продукты ценились только пока были свежими, некоторые зарабатывали тем, что мололи зерно и пекли лепешки, они легко обменивали их на оружие и патроны.

Дождь уже промочил рукава и надо было где-то остановиться, согреться, просушить одежду и поесть. Да, было бы очень хорошо поесть, тем более что Толик буквально всем телом чувствовал сэндвич в рюкзаке за спиной. Стоило ему задуматься о нем, как он ощущал запах консервированного тунца, сыра и листьев салата. Само собой, никакой сыр и салат не могли просуществовать столько времени и не испортиться, это явно была синтетика или модифицированные до неузнаваемости продукты, но ему было плевать. Они вкусно пахли, красиво выглядели и были приятны на вкус, он не собирался жить вечно, ему надо было просто пережить сегодня и, по возможности, не сдохнуть завтра.



Читать бесплатно другие книги:

У всего есть свой срок: срезанные цветы долго не живут, как хорошо за ними ни ухаживай, жаркое лето сменяется прохлад...

Давно известная истина – люди полны пороков! И иногда эти пороки засасывают, как болото. Как мрачное, темное, влажное...

Еще вчера я не верила в любовь с первого взгляда… Еще вчера я была уверена, что знакомство в ночном клубе ни к чему х...

В новую, пятую по счёту, книгу обозревателя «Литературной газеты» Алисы Даншох вошли культурологические эссе, посвящё...

Вики Кинг – одна из ключевых фигур в международном киносообществе – написала простое и действенное руководство по сце...

Легко рассуждать об ошибках предков, сидя в кресле за компьютером. Тем более, если ты всерьез увлечен историей флота,...