Пути миров: Вихрь пламени - Макс Каменски

Пути миров: Вихрь пламени
Макс Каменски


Продолжение историй, описанных в книге «Пути Миров: Во власти огня». Жизни персонажей с очень разными судьбами начинают постепенно переплетаться. Будут ли они друзьями или врагами? Окажутся ли на одной стороне баррикад? Разделят ли одни идеи или окажутся непримиримыми соперниками по собственному решению или волею случая? Об этом знают только те, кто слушает План. Содержит нецензурную брань.




Глава 1. Непростые решения



***

Слова смертоносного заклинания совершенно просто и легко сорвались с прекрасных губ эльфийки Марии. Казалось невероятным, что такое красивое, утонченное создание способно управлять силами, несущими погибель. Но так можно было судить лишь до тех пор, пока в нежных руках девушки не начало клубиться пламя. Его сияние становилось ярче и опаснее. Девушка читала все более яростные и беспощадные слова заклинания – пасы руками совершали невероятные кульбиты. Затем она сделала легкое движение, словно наносила быстрый мазок кистью на послушный холст, и где-то впереди в гневе и бешенстве взревели силы, не подвластные обычному смертному.

Стена каземата сначала вспухла, зависнув в этом состоянии на миг, а затем лопнула подобно брошенному с высоты арбузу, брызнув во все стороны осколками камней, песком и щепками. Стоявшие в этот момент на площадке защитники с криками полетели вниз.

Следом за Марией ударил шаман Фарнах. Его искусство было менее изысканным и лишенным красивых жестов, однако не менее беспощадным. Прокричав древние слова заклинания, Фарнах направил поток небесного огня, возникшего в алом облаке над казематом, прямо на ощетинившиеся камнеметами и пушками башни. Пламя бешено взревело, лизнув камни, а вместе с ним и мягкие тела людей. В считанные мгновения укрепления запылали. Теперь уже наступающим ротам Молодого Королевства почти ничего не угрожало. Требовалось без лишней спешки и в то же время промедления войти в казематы и… перебить всех защитников.

Пока стройные шеренги воинов под зычные команды десятников продвигались к каземату, Фарнах внимательно осмотрел очередное поле боя. Равнинная местность, перепаханная грядками для капусты, моркови и картошки, нынче зияла прожженными прогалинами, воронками и грудами разбитых телег, пушек и катапульт. Среди вывернутых из земли овощей, ботвы и перевернутого фуража бесформенными грудами мяса, тряпок и железа лежали солдаты Молодого Королевства и те, кого беспощадная воля Круцианоса повела на смерть. Война продолжалась и, казалось, ей не будет конца.

После уничтожения зиккуратов Круцианоса в Аларийской провинции, армия Молодого Королевства двинулась на север – в бывшую Ельскую провинцию Лунного Королевства. В основе этого движения не было конкретного расчета: сначала освободительная миссия Фарнаха и его сторонников по инерции отправилась по следам, оставленным деятельностью безумного мага. Одна за другой освобождались деревни, состоящие из бараков с загнанными туда на «промывку мозгов людьми», рушились малые зиккураты, захватывалось производство оружия и доспехов, предназначавшихся для армии так называемого Единого. Затем дальше на север с энтузиазмом подался Гаута, сумевший без лишнего кровопролития объединить под своим началом часть разбитых под Вьюном племен орков, в числе которых были довольно солидные бойцы из клана Воющих Ветров, Волчьих Голов и Орлиного Гнезда. С их помощью Гаута укрепил границы своего объединенного племени в Омской провинции.

Однако наступление войск Молодого Королевства остановилось приблизительно на старых границах Центральных графств – на юге Оложской низменности. Полностью выжженная и обезлюдившая земля уже кишела лазутчиками и разведывательными отрядами Лунного Королевства. Последнее после победы под Вьюном неожиданно мобилизовалось, отбросило войска Герцогства Ольша, в очередной раз решившего попытать счастье, и полностью подчинило мятежных лордов Центральных Графств. Видимо, после этого у Наместника возникло желание постепенно двигаться обратно на юг. Рано или поздно это должно было столкнуть лунных людей с Молодым Королевством. Однако лучше это произойдет позже, чем в момент, когда войска Круцианоса наседают со всех сторон, тем более что на пустынных нынче землях Оложской низменности не осталось ничего ценного – только пепел и трупы. Круцианос на этих территориях тоже не сумел закрепиться.

Поэтому, несмотря на определенное упорство Гауты в вопросе продвижения на север, Молодое Королевство все же повернуло на северо-восток в направлении Восточных Владений Круцианоса, лежавших к востоку от Золотого озера. Шаману не без труда удалось убедить совет, в особенности вспыльчивого Гауту, подогреваемого все еще не забывшими обидного поражения под Вьюном вождями племен, что главный враг на данный момент – Круцианос. И это было так не только с идейных соображений, а чисто географически. Пока что только с ним, не считая почти полностью опустевших степей, покинутых орками, граничило новое государство. И этот сосед совершенно не был настроен вести переговоры в каком-либо конструктивном русле: чудовищная идея в конец спятившего мага, подкрепляемая изощренной и мощной магией, предполагала безусловное подчинение любой свободной воли некому Единому.

Это не был сам Круцианос, как сначала полагал Фарнах. Размышляя над последним разговором с проекцией мага, а также расспрашивая освобожденных пленников с «промытыми мозгами», орк пришел к выводу, что идея Единого включала в себя создание некоего коллективного разума с полным подчинением индивидуальной воли общему сознанию и целям. В этом смысле, действительно, все низменные страсти и вожделения подчиняются интересам некоего общего. Нет субъективных предрассудков, нет вражды из-за личных пожеланий или неудовольствий, порой не имеющих никаких логических оснований, а только чистые эмоции. При таком подходе нет никакой необходимости терять время на многочисленные согласования интересов, разбирательство споров, выбор меньшего и большего зла. Все силы и стремления будут синергированы и единонаправлены. Страшно даже подумать, чего можно достигнуть объединенными мыслями и силами тысяч, если не миллионов людей.

При этом, только разве что людей. Круцианос почти полностью игнорировал другие расы за исключением отдельных представителей гномов и эльфов, ценных какими-то качествами или просто из ситуации, а орков маг подвергал сплошному геноциду. Последнее во многом объясняло, что в разоренных южных провинциях Лунного Королевства Круцианосу не удалось создать мощную защиту. Численность людской популяции на этих землях значительно уменьшилось после нашествия орков. Однако Восточные Владения Круцианоса – территория на северо-востоке между Центральными графствами и южными провинциями – орки не тронули: в самом начале вторжения нескольким мощным отрядам степняков Круцианос дал хорошего пинка, и целеустремленнып вожди варваров решил не тратить время на разборки с мощным волшебником, который, кстати, совершенно и не собирался помогать битому Лунному Королевству. Как заметила Мария, вполне в духе Круцианоса было прийти затем на пепелище и задушить измучивших друг друга врагов одним махом.



Однако орки для этих целей, несмотря на их очевидные физические данные, не очень годились Круцианосу. Как припоминала Мария, Круцианос был очень низкого мнения об умственных способностях зеленокожих и ценил среди них только редких шаманов, даром что когда-то его учеником был орк. Более того, старый маг как-то в приватных с Марией беседах упоминал, что в силу примитивности сознания орки не могут создать какую-либо государственность или сосредоточиться на чем-то более сложном, чем род и традиции. А еще война и драки. Поэтому хоть и сплоченная на время орда орков страшна, однако очень быстро выдохнется рассеяться как ураган. Фарнах при таких рассуждениях вполне допускал, что Круцианос не смог использовать нужную ему «промывку мозгов» в отношении большинства его соплеменников. Все же люди, независимо от сословия, с большей степени пронизаны идеями разумного коллективизма, а не простого стадного инстинкта.

Данное обстоятельство как играло на руку Фарнаху, так и имело свои очевидные проблемы. С одной стороны, значительное население Молодого Королевства составляли орки, охотно вступавшие в ряды воевавшей армии. С другой стороны, большинство из них подчинялось Гауте, который все же изначально предлагал целевой союз, а не объединение. Так уж вышло, что из уважения к шаману и ввиду еще большего почтения к нему со стороны своих соплеменников, Гаута признавал определенное лидерство Фарнаха и продолжал участвовать в войне за пределами Омской провинции, которую считал принадлежащей своему племени. Однако сам шаман ни на секунду себя не обманывал: если с Круцианосом будет покончено, властный вождь орков заявит свои права на главенство. Впрочем, Фарнах не расслаблялся на этот счет и даже во время войны с Круцианосом. Последний очень даже мог попытаться внести разлад в ряды вожаков Молодого Королевства. Но пока что ни в чем подозрительном Гаута не был замечен… пока что.

Помимо прочего отношения между орками и людьми все равно складывались не самым гладким образом. Вековая вражда оставила тяжелые кровоточащие раны, а уж последнее нашествие тем более. Поэтому постоянно возникали ссоры на пустом месте, кровопролитие. В армии в меньшей степени, а вот в пределах Стана или в местах, которые пытались заново обжить на отвоеванных территориях… Однако оркам не было равных в бою. Вот и в очередном сражении, когда занявшие позиции у каземата войска Круцианоса отбросили пехоту, в основном состоящую из закаленных в боях, но все же бывших фермеров, воины Песни Топора обрушились на врага и опрокинули его несмотря на выстроенную стену копий. Дальше уже пехота Молодого Королевства воспрянула духом и загнала противника в каземат. Последний теперь горел, атакованный магией.

– Дело сделано, – выдохнула Мария.

Подошедшая к горящим казематам пехота начала медленно просачиваться внутрь укреплений через пробитую эльфийкой брешь в стенах. Защитников после удачной схватки на огородах осталось немного. Скоро битва полностью закончится. К сожалению, без пленных. В состоянии бодрствования синеглазых как-либо уговорить или успокоить было невозможно. Они были «подключены» к Единому. И связь эту развеять пока что не удавалось ни магией Марии, ни колдунству Фарнаха. Круцианос все же был очень могучим волшебником и провел в изысканиях многие десятилетия. Мария, хоть и была его любимой ученицей, сильно отставала в части познаний от своего бывшего наставника. А Фарнах… он использовал силы скорее по наитию и мало что понимал в сложных плетениях.

Шаман не ответил Марии. Отвернувшись от пожарища, орк еще раз внимательно осмотрел перетоптанное и вывернутое поле, некогда засеянное множеством овощей, затем перевел взгляд немного в даль к горизонту: там стояли почерневшие останки деревни. От бывших жителей этих мест оставались белые кости, а от поселений – обгорелые скелеты и покосившиеся столбики печных труб. Такие Фарнах уже повидал тысячи.

– Тебя что-то тревожит, мой шаман? – спросила эльфийка, коснувшись мускулистого плеча орка.

Фарнах перевел взгляд на Марию, и в его глазах заискрилось тепло. Но лишь на краткий миг. Затем голову снова наполнили тяжелые думы.

– Необходимо срочно созвать совет, – сказал он, отстраняясь от волшебницы.

– Но… Зачем? Мы ведь только недавно собирались! – недоуменно всплеснула руками Мария.

– Необходимо принять срочные меры. Круцианас заманивает нас в ловушку.

– Но почему? – удивленно вскинула брови эльфийка.

– Потому что мы делаем все так, как он и рассчитал. Твой учитель гений стратегии и расчета. И все, что мы делаем в последнее время – совершаем действия, поддающиеся так называемой логике. Так мы доведем себя до гибели. Нельзя, Мария. Требуется срочно предпринять нечто, чего он совершенно не ожидает.

– И при такой логике, ты думаешь, что может быть что-то, чего он не ожидает? – скорчив смешную мину, спросила эльфийка.

Фарнах хотел было что-то ответить, но осекся. Обняв девушку за плечи, орк неуклюже поцеловал её в щеку. Он всегда боялся поцарапать её одним из своих клыков.

– Моя любая, ты слишком многого требуешь от бестолкового орка, по воле случая ставшего шаманом и начавшего думать чуть больше, чем положено обычному зеленокожему бугаю. Мне сложно даются логические цепочки, но я чувствую… волю стихий, духов, богов, называй как угодно. Понимаю, что тебе сложно воспринимать мои слова своим ученым умом, но… Так есть. Доверься мне.

Эльфийка подозрительно посмотрела на шамана, но затем выражение её лица смягчилось, она снисходительно коснулась квадратного подбородка орка нежным пальчиком и усмехнулась.

– Хорошо, мой шаман, – нежно сказала она. – Я прослежу за сбором совета к ночи, когда войско встанет лагерем.

– Спасибо, – кивнул орк и направился в сторону войскового фуража. Он где-то затерял карту, ему срочно требовалась еще раз взглянуть на местность.



– Что еще придумать наша умный голова? – ворвавшись в шатер совета, воскликнул Гаута и громко рыгнул. После битвы он не отказал себе в удовольствии откупорить вместе с воинами пару бочонков эля, вытащенного его воинами из подвала каземата. Вообще, вождь не смущал себя ограничениями в возлияниях, а в последнее время стал все чаще злоупотреблять этим. В бой он в принципе не ходил трезвым.

Фарнах никак не отреагировал на появление Гауты в шатре. Склонившись над круглым столом, на котором была расстелена недавно добытая шаманом у одного из фуражиров карта, он внимательно изучал берег реки Рудвинг и окрестности Муил Майден. Мария же не скрывала своих эмоций – скривившись, она всем свои видом показала, что ей неприятен резкий хмельной запах, который ворвался в шатер вместе с вождем орков, и его вызывающее поведение.



Читать бесплатно другие книги:

"Кем ты стал?" – дебютное произведение начинающего писателя Арыслана Кюка(псевдоним). На страницах романа мы видим, к...

Это небольшой рассказ о том, как я лично столкнулся с короной. И моя версия ее возникновения. Мы жертвы научных откры...

Усталость – это настоящий бич современного человека. На самом деле за усталостью скрывается болезнь, которую называют...

«Тайны Адама и Евы» – это уникальный шанс решить свои проблемы в интимной жизни не выходя из дома. Женщинам и мужчина...

Жизнь трех поколений английской семьи, описанная с любовью и теплотой, яркие характеры героев, увлекательный сюжет, в...

«Люди рождаются Принцами и Принцессами, а родители превращают их в Лягушек». Знаменитый психолог Эрик Берн был уверен...