Тяжелое состояние - Терновский Андрей

Тяжелое состояние
Андрей Терновский


2020 год мог бы стать лучше, если бы не было коронавируса и других бед, не так ли?





Андрей Терновский

Тяжелое состояние





1


Мужчина лет тридцати с небольшой и аккуратной небритостью, не смотря на свой серьезный и деловой взгляд, был одет в легкую винтажную ветровку и джинсы. На ногах его красовались спортивные беговые кроссовки, и весь его вид говорил нам о том, что этот человек явно любит то, чем он занимается. Только одеваться стильно, по возрасту, на который он выглядел и по взгляду, который он имел, человек этот не умел или не хотел. Он, будто нарочно, цеплял на себя взгляды прохожих, которых это не сочетание в одежде и в лице сбивали ненадолго с толку.

Несколько раз за поездку он кому-то звонил, затем просто вертел смартфон в руках, положил его в карман поясной сумки, затем снова доставал, что-то искал в интернете и, удовлетворив свое любопытство, вновь повторял вышеописанные действия со своим гаджетом.

Таксист, мужчина лет пятидесяти с седыми волосами и широким подбородком, молчал, но изредка бурчал немного на приложение-навигатор в смартфоне.

В начале поездки таксист что-то спросил у своего пассажира, что-то несерьезное, просто чтобы начать разговор, но пассажир оказался не из болтливых. Назвав адрес и буркнув в ответ что-то негрубое, но и далеко не в дружелюбной манере, сел, закрыл дверь, поправил поясную сумку, которая уползла на правый бок, и в автомобиле повисла тишина.

Когда две трети пути были пройдены, мужчина в спортивной ветровке, будто сбежавший из 1996 года, неожиданно почувствовал, что смартфон ему больше не интересен, отложил его в сторону и поднял глаза.

Салон такси выглядел свежо и ухожено. На зеркале заднего вида висел маленький прямоугольный флакончик с темно-желтой жидкостью. Жидкость будто бы светилась и обеспечивала салон приятным ароматом, который, по правде, был едва заметен. На дефлекторе кондиционера находился магнит, который держал смартфон с включенным навигатором. Таксист больше не обращал на него внимания, а ориентировался только лишь по голосу искусственного голоса помощника.

Одна деталь, которая бросилась пассажиру в глаза и, по его мнению, выбивалась из общего современного интерьера, начала беседу, на которую таксист и не рассчитывал и которую уже не хотел, смирившись с отсутствием какого-то диалога. Можно было подумать, что таксист и вовсе забыл, что на заднем сиденье кто-то есть.

Слева от приборной панели, ближе к лобовому стеклу была приклеена широкая полоса из трех икон, которые батюшки обычно советуют водителям размещать в машине: лики Богородицы, Иисуса Христа и Николая Чудотворца. Иконы были помещены на толстую деревянную подложку. Лики обрамлялись расписной рамкой, а снизу читалась надпись: “Спаси и сохрани”.

– Помогают? – пассажир выдвинул тело вперед между передними сиденьями, давая понять водителю, что на него и на его вопрос нужно обратить внимание. Когда таксист повернулся в его сторону и посмотрел на него вопросительно, пассажир указал рукой в сторону икон и повторил вопрос.

– Помогают, – отвечал водитель, когда понял, куда конкретно указывает рука его собеседника, – на всякий случай. Дураков на дороге хватает, да и вообще… – таксист махнул рукой, обхватил руль двумя руками и повернул направо, как приказывал ему голос из навигатора.

– А в церковь вы ходите? – продолжал пассажир, словно пытаясь вывести водителя на чистую воду.

– Да было дело. Когда детей своих крестил. Ну, или, когда умирал кто-то. Оно ж так и получается всегда, просто так там не побудешь.

– Просто так стесняетесь ходить?

– Да не стесняюсь я, – ответил тот после паузы с каким-то напряжением в голосе, – времени нету, да и зачем? Мне и этого, – таксист указал на иконы, – хватает. Главное верить и вот таким вот не заниматься. Ты дебил что ли?!

Таксист выругался на водителя, который чуть было его не подрезал, включил поворотник и перестроился в правый крайний ряд.

– Да, только вот мне кажется, что это вам не поможет, если что-то случится.

Таксист промолчал.

– Ну а вы что, в бога не верите? – спросил он у пассажира после паузы с какой-то неуверенной насмешкой.

– Я? Да нет, конечно! Я атеист. А это бред, как по мне. Вы вот вешаете иконы не потому что верите, а потому что вам вбили это в голову, будто это поможет. Потому что так надо. Мне тоже вбивали это в голову, но я задавал много неудобных вопросов, на которые мне никто толком не отвечал.

Таксист кашлянул.

– Вы извините, если я вас задел, – продолжал пассажир более спокойным тоном, – но почему вы доверяете этой деревяшке больше, чем ремню безопасности?

Взгляд пассажира упал на пусто краснеющий замок ремня безопасности. Таксист, словно почуяв затылком, направление этого взгляда, кинул короткий взгляд туда же.

– Если надо будет помирать, то ничего не спасет. Если судьба у тебя такая. У меня знакомый и пристегивался, и курить даже бросил, а толку-то? Ехал на дачу, с управлением не справился и на встречку вылетел. А там фура шла. Из машины по частям доставали.

– Впереди камера. На шестьдесят, – ответил таксисту голос из навигатора.

– В этой ситуации он бы мог что-то сделать. Скорее всего, он ехал быстро, нарушал правила. Вы тоже сейчас нарушаете. Нужно не верить в какую-то удачу, не ждать, что тебе кто-то поможет, ангел-хранитель какой-нибудь или другая высшая сила. Если ты себе сам помочь не хочешь, то тебе никто не поможет, – заключил пассажир, потянулся за скучающим смартфоном, который отполз к самой двери, пару раз чуть было, не упав с сиденья, и снова принялся что-то искать в интернете.

Обычно в таких диалогах, инициатором которых он сам в большинстве случаев являлся, мужчина выходил победителем, как ему казалось. Одних собеседников он убеждал в том, что его точка зрения в вопросах религии верна, и они сами не прочь были с ним согласиться, если не хотели продолжать диалог или у них не было хороших контраргументов. Других собеседников, а большинство из них, конечно, были верующими людьми, в основном христианских направлений, он убедить никак не мог. Кто-то посдержанней удивлялся дерзости в его высказываниях, иногда настолько невероятных, что порой не верилось, что такое можно произнести вслух. Одни не подавали виду, хотя внутри них все кипело, вторые были и вовсе непоколебимы, заранее считая нашего атеиста невеждой и глупцом, хотя он уверял собеседника в том, что не раз читал Библию и вообще знает “матчасть”. Так же нападкам с его стороны подвергались всевозможные гадалки и предсказатели, а также религия в целом, которую он называл якорем развития человечества. Третьи же, не дослушав и половины его наглых речей, ругали его, справедливо обижались, а порой даже насылали проклятья.

В этот раз уже сам атеист чуть было не потерял интерес к беседе. Он не хотел упускать очередную порцию удовольствия, которые ему приносили такие разговоры, а в особенности те моменты, когда собеседник выходил из себя.

Таксист не приводил аргументов в защиту своих взглядов, но и оправдания его казались пассажиру какими-то простыми и честными. Ему не удавалось ни за что зацепиться. В такой ситуации его могла спасти старая добрая статистика, которой он не то чтобы сильно доверял, но которая была его путеводной звездой в подобных тупиках.

– Вот! – воскликнул пассажир и разрубил пополам очередную заполнившую салон автомобиля паузу, – если верить опросам за прошлый год, то только шестьдесят два процента водителей пристегиваются! А остальные? – он снова отложил телефон и посмотрел в глаза водителя через зеркало заднего вида.

– Да мне без разницы кто там пристегивается, кто не пристегивается! Я за рулем уже больше тридцати лет. Я в себе уверен. А если вот какой-нибудь придурок выскочит, так там хоть стой, хоть падай, – ответил таксист, сказав еще пару фраз, которые почти целиком состояли из мата.

Пассажир улыбнулся. Удовлетворение к нему пришло, хотя не такое сильное, как это обычно бывало. Он потянулся к смартфону, сверил часы на нем и на руке и положил его в поясную сумку.

Еще через пять минут такси доставило своего клиента по указанному адресу. Пассажир открыл дверь и вышел из машины. Прощаясь с таксистом, он еще раз извинился и заметил, что таксист все же пристегнулся ремнем безопасности. Таксист бросил ответ на благодарность и резко тронул с места.

В это время в одной из квартир дома, на который смотрел атеист, девушка и парень, оба лет двадцати пяти, лежали на диване перед выключенным телевизором, который в этой квартире включали нечасто.

Девушка, одетая в домашний костюм, ничем не примечательный, за исключением своего ярко пурпурного цвета и молнией на толстовке, которая была слегка расстегнута, лежала, согнув ноги в коленях и держа, таким образом, раскрытый ноутбук, в котором она смотрела какой-то сериал с самого утра. Она иногда зевала, а однажды даже поднялась, отложила ноутбук, вышла из комнаты, затем вернулась и со словами “что-то у меня ноги замерзли” открыла один из шкафов с вещами, которые принадлежали в основном ей. Девушка достала оттуда желто-синие носки с логотипом Супермена, быстро натянула их на ноги и так же быстро вернулась в то положение, в котором была изначально.

Парень тоже иногда вставал, чтобы сделать себе чай, отнести и помыть кружку, сходить в туалет и придвинуться ближе к своей спутнице. На нем были черные носки с зашитой правой пяткой, серые потертые домашние штаны и желтая футболка с коротким рукавом. Он то сидел, то лежал, менял руку, которая держала смартфон, упирался локтем в мягкую ручку дивана и изредка чесал нос и голову. В смартфоне короткие и не совсем видео различного содержания сменяли друг друга, и это тоже продолжалось с самого утра.

На часах было около двенадцати, когда в квартире зазвонил домофон. Парень отвлекся от телефона, посмотрел на девушку, та на него. Она изобразила лицом выражение “сходи ты”, и всю свою красоту, за которую он, когда ее полюбил, она вложила в это выражение. Парень отложил телефон и направился к двери. Он поднял трубку.

– Кто там?

– Свои.

Парень открыл дверь подъезда, положил трубку, но все еще не понимал с кем он только что говорил, и кто сейчас едет к ним в лифте на пятый этаж.

– Кто там? – повторила девушка вопрос, обращаясь уже к парню.

– Не знаю. Свои.

– А кто может прийти? Может Дима?

– Это не его голос. Да и он позвонил бы.

– Ну, мало ли…

– Ну да.

Парень остался стоять в дверном проеме и ждать гостя, чтобы открыть ему дверь. Через несколько секунд послышались шаги, а затем раздался стук. Парень открыл. Перед ним стоял мужчина лет тридцати с небольшой и аккуратной небритостью, в винтажной ветровке, в джинсах, в беговых кроссовках известной фирмы и улыбался той же улыбкой, что и в салоне такси.

– Коля? – произнес вопросительно парень и сделал выражение лица, будто у него спросили, ходит ли он в церковь.

– Даша дома?

– Да, она там в комнате. Даш, иди сюда!

Девушка отложила ноутбук с недовольным лицом, встала и направилась в сторону входной двери. Коля снял с себя поясную сумку и, держа ее в руках, разувался. Парень закрыл входную дверь.

Когда Даша увидела, как гость разувается и поняла, что это ее родной старший брат, которого она никак не ожидала увидеть, она закричала от удивления и радости, набросилась на него и крепко обняла.




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/andrey-ternovskiy/tyazheloe-sostoyanie/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Поддержите автора - купите книгу


1


Читать бесплатно другие книги:

Он – избалованный сын богатых родителей. Ему нужна фиктивная жена, чтобы отделаться от брака с дочерью отцовских парт...

Разве можно поверить, что случайно услышанный обрывок телефонного разговора в парижском кафе может стать поворотным п...

Дэниел Эллсберг рассказывает об опасности и безрассудстве ядерной политики, которую США проводят уже более 70 лет. Он...

Бестселлер Нью-Йорк Таймс! Известный доктор восточной медицины и мастер медитации Педрам Шоджай рассказывает о том, к...

Данное издание представляет собой руководство для тех, кто изучает тему лидерства и хочет выработать продуктивную мод...

Коронавирус – так называется та «ужасная напасть», которой посвящают почти все свое эфирное время и почти все страниц...