Осень нелюбви - Лебедева Татьяна

Осень нелюбви
Татьяна Лебедева


За одну осень главная героиня книги теряет работу, близкого мужчину и большую часть друзей. Одинокая и озлобленная, она пытается найти ориентиры для дальнейшей жизни. Спутницей ей становится Анна Ахматова, женщина с сложной судьбой, полной лишений и ошибок. Преодолевая вместе унижения и отчаяние, они учатся «просто, мудро жить». В этой книге автор предлагает читателю пройти вместе с ним путь от боли, бессилия и пустоты до настоящей любви.





Осень нелюбви



Татьяна Лебедева


Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда…

    А. Ахматова


© Татьяна Лебедева, 2017



ISBN 978-5-4490-1491-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero




Глава І. Сентябрь





Эгоизм


Рома вел машину. Я сидела на соседнем сиденье, и меня жутко укачивало. Я втягивала ноздрями как можно больше воздуха и задерживала его в себе: помогало на секунду, – а потом снова давящая приторная тошнота подкатывала к горлу. В салоне стоял запах дермантина, смешанный со сладким освежителем в виде елочки, который болтался над рулем. Хотелось свежего воздуха, – но стоило чуть приоткрыть окно, – ледяной ветер бил по моему лицу своим колючим крылом, – и приходилось снова прятаться в тошнотворном тепле. Я мечтала поскорее добраться до автосервиса, куда мы направлялись, чтобы забрать из ремонта мой Мини Купер. Однако, как назло, в городе были пробки, приходилось постоянно дергаться. Рома водил резко: машина то заходилась громким ревом, то свистела тормозами. Когда Рома со всей силы в очередной раз нажимал на газ, и меня вдавливало в спинку сидения, – хотелось матерно обругать его. Я впивалась ногтями в сиденье – и еле сдерживалась.

– Ром, можешь не так резко? Меня укачивает.

Он усмехнулся.

– Как скажешь, принцесса!

Я сделала вид, что не заметила его насмешки.

– Мне очень плохо последнее время, я неважно себя чувствую… – мой голос дрогнул: очень захотелось сочувствия.

Рома пожал плечами.

– Это из-за твоего психологического состояния, – спокойно констатировал он. – Ты злишься, истеришь, у тебя повышенная раздражительность. Вот тебе и плохо, – холодно закончил он и сделал резкий поворот на желтый сигнал светофора.

– Наверное, у меня есть на это причины, – тихо ответила я.



Мы с Ромой работали в одном офисе уже два года. Нас наняли в один день, – и это сразу сблизило нас: мы вместе волновались в коридоре перед собеседованием, вместе ждали ответа, а потом вдвоем же пошли отмечать наше трудоустройство. Рома говорил, что влюбился в меня сразу, еще в том коридоре, когда мы успели рассказать друг другу о своих надеждах и страхах, о безумных студенческих днях и увольнениях с предыдущих мест. И сразу же, без промедления Рома начал за мной ухаживать. Он угощал меня шоколадом, приглашал на кофе и каждый раз искал глазами мою реакцию, когда шутил с кем-то из сослуживцев. Он умел быстро завязывать отношения с людьми, – и вскоре его обожал весь офис, а через месяц и мы с ним начали встречаться.

Но в последнее время все изменилось. Я не заметила, как это произошло, но вдруг я потеряла его! Уже неделю я чувствовала, что он больше не мой, и все это время я не знала, как начать разговор.

– Ром, все как-то не так! – я наконец сделала попытку объясниться. – Что-то изменилось между нами, а я не была готова к этому. Знаешь, такое чувство, что жизнь, не спросив меня, сошла с колеи и пошла куда-то в лес, а я сижу на рельсах и ничего не понимаю, не знаю, что делать дальше.

Он скривил рот.

– До тебя я даже не знал, что такое метафора, а теперь мне приходится каждый день разгадывать их смыслы.

Он молчал и ждал, хотел, чтобы я перестала говорить общие фразы и перешла к сути. Он всегда так делал, когда я пыталась завести разговор издалека с помощью намеков. А я не могла подобрать слова.

– Я говорю о твоем отношении ко мне, – я провела ладонью по лбу, тщательно подбирая выражения. – Оно изменилось. Ты постоянно отпускаешь саркастические шутки в мою сторону, перестал поддерживать меня. Я чувствую, что ты стал холоден, ты забываешь обо мне, у тебя появились новые интересы, новые увлечения.

– Какие, например? – спросил он резко.

Я заколебалась.

– Например, сегодня утром ты пошел с девочками пить кофе, а меня не позвал, – я сама почувствовала, насколько мелким было мое обвинение. – Это маленький пример, это ерунда…

– Это… – он засмеялся, – это смешно, Даш. Я даже не буду тебе ничего объяснять!

– Так отношения и складываются из таких мелочей! И этих мелочей в последнее время становится все больше, они накапливаются. А потом в какой-то момент ты поймешь, что от прежнего уже ничего не осталось, оно вытеснено этими, казалось бы, пустяками. И все! Все изменилось!

Рома забыл о том, что я просила его вести машину помягче. Меня снова мотало по салону взад-вперед, словно на адских американских горках.

– Ты права, – наконец сказал он.

Я почувствовала, как тошнота с новой силой прилила к горлу, – и на всякий случай прижала ладонь к губам. Я ожидала, что он начнет оправдываться и уверять меня, что все хорошо. Однако…

– Только это ты разрушила отношения. Ты изменилась, – внезапно сказал Рома.

– Что? Как? – опешила я.

Рома пожал плечами. Его профиль был спокойным, почти каменным. Он смотрел прямо на дорогу и, казалось, что я и мои переживания сейчас волнуют его меньше всего на свете.

– Ты почему-то решила, что мир крутится вокруг тебя. Я тебе должен, офис тебе что-то должен, жизнь тебе должна, – он говорил это монотонно, как само собой разумеющиеся вещи. – А что ты делаешь в ответ?

– Я? – я растерялась. – Я всё делаю…

– Ты всех критикуешь и постоянно всем недовольна, – хмыкнул Рома.

Он резко нажал на тормоз, – меня бросило вперед на панель, и не будь я пристегнута, то обязательно разбила бы себе нос.

– Тебе кто-то об этом говорил? Вы это обсуждаете, когда ходите пить кофе?

– Нет, Даш, это мои личные наблюдения.

Это было, как неожиданный удар под дых, когда теряешь ориентацию и только и можешь, что глотать ртом воздух в ответ.

– Ты изменилась, – продолжал Рома. – И в худшую сторону. Может, в этом есть и моя вина, я тебя избаловал.

Я чуть-чуть отдышалась.

– Я действительно изменилась и знаю об этом, – я проглотила обвинение, я хотела все сгладить. – Знаешь, я сама часто вспоминаю, что два года назад была гораздо веселее, добрее, я много смеялась. Это все проклятая работа, я оставила на ней все свои нервы. Понимаешь? Из-за нее у меня не оставалось времени на веселье, на сочувствие другим людям. Возможно, последнее время я была замкнута и… требовательна к людям, но не потому что я считаю, будто все мне должны или презираю всех. Нет! Мне было тяжело! Я еле справлялась, на меня свалилась огромная куча раздраженных клиентов. Они выплескивали этот негатив на меня. Поэтому во мне его так много! Плюс я стала серьезней, потому что повзрослела, перестала быть наивной. Но это все внешнее, Рома, внутри я все та же девочка. Я просто изменилась. Не в худшую сторону. Понимаешь? Просто изменилась!

– А я тебе говорю, что в худшую! – отрезал Рома.

Он остановил машину. Мотор заглох, мы приехали.

– Ты несправедлив! Ты выгораживаешь себя!

Он вышел, хлопнул дверцей, я тоже вышла следом за ним. Он щелкнул сигнализацией.

– Ты стала очень эгоистична! И, пожалуйста, больше не надо оправдываться, что-то объяснять, обвинять меня, вообще не надо ничего говорить мне в ответ! Иди, забирай машину: вон она стоит.

Я осмотрелась. На обшарпанной стоянке, рядом с облезлыми воротами гаражей автомастерских унылыми рядами стояли разбитые автомобили. Некоторые были разворочены настолько, что больно было глядеть, как из-под яркой блестящей краски выпирают их грубые металлические внутренности.

Я пошла к машине по раскрошившемуся от времени и тысяч колес асфальту. Холодный осенний ветер продувал насквозь, волосы развевались перед лицом, застилая глаза. Рома шел сзади. Мне казалось, что его взгляд неодобрительно сверлит мне спину. Я сжималась и куталась в легкое пальто. Как же он сумел перекрутить разговор, что я еще и оказалась виноватой! И даже не дал мне возможности припомнить ему о его промахах и недостатках, об обидах, которые он мне наносил. Я остановилась у своей машины и осмотрела ее. Две недели назад я сдавала задом на парковке и не заметила столб. На заднем бампере тогда образовалась большая уродливая вмятина. Теперь же бампер отрихтовали и покрасили, так что он сиял, как новенький.

– Хорошая работа! – сказал Рома, деловито осмотрев Мини Купер. Потом повернулся ко мне.

– Мавр сделал свое дело, мавр может уходить! Я поехал.

– Пожалуйста, постой еще минутку, пока я расплачусь… – почему-то не хотелось оставаться одной на этом пронизывающем ветру.

Нужно было дождаться мастера, чтобы отдать деньги за работу. Рома остался, он топтался с ноги на ногу, молча кутался в воротник от ветра и смотрел на часы. Я не находила слов, чтобы продолжить беседу. Наконец из подсобки вышел парень.

– А вот и мастер, – выдохнул Рома, – Ладно, Даш, я поехал, а то мне некогда… Еще на встречу нужно…



Спустя десять минут я возвращалась на работу в плотном потоке машин. На сердце было очень тоскливо. Начало опять подташнивать. Неужели тошнота может быть из-за плохого настроения? Ветер порывисто бросал в стекла мелкие капли дождя. Стеклоочистители монотонно отбивали ритм. Кругом была серость и печаль. Осень. Из души тоже тянуло холодом, как из сырого подвала. Что-то там было не так. Я задумалась. А в чем-то ведь Рома прав. У меня атрофировались душевность, отзывчивость, даже бытовое, естественное женское сострадание задерживалось в моем сердце не более, чем на минуту, вытесняемое суетой, усталостью и бесконечно наваливающимися на меня проблемами и вопросами. Каждый день мне приходилось конкурировать со всем городом, выгрызать зубами новые продажи, чтобы выполнять план и получать свои бонусы. Это всё работа, это все бесчеловечное общество успеха и благоденствия, мельница со скоростью свыше трехсот тридцати метров в секунду. Я притормозила и съехала на правую полосу. Хотелось выпасть из бешеного ритма, подумать. Но мысли мои недолго витали вокруг собственной душевной опустошенности. Было нечто, о чем Рома промолчал, что хотел скрыть от меня.



Читать бесплатно другие книги:

Учебник рассчитан на начинающих, в нем дан краткий фонетический курс и подробно рассматривается вся нормативная граммати...
Менеджер среднего звена Абрикосов находится внутри бюрократической корпоративной машины. Внезапно на работе он попадает ...
Ленинградская область и её многочисленные леса географически расположены в зоне самой настоящей тайги. Поэтому этот сбор...
Если вы не верите в мечту, то вам не стоит читать эту книгу. Она о двух запутавшихся людях, которые нашли спасение друг ...
Эту книгу можно назвать «Моя вторая книга по продажам», полагая, что первую книгу продавец уже изучил и освоил. Книгу мо...
Роман Алексея Голубятникова повествует о яркой и неожиданной судьбе молодого программиста, волею судеб попавшего в смерт...