Мошка в зенице Господней - Нивен Ларри

Мошка в зенице Господней
Ларри Нивен

Джерри Пурнелл


Гиганты фантастикиМошкиты #1
Ларри Нивен и Джерри Пурнелл – классики научной фантастики, лауреаты премий Хьюго и Небьюла, ими вместе написаны романы «Молот Люцифера», «Клятва верности», «Инферно».

«Мошка в зенице Господней» – их общепризнанный шедевр, эпический роман о контакте человечества с иным разумом, ставший знаковым событием в истории жанра.





Ларри Нивен, Джерри Пурнелл

Мошка в зенице Господней



Мерилин и Роберте, приютившим нас, пока мы работали над этой книгой, а также Луртону и Джинни, снова и снова заставлявшим нас проделывать эту работу







Хронология


1969

Нил Армстронг ступает на поверхность Луны.



1990

Серия договоров между Соединенными Штатами и Советским Союзом приводит к образованию СоВладения.



2008

Первый успех в испытаниях двигателя для межзвездных перелетов. Создание движителя Олдерсона.



2020

Первые колонии в других звездных системах. Начало Великого Исхода.



2040

Бюро Переселения начинает массовую отправку заключенных СоВладения за пределы Солнечной системы. Колонизация Спарты и Святой Екатерины.



2079

Сергей Лермонтов становится гранд-адмиралом Объединенных Военных Космических Сил.



2103

Начало Великих Патриотических войн. Конец СоВладения. Исход Флота.



2110

Коронация Лисандра I на планете Спарта. Флот присягает на верность Спартанскому трону. Династический брак приводит к союзу Спарты и Святой Екатерины.



2111

Начало Формационных войн.



2250

Леонид I провозглашает Империю Человечества.



2250–2600

Империя Человечества устанавливает и поддерживает мир между мирами.



2450

Джаспер Мёрчисон исследует район за пределами Угольного Мешка. Изменение климата и освоение Новой Шотландии.



2609

Начало Сепаратистских войн. Появление сауронских суперменов. Святая Екатерина почти полностью уничтожена.



2640

Сепаратистские войны продолжаются. Наступление Темных Веков для многих звездных систем. Истребление сауронских суперменов.



2800

Прекращение межзвездной торговли. Пиратство и разбой. Темные Века.



2862

Когерентный световой луч от Мошки достигает Новой Шотландии.



2870

Конец Сепаратистских войн.



2882

Говард Гроут Литлмид создает на Новой Шотландии церковь Его Имени.



2902

Когерентный луч от Мошки внезапно пропадает.



2903

Леонид IV провозглашает Вторую Империю Человечества. Произнесение Клятвы Возрождения Единства.



3016

Мятеж на Нью-Чикаго.



3017

ПЕРВЫЙ КОНТАКТ.




Действующие лица


Родерик Гарольд, лорд Блейн, командор, Имперский военно-космический флот.

Эркли Келли, канонир Имперских десантных войск, слуга семейства Блейнов.

Адмирал сэр Владимир Ричард Джордж Плеханов, вице-адмирал Имперских космических сил Нью-Чикаго, исполняющий обязанности генерал-губернатора Нью-Чикаго.

Капитан Бруно Кзиллер, Имперский военно-космический флот, командующий ИКК «Макартур».

Командор ДжЕК Каргилл, ИВКФ, старший помощник капитана «Макартура».

Гардемарин Хорст Стейли, ИВКФ, старший гардемарин на борту ИКК «Макартур».

Командор Джок (Сэнди) Синклер, ИВКФ, старший механик «Макартура».

Гардемарин Джонатон Уитбрид, ИВКФ.

Лейтенант Кевин Реннер, штурман-инструктор, резерв ИВКФ.

Леди Сандра Лидделл Леоновна Брайт-Фаулер, бакалавр искусствоведения, магистр естественных наук, доктор антропологии, Имперский университет Спарты.

Его превосходительство Гораций Хусейн Бери, торговец и магнат, председатель совета компании «Империал Автонетикс».

Гардемарин Гэвин Поттер, ИВКФ.

Адмирал флота ХОулАнд Кранстон, Верховный главнокомандующий силами Его Величества в Трансугольном секторе.

Его Высочество Ричард Стефан Меррилл, вице-король Владений Его Величества в Трансугольном секторе.

Доктор Энтони Хорват, министр науки Трансугольного сектора.

Доктор Джекоб БАкман, астрофизик.

Отец Дэвид Харди, капеллан, капитан, резерв ИВКФ.

Адмирал Лаврентий Кутузов, вице-адмирал, командующий экспедицией Его Величества к Глазу Мёрчисона.

Сенатор Бенджамин Брайт-Фаулер, лидер большинства в Сенате и член Тайного Совета.

Доктор Зигмунд Горовиц, профессор ксенобиологии, Университет Новой Шотландии.

Герберт Колвин, бывший капитан Республиканских космических сил Союза, бывший капитан крейсера «Дерзкий».


И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?

    Евангелие от Матфея, 7:3






Пролог


«За минувшее тысячелетие сложилось мнение, что движитель Олдерсона – несомненное благо. Без сверхсветовых скоростей, которые стали доступны благодаря открытию Олдерсона, человечество оставалось бы в заточении в границах Солнечной системы, и Великая Война Наций уничтожила земное СоВладение. Однако вышло так, что мы, напротив, успели заселить более двух сотен миров…

Конечно, движитель принес нам громадную пользу: без него мы бы уже давным-давно вымерли. Но несомненное ли это благо?.. Давайте разберемся. Те самые открытия, что дали нам возможность колонизовать планеты, те же наладившиеся межзвездные контакты между колониями, что положили начало Первой Империи, – все это стало причиной смертоубийственных войн. Все миры, уничтоженные за двести лет Гражданских войн, и заселялись, и сжигались кораблями, на которых применялся движитель Олдерсона…

Благодаря открытию Олдерсона нам не пришлось ломать себе голову, выстраивая сложнейшую сетку координат. Но надо отметить, что наши корабли способны мгновенно преодолевать огромное расстояние и без движителя, хотя признаемся, что в данном случае уместно говорить именно о межпланетном пространстве.

Тем не менее мы не устаем заявлять, что во Вторую Империю Человечества входят две сотни миров и все необозримое пространство между ними – более пятнадцати миллионов кубических парсеков…

Попробуем увидеть истинное положение дел. Представьте мириады крошечных пузырьков пены на поверхности бескрайнего черного океана. Мы властны лишь над некоторыми из пузырьков. О водах меж ними нам ничего не известно…»



    Из выступления доктора Энтони Хорвата в Институте Блейна, 3029 г. н. э.




Часть первая

Зонд безумного Эдди





1

Приказ, 3017 г. н. э


– Адмирал приветствует вас и приглашает незамедлительно прибыть к нему! – объявил гардемарин Стейли.

Командор Родерик Блейн оглядел мостик, где изредка общались его офицеры, и подумал о том, что в минуты важных переговоров флотские напоминают врачей, ассистирующих главному хирургу на сложной операции. Да и сейчас в сером стальном отсеке кипела работа. Все были заняты делом, но общее впечатление всегда оставалось неизменным: здесь царил хаос. На экранах, висящих над пультом управления, застыло уже привычное изображение: планета, окруженная военными кораблями, размещенными на орбите рядом с «Макартуром». Почти все панели были сняты со своих консолей – из распоротых внутренностей торчало диагностическое оборудование. Техники, держа наготове маркированные разными цветами сменные блоки, заменяли детали, которые внушали им хотя бы малейшее подозрение. Вдобавок откуда-то с кормы, где ремонтники занимались корабельным корпусом, доносились глухие удары и скрежет металла.

Повсюду виднелись следы битвы: безобразные ожоги там, где защитное поле Лэнгстона на мгновение отказало из-за перегрузки. В одной из консолей прожгло дыру неправильной формы размером с кулак, и двое техников копались в паутине проводов. Род Блейн покосился на черные пятна, покрывающие бронеткань обмундирования. Слабый запах испарившегося металла и горелого мяса как будто застрял в его ноздрях, и даже теперь перед его внутренним взором стояла та сама жуткая картина: огонь и расплавленный металл, который выплеснулся из корпуса и окатил левый бок Блейна.

Левая рука Блейна висела на эластичной перевязи, и лишь по пятнам на повязке он мог восстановить в памяти события минувшей недели.

«А ведь я всего час на борту, – подумал он. – Капитан внизу, а тут кавардак… Я не могу уйти прямо сейчас».

Он повернулся к гардемарину.

– Незамедлительно?

– Да, сэр. Требование из разряда «первостепенной важности».

Что ж, ничего не попишешь, придется вытерпеть головомойку, которую ему устроит адмирал. Первый лейтенант Каргилл и механик Синклер – компетентные ребята, но сейчас капитана замещает он, Блейн, так что именно он и обязан следить за тем, как парни латают «Макартур» (пусть даже Блейна и не было на борту, когда корабль «заработал» большую часть своих боевых отметин).

Ординарец Рода осторожно кашлянул и деликатно указал на запятнанную форму.

– Сэр, вы успеете переодеться во что-то более… приличное.

– Отличная идея, – Род взглянул на экран корабельного навигатора.

Пожалуй, у него еще есть полчаса, но это вовсе не означает, что не надо спешить: адмирал не любит, когда опаздывают. Кроме того, Блейну понадобится помощь, чтобы снять мундир: он не раздевался после того, как его ранило.

Послали за помощником хирурга. Разрезая ножницами армированную ткань, прилипшую к левой руке Рода, медик буркнул:

– Не дергайтесь, сэр. Руку вам здорово поджарило, – в его голосе звучала укоризна. – Вам следовало обратиться в лазарет неделю назад.

– «Следовало» и «у меня имелась такая возможность» – разные вещи, – возразил Род.

Неделю назад «Макартур» сражался с мятежным военным кораблем, и тот, прежде чем капитулировать, разделал имперский крейсер как бог черепаху. После победы Род возглавил «призовую» команду, но на вражеском судне не оказалось никакой возможности заняться лечением. Когда бронеткань сняли, Род поморщился: вонь была просто невыносимой: гораздо хуже, чем запах застарелого пота и грязи.

А если у него начинается гангрена?

– Да, сэр, – перерезано еще несколько нитей синтетических волокон, прочных как сталь. – Вам надо срочно к хирургу, командор. Нужно продезинфицировать рану, а уж потом использовать заживляющие средства. А в лазарете вам заодно и нос подправим.

– Меня он вполне устраивает, – холодно ответил Род.

Блейн легонько дотронулся до своего кривого носа и вспомнил сражение, в котором ему сломали перегородку. Но везде есть свои плюсы: теперь он выглядел старше своих двадцати четырех стандартных лет. Род считал это признаком опытности и успешности. Род гордился своим происхождением, хотя порой фамилия Блейн казалась ему чересчур тяжким бременем.

Обмундирование из бронеткани срезали с раны, после чего руку Блейна щедро намазали намбитолом. Стюард помог Роду облачиться в светло-голубую форму с красным шарфом-перевязью, золотыми позументами и эполетами. Ткань сразу туго натянулась и стиснула его плечи, но Род постарался не обращать внимания на дискомфорт: лучше уж перетерпеть, чем мучиться в коконе из моноволоконной бронеткани. Правда, жесткий китель бередил рану (и обезболивающее тут не помогло), но, в конце концов, Род обнаружил, что способен двигать рукой и может опереться локтем на рукоять пистолета.

Приведя себя в подобие порядка, он направился в ангар «Макартура» и сел в шлюпку. Рулевой направил ее в громоздкие двери подъемника: шлюпка лихо вылетела наружу, не дожидаясь, когда «Макартур» замедлит свое безостановочное вращение. Опасный маневр, но Род экономил время. Двигатели глухо заурчали, и юркий крылатый флаер нырнул в атмосферу планеты.

Нью-Чикаго. Населенный мир сектора за пределами Угольного Мешка, примерно в двадцати парсеках от Столичного сектора. Планета вращается вокруг желтого солнца F9, которое обычно называют бетой Гортензии.

Атмосфера практически соответствует земной, дышать можно без помощи фильтров. Сила тяжести составляет 1,08 земной. Радиус планеты – 1,05, а масса 1,21 массы Земли; плотность выше земной. Наклон оси вращения Нью-Чикаго – 41 градус, расстояние до светила – 1,06 а.е., орбита умеренно эксцентрическая. Ввиду значительных сезонных колебаний температуры заселена только относительно узкая полоса в южной температурной зоне.

Спутник – один, на среднем расстоянии, прижившееся название – Эванстон. Происхождение названия неизвестно.

70 % Нью-Чикаго покрыты водой. Материки гористые, заметная вулканическая активность. Развитая промышленность периода Первой Империи почти полностью уничтожена во время Гражданских войн. Со времени присоединения Нью-Чикаго ко Второй Империи в 2940 г. н. э. начинает восстанавливаться промышленная база – работы ведутся удовлетворительными темпами.

Большая часть населения проживает в единственном городе, носящем то же название, что и планета. Прочие населенные пункты разбросаны на обширных территориях – нигде число жителей не превышает сорока пяти тысяч. Общая численность населения планеты согласно переписи 2990 г. – 6,7 миллиона человек. Железодобывающие и железоплавильные центры находятся в горах. Экстенсивное сельское хозяйство.

В целом население планеты обеспечивает себя лишь половиной продуктов питания.

Нью-Чикаго владеет растущим торговым флотом. Благодаря удачному расположению планета стала центром трансугольной межзвездной торговли. Управляется генерал-губернатором и Советом, назначаемым вице-королем Трансугольного сектора, имеет выборную ассамблею и двух делегатов в Имперском Парламенте.



Род Блейн нахмурился, читая строки, бегущие по экрану карманного компьютера. Физические данные остались прежними, но прочая информация безнадежна устарела. Мятежники изменили даже название планеты, превратив ее из Нью-Чикаго в «Госпожу Свободу». Что ж, правительству придется проделать двойную работу.

Возможно, «Госпожа Свобода» потеряет свое место в Парламенте и даже утратит право на выборную ассамблею.

Род отложил компьютер в сторону и посмотрел в иллюминатор. Флаер летел над гористой местностью, где не было никаких следов войны.

Слава богу, что эти районы не подверглись бомбардировке.

Иногда такое случалось: города-крепости держались благодаря спутникам планетарной защиты. У военно-космического флота не было времени на затяжную осаду, а имперская полиция получила приказ покончить с мятежниками – возможно, малой кровью, но все-таки покончить. Упорствующую мятежную «Госпожу Свободу» постепенно превращали в поля сверкающей лавы, где не выживал никто. Впрочем, над некоторыми поселениями были воздвигнуты черные купола поля Лэнгстона. И что потом? Кораблей, чтобы доставлять продукты, преодолевая межзвездное пространство, не хватало – и на планете начались эпидемии и голод.

«Но иного пути нет», – подумал Род.

Человечество необходимо сплотить под властью единого правительства – убеждениями или силой, – чтобы столетия Сепаратистских войн никогда больше не повторялись. Каждый имперский офицер видел ужасы, порожденные кровопролитными войнами, – именно поэтому академии разместили на Земле, а не в столице.

На подлете к городу Род увидел первые отметины сражений. Круг перепаханной земли, вдали – развалины крепостей, разрушенные бетонные трассы транспортных систем. Затем показался почти нетронутый городок, уцелевший в границах круга защитного поля Лэнгстона. Он не слишком пострадал: когда поле было снято, сопротивление тут же прекратилось. Только фанатики продолжали сражаться с имперскими космодесантниками.

Флаер пролетел над руинами высотки, разрушенной упавшей посадочной шлюпкой. Видимо, ее сбили, но пилот успел поквитаться с обидчиками.

Флаер обогнул городок, снизив скорость, чтобы подлететь к посадочным докам и заодно не выбить ни единого оконного стекла в зданиях. Дома были старые, в основном созданные по углеводородной технологии, для чего, похоже, сносили целые кварталы, заменяя их свеженькими современными постройками. Ничто не напоминало о городе Первой Империи, когда-то возведенном на этой земле.

Флаер сел на площадку на крыше Дома правительства, и Род понял, что скорость можно было и не снижать. Почти все стекла в оконных рамах уже повылетали.

На улицах бурлили толпы людей, но ездили исключительно колонны военных машин. Некоторые прохожие просто стояли, другие стремительно вбегали в магазины или вылетали обратно на улицу.

Изгородь под током, возведенную вокруг Дома правительства, охраняли солдаты в серых мундирах имперских космодесантников.

Блейн вылез из флаера, перебрался в лифт и спустился на этаж, принадлежащий генерал-губернатору. Во всем здании не было видно ни одной женщины, хотя обычно имперские правительственные учреждения кишели ими. Вероятно, Блейн слишком долго пробыл в космосе – но ничего не поделаешь, надо привыкать. Он назвал свое имя пехотинцу, сидевшему за столиком администратора – парень держался так прямо, будто проглотил шомпол, – и стал ждать.

Блейну совершенно не хотелось думать о том, что произойдет в кабинете через несколько минут, и потому он коротал время, разглядывая пустые стены. Все декоративные украшения, трехмерная звездная карта с имперскими флагами, реющими над провинциями, и прочее, чему полагалось быть в приемной генерал-губернатора планеты первого класса, исчезло. Остались лишь безобразные пятна на стенах.

Наконец охранник провел его в кабинет. За массивным столом восседал адмирал сэр Владимир Ричард Джордж Плеханов, кавалер орденов Св. Михаила и Св. Георгия.

«А где же его превосходительство господин Гарун, – удивился Блейн. – Неужто придется беседовать с адмиралом наедине?»

Но спустя мгновение Блейн понял, что ошибся: возле окна стоял капитан Кзиллер, непосредственный начальник Блейна на «Макартуре».

Блейн заметил, что система прозрачности окон полностью вышла из строя и стены кабинета украшали только глубокие царапины.



Читать бесплатно другие книги:

Согласно результатам последних исследований, здоровье головного мозга и развитие различных его заболеваний в очень сильн...
Изложены основные понятия, определяющие инновационный процесс. Рассмотрена его общая структура, описаны функциональные о...
У вас в руках долгожданное продолжение конспекта лекций Русской Школы Русского языка, уникального проекта, созданного Ви...
Настоящие «Сказания» тесно связаны с известной «Велесовой книгой» и являются собранием устных народных преданий, повеств...
В книге систематизирован материал по теории и практике арт-терапии. Представлено методическое обеспечение основных напра...
В каждом из нас живет множество бактерий и вирусов-во рту, на коже, в кишечнике. Они помогают переваривать пищу и усваив...