Алфи, или Счастливого Рождества - Уэллс Рейчел

Об этом недвусмысленно свидетельствовали его встопорщенные усы.

– Я тоже еще не видел его, – подхватил Джонатан. – Работы так много! Я и свою семью почти не вижу, что уж говорить о новом щенке. – Его голос звучал грустно, и я не на шутку забеспокоился. Они с Клэр говорили, что тяжело придется только в первое время, пока он не освоится на новом месте. Будем надеяться, что вскоре все изменится.

– Как будет здорово, когда мы соберемся все вместе в выходные! – повторила Клэр. – Гарольд, ты ведь придешь, правда?

– Если накормят чем-то съедобным, – проворчал он.

– Ну, нас не так легко обидеть, – рассмеялся Маркус. Все мы уже привыкли к манерам Гарольда.

– После обеда сможем посмотреть футбол, – сказал Джонатан.

– Другое дело, – усмехнулся тот.

– Мы что-нибудь принесем, – предложила Сильвия.

– Нет-нет, мы справимся! Просто приходите! – улыбнулась Клэр.

– Томаш обещал, что непременно выберется, – сказала Франческа.

Томаш всегда работал не покладая рук в своем ресторане, но в последнее время дела шли гораздо лучше, и теперь ему помогал целый штат сотрудников.

– Я, наверное, буду больше всех играть с этим щенком, – сказал Томми.

– Это почему же? – спросила его мама.

– Ну, я теперь вроде как лишний. Конни и Алексей все время вдвоем, держатся за руки и вздыхают, а остальные еще очень маленькие, так что я где-то посередине. Что ж, буду дрессировать щенка. Может, научу его каким-нибудь трюкам. Если получится, даже и танцевать.

«Удачи», – подумал я, приступая к угощению.

Потом я привел себя в порядок и сел у стола, надеясь, что хотя бы кусочек упадет в мою сторону. Джордж и Хана сидели рядом; их головы почти соприкасались, а лапки переплетались. Я радовался, что они нашли друг друга.

– Джордж мне рассказал про щенка, – сказала Хана, когда я присоединился к ним. – Кажется, он им заинтересовался, – осторожно заметила она.

– Пиклз утомительный, но очень милый. Уверен, скоро ты с ним встретишься, – ответил я.

– Я бы хотела с ним познакомиться. Мне еще не приходилось встречать собак, и я немного волнуюсь. – Как я уже говорил, в Японии Хана вела очень уединенную жизнь.

– Не волнуйся, я буду рядом, – Джордж выпятил грудь.

– О, Джордж, ты – лучший, – ответила Хана. – Тогда я обязательно познакомлюсь с ним, – улыбнулась она.

Эта парочка – как небо и земля. Джордж, сгусток энергии, не способный усидеть на месте, и Хана, само спокойствие, неторопливая и грациозная. Джордж своей непоседливостью больше напоминал собаку. Ох, теперь, когда в нашей жизни появился Пиклз, пожалуй, не стоит так думать.

Я оставил Джорджа с Ханой и вернулся к людям. Запрыгнув на колени к Алексею, я позволил ему потрепать меня, а в награду получил кое-что со стола.

– Алфи нравится щенок? – спросил Алексей.

– Ты же знаешь Алфи, он добр ко всем, – отозвалась Клэр.

– Но кошки далеко не всегда ладят с собаками, – заметил Джонатан.

– Алфи и Джордж приняли щенка дружелюбно, и он их уже обожает. Ходит за ними повсюду.

– Алфи, приходи к нам поскорее. Бачок очень занят, но хотел бы с тобой повидаться, – сказал Томми.

Франческа, Томаш, Алексей и Томми жили недалеко от Эдгар-Роуд, и я часто навещал их, иногда даже оставался ночевать, но после возвращения из Девона еще к ним не заглядывал. У меня просто не было ни одной свободной минутки. Бачок работал при ресторане, ловил мышей и крыс. Мы с ним были хорошими друзьями. Бачок был диким котом, но у него было самое доброе на свете сердце. Он помог мне выбраться из многих передряг, и я скучал по нему. Я задумался: можно ли будет завтра оставить Джорджа и Пиклза вдвоем. Возможно, у Джорджа появилось бы чувство ответственности, и они с Пиклзом могли бы лучше узнать друг друга. Это пошло бы всем нам на пользу – Джордж привык бы к роли старшего брата или кузена, а я получил бы немного свободного времени. Как здорово я все придумал! Еще один хороший план.

– Завтра у нас День карьеры, – сказал Алексей.

– А что это такое? – спросил Джонатан.

– День знакомства с разными профессиями, которые могли бы нас заинтересовать. Мы должны уже думать о будущем, – объяснила Конни.

– Но вы же еще так молоды! Я только лет десять назад понял, чем хочу заниматься, – сказал Маркус.

– А я вот до сих пор еще не решил, – пошутил Джонатан.

– Что не делает тебе чести, – заметила Клэр.

– А чем вы занимаетесь? – спросил Томми у Маркуса.

– У меня был свой бизнес, но я его продал и теперь работаю в бизнес-консалтинге. Мы помогаем компаниям выстраивать модели развития. Мне эта работа очень нравится, – сказал Маркус. Томми скорчил гримасу.

– А я занимаюсь инвестициями, – добавил Джонатан.

– Я хочу стать пожарным, – объявил Томми. – Мне нравится спасать людей, а еще я люблю огонь.

Все вежливо промолчали.

– Я думаю, что хотел бы работать в ресторане, – сказал Алексей.

– Ага, так и будешь при маме с папой! – выпалил Томми.

– Вовсе нет! Мне нравится принимать гостей, нравится, что наша еда приносит людям радость.

– Ах, kochanie[2 - Дорогой (польск.).], мы бы очень хотели, чтобы ты стал работать с нами! Но только если это действительно то, чего ты хочешь. – Франческа часто называла Томми этим ласковым польским словом.

– А ты, Конни?

– Думаю, я хотела бы стать адвокатом. Как только получу образование, смогу куда-нибудь поехать. А может быть, останусь здесь.

– Ее отец – адвокат, – объяснила Сильвия, и в ее голосе прозвучала грусть, а взгляд затуманился. Наступил так называемый «момент Сильвии», и никто не мог предсказать, во что он выльется.

– Тогда, возможно, у нее это в крови, – быстро заметил Маркус, чтобы разрядить обстановку. И у него это получилось. Сильвия до сих пор с горечью вспоминала о бывшем муже, который закрутил роман с молодой женщиной. Недавно у них родился ребенок. Отец Конни по-прежнему жил в Японии, и она очень переживала – с отцом ей удавалось общаться только по скайпу, да и то изредка. Но Маркус оказался очень сообразительным. Он знал, что делать, и я был рад, что Сильвия впустила его в свою жизнь.

– Думаю, так и есть – это у меня в крови, – подхватила Конни. – Но чтобы поступить в хороший университет, я должна много заниматься и получать хорошие оценки.

– Ладно, давай мы поможем убрать со стола, – предложила Франческа, и, когда стулья заскрежетали по полу и зазвенели тарелки, все снова пошло своим чередом.



Мы с Джорджем сидели на заднем крыльце нашего дома и смотрели на звезды.

– Значит, завтра я отвечаю за собаку? – спросил Джордж, важно выпятив грудь.

– Вы с Пиклзом немного побудете одни и ты сможешь поделиться с ним своими знаниями, – сказал я. – Запомни главное: будь добрым к нему.

– Хорошо. Но Пиклз должен делать все, что я скажу?

– Кажется, ты собираешься им командовать, а не обучать его.

– Но он же младший! Если он сделает что-то не так, я могу приказать ему остановиться? Я – командир, ведь я старше.

– Ты можешь указать ему на ошибку, но только вежливо.

– Значит, я все-таки главный.

Я понял, что дальше спорить бессмысленно. Мы еще посидели, наслаждаясь ночным воздухом, а потом вернулись в дом. Я уложил Джорджа на его подстилку в изножье кровати Тоби. Их дружба выглядела так трогательно! В такие минуты, наблюдая свою семью и своих друзей, я думал, что на свете нет кота, счастливее меня. Завтра мне предстояло увидеться еще с одним другом, и это тоже наполняло меня счастьем. Оставалось надеяться и молиться, чтобы Джордж и Пиклз поладили. И чтобы к моему возвращению дом не оказался в руинах.




Глава 7


На следующее утро я, не торопясь, отправился к дому Франчески и Томаша. В воздухе уже пахло осенью, листья на деревьях потемнели и были готовы осыпаться на землю. Наступало мое любимое время года, потому что я любил играть с опавшими листьями. День выдался солнечный, но прохладный, и я наслаждался одиночеством. Став отцом, я научился ценить время, проведенное наедине с собой. Джордж подрос и гулял самостоятельно, я все меньше тревожился о нем и наслаждался покоем. Однако с появлением Пиклза мне невольно вспомнились времена, когда Джордж был совсем крошечным, и у меня не оставалось ни минутки на себя. Пока я блаженствовал на прогулке, мимо проходило множество ног, люди спешили и, кажется, никто, кроме меня, не ежился от прохлады. Мне удалось увернуться от нескольких колясок, пару раз на меня едва не наступили, но я давно освоил правила поведения на улице. Я даже видел парочку собак на поводках и попытался улыбнуться им, но они, похоже, не испытывали никакого желания ответить мне тем же. Я подумал, что, возможно, мои отношения с миром собак изменятся не так быстро.

Подойдя к ресторану, я обошел его, прошмыгнул по хорошо знакомому переулку и направился к мусорным бакам, зная, что именно там найду своего друга Бачка. Имя ему дали подходящее. Даже если он и выглядел немного неряшливо и порой от него попахивало, я его любил. И Джордж тоже.

– Бачок!.. – поприветствовал я его и замолчал на полуслове. Рядом с ним сидела замызганная кошка, которой я раньше никогда не видел.

– А, Алфи, – отозвался он. – Какой приятный сюрприз.

– А это кто? – спросил я, а его спутница, рыжая кошка с ярко-зелеными глазами, оглядела меня с головы до лап.

– Это Элли, она живет в соседнем переулке. Мы познакомились, когда она забрела ко мне во двор и предложила свою помощь в борьбе с грызунами. С тех пор мы вместе.

Если бы кошки умели краснеть, Бачок залился бы румянцем. Клянусь, его усы порозовели. Бачок научился дружить, но он все равно оставался котом-одиночкой, так что для него это был крутой поворот. Я гордился им. Хорошо, если с ним произошло то, о чем я подумал.

– Приятно познакомиться, – сказала Элли. Она вдруг слегка смутилась, что довольно странно для взрослой дикой кошки.

– Мне тоже, – ответил я. – Так ты здесь новенькая?

– Не совсем. Я живу через несколько улиц отсюда, но вот, бродила как-то по округе, встретила Бачка, и мы разговорились.

– А ты живешь в семье или на улице, как Бачок?

– Я – уличная кошка, – объяснила Элли. – Никогда не жила в семье. Бачок так много рассказывал о тебе, столько хорошего говорил. Я уже познакомилась с семьей, которая живет здесь, а теперь очень рада познакомиться с тобой.

– Я тоже рад, – сказал я.

– Ладно, Алфи, у меня дела. Оставлю вас вдвоем. Бачок, увидимся позже.

– Увидимся, Элли, – сказал Бачок, избегая встречаться с ней взглядом.

– До свидания, – попрощался я, и она, взмахнув хвостом, с важным видом удалилась. – Так-так-так, – поддразнил я Бачка, когда мы остались одни.

– Брось, Алфи! Я помню, ты всегда говорил, как приятно женское общество, но я-то, как тебе известно, кот-одиночка. Ну, а потом я встретил Элли, и… не знаю, как это объяснить. Мне просто нравится общаться с ней.

– Это же здорово, в этом нет ничего плохого. Тебе же нравится проводить время и со мной, – заметил я.

– Да, но с Элли все по-другому. Не могу объяснить, и, наверное, я слишком стар, чтобы испытывать такие чувства, но мне хочется все время быть с ней, никогда не расставаться. Даже сейчас я немного скучаю по ней. – Он волновался, как юноша, и путался в словах, пытаясь объяснить свою мысль.

– Извини, Бачок, но ты влюблен, это очевидно. – Я даже подпрыгнул. Ничто не могло меня так обрадовать, как счастье моих друзей.

– Насчет этого ничего не могу сказать, но Элли – достойная кошка, – проворчал Бачок. Его невозмутимость не могла меня обмануть – я видел, что мой друг изменился. Походка стала легкой, и сам он выглядел счастливым.

– Что ж… Тогда, может, найдем местечко на солнышке, и ты расскажешь мне о достойной кошке Элли.

– Она отлично ловит мышей, – важно начал Бачок.

Было приятно и в то же время немного странно видеть его таким. Он никогда не питал симпатии к другим кошкам или людям. Правда, он полюбил нас с Джорджем, но я просто не оставил ему выбора. Когда мы впервые встретились, он не очень-то хотел с кем-то дружить. Вот почему для меня стало полной неожиданностью то, как он говорил об Элли – с горящими глазами, с придыханием. Разумеется, я был рад за него. Сам я влюблялся дважды, и, хотя мне было больно, когда все закончилось, у меня сохранились замечательные воспоминания. Клэр всегда повторяла слова какого-то парня, что «лучше полюбить и потерять, чем никогда любви не знать» или что-то в этом роде. Я был полностью с ним согласен. Любовь и потеря идут рука об руку, но это значит, что ты жив и твое сердце все еще бьется.



Читать бесплатно другие книги:

В учебном пособии рассматриваются основы построения структуры современной спортивной организации, раскрывается содерж...

Дэвид Рокфеллер (1915–2017) – один из крупнейших политических и финансовых деятелей XX века, известный американский б...

Основано на реальных историях из жизни людей. Приключения. Женщины. Любовь.

...

Данная книга представляет собой сборник бесед журналиста-международника Халида Аль-Рошда с Джоном Перкинсом, Сьюзен Л...

Существуют скрытые принципы человеческого поведения. Этим принципам не учат в школе, но часто именно они определяют, ...

Появившись вместе с капитализмом в начале 90-х, ресторанный бизнес в России развивался стихийно и интуитивно. Всем ка...