Семь лет моих жизней - Замарацкая Екатерина

Семь лет моих жизней
Екатерина Иннокентьевна Замарацкая


Наяна Бейкер живет в Денвере и упорно готовится к поступлению в Академию Або, но внезапно в ее руках появляется чемодан с нескончаемой суммой денег, который кардинально меняет ее жизнь. Откуда появился этот чемодан и какие загадки таит? Каждая глава – это новая история, в центре которой стоит героиня.




Пролог

Лето близилось к концу и наступала пора покидать стены родного дома. Положительный ответ из Академии Або не мог не радовать меня, ведь столько лет подготовки дали свои плоды. В последний вечер родители решили устроить тихий семейный ужин, закидать напутствиями и пожеланиями, ведь между нами будут тысячи километров и видеться мы сможем не чаще парочки раз в год, хотя современные технологии позволяют быть на связи постоянно.

К слову о моей семье: реакция Меделин и Айзека (так звали моих родителей) была очевидной, они, конечно же, прыгали от радости, ведь получить стипендию Академии было очень трудно, а оплатить мое образование они бы не смогли. Из–за скачка акций Айзек прогорел, и его фирма закрылась, поэтому основным источником дохода была мамина студия танцев, которая была одной из самых популярных в нашем городе. Почему я называю своего отца по имени? Айзек не был моим родным отцом, мой настоящий отец бросил нас, когда я была еще совсем ребенком, но Айзек воспитывал меня как родную. Я рада, что они есть друг у друга и счастливы вместе.

Пока ужин запекался в духовке, я заканчивала собирать вещи в чемодан, половину из которых я просто убрала на чердак, чтобы не мозолили глаза, а взяла с собой лишь самые нужные, которые в скором времени мне пригодятся. Подойдя к зеркалу, я задержала взгляд на своем отражении: светло–каштановые длинные пряди волос падали на хрупкие плечи, в ярко–зеленых глазах горел огонек счастья и безрассудства. Рост у меня был небольшой, поэтому тело выглядело миниатюрным и милым, а пухлые губы слегка напоминали кукольные.

Настроение было спорным: с одной стороны, я понимала, что с завтрашнего дня у меня начнется совершенно новая жизнь, о которой я могла только мечтать, но, с другой, я возвращаться домой я не планирую. Эти мысли сильно волновали меня и не оставляли в покое до тех пор, пока в комнату не просочился ароматный запах маминой фирменной запеканки из овощей.

Еще раз внимательно осмотрев комнату, я взяла свой чемодан и убрала в шкаф, чтобы мама случайно не начала прятать туда чего лишнего. Переминаясь с места на место, я все же натянула на лицо счастливую улыбку и пошла на кухню.

– Наконец–то спустилась, я уж думала, что ты вылезла через окно и убежала в аэропорт, – улыбаясь и смеясь сказала мама.

Заняв почетное место за столом, сзади подошел Айзек и ладонью поворошил волосы на голове:

– Птенчик покидает свое гнездо, но не забывай отгонять от себя плохих птенцов, – пробурчал сквозь смех Айзек.

Вечер был хороший, мы вспоминали моменты из моего детства, наши совместные праздники и поездки за город. Мама периодически начинала плакать, но я тут же успокаивала ее различными шутками. Вроде бы все прошло как нужно, и я еще долго буду помнить этот теплый семейный вечер с моими близкими людьми.

Домыв посуду и аккуратно все разложив в шкафу, я пожелала спокойной ночи и пошла в свою спальню. Завтра ждал сложный день полный перемен. Едва я привела свои мысли в порядок и успокоила себя, как тут же провалилась в глубокий сладкий сон.








Я проснулась с первыми лучами солнца, быстро соскочив, тут же проверила, все ли лежит на месте. Убедившись, что со вчерашнего вечера ничего не изменилось, я выдохнула с облегчением и засияла от радости. Все уже проснулись, через час подъедет такси и увезет меня в аэропорт. Мама долго дулась, что я не разрешила им поехать вместе со мной, но я оправдалась тем, что не хочу, чтобы они долго плакали и в переживании и потом ехали домой. Пусть лучше это выглядит, словно меня подвозят до школы.

– Жуть какой у тебя тяжелый багаж, – с негодованием сказал Айзек, – ты что туда кирпичей наложила.

– Нет, конечно, просто поплотнее уложила вещи, чтобы больше влезло, – улыбаясь ему, и щурясь от солнца, быстро проговорила я.

Только я пошла к машине, мама тут же обняла меня, и я почувствовала, как плечо становится влажным. Слезы мамы тут же рекой потекли по ее щекам:

– Как сядешь в самолет, как доедешь, сразу звони или пиши, я же волнуюсь.

– Ну вот о чем я и говорила, что ты расплачешься. Айзек, не давай ей тут скучать без меня. Ты за это в ответе. Пост сдал! – резко выпрямила спину и отдала честь Айзеку.

Он же в ответ:

– Пост принял! – и громко засмеялся, тут же крепко обняв Маргарет. – Не переживай, я о ней позабочусь, а ты позаботься о себе и нас не забывай.

Мы крепко обнялись, и я села в такси. Пока я не скрылась за поворотом, они смотрели мне вслед и провожали теплыми объятиями. Не думаю, что им стоит за меня переживать, ведь сейчас у меня уж точно все будет хорошо.




Глава первая




В аэропорту была суета, кто–то возвращался из отпуска, кто–то уезжал от родственников к себе домой. Регистрация пассажиров закончится через двадцать минут, и я направилась прямиком в уборную. Кабинки были почти все пустые, но она зашла в самую просторную, она предназначалась для инвалидов, заперла дверь на замок, закрыла крышку унитаза и поставила на него свой рюкзак, рядом подкатила свой чемодан. Положив паспорт к раковине, она вытянула билет на самолет, порвала его и бросила в урну. Тут же она расстегнула пуговицы у рубашки и бросила ее на пол, стянула синие джинсы, носки, кроссовки, встала босыми ногами на вещи и снова потянулась к рюкзаку. Оттуда достала небольшой прозрачный пакет, внутри которого также лежали ее вещи. Аккуратно просунув руку в пакет, она достала другой билет и положила его к паспорту. Внутри пакета было легкое платье лимонного цвета с тонкими бретелями. Крой платья был словно подогнан на нее. Надев платье и застегнув на спине молнию, она снова засунула руку в пакет. На дне лежала маленькая коробочка, в которой красовались блестящие серьги с голубыми камнями и кулон на тоненькой цепочке. Она аккуратно достала кулон и надела его на себя. На мгновение она остановилась и глубоко вдохнула воздух. Казалось, словно она и вовсе перестала дышать. Прошло несколько секунд, и Наяна тихо выдохнула и надела сережки. Также в рюкзаке был еще небольшой пакет, с кроссовками белого цвета. Надев их, тут же наклонилась и собрала все вещи в пакет, в котором лежало платье и засунула все в рюкзак. Взяла документы обратно в руки и, повернувшись к двери лицом, вновь замерла. И хотя в комнате было шумно, можно было услышать, как громко бьется сердце в ее груди. Наконец, выйдя из кабинки, она подошла к мусорному баку и выбросила свой рюкзак, стянула с волос резинку и слегка помотала головой в стороны. Все было готово. Она вышла из уборной и направилась к стойке регистрации.

«Рейс Денвер – Хельсинки отправляется через пятьдесят минут, пройдите регистрацию и сдайте багаж».

На регистрацию выстроилась огромная очередь. Но я уверенными шагами направилась к стойке, поймав на себе несколько недоумевающих взглядов.

– Добрый день, Ваш паспорт и билет, пожалуйста, – вежливо попросил регистратор.

– Да, конечно, держите, – пролепетала я, стрельнув глазами обаятельному регистратору.

Получив посадочный талон и сдав багаж, меня направили на досмотр, а после показали дорогу к залу ожидания. Он, конечно же, отличался от остальной зоны в аэропорту: удобные диванчики, большие плазмы с фильмами, стойка, где бариста готовил напитки для ожидающих. Присев на мягкий диван темно–синего цвета, ко мне тут же подошел официант:

– Здравствуйте, желаете что–нибудь заказать?

Немного подумав, я ответила:

– Я бы не отказалась от стаканчика апельсинового сока.

Пока я ждала заказ, решила продолжить свой осмотр зала. Контингент сильно отличался. Взять, например, мужчину слева от меня: это был солидный мужчина в молочном костюме, пил кофе и читал газету. Выглядел он уж очень ухоженно: аккуратный маникюр, волосы уложены муссом, накрахмаленная нежно–голубая рубашка. Справа от меня сидела молодая пара, и девушку я узнала, это была известная модель из Victoria’s Secret с не менее известным стилистом. Но городок не такой большой и делать им здесь особо–то нечего, возможно, что прямого рейса не было и они ожидают пересадки.

Прошло минут пять и нас попросили пройти к специальному транспорту, чтобы доставить на борт самолета. Поднявшись по трапу, я оказалась в очень шикарном салоне, где было всего девять мест. Большие удобные кресла бежевого цвета, темно–синий ковер на полу, по стенам светили встроенные лампы. Стюардесса подошла и проводила меня к моему месту. Напротив кресла располагался встроенный телевизор и выдвижной столик. Устроившись поудобней, я ненадолго провалилась в беспамятство, и когда вернулась обратно, всех уже просили пристегнуться.

Внутри все трепетало от радости, которая меня охватила. Через девять часов меня ждала пересадка в Париже, и еще три часа до аэропорта Вантаа. Но за все мои перелеты, эти двенадцать часов были самые приятные. Сразу же как самолет набрал высоту, ко мне подошла стюардесса и предложила фирменное меню от шеф–повара Томми Милли, и я, конечно же, не смогла отказаться. Она тут же постелила белоснежную скатерть, на которой золотыми нитками было вышито Marmikko, положила столовые приборы и удалилась. Не прошло и пяти минут, как уже другая стюардесса принесла мне сливочный суп из сельдерея, голубого сыра и миндаля, тартар из лосося и бокал белого вина.

Восхитившись обедом, я вновь растворилась в удобном кресле, включила фильм и наслаждалась моментом.








Пересадка в Париже прошла достаточно быстро, и оставшиеся три часа полета пролетели незаметно. Так как место было около иллюминатора, я смогла насладиться огнями города.

От самолета в аэропорт все пассажиры прошли по телескопическому мосту. Внутри все выглядело еще лучше, чем в аэропорте Денвера. Достаточно большой зал с простым дизайном, но уже сразу можно было оценить его комфорт, начиная от обычной функции wi–fi до персонального сопровождения пассажиров до стойки выдачи багажа. Получив свой багаж, я тут же направилась к выходу. Аэропорт находился в двадцати пяти километрах от Хельсинки, поэтому я села в такси и обратилась к водителю:

– В отель Камп, пожалуйста.

Только отъехав от аэропорта, я поняла, что перелет сильно утомил меня. За окном уже стемнело и яркие фонари освещали дорогу. Другая страна, другие люди, другой воздух, другая жизнь. Все как с чистого листа. Игра стоит свеч.

Пока я пребывала в раздумьях, водитель подъехал к порогу шестиэтажного здания, располагающегося на пересечении двух улиц.

– Возьмите, сдачи не нужно, – передала деньги водителю и вышла из машины. Тут же по ступенькам спустился взрослый мужичок в строгом костюме и взял мой чемодан.

Открыв дверь, я оказалась в огромном зале с массивными колоннами посередине, мраморным узорчатым полом и большим пространством. В конце зала находилась стойка регистрации, за которой стояла очень милая блондинка в красном обтягивающем платье. Она выдала ключи и проводила до номера. Следом подошел тот самый мужчина и занес в номер багаж.

– Что–нибудь нужно, мисс? – обратилась ко мне девушка.

– Если только что–нибудь легкое перекусить.

– Хорошо, пока располагайтесь. Если будет нужно еще что–нибудь, в номере есть телефон, обязательно звоните нам.

Поблагодарив за заботу, я закрыла дверь и осталась одна.

Наконец–то оставшись наедине с собой, я осмотрела свой номер: очень просторная спальня, достаточно большая кровать, устланная покрывалом молочного цвета, на полу лежал мягкий ковер с густым ворсом. Но свежий воздух из окна манил меня. Подойдя к нему, я увидела большой зеленый парк на другой стороне берега, разделенный рекой. Жаль, что сейчас уже достаточно поздно. Когда наступит утро, комната наполнится еще большей свежестью и солнечным светом, запутывающимся в белоснежных, едва уловимых взгляду шторах.

Ванная комната была белоснежной, начиная от полотенец слева на полке и халата, и заканчивая ванными принадлежностями, все сияло, словно кто–то зажег яркий свет. Розовые свечи источали нежный запах роз. Спустившись в гранитную ванну с слегка горячей водой, я растворилась там в блаженстве спокойствия и расслабленности.

Пока я нежилась в воздушной пене, консьерж прикатил столик с ужином. На аккуратно отглаженной скатерти стоял кувшин с соком манго, сбоку красовалась тоненькая ваза с фиалками, серебряный чайничек с тонким носиком, фруктовая тарелка и овощной салат.

«– Вот так сервис», – сказала я сама себе.

Слегка перекусив, я разбежалась и прыгнула в свою кровать и мгновенно улетела в сладкие сновидения, не выпускавшие меня из своих объятий до самого утра.








Новый день. Новые эмоции. Все наполнилось светом. Небольшая гостиная, располагавшаяся чуть дальше спальни сразу потянула меня к себе. Вчера я не заметила ее, так как была изрядно уставшей, но сейчас я вижу нежно–голубые стены, на которых висят гравюры известных финских художников, огромный телевизор напротив большого мягкого дивана оливкового цвета, а по углам стояли вазы с цветами. Везде цветы. И в каждой комнате разные, словно, я актриса или певица, и помощник принес их после моего концерта в номер, пока я крепко спала.

К сожалению, я не брала с собой вещей, а мой чемодан заполнен кое–чем стоящим, поэтому пришлось надеть вчерашнее платье. Уложив растрепанные волосы, и слегка припудрив носик, я приоткрыла боковой карман чемодана, достала оттуда небольшую сумочку, проверила, все ли там на месте. Слегка помедлив и зажмурив глаза, я открыла чемодан и, когда вновь открыла глаза, выдохнула с облегчением. Целый чемодан денег был на месте и все же это не сон. Взяв оттуда три толстых пачки, я закинула их в сумку, застегнула чемодан обратно и убрала под кровать.

В коридоре навстречу мне шел симпатичный мужчина в отглаженной белой рубашке и песочно–бежевого цвета и удивительными голубыми глазами. На вид ему было около двадцати пяти лет. Я растерялась, но все же спросила:

– Прошу прощения, вы случайно не знаете, где здесь бар или что–то вроде того?

– Да, конечно, он на первом этаже отеля. Я как раз туда направляюсь.



Читать бесплатно другие книги:

Главный герой, съедаемый воспоминаниями о своём прошлом, отправляется в путешествие, чтобы спасти родной город и стра...

Некий богатый шовинист, жмот и, уж простите за прямоту, засранец, внезапно узнает, что он неизлечимо болен… Это траги...

Уже двадцать лет Говард Маркс помогает инвесторам своими «Записками из председательского кресла». Книга «О самом важн...

Неожиданная катастрофа обрекла Землю на медленную, но неотвратимую гибель. Нации всего мира объединились для осуществ...

Книга содержит в себе уникальное исследование гороскопов женщин, ставших матерями, и конкретные методики определения ...

Универсальное руководство «100+ хаков для интернет-маркетологов» – настоящий кладезь полезной информации с пошаговой ...