Мифы экономики. Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики - Гуриев Сергей

Мифы экономики. Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики
Сергей М. Гуриев


Сколько стоит человеческая жизнь? Почему одни страны бедны, а другие богаты? Как бороться с коррупцией? Как реформировать и регулировать естественные монополии? Нужны ли нам импортные пошлины, миграция, Стабилизационный фонд, независимый Центральный банк, развитые финансовые рынки? Есть ли для России место в глобальной экономике и чьи интересы защищают антиглобалисты? Что делать с олигархами и как вертикаль политической власти сказывается на конкурентоспособности российской экономики?

Эти и другие экономические вопросы каждый день активно обсуждаются в СМИ. При этом очень часто комментарии по таким вопросам дают люди, которые не являются профессиональными экономистами. Неграмотные высказывания политиков и журналистов формируют у людей искаженное представление об экономических закономерностях и подходах к решению практических проблем.

В своей книге «Мифы экономики» известный российский экономист Сергей Гуриев в доступной форме излагает актуальные для России достижения мировой экономической науки и помогает читателю разобраться в многочисленных экономических заблуждениях и стереотипах, преобладающих в общественном сознании.

4-е издание.





Сергей Гуриев

Мифы экономики. Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики


Очевидное всегда враг правильного[1 - Mathematics and the Metaphysicians. In Bertrand Russell Mysticism and Logic, London: Longmans Green, 1918.].

    Бертран Расселл




Экономист, читатель и писатель


Книга Сергея Гуриева – это запись дискуссии между экономистом и обществом. Есть распространенные вопросы и недоразумения, кочующие из разговора в разговор. Есть разъяснения и мнения профессионала. Но дело не только в этом. Эта книга – еще и реплика в защиту дискуссии как таковой. Причем не любой, а той, которая ведется на высоком уровне качества.

Казалось бы, что тут защищать? Джон Мейнард Кейнс, Фридрих Хайек, Джон Гэлбрейт и другие экономисты первой величины, не жалея времени на написание газетных статей, в свое время создали стандарт такого рода выступлений. Ныне здравствующие Амартия Сен, Пол Кругман и Стивен Левитт продолжают традицию.

Но иностранные светила у нас мало известны, а их мнения далеко не всегда актуальны в России.

Нужны свои авторитеты, своя интеллектуальная среда. Но в российском публичном пространстве все еще мало фигур, обладающих качествами, необходимыми для хорошего обмена мнениями. Этих качеств как минимум три: компетентность, умение ясно излагать мысли и независимость.

Людей с образованием и экономической эрудицией в России теперь немало. За постсоветские годы открыты новые школы, изданы книги и получены степени в лучших университетах мира. Но многие из компетентных специалистов предпочитают не ввязываться в публичные дискуссии или существуют в блогосфере под псевдонимами. Одним мешают корпоративные правила, другим – конфликты интересов. В результате на поверхности оказываются люди, чьи профессиональные качества и мотивы, побуждающие к высказыванию, неясны.

Стандарты, на которые можно сослаться, существуют. Экономические факультеты мира принято ранжировать по количеству публикаций их профессоров в международных реферируемых журналах. С этой точки зрения Российская экономическая школа, возглавляемая Гуриевым, не имеет равных в России. Но очень немногие слышали об этих рейтингах, и не для всех они значимы. Большинство российских вузов существует вообще вне всяких мировых стандартов – и ничего, скажут их руководители, живут же как-то. Решение американской стороны выбрать РЭШ местом выступления президента Барака Обамы во время его визита в Москву в июле 2009 года можно считать косвенным «знаком качества» вуза, но, подозреваю, не все в России такой знак качества примут.

Не менее сложно дело обстоит и с независимостью. Проблема в основаниях, позволяющих считать того или иного эксперта независимым. Она создана верой во всесилие пиара и пропаганды, укрепившейся в последние лет десять. Распространенное убеждение, что за любой «авторитетной» позицией стоит частный или государственный заказ, подрывает доверие и к критике, и к похвале.

В дискуссии, завязавшейся в таких условиях, за каждым высказыванием ищешь заказчика, видишь поединок пиарщиков вместо идейного спора, в котором можно было бы сопоставить разные мнения. Расцветают теории заговоров, потому что далеко не всегда ясно, насколько искренен тот или иной эксперт и чьи интересы в данный момент он представляет.

И вот еще проблема: размыты критерии формирования авторитета, в том числе и морального. Какими качествами должен обладать признанный авторитет? Должен быть лауреатом премий, человеком высоких моральных качеств, фигурой, часто мелькающей в медийном пространстве? Проблемы с признанием подлинности этих «знаков качества» неизбежны в стране, где ученую степень и членство в научных сообществах можно купить, где уважение коллег для многих не является ценностью, а выход к массовой аудитории, например через телевидение, регулируется не спросом, а решениями узкой группы людей.

Положение это изменится не скоро. А книга уже написана. Жанр – развенчание мифов. Попытка ответить на вопросы, которые не заданы кем-то напрямую, а ставятся самой жизнью, точнее сложившимися представлениями о ее хозяйственном устройстве. Сложность здесь в том, что формулирование сложившихся мифов – на совести автора. Так что судить о результате следует не только по ясности ответов, но и по адекватности вопросов, которые автор задавал себе.

Перед нами разговор экономиста с публикой, в том числе и непосвященной. Но автор не пытается представить экономиста носителем непреложной истины. В советские времена это была наука, конструировавшая догмы. Гуриев стремится представить экономику наукой, призванной как раз догмы ставить под вопрос и развиваться поверх идеологических и национальных границ.

Экономика, считающаяся самой точной из общественных дисциплин, далеко не так точна, как «настоящие» естественные науки, – вероятно, в силу своей относительной молодости и необъятности предмета изучения. Экономист не пророк и не оракул, в чем все мы могли убедиться по ходу развития экономического кризиса. Гуриев сравнивает коллег с метеорологами и напоминает о случаях серьезнейших ошибок в прогнозировании.

Хуже того, экономисты еще и постоянно спорят («Где два экономиста, там три мнения»), так что у политиков может возникать ощущение, что им никогда не добиться от этих визирей однозначных советов по важнейшим вопросам. Но и без них нельзя: иначе не составишь антикризисные планы и не вернешь доверие рынков.

Именно поэтому экономисты часто бывают советниками и министрами, но редко становятся главами государств. Экономисты понимают многозначность и динамику рынков, а руководителям нужна однозначность и статика. А это стихия юристов. Вот и представители нового поколения лидеров – Барак Обама, Николя Саркози, Дмитрий Медведев – юристы. Но посмотрим, как покажут себя лидеры, родившиеся в 1970-е. Это поколение, к которому принадлежит и автор книги, скоро должно выйти на первый план в политике и экономике.



    Максим Трудолюбов,
    редактор отдела «Комментарии» газеты «Ведомости»


Кате, Саше и Андрюше







От автора


Величайший враг правды зачастую не ложь – преднамеренная, запутанная и бесчестная, – а миф – настойчивый, убедительный и нереалистичный[2 - President John F. Kennedy. Commencement Address At Yale University, New Haven, Connecticut, June 11, 1962 // Public Papers Of The Presidents Of The United States: John F. Kennedy, 1962. P. 234.].

    Джон Кеннеди

История этой книги началась в январе 2003 г. в Давосе. Заместитель главного редактора газеты «Ведомости» Марк Уайтхауз предложил мне написать серию статей в стиле Schools’ Briefs, подобную той, что печаталась в еженедельнике The Economist в 1990-е. Раньше я уже публиковался и в журнале «Эксперт», и в «Ведомостях», но именно с этого предложения Марка начался мой опыт сотрудничества с газетой на регулярной основе. Придумать название и формат для цикла статей мне помог Андрей Николаевич Илларионов, предложив сосредоточиться на развенчании распространенных мифов об экономике. С тех пор я написал тридцать статей для «Ведомостей» (с перерывом на 2003–2004 учебный год, когда я преподавал в Принстонском университете). Они и легли в основу этой книги вместе со статьями, опубликованными в «Эксперте», The Moscow Times, New York Times, «Русском фокусе» и «Огоньке».

Цель «Мифов» – показать читателю на конкретных примерах, что передовые достижения экономической науки имеют прямое отношение к происходящему сейчас в России. Это позволит ему справляться с потоком экономических мифов и предубеждений, которые обрушиваются на него.

Это, безусловно, не первая попытка ученого-экономиста донести до читателя последние достижения науки. Только за последние несколько лет на русском языке вышли «Голая экономика» Чарльза Уилэна[3 - Уилэн Ч. Голая экономика. Разоблачение унылой науки. – М.: Олимп-Бизнес, 2005. – 368 с.], «Секс, наркотики и экономика» Дианы Койл[4 - Койл Д. Секс, наркотики и экономика: Нетрадиционное введение в экономику. – 2-е изд. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2005. – 384 с.], «Великая ложь»[5 - Кругман П. Великая ложь: Сбиваясь с пути на рубеже нового века. – М.: АСТ, 2004. – 474 с.] Пола Кругмана, «Фрикономика»[6 - Левитт С., Дабнер С. Фрикономика. Мнение экономиста-диссидента о неожиданных связях между событиями и явлениями. М.: Вильямс, 2007. – 288 с.] Стефана Дабнера и Стивена Левитта. Зачем же нужна еще одна книга? Мне, конечно, трудно тягаться с Кругманом и Левиттом – нобелевским лауреатом и обладателем медали Кларка (и, следовательно, претендентом на Нобелевскую премию) соответственно. Но у меня есть важное преимущество: я стараюсь рассматривать российские проблемы, которые не знакомы американцам, и, естественно, я лучше представляю себе доминирующие в сознании россиян экономические мифы.

Я благодарен моим редакторам в «Ведомостях» и «Эксперте» – Марку Уайтхаузу, Максиму Трудолюбову и Александру Ивантеру, – которые помогли мне написать эти серии статей.

Большинство идей для них родилось в беседах с Андреем Илларионовым, Владимиром Преображенским, Кристофом Рюлем и коллегами из Российской экономической школы (РЭШ) и Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР). Несколько статей написаны по мотивам совместных научных работ с моими соавторами Юрием Андриенко, Судипто Бхаттачария, Марией Горбань, Барри Икесом, Ольгой Лазаревой, Расселлом Питтманом, Андреем Рачинским, Константином Сониным, Гидо Фрибелем, Сергеем Цухло, Елизаветой Шевяховой и Ксенией Юдаевой.

Эта книга стала возможной благодаря замечательной работе коллектива издательства «Альпина Бизнес Букс», особенно Алексея Ильина, Ольги Осадчей, Полины Суворовой и Сергея Турко.

И, конечно же, главный вклад в эту книгу внесли мои родители и моя семья – Катя, Саша и Андрюша, – они не только терпеливо относились к моей работе, но и каждый раз напоминали мне о смысле жизни, вселенной и всего остального.



    Сергей Гуриев, Москва, 2006 г.




Предисловие к четвертому изданию


Книга «Мифы экономики» выросла из моих колонок «Мифы экономики» и «Уроки экономики», которые выходили в 2003–2005 гг. в газете «Ведомости». В начале 2009 года я дополнил книгу главой (второй по счету) о разворачивавшемся тогда глобальном кризисе, тоже написанной на основе колонок цикла Ratio economica в «Ведомостях».

С тех пор многое изменилось. Закончился финансовый кризис, миновал экономический кризис, но начался кризис суверенных долгов, который в лучшем случае приведет к замедлению роста глобальной экономики, а в худшем – к рецессии в отдельных странах и острому финансовому кризису во всем мире. Тем не менее я не стал переписывать вторую главу, потому что мне кажется важным вспомнить, как воспринимались события 2008–2009 гг. в разгар кризиса. Многие аналитики тогда предрекали Великую депрессию, спад американской экономики на 10 % и крах капитализма. Ничего этого не произошло, и не должно было произойти. Это был обычный кризис (от которых мы, впрочем, давно отвыкли), и преодолеть его удалось достаточно быстро и традиционными методами.

Нынешняя ситуация совсем другая. Впервые кризис суверенного долга разразился в развитых странах. Когда я пишу эти строки, суверенный долг США составляет примерно 100 % годового ВВП (больше, чем когда-либо в истории этой страны в мирное время). В странах еврозоны долги приближаются к 90 % ВВП – притом, что так называемые маастрихтские критерии предусматривают ограничение 60 % ВВП. В Греции, Италии, Испании, Португалии и Ирландии долги превышают 100 % ВВП. Уже сейчас понижены кредитные рейтинги большинства европейских стран и понятно, что дефолта Греции не избежать. Почему же в новом издании «Мифов экономики» нет главы о долговом кризисе? С 2009 года мы с Олегом Цывинским в серии Ratio economica написали почти сто колонок, в том числе о происходящих сейчас событиях, однако я решил не включать этот материал в книгу. Дело как раз в том, что крайне трудно предсказать, как будет развиваться долговой кризис – в том числе и потому, что американские и европейские политики совершают много ошибок. И сегодня не поздно спасти еврозону при помощи вполне очевидных реформ, можно снизить и американский долг за счет реорганизации налоговой системы и сокращения расходов. Но сделают ли это американские и европейские политики, пока непонятно.

Поэтому я не стал менять ни буквы в издании 2009 года. Я старался писать книгу так, чтобы ее содержание не зависело от текущих событий, и сегодня, спустя три года после предыдущего издания, считаю, что каждая глава в ней по-прежнему актуальна.



    Сергей Гуриев, Москва, февраль 2012 г.




Мифы экономики


Сколько стоит человеческая жизнь? Почему одни страны бедны, а другие богаты? Какая модель борьбы с бедностью лучше – американская или европейская? Что делать с олигархами? Как построение вертикали власти сказывается на конкурентоспособности российской экономики? Нужны ли нам импортные пошлины, миграция, Стабилизационный фонд, независимый Центральный банк, развитые финансовые рынки? Какова точность экономических прогнозов? Как реформировать и регулировать естественные монополии? Как готовить и проводить реформы, чтобы избежать последствий, которые наблюдались, к примеру, при монетизации льгот? Как бороться с коррупцией?



Читать бесплатно другие книги:

На долю Константина Рокоссовского выпало немало испытаний. Он участвовал в трех войнах – Первой мировой, Гражданской,...

Частный трейдинг или proprietory trading пока еще мало освещен в русскоязычной литературе. По сути дела, это первая книг...
«В феврале 2001 года случилось невиданное доселе событие – времетрясение, – рассказывает нам один из любимых персонажей ...
Легендарная «Трилогия желания» – самое масштабное по размаху и замыслу повествование о жестоком мире бизнеса и больших д...
Отправляясь в путешествие, будь готова ко всему! Мари и приготовилась: к несвежим продуктам, слишком яркому солнцу, капр...
В предыдущей книге «Исповедь экономического убийцы» Джон Перкинс разоблачает разрушительные махинации «экономических уби...