Трутовики. Эффективное лечение онкологии, гепатита, туберкулеза… - Филиппова Ирина

Трутовики. Эффективное лечение онкологии, гепатита, туберкулеза…
Ирина Александровна Филиппова


Грибы-целители
Растут на деревьях несъедобные «опухоли», ничем не привлекая взгляд, и мало кто знает, что это грибы-трутовики, которые обладают невероятной целебной силой. Эти природные доктора достойны гораздо большего внимания, ведь в них хранятся лекарства от многих, если не от всех, болезней. Известный врач-фунготерапевт и главный редактор газеты «Грибная аптека» Ирина Филиппова поделится на страницах этой книги своими знаниями, а также обширным опытом читателей газеты. Множество приведенных в книге советов и рецептов помогут вам одолеть простуду, акне, дисбактериоз, диабет, заболевания ЖКТ, ожирение, геморрой и другие болезни с помощью натурального целебного средства – грибов.



В формате PDF A4 сохранен издательский макет.





Ирина Филиппова

Трутовики. Эффективное лечение онкологии, гепатита, туберкулеза…





Предисловие


Трутовики – самые невзрачные то ли грибы, то ли наросты на стволах деревьев. Ни презентабельного вида, ни цвета, ни запаха… Разве что в зимнем лесу заметишь эти несъедобные «опухоли» и остановишься, чтобы повнимательнее рассмотреть, что же это такое? Ковырнешь древесную мякоть, собьешь палкой, покрутишь в руках – вот и весь интерес. Даже завзятые грибники не смогут внятно ответить, как называется тот или иной нарост – чага ли это или другой какой трутовик. Грибы-невидимки, грибы-незнакомцы, которые даже любопытства не вызывают…

А жаль, очень жаль… Ведь эти грибы – такой же золотой запас России, как и невероятно целебная веселка обыкновенная, гриб, популярность которого уже намного выше ее японского собрата – шиитаке и остальных разрекламированных азиатских грибов, как символ бескрайних российских боров – легендарный гриб-рыжик, как гордость россиянина – благородный белый гриб.

Да, не сравниться бесформенным наростам со статью и красотой наших любимых красавцев подосиновиков, подберезовиков и других милых русскому сердцу грибов. Но… Есть одно но…

Целебность!

Невероятная целебность этих то ли грибов, то ли наростов. И можно сказать с уверенностью: лекарства от многих (если не всех) болезней хранятся именно в трутовиках. И хранятся пока за семью печатями. Только-только начинаем мы открывать их секреты, по крупицам собирая рецепты старейших времен – от славянских ведунов до исследований земских врачей, – и все больше и больше становится понятно, что это – золотой целебный запас лекарств, дарованный нам Природой и, к сожалению, на долгое время утраченный и забытый.

Микология (наука о грибах) сейчас на подъеме, хотя это – одна из самых молодых наук в мире. Грибы знали и лечились ими давно, но вот систематизировать и изучать стали совсем недавно – лет 220 назад. Намного позднее, чем растения, насекомых, животных. Хотя, может быть, и это неверно? Ведь существует целый период Средневековья, когда активно уничтожались древние знания и особенно активно уничтожался грибной культ, который остался в памяти у многих народностей мира. Думаю, что право на жизнь имеет не только МИКОГЕОГРАФИЯ (изучение распространения грибов по зонам планеты) и МИКОИСТОРИЯ (изучение роли грибов в истории человечества). Уже собранные по крупицам знания о лечении грибами в Древнем мире поражают и восхищают. И что самое удивительное, истоки этих знаний о целебности грибов не в Японии и Китае, как активно объясняется в западной прессе. Нет, истоки гриболечения (фунготерапии) – в России.

Именно с нашей территории распространялись знания по всему миру, именно мы – родоначальники Грибного Культа и Грибного Знания.

А наши отечественные трутовики и явились этими грибами-панацеями, грибами-сокровищами, знаниями о которых я и хочу поделиться с читателями на страницах этой книги.



    Филиппова Ирина Александровна,
    фунготерапевт, генеральный директор ООО «Центр фунготерапии»




Великое грибное царство трутовиков


Трутовики – огромный род базидиальных грибов из семейства трутовиковых, с трубочками, более или менее независимыми от плодового тела и составляющими отдельный гимениальный слой. Этот обширный род, заключающий более 1500 видов, подразделяется на несколько подродов. Трутовики – одни из самых неизученных грибов, а систематика их самая рыхлая и недостаточно проработанная.

Трутовики встречаются повсюду – от тропиков до полярных стран, но в жарких странах они гораздо многочисленнее и представляют большее разнообразие форм. Хотя это очень спорно, ведь российские трутовики пока мало изучены и плохо систематизированы. Во всяком случае, миколог Йенни Хотола, специалист по трутовым грибам из Финляндии, волонтер Финской лиги природы, только ахал, видя множество российских трутовиков в Порьем лесу в Карелии.

Дело в том, что в Финляндии площади старовозрастных лесов очень невелики. А для многих редких видов трутовых грибов субстратом является либо разлагающаяся древесина старого дерева, либо отмершие трутовые грибы других видов. В России для трутовиков пока раздолье – еще не все старые деревья отправили на целлюлозу в ту же самую Финляндию, пока есть где селиться непривередливым грибам, чтобы медленно и спокойно расти 15–30 лет.

В Финляндии из-за изоляции местообитаний под угрозой вымирания оказались многие трутовые грибы, обитающие в таких лесах. Также существует проблема исчезновения дереворазрушающих грибов из «хозяйственных» лесов в связи с тщательным уходом за ними…

Скандинавия, многие западные страны уже обеспокоились исчезновением трутовиков в своих лесах, а нашему государству – все нипочем! Леса России – безграничны, запасы грибов – бездонны…

Увы, это заблуждение. И опасное заблуждение!

В промышленных масштабах вырабатывается сейчас два вида трутовика – чага и губка лиственничная. Их целебные свойства широко известны во всем мире, а растут они в основном на территории России. Чага – на березовых стволах наших российских красавиц рощ, а губка – на лиственницах Сибири.

Чага до настоящей целебной мощности растет долгие 10–20 лет, а вырубается за минуты с уже спиленных стволов при вырубке или с живых деревьев. И продается за бесценок за границу – 2 доллара за килограмм ценнейшего сырья! Продается в основном в Японию и Китай. Японцы – молодцы-ребята, им недосуг заниматься извлечением целебных свойств из «шульты» (необработанной чаги) – они просто аккуратно фасуют товар в мешки по 50 кг и продают западным фармакологическим фирмам. Правда, уже по другой цене – от 50 долларов за кг.

А наши чудо-предприниматели стараются, заготавливают, о будущем не задумываются, на их век чаги в лесах хватит… Однако УЖЕ не хватает. За последние 20 лет чага выбрана основательно. Крайне трудно встретить зрелую чагу в Московской области, в Ленинградской области (это уже потерянные леса для восстановления популяции трутовиков), все меньше остается чаги и в Сибири, на Псковщине…

Печально дело обстоит и с другим знаменитым трутовиком, известным еще с глубокой древности, – губкой лиственничной. Растет она на стволе лиственницы 5—10 лет, а вырубается тоже мгновенно и в огромных объемах и тоже потоком идет в Китай и Японию. Там ее называют «русским грибом» и готовят всевозможные снадобья в основном для похудения и лечения ЖКТ.

Есть ли решение этой проблемы?

Что делать, чтобы не оскудевали грибные запасы России?

Решение достаточно простое и эффективное, главное, чтобы оно дошло до ушей чиновников, и не только дошло, но и было ими понято. Это сложно, но мы стараемся всеми силами использовать любую трибуну, любой канал, чтобы дошла наша информация, чтобы, наконец, задумались если не чиновники, то хотя бы патриоты России:

1. Необходимо установить квоты на вывоз грибного сырья за границу.

2. Содействовать инициативе создания грибных заказников, то есть тех лесных массивов, где запрещается собирать грибы и где идут активные микологические исследования.

В настоящее время идет создание первого «Грибного Заказника» в Святогорье (Пушкинские Горы), государственное финансирование реализуется очень медленно…




Зимняя грибная аптека


Обращаете ли вы внимание на трутовики летом? Уверена, что нет. Вокруг в лесу столько интересного, к тому же внимание полностью поглощено собиранием грибов или ягод. Разве есть время замечать скопища невзрачных, неприглядных лепешек, развешанных по веткам и стволам деревьев?

А вот в зимнем лесу – любой трутовик притягивает взгляд. И не только своей формой, а еще и оживленной возней птичьего и звериного народца рядом с семействами трутовиков. Я сама долгое время была уверена, что птичек трутовики привлекают только как… кормушки. Ведь очень удобно – козырек на стволе, на который, вероятно, ветром заносит и семена, и погибших насекомых. И даже буквально истыканный клювами и острыми коготками матерый трутовый гриб не наводил на другую мысль: ну и что, что весь в метинах от клювов? Значит, старались, выклевывали-выковыривали что-то, уже чуть ли не проросшее в плоть гриба. Однако стоило только повнимательнее понаблюдать и провести совсем несложные опыты, чтобы убедиться в том, что трутовик птиц и грызунов привлекает не как кормушка и не как еда, а как хорошо известное лесным жителям лекарство.

А опыты были самые простейшие – у ствола березы, поросшей десятком лепехов – березовым трутовиком (не чагой), судя по снежному покрову на самом стволе, почти под 30 градусов склонившемуся к земле, и на сугробах около ствола – жизнь самая напряженная. Нежный снежок весь в свежих следах – птичьих, беличьих, мышиных. Я протираю каждый гриб варежкой, чтобы не было там ни посторонних семян, ни завалявшихся с лета сухих мошек, и ухожу в теплый охотничий домик напротив – сидеть у окна и наблюдать за лесной жизнью у березового ствола с трутовиками. Первые полчаса – тишина. Лесное зверье осторожничает. Первой «ласточкой» оказалась синичка. Пробежала по стволу, вскочила на лепешку трутовика, тюкнула клювиком – не понравилось, видно, после вчерашнего десятиградусного мороза он еще не оттаял, тем более что и находится в тени – почти под стволом. Перелетела на небольшой лепешок вверху ствола, на солнечном припеке, – и давай молотить клювом, только сухие ошметки полетели. Вероятно, добралась до более сочной мякоти, потому что стала более вдумчиво клевать и заглатывать трутовиковую плоть, запивая ее тут же из лужицы растаявшего снежка на загнувшейся твердой бересте. Спугнули синичку две вальяжные сороки – спикировали прямо на большой трутовик. Тоже попрыгали по стволу в поисках более мягких и вкусных трутовиковых таблеток, поклевали нехотя (наверно, только ради профилактики) и затихли с закрытыми глазами на солнышке… А тут и новый гость объявился – белка. От ближайшей сосны метров пятьдесят перебежками зверек одолел, сначала под стволом затаился, а потом резво поскакал по стволу. Сороки от такой прыти даже в смятение пришли – сорвались с места и перелетели на балясину крыльца моего домика. А белка шустро обследовала трутовички и пристроилась к самому тоненькому. Откусит кусочек и в лапках держит, потихоньку выгрызает. Потом были еще полевки, вроде хорек приходил (по следам видно), а ночью даже енотовидная собака забредала – во всяком случае, самого нижнего трутовика я на стволе на следующее утро не досчиталась. Значит, верно, трутовики – это скорая лесная аптека. Причем аптека – зимняя.

Очень интересно свидетельство брянского партизана, героя-ветерана Маклакова Григория Ивановича, который рассказывает, каким оригинальным образом пользовал и партизан, и все их семьи, скрывающиеся в глухой чаще, партизанский фельдшер.



«Лекарств не было вообще. Бесполезно и в окружающие городки и поселки вылазки делать – аптеки и больницы закрыты, у местных жителей – шаром покати. Даже йода не было. А налеты на медсанбаты немецкие делать – сил маловато тогда было. Вот наш фельдшер и пользовал всех, чем только мог. А надо сказать, большой дока был. Операции делал, чуть ли не кухонным ножом – сам мастерил, вытачивал инструмент. Летом – травы разные лекарственные заготавливал, грибы сушил. А зимой, когда все это кончалось, заставлял молодежь нашу (много семей ушло с детьми в лес – жили в землянках) трутовики ему разные собирать, кору с деревьев. Вот притащат мальчишки ему замерзших трутовиков разных целый мешок, он сидит их на кучки разбирает, трет, толчет, с чем-то смешивает, на чем-то настаивает. Всех спасал, смертности у нас от ран и болезней практически не было. Это потом мы уже поняли, какой нам клад врачебный достался, когда после войны пообщались с другими бойцами из соседних отрядов Белоруссии да Украины. У них от болезней, а не от ран люди в основном умирали – не было никакой врачебной помощи, девчонки-санитарки могли только слезами участь облегчать. А наш – молодец. Жаль, мало после войны прожил. Умер от инфаркта – обидели его сильно. Он же и дома продолжал лечить травами да грибами, люди к нему толпами ходили. Расплачивались кто чем мог. Он никогда не требовал денег. А кто-то все равно наклепал на него. Арестовали, судили – за мошенничество и за что-то еще. Там же в суде он и умер от инфаркта, сердце не выдержало. Хотя мы все, бывшие партизаны-пациенты, письмо подписывали в его защиту. Так вот, а я ему благодарен по гроб жизни – спас меня от смерти и ногу сохранил. Мы тогда минировали подъезды к аэродрому, занятому немцами. Наткнулись на охрану, в перестрелке мне зацепило ногу. Двое парнишек, которых я водил набираться опыта на минирование, меня потеряли. А аукаться нельзя было. Я отлеживался день в овраге, а ночью полз. И так двое суток. Ступня от потери крови обморозилась и через несколько суток стала гнить. Наш фельдшер сразу сказал, что по уму надо ступню отрезать, а я такую операцию без наркоза не выдержу – слаб очень. И будет он спасать мне ногу.



Читать бесплатно другие книги:

Каждый человек по-своему относится к високосному году. Кто-то с мистической стороны, кто-то слушает психологов, кто-т...

Норен (Черный Тайпан – прозвище, данное за любовь к использованию ядов) – умелый, умный и искусный воин, побеждающий ...

Рэй Далио вырос в обычной семье со средним достатком, а теперь он входит в список 100 самых влиятельных людей планеты...

Порой нам кажется абсурдным факт, что буддийская мудрость и практика способна помочь людям, выросшим в западной филос...

Ты держишь в руках книгу, в основе которой лежит программа самого дорогого в истории тренинга по удаленной работе – "...

Весной 1907 года начальство послало Лыкова с проверкой в Ростов-на-Дону. Но едва сыщик приступил к ревизии местной по...