Черёмуховый холод - Анастасия Калько, Белла Лестрейндж

Черёмуховый холод
Анастасия Калько, Белла Лестрейндж


Остросюжетный юридический триллер по мотивам повести «Развязка на Оккервиль». Бывшую военнослужащую Наташу Навицкую обвиняют в особо тяжком преступлении. И никого не интересует то, что она невиновна. Чтобы защитить свое доброе имя и отомстить за предательство, Наташа совершает побег из-под стражи. Ее приютила подруга по переписке Белла, которая, одна из немногих, верит в ее невиновность. Подруги полны решимости докопаться до истины и восстановить справедливость. К ним на помощь спешат адвокаты частного агентства КУН Ефим Коган, Игорь Никольский и Виктор Уланов. С другой стороны за каждым шагом девушек следят таинственные «они» – агенты секретной службы во главе с Женщиной В Синем Костюме. Да и бывший возлюбленный Наташи, Аркадий Вальтер, успешный бизнесмен, не желает оставаться в стороне. Побег Наташи поставил под удар его бизнес-карьеру и выгодную женитьбу на дочери компаньона. Все линии сходятся на берегу реки Оккервиль в Санкт-Петербурге, и исход встречи непредсказуем…




Посвящается моей лучшей подруге Наде – читателю, критику, советчику.

Список действующих лиц.

Наташа Навицкая, 33 года. Экс-десантник.

Белла Измайлова "Беллатриса Лестрейндж"; "Авадакедавра", 32 года, учительница, байкер

Виктор Уланов, 32 года, адвокат частного юридического агентства КУН

Ефим Коган, 43 года, начальник и владелец частного юридического агентства КУН

Игорь Никольский, 36 лет, адвокат частного юридического агентства КУН

Аркадий Вальтер, 44 года, бизнесмен, владелец сети аквапарков

Дмитрий Мальцев, 35 лет, следователь

Алексей Бойцов, 22 года, стажер, помощник Мальцева

Женщина в синем костюме, 35-40 лет, начальник оперативной группы.

1-й помощник женщины в синем

2-й помощник женщины в синем

3-й помощник женщины в синем

Лена, 30 лет, надзирательница

Рита Дунаева, 35 лет, надзирательница

Ангелина, 24 года, соседка Беллы

Стас Вяземский, 40 лет, артист театра и кино, бой-френд Беллы

1-й парень в пайте

2-й парень в пайте

Голос за сценой

Полицейские, саперы, покупатели в магазине, сотрудники вокзала, бойцы группы захвата и т.д.

ПРОЛОГ

В темноте голос Наташи произносит:

– Кто вам сказал, что женской дружбы не бывает? Это ложь!.. Которую опровергает не только популярная песня, но и сама жизнь!

Под тихую музыку (минусовка песни Лолиты "О женской дружбе") медленно освещается сцена, поднимается занавес. Графская пристань. В глубине сцены – большой экран, на нем – площадь Нахимова, запруженная людьми; один из митингов в начале марта 2014 года. Звучат обрывки песен о Севастополе; на экране подпевают. Внезапно пение стихает; раздаются радостные возгласы, аплодисменты, салют.

Голос за сценой:

– Севастополь. Март 2014 года.

На пристань выходят Вальтер и Наташа. Вальтер одет дорого и слегка вычурно: длинное черное пальто, белоснежное кашне, сверкающие остроносые ботинки. Наташа – в широких джинсах, оливковой куртке и тяжелых ботинках. На лице ни грамма косметики, стрижка короткая, мужская. Вальтер держится с ощущением собственного превосходства; уверенный в себе успешный джентльмен. Наташа двигается размашисто, по-мужски; в осанке видна армейская выправка. Она хмурая, погружена в свои мысли.

Наташа:

– Я подала рапорт об увольнении. Армия превратилась в полный дурдом.

Вальтер:

– Не переживай. Все образуется.

Наташа:

– Да, конечно. Но сейчас я в раздрае. Десять лет в десанте; в 2016-м майора обещали. И вдруг кувырк, и все собаке под хвост. Или давай новую присягу, или иди… (смущенно проглатывает грубое слово) лесом и полем!

Вальтер (обнимает ее):

– Ты без труда найдешь свое место и на гражданке.

Наташа кивает и обнимает Вальтера в ответ. Он тянется поцеловать ее, но тут в кармане пальто верещит смартфон.

Вальтер (достает гаджет):

– Да, что у тебя? И что из этого? Я ведь сказал…

(Затемнение)

*

Севастопольский вокзал. Камера хранения.

Голос за сценой:

– Севастополь. Два дня спустя.

Входит уборщица, деловито шлепает на пол мокрую тряпку, наклоняется, чтобы надеть ее на швабру. И вдруг внимание женщины привлекают ноги в форменных брюках и ботинках, торчащие из-за напольных весов. Она присматривается. Сцена освещается густым кроваво-красным светом.

Уборщица (голосит)

– Ой, Боже! Люди добрые! Караул! (убегает, чуть не споткнувшись о синюю сумку, лежащую на полу рядом с ногами)

Завывают сирены, раздаются обрывки усиленных мегафоном команд: "Вывести людей! Оцепить здание! Перекрыть все входы!". Сцена наполняется полицейскими и бойцами ОМОНа. Двое саперов склоняются над сумкой, из которой теперь отчетливо слышно тиканье.

1-й сапер:

– Есть?

2-й сапер:

– Точно.

Люди на сцене на всякий случай отступают еще дальше, стараясь не шуметь и не делать резких движений. Сапёры осторожно открывают сумку.

1-й сапер:

– Вывезти не получится. Работаем здесь.

2-й сапер:

– Рискованно. Но вариантов нет.

Склонились над сумкой, работают в полной тишине, нарушаемой только ускоряющимся тиканьем. Что-то щелкает, звякает. Легкий звук "чпок". Тиканье прекращается.

1-й сапер:

– Успели.

2-й сапер:

– Спец поработал, зуб даю!

Оперативная группа работает на месте убийства.

Служащая кассы (всхлипывает):

– Да это же наш Михалыч, приемщик. Кто же его, а? Он сроду мухи не обидел…

Полицейский (напарнику):

– Все понятно. Преступник хотел сдать в камеру хранения сумку, где лежала самодельная бомба с часовым механизмом. Помещение почти симметрично посреди здания. Возможно приемщик что-то заподозрил; услышал тиканье, может, хотел открыть сумку. Преступник ударил его по голове, оставил кладь на полу и скрылся…

Напарник:

– Саперы говорят, знаток поработал, бывший военный. Будем работать в этом направлении.

Действие 1.

*

Камера-одиночка в следственном изоляторе.

Голос за сценой:

– Москва. Ноябрь 2014 года.

На экране мелькают фотографии и газетные заголовки.

Голос за сценой (читает их):

– Дело экс-десантницы Натальи Навицкой! Капитан ВДВ в отставке обвиняется в убийстве и попытке осуществления террористического акта! Пресс-конференция адвокатов Навицкой! Интервью со следователем Мальцевым! Генерал юстиции Марков: если суд установит виновность Навицкой, десантнице может грозить до 25 лет лишения свободы! Навицкая отрицает свою вину! Суд подтвердил продление предварительного ареста Навицкой до марта 2015 года! Новые детали кейса Навицкой!

Наташа сидит у стола. Она слегка осунулась, побледнела, но взгляд твердый, осанка по-прежнему безупречная, а джинсы и футболка – опрятные и наглаженные. В камере идеальный "армейский" порядок.

Наташа перелистывает лежащие на столе газеты, зажигает сигарету.

Наташа:

– Труднее всего доказать правду, я уже заметила. Вот бред собачий… Спятили они там, что ли? Или ослепли? Клоуны, блин!

Один из заголовков привлекает ее внимание. Наташа изумленно вчитывается; щиплет себя за руку; читает снова.

На экране фотография Вальтера с юной, дорого одетой девушкой.

Голос за сценой (читает):

– Главное событие светской хроники Крыма в ноябре: "король аквапарков" официально обручился с дочерью владельца отельной империи Ивана Антонова, 17-летней Елизаветой. Свадьба назначена на начало июля 2015 года, сразу после 18-летия невесты. Отец Елизаветы…

Наташа (горько смеется и встает):

– Ясно, придется мне 25 лет варежки в Сибири шить… И никому не интересно, что произошло на самом деле. (Ходит по камере, ненадолго прислоняется лбом к стене; садится на койку). Ему не до меня. А я дура. (достает из тумбочки одноразовый женский бритвенный станок, снимает с него крышечку) Острая… Но от нее не так больно.

(Фото обнявшихся Вальтера и Лизы на экране)

Наташа:

– Не хочу больше об этом думать (фотография исчезает, экран гаснет) И вообще ни о чем думать… (чиркает крышечкой по руке. Сцена заливается красным светом)

Наташа:

– Да… "Опрометчивой толпе герой действительный не виден"! (отбрасывает крышечку, ложится на койку, свесив порезанную руку так, чтобы ее не было видно из зала, закрывает глаза, лежит, не шевелясь)

Бряцают затворы. Входит Лена, крупная молодая женщина в форме "березке".

Лена (с порога):

– Навицкая! Налегке на выход! Встреча с адвокатом! Навицкая! Эй! (присматривается) Ах япона-мать! (бросается к Наташе, на ходу хватая со спинки стула полотенце, кричит в дверь):

– Врача в спецблок, быстро! (Поднимает Наташу, усаживает, заматывает ей руку полотенцем):

– Глаза открой! Эй! Ты что наделала? Чокнутая!

Наташа (пытаясь отстраниться):

– Лена, зачем? Не надо было!

Лена:

– Ага, не надо! А меня потом за халатность на цугундер? У меня дети маленькие! Я сяду, а с ними что будет?

Наташа стонет.

Лена (смягчаясь):

– Ну что ты? Может еще оправдают. Все перемелется, мука будет.

Наташа:

– МУка будет, а не мукА… У них уже и приговор заранее написан, с открытой датой. А я за чужое сидеть не собираюсь.

Вбегают врач и медсестра.



Читать бесплатно другие книги:

Можно ли в формате небольшой книги описать столь обширный предмет, как история религии? Известный российский религиов...

Тария никогда не видела своих настоящих родителей. Выросшая в семье деревенского старосты, она всегда отличалась от д...

Получить список литературы для внеклассного чтения, но не одолеть даже сам список? – Можно просто сбежать на необитае...

Ксения Букша – писатель, копирайтер, переводчик, журналист. Автор биографии Казимира Малевича, романов «Завод “Свобод...

Очнувшись в незнакомом лесу, что вы будете делать? Скорее всего, сначала попытаетесь понять – где вы оказались? И что...

Незнание закона не освобождает от ответственности. Если вы не помните прошлое, не значит, что вы не должны за него от...