Алфи, или Счастливого Рождества - Уэллс Рейчел

Джордж явно гордился собой. Он ведь был единственным, кто мог подбодрить Гарольда, а я радовался всему, что повышало его самооценку.

– Смотрите, чему мы научили Пиклза, – сказал Генри, обращаясь к нам. Мы затаили дыхание. – Так, сядь, – скомандовал Генри. Пиклз завилял хвостом, но сесть и не подумал. – СИДЕТЬ! – крикнул Генри. Пиклз не шелохнулся.

– Ты неправильно делаешь. Смотри, как надо, – вмешалась Марта. – Пиклз, садись, – нежным голосом, с улыбкой, приказала она. Пиклз тявкнул.

– У меня получится! – сказал Тоби. – Пиклз, сидеть! – крикнул он. Пиклз отправился на другой конец коридора.

– ПИКЛЗ, СИДЕТЬ! СЕЙЧАС ЖЕ! – завопила Саммер. Пиклз сел, но к тому времени мы все уже сидели.

– Кажется, Саммер победила, – сказала Полли.

– Нет, просто она кричала страшнее всех, – заметила Клэр. – Саммер, секрет хорошей дрессировки не в том, чтобы кричать на щенка. Это малыш, ты можешь его напугать. – Меня Саммер уж точно напугала. Кроме того она плохо воспринимала критику, и над нами нависла угроза истерики, но положение спас звонок в дверь. Появились Маркус и Гарольд. Джордж запрыгнул на руки к Гарольду, не дав тому опомниться.

– Проходите, и давайте уже начнем вечеринку, – взволнованно сказала Клэр, но гости разбрелись по комнатам, что говорило о том, как уютно и привычно все чувствовали себя в этом доме. Как настоящая семья.

– Я рад быть здесь, но, честно говоря, в доме холоднее, чем хотелось бы, – пробурчал Гарольд. Он любил жаловаться и всегда находил для этого повод. Стоял сентябрь, и было, конечно, не так жарко, как летом, но еще совсем не холодно.

– Могу включить для тебя отопление, – предложила Клэр, обнимая Гарольда.

– Нет, терпеть не могу центральное отопление! Оно убивает людей, – заявил Гарольд.

Неужели? Прямо так и убивает?

– Не думаю, что это правда, папа, – сказал Маркус, подводя Гарольда к столу. Джордж продолжал сидеть на руках у старика. Я с нежностью смотрел на них.

– Помяни мое слово, через несколько лет все только об этом и будут говорить. Выяснится, что центральное отопление приводит к глобальному потеплению, разрушению озонового слоя и гибели белых медведей. – Джордж лизнул Гарольда в щеку. Он явно считал его самым умным человеком на свете.

Иногда я удивлялся тому, сколько Гарольд жалуется и ворчит, и, судя по лицам моих людей, они тоже задавались этим вопросом. К счастью, все они очень любили старика.

Я чувствовал себя на седьмом небе, когда бродил по комнатам, проверяя моих близких. Женщины сидели на кухне, пили вино, ели и болтали. Мужчины расположились в гостиной с напитками и закусками. Джордж сидел в кресле вместе с Гарольдом. У меня возникло подозрение, что Гарольд делится с ним едой, но я был слишком счастлив, чтобы нарушать идиллию и отчитывать Джорджа. Главное, что он хорошо проводил время, а с остальным я мог смириться. Дети вместе с Пиклзом сидели наверху, и к ним присоединился Томми. Сначала он, правда, заявил, что слишком взрослый, чтобы возиться с малышами, но на самом деле ему нравилось придумывать для них игры. На лестничной площадке второго этажа он устроил для Пиклза полосу препятствий. Дети притащили игрушечный барьер для лошадей, туннель из ткани, куда когда-то забиралась маленькая Саммер, обруч, через который Пиклзу предстояло прыгать, и стул, чтобы он залезал на него и слезал вниз. Однако конструкция оказалась для Пиклза слишком сложной, и он постоянно ошибался.

– Нет, Пиклз, не сиди в туннеле! – говорила Саммер. Вот командирша! Но на этот раз даже ее слова не действовали. Полли сказала детям, что если они хотят добиться результата, надо поощрять Пиклза лакомством, но дети давали ему угощение раньше, чем он что-либо делал. Наконец лакомства закончились, а Пиклз так и не прошел полосу препятствий.

– Идея! – воскликнул Томми. – Я приведу Джорджа, пусть покажет Пиклзу, как это делается.

Я встопорщил усы – думаю, Джордж был бы польщен этим предложением. Томми принес Джорджа, тот вертелся у него на руках и не выглядел таким уж счастливым.

– Джордж, пожалуйста, покажи Пиклзу, как пройти полосу препятствий, – взмолился Томми.

Джордж подошел ко мне и уселся спиной к детям. Ой-ой.

– В чем дело? – прошептал я.

– Они не обращали на меня внимания, а теперь хотят, чтобы я показал глупому щенку, как делать простейшие вещи, – прошипел он в ответ.

– Джордж, они тебя любят! Меня сейчас тоже почти не замечают, а Пиклз для них еще в новинку. Покажи, как ловко у тебя все получается, и, возможно, это поможет Пиклзу, – мягко уговаривал я.

– Я просто чудо, правда?

– Ну конечно!

– Мяу, – громко сказал Джордж и направился к детям. Они подбадривали его, я видел, как он горд, и думал о том, как легко нам всем быть друзьями или почти друзьями.

Конни и Алексей сидели на ступеньках, держась за руки и перешептываясь, но главное, они не улизнули в одну из спален, так что мне не пришлось беспокоиться. Я запрыгнул к Алексею на колени.

– Привет, Алфи! – Алексей ласково почесал мою голову.

– Я пыталась привести Хану, но она не захотела выходить из дома. Думаю, ей нужно немного тишины и покоя, – сказала Конни. Я не винил Хану за то, что она держалась в стороне. Такое шумное сборище не для слабонервных, и потом Хана иногда все-таки приходила к нам.

Пиклз вдруг налетел на Джорджа, и тот, взвыв, отлетел в сторону. Затем Джордж, демонстрируя чудеса равновесия, свалился с табурета прямо на Пиклза. Щенок взвизгнул, но, кажется, не пострадал, а дети так и покатились от смеха. Похоже, Джордж всерьез взял шефство над Пиклзом и терпеливо показывал ему, как преодолевать полосу препятствий.

– Ух ты! А Пиклз и впрямь следует за Джорджем, – сказал Тоби. – Он уже почти со всем справляется!

Джордж наслаждался похвалой.

– Дети! Идите за стол! – позвала снизу Клэр, но дети ее как будто не слышали. – Сейчас же! – повысила она голос, и все поплелись вниз. Дети шли неохотно, чего нельзя было сказать обо мне.

Нас с Джорджем поджидала миска жирных сардин. Пиклз тут же попытался сунуть туда нос. К счастью, Мэтт подхватил его на руки:

– Это не тебе!

Я очень терпеливый кот, но никто не должен вставать между мной и моими сардинками. Пиклз недовольно тявкнул.

– Нет, Пиклз, боюсь, для тебя только щенячий корм. Ты же не хочешь растолстеть?

Пиклз выглядел так, словно ему очень хотелось растолстеть.

Покончив с едой, дети вышли в сад. Пиклз крепко спал в своей кроватке, а мы с Джорджем наслаждались сытостью после чудесной трапезы. Гарольд уснул в гостиной и довольно похрапывал. Я почувствовал, что мое сердце полно любви ко всем моим друзьям, и хотел, чтобы это длилось вечно.




Глава 9


Уединившись в саду, я мысленно прошелся по своему списку неотложных дел, пока Пиклз не прорвался сквозь кошачью дверцу, что могло произойти в любой момент. На дворе стоял октябрь, время шло, и зима подкрадывалась все ближе. Я предпочитал теплую погоду, хотя бы потому, что зимой старая травма лапы чаще напоминала о себе. Но я не собирался горевать об этом, а думал о лучшем, как и подобает кошкам.

Мои навыки компаньона оказались востребованы. Вот уже несколько дней Джорджу не удавалось навестить Хану, и я, зная, как они счастливы вместе, просто не мог не отпустить его. К тому же Клэр собиралась провести почти весь день дома, после того как отвезет детей в школу, а значит, мне не пришлось бы одному отвечать за Пиклза.

Маркус повез Гарольда в «Центр для пожилых», где он мог пообщаться с другими людьми. Почти никто из них ему не нравился, так что я понятия не имел, зачем он вообще туда поехал. Я знал, что свободный день Клэр непременно посвятит уборке, займется стиркой, наведет порядок в детских комнатах – признаюсь, это зрелище меня утомляло. Покончив с делами, Клэр захочет посидеть с заслуженной чашечкой кофе и книжкой – а если повезет, то и со мной, – перед тем, как снова поедет в школу за детьми. Да, нелегко быть домохозяйкой – полагаю, именно так называется ее должность. Наблюдая за Клэр, я и представить себе не мог, как можно совмещать работу в офисе с уходом за домом и детьми.

Когда-то Клэр очень любила свою работу – она серьезно занималась маркетингом в какой-то компании в городе, – но после рождения Саммер она была уже не так увлечена карьерой. А с тех пор, как с нами стал жить Тоби, дети для нее на первом месте. Оказалось, что больше всего Клэр нравится быть мамой. Нам повезло, что у Джонатана стабильная работа, а Клэр очень разумно обращается с деньгами. Она смогла посвятить себя тому, что ей действительно по душе. Даже не знаю, как бы мы справились, если бы Клэр и Джонатан оба работали, ведь все мы нуждаемся в заботе. Не говоря уже о Пиклзе. Приятно думать, что, увидев, как я забочусь о тех, кто мне дорог, Клэр поняла, чем ей хочется заниматься. И у нас обоих это неплохо получается.

Вернувшись к списку дел, я решил, что мои люди пока в порядке. Дети веселы и не ссорятся. Появление Пиклза их взбодрило, так же, как в свое время появление маленького Джорджа. Алексей и Конни счастливы. Мне кажется, это самые разумные подростки на свете. Да и взрослые в кои-то веки не доставляли мне проблем. Все на Эдгар-Роуд, включая мои семьи и, разумеется, Пиклза, жили в гармонии.

Теперь о кошках. К счастью, мои друзья тоже были в порядке. Потеряв Тигрицу, я все больше волновался о других кошках, но все они пребывали в добром здравии. Новая подружка Бачка определенно стала интересным поворотом сюжета. Джордж не доставлял хлопот. Он все еще скучал по Тигрице, но нам удавалось справляться с горем. Я знал, что исцеление займет много времени. Куда больше меня занимало другое: мне хотелось понять, что же происходит между ним и Ханой. И это было не праздное любопытство, а беспокойство. Во всяком случае, такова моя версия, и я буду ее придерживаться.

Жизнь шла спокойно, и я скрестил лапы, надеясь, что прошлогодняя суматоха осталась позади. Не сказать, чтобы Пиклз добавлял спокойствия, но вы понимаете, что я имею в виду.

Хлопнула кошачья дверца, наружу выпрыгнул Джордж. За ним гораздо медленнее вылез Пиклз.

– Привет, Алфи! – Пиклз замер, а потом нагнулся и начал облизывать траву. Он и впрямь выглядел очень мило, даже его морщинистая мордочка показалась мне очаровательной.

– Как поживаешь, Пиклз? – спросил я.

– Очень хорошо. Сегодня утром меня подташнивало. Полли сказала, это потому, что не следовало пробовать детский завтрак. Но откуда мне было знать? Генри дал меня немного со своей тарелки, так что ему тоже влетело.

– Согласен, это тяжелый урок.



Читать бесплатно другие книги:

В учебном пособии рассматриваются основы построения структуры современной спортивной организации, раскрывается содерж...

Дэвид Рокфеллер (1915–2017) – один из крупнейших политических и финансовых деятелей XX века, известный американский б...

Основано на реальных историях из жизни людей. Приключения. Женщины. Любовь.

...

Данная книга представляет собой сборник бесед журналиста-международника Халида Аль-Рошда с Джоном Перкинсом, Сьюзен Л...

Существуют скрытые принципы человеческого поведения. Этим принципам не учат в школе, но часто именно они определяют, ...

Появившись вместе с капитализмом в начале 90-х, ресторанный бизнес в России развивался стихийно и интуитивно. Всем ка...