Драконьи Авиалинии. Факультет Погонщиков - Пашнина Ольга

Драконьи Авиалинии. Факультет Погонщиков
Ольга Олеговна Пашнина


Академия Магии. Большой покетДраконьи Авиалинии #1
Практика в «Драконьих Авиалиниях» – мечта любого студента академии. А для сироты из приюта вроде меня это шанс на нормальную жизнь! И ради этого шанса я была готова на все. Терпеть мерзкий характер наставника, работать в команде с отпетым ловеласом, даже изображать принцессу на открытии Дракониады!

А вот становиться женой самого успешного в мире Погонщика я не была готова, как и быть мамой для очень одинокой маленькой девочки. Однако проблемы, как оказалось, только начинались. И, пока я пыталась выжить в ненавистном браке и упрямо идти к мечте, где-то в недрах тьмы пробуждался древний дракон. А вместе с ним большие неприятности!





Ольга Пашнина

Драконьи Авиалинии



© Пашнина О.О., 2020

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020




Глава 1. Златокрылый погонщик


Погонщик управляет драконом.

Зрячий контролирует полет.

Следящий координирует полет с земли.

    Из лекций Б. Сияющей

– Зрячие, третий курс! – надрывалась несчастная аспирантка, которой поручили в этом году вести группу Зрячих на практику.

Мои же однокурсники разбрелись по всему холлу компании «Драконьи Авиалинии», рассматривая массивные изваяния почетных драконов и именные таблички Погонщиков. Собрать всех в одну кучу представлялось делом весьма и весьма нелегким. Во всяком случае, не для новоиспеченной аспирантки, которая виновна была лишь в том, что не вовремя попалась декану на глаза.

– Зрячие, третий курс! – рявкнула девушка. – Немедленно подойдите ко мне! Группа З-325! Сейчас всех отправлю в приемную комиссию, бумажки заполнять!

Угроза подействовала мгновенно: группа численностью шесть человек мигом оказалась около девушки. Была среди них и я.

Две прошлые практики я провела именно в приемной комиссии, и возвращаться туда не хотелось. В конце концов, я поступала в Драконью академию, а не в Университет управления, чтобы разбираться с бумажками и в сотый раз объяснять туповатым детям, как пишется их фамилия.

– Так. – Аспирантка достала список. – Все приехали? Никто не потерялся?

– Нет, – раздался нестройный хор голосов.

– Перекличка. Белый?

– Я! – Андр радостно подскочил.

– Древоглавый? Замирающий?

Ребята поочередно отзывались. Кое-кто даже нетерпеливо подпрыгивал от переизбытка энергии. До начала первого дня практики было еще больше десяти минут, а все уже извелись, ожидая, когда увидят наставников и – самое главное – драконов!

– Свирепый? Сияющая?

Ответа она даже не стала дожидаться: в толпе всегда было видно мою ярко-рыжую кудрявую шевелюру.

– Ну, все здесь. Все помнят, что по окончании практики вы должны сдать зачет наставнику, написать отчет по практике и защитить его декану?

– Помним, – откликнулся кто-то из парней. – А что должно быть в отчете?

– Все, что посчитаете нужным – Аспирантка как-то замялась. – Классификация драконов, свойства, способности. Один расчет полета, на выбор, но не слишком простой. И описание одной внештатной ситуации.

Я подняла руку и, дождавшись кивка, спросила:

– А если за время практики внештатных ситуаций не будет?

– А на что вам даны наставники? – удивилась аспирантка. – Вот их и расспросите. Должны же вы перенимать опыт предыдущего поколения.

– Предыдущего?! – вылез Андр. – Нам что, дадут стариков?

– Не стариков, а заслуженных Погонщиков! – вспыхнула девушка. – Имейте уважение, Белый! Я не знаю, кого господин Строгий просил провести практику. Но, надеюсь, вы не посрамите наше учебное заведение. Вот уже несколько веков наши студенты…

– Работают в «Драконьих Авиалиниях», – закончил за нее какой-то мужчина, подошедший к нам. – И весьма успешно, хочу заметить. Добро пожаловать, дорогие практиканты!

Это был полноватый господин в темно-коричневом костюме, который смешно топорщился при ходьбе. Бейдж на груди сообщал его имя: некто Р. Строгий, глава «Драконьих Авиалиний».

Я скептически на него посмотрела. Господин Строгий совсем не олицетворял мощь и силу, коей просто веяло от головного здания и ангаров, видневшихся вдалеке. Что уж говорить об огромной, вдвое выше человеческого роста, бронзовой статуе дракона во дворе! Все вокруг было пафосным и величественным. А вот Строгий как-то выпадал из этого всеобщего великолепия.

Но тут же вслед за ним из недр коридоров вышли пятеро мужчин, и я поняла, почему должности в «Драконьих Авиалиниях» пишутся с большой буквы. О таких мужчинах слагали легенды. И дело было вовсе не в примитивном влечении к красивым и крепким парням, а в той силе, которая от них исходила. И невероятной энергии.

– Блейк, чтобы быть Погонщиком, – говорил мне декан на собеседовании при поступлении, – нужно иметь талант. Способности. Силу.

Ничего подобного я не имела, зато неплохо управлялась с расчетами. Взяли в Зрячие, и на том спасибо.

– Это наши лучшие Погонщики, – довольно хмыкнул Строгий, явно наслаждаясь оторопью студентов. – Они дадут вам то, что вы пожелаете взять. Их опыт, сила и знания сделают из вас настоящих специалистов. Если вы того захотите, разумеется. Милая леди, прошу вас, передайте мне табели успеваемости студентов.

Аспирантка, красная от смущения, протянула Строгому кипу бумаг. А я похолодела. Ой, что сейчас будет… Меня же ни один Погонщик не возьмет! С почти троечным табелем, да еще и с пометкой «ж» в графе «пол». Кажется, приемная комиссия радушно распахнула объятия и уже ждет госпожу Сияющую.

– Так… – Строгий быстро пересчитал табели, а потом и Погонщиков. – А где Златокрылый? Я не понял, почему он опять опаздывает?!

Мужчина с пронзительными синими глазами весело хмыкнул.

– Так он же у нас звезда. Звезды светят когда им вздумается.

Строгий хмуро глянул на говорившего, но промолчал.

– Надеюсь, он явится. Впрочем, его проблемы. Так, господа, – это он обратился к Погонщикам. – Разбираем жертв. В смысле – студентов. Смотрим табели, фамилии, да хоть астропрогнозы. За десять минут чтоб управились и очистили помещение! Все, я работать. Не маленькие, разберетесь. Через пару недель соберу со всех отчеты и приглашу студентов на чай. Обсудим вопросы дальнейшего трудоустройства.

Он подмигнул напоследок все еще красной аспирантке и, смешно переваливаясь с ноги на ногу, скрылся за дверьми, ведущими в недра «ДА», как компанию называли в народе. Я вздохнула. Не люблю такие моменты, очень не люблю. И ведь самое несправедливое то, что оценки – совершенно не показатель знаний или таланта. Да, почти за все работы у меня тройки. А кто-нибудь пробовал готовиться к докладам, семинарам и контрольным в приюте, где комната на десять человек и постоянный гвалт, как на базаре?

– Ладно, – синеглазый проворно выхватил самый первый листочек, очевидно, сообразив, что табели идут в порядке убывания среднего балла, – кто у нас Замирающий?

Крепкий парень невысокого роста хмуро кивнул и вышел вперед.

– Значит, пойдешь ко мне. Так, господа, мы откланиваемся.

И, продолжая разговор уже с подопечным, Погонщик перестал обращать внимание на происходящее в холле. Я с сожалением проводила его взглядом и отметила, что надо будет выяснить о нем что-нибудь. Хотя бы имя.

Постепенно Погонщики разобрали всех студентов. Естественно, я осталась без наставника. Последний Погонщик, забирая Андра, который учился чуть лучше меня, с сочувствием глянул в мою сторону, но лишь покачал головой.

Рядом с нами еще оставались трое Погонщиков и их практиканты, но никто из них не заметил мужчину, вошедшего в здание через парадный вход. Его светлые волосы блестели от влаги, а легкая небритость и мятая рубашка довершали образ. Погонщик явно проспал и теперь ненавидел весь свет, включая несчастную практикантку, которая волей судьбы досталась ему.

– Кайл, – расплылся в улыбке один из Погонщиков. – Ну, привет, дружище. Ты чего опаздываешь? Тебя Строгий съест.

– Не съест, – отмахнулся Погонщик. – Подавится. А у меня вчера был тяжелый день.

– И веселая ночь, – добавил его товарищ. – На, практиканта тебе. Мы уже всех разобрали. Извини, но прерогатива опаздывающего – довольствоваться остатками.

– Что? – нахмурился Кайл. – Сияющий. Кто у нас Сияющий?

Ну вот. Он даже читать толком не умеет. Я вздохнула и подняла руку.

– Я. Только я не Сияющий, а Сияющая.

Погонщик заглянул в табель, желая там найти ответы на свои невысказанные вопросы. Несколько секунд он просто читал написанное, а потом даже рот забыл закрыть.

– Девчонка?! Троечница?! Вы издеваетесь?!

– Прости, – вздохнул второй Погонщик. – Надо было меньше спать. Зейн самые сливки снял. Да ты не волнуйся, Златокрылый. Это всего лишь практика.

Они, посмеиваясь, ушли, не обращая внимания ни на оторопевшего Кайла, ни на вконец смущенную меня. Мне хотелось провалиться сквозь землю, оказаться в собственной постели и никогда больше не выходить из приюта. Что же, если у меня тройки в табеле, я хуже всех?! И можно издеваться, даже не замечая, что я стою рядом и все слышу?!

Златокрылый грубо выругался и повернулся. Встретился взглядом со мной и глухо застонал, потерев виски.

Видать, и правда ночка веселая выдалась…

– У тебя вода есть? – осведомился Погонщик, потирая глаза.

Я едва удержалась от того, чтобы фыркнуть.

– Нет, но я вижу графины, – я показала на высокий кувшин с водой, стоявший на столе у вахтера.

Кайл жадно выхлебал целых два стакана под удивленным взглядом старика, одетого в потертую форму «ДА». И, переведя дух, повернулся ко мне.

– Ну, пошли. Тебя как зовут?

– В табеле написано. Блейк.

– Дурацкое имя, – поморщился Погонщик. – Сейчас покажу тебе кабинет… или еще чего-нибудь. Значит, ты Зрячая.

– Учусь.

Я семенила за широко шагающим Кайлом и внутренне кипела от пренебрежения, которое чувствовалось за версту. И почему он решил, будто девчонки не могут учиться?! Да они порой куда более дисциплинированы, нежели парни! Я тому видела множество примеров.



Читать бесплатно другие книги:

В эту книгу вошли девять лекций по естественной теологии, которые астрофизик Карл Саган читал в 1985 году в Университ...

Чем «опиумные войны» англичан в Поднебесной были похожи на Крымскую войну? Почему русские без единого выстрела вернул...

Прошло двенадцать лет со дня, когда в результате эксперимента своего приятеля Белов попал из 2005 года в восьмой век....

Это уже четвертая работа Эдварда Люттвака, посвященная судьбам великих империй. Две из них – Римская и Византийская и...

Почему мы умеем распознавать фальшивую улыбку, едим, когда не голодны, понимаем язык тела, чувствуем эмпатию, возбужд...

Разорвать оковы прошлого, сделать шаг вперед к новому страшно и больно. Это подобно второму рождению. Выбор и возможн...