Наёмник - Рудаков Алексей

Наёмник
Алексей Рудаков


Записки пилота #4
Продолжение приключений вольного пилота. Спасшийся с каторги пилот, по совету своего товарища, так же беглого каторжника, нанимается пехотинцем в наёмный Легион. Потерпев поражение в одном из сражений, он возвращается к своему другу-каторжнику, от которого узнаёт о выпадении некоторых участков Галактики из обычной метрики пространства. Готовясь к экспедиции в эти участки, он знакомится с членами закрытого инженерного сообщества, которые за определённые услуги помогают ему подготовить корабль. По воле случая он обретает свой старый корабль…





Алексей Рудаков

Наёмник





Глава 1


Звонко щёлкнули раскрываясь стыковочные крепления и по корпусу Петровича, так мы называли приданный нашему взводу старый десантный модуль P-TR-0V4. И сейчас он собирался совершить очередной бросок вниз, на поверхность раскинувшей под нами свои просторы, планеты.

По телу модуля пробежала дрожь и центробежная сила несколько секунд пыталась выковырять нас из сидений, но спасовав перед крепостью страховочных ремней, схлынула, уступая место невесомости. Несколько минут, пока сила инерции влекла наш модуль к планете мы наслаждались ей. Невесомость обволакивала и убаюкивала как теплая вода, рождая блаженное чувство облегчения и свободы.

Снова порция дрожи – пилоты разворачивали модуль, готовясь ко входу в атмосферу и невесомость исчезала, передавая нас в гравитационные объятья планеты.



Нашего старого Петровича затрясло на атмосферных ухабах и я по крепче вцепился в страховочные ремни.

– Три минуты до касания! – раздалось в наушниках.

– Верующим – отправить молитвы. Одна минута.

Мои соседи зашевелились – кто то, молитвенно сложив руки молился, кто-то закрыл шлем и активировав трансляцию прослушивал заранее записанную нашим капелланом молитву. Несколько человек, получили от дежурного контейнеры и сейчас, достав из них статуэтки своих то ли Богов, то ли Тотемов, что-то шептали, держа их около рта или глаз.

Я же просто опустил забрало шлема и расслабился. По канонам моей веры – общение с божеством должно было проходить строго интимно и мысленно. Какого в Бога я стал верующим? Не поверите – в Серого Творца. И вот как это получилось.



После общения с Примархом Легиона, про это я отдельно расскажу, обязательно, я был послан его секретарём к психологу-капеллану, для его заключения о моей пригодности для службы в Легионе.

– Извини, браток, – развёл руками секретарь Примарха – мужчина средних лет в облачённый в обычное полевое камо.

– Таков порядок. Мы же не знаем, – он коротко дёрнул лысой головой обозначая шутку:

– Может ты псих или маньяк. Вот наш каппи с тобой пообщается, исповедует и определит в наиболее подходящий тебе взвод. Не дрейфь, все через это проходили – прорвёмся!



Следуя полученным от него инструкциям я спустился этажом ниже и после пары поворотов нашёл искомую дверь.

Я постучался и, дождавшись щелчка отпираемого замка толкнул створку и замер на пороге, сбитый с толку увиденным – прямо над моей головой скалил редкие зубы жёлтый от старости череп. Не человеческий. Похожий, но не наш.

– Чего встал, заходи, – раздавшийся из глубины помещения голос заставил меня вздрогнуть и отвести взгляд от пустых глазниц, в которых мерцала, рассеиваемая краткими вспышками света, чернота.

– Рядовой нуб нулевого уровня, по приказу ротного прибыл! – выпалил я на одном выдохе, продолжая краем глаза коситься на висящий в воздухе череп.

– Проходи. – раздался голос от дальней стены вытянутого как школьный пенал, помещения и я двинулся к его источнику – полуголому мужчине лет около пятидесяти, сидящему за столом. Второй стол формировал ножку буквы Т, стандартное решение для кабинетов начальства, любящего проводить рабочие совещания. В данном случае узкость помещения и громоздящиеся по стенам полки заставили меня приближаться к столу капеллана согнувшись едва ли вдвое.

– Садись, – он кивнул на стулья, стоявшие у стола-ножки Т. Я уселся и сопровождавший меня всё это время череп немедленно начал наматывать круги вокруг моей головы. При этом он то разевал редкозубый рот – будто что-то орал, то начинал резво щёлкать челюстями, издавая неприятные звуки.

– Юп, уймись! – скомандовал его владелец, видя как я морщусь и отдёргиваю голову в моменты особенно близких пролётов черепушки. Череп закрутился на месте, оскалился и понуро, опустив глазницы к полу, медленно поплыл к полочке над дверью. По пути он пару раз останавливался и как бы из подлобья смотрел на своего хозяина – а ну как передумал? Убедившись, что – нет, черепок вздыхал, нет я не сошёл с ума – но мёртвый, пожелтевший череп отлично изображал человеческие эмоции, и продолжал свой путь. Взобравшись на полку он некоторое время ёрзал по ней, с надеждой бросая взгляды на каппелана, а затем – убедившись в его непреклонности обиженно отвернулся от нас уперев лицо в стену.

– Это что? – я ткнул пальцем на него.

– Это-то? Юп, Юпитер то есть. Инженеры собрали пару лет назад. Череп гориллы, антиграв от развед дроида и самообучающийся ИИ (прим. – Искуственный Интеллект). Старьё какое-то, от Первой Империи ещё осталось. Ну и мне подарили. А что? Забавный он, забавный и безвредный. Ну да ладно, рядовой. С чем пожаловал?

Я вскочил и попытался принять стойку «Смирно», но для этого мне пришлось согнуться буквой Г:

– Рядовой нуб нулевого… – начал было я, но капеллан махнул рукой и я сел на место.

– Я не глухой и склерозом не страдаю, рядовой. Сейчас… – он пробежал пальцами по клавиатуре:

– Сейчас твоё дело откроем… Да, – спохватился он:

– Ничего, что я вот так перед тобой?

– Эээээ…?

– Ну, не по форме?

– Да ничего.

– Не возбуждает?

– Чего? – я потряс головой, думая, что ослышался:

– Господин капеллан, вы, несомненно, в отличной форме, но я…ээээ…ну, не по этим делам.

– Ага. Ориентация – классик. – он удовлетворённо кивнул и доверительно наклонившись прошептал:

– Знаешь, у нас есть несколько, ну этих…понимаешь?

Я неуверенно кивнул.

– Так вот. У них срывы бывают. Ты к ним как относишься?

– Да ни как, – я пожал плечами.

– Пока ко мне не лезут, пусть развлекаются.

– Угу, – он кивнул и продолжил уже нормальным тоном:

– Что ж…ориентация – классик, толерантность в пределах нормы. – и он принялся что-то набирать на клавиатуре. Я же, воспользовавшись образовавшейся паузой осмотрелся. Большую часть стен, как я уже заметил, занимали полки, но теперь я смог рассмотреть их содержимое. Да…тут было на что посмотреть – они были заставлены различными изделиями культа. Точнее культов. Так, несколько полок были оккупированы статуэтками различных тотемных животных – несколько коней, птицы – по длинной шее я узнал лебедя, некий, неизвестный мне хищник был запечатлён в крутом пикировании, так же я сумел опознать пару волков, лося, ежа, рыбу – похожую на кита и с маленькими человечками на спине. Особо широкую полку занимала композиция из такого же кита, но сцепившегося в непримиримой схватке с чем-то осьминого-кашалото-человеко подобным.

Несколько полок были заставлены фигурками гуманоидов – божками самого различного вида – многорукие, многоногие, штуки четыре были с целым пучком голов. Среди них попадались и гибриды – с щупальцами вместо рук или ног или с головами тотемных животных предыдущей полки.



За спиной капеллана светилась яркими красками картина. Батальная. На ней кто-то, облачённый в тяжёлую штурмовую броню без шлема воздевал в небеса странной формы меч, смахивающий более на орудие пыток – с крючьями и обрывками цепей отходивших непосредственно от лезвия. В другой руке святой, а это точно был святой – золотистый нимб вокруг головы свидетельствовал, так вот – в другой руке он держал армейское кепи, указывая им куда-то за край картины. Ну и горы трупов самого истерзанного вида – на одной из них, наиболее сильно залитой кровью он и стоял. Сверху, выше нимба, было что-то написано сильно витиеватым шрифтом. Я не смог разобрать ни единого слова и отвёл взгляд, продолжая осмотр.



На другой стене, под защитой прозрачной витрины, были расставлены различной формы дощечки, пластинки и другие плоские предметы, с нарисованными на их поверхности людьми или группами людей – нечто вроде комикса. Большинство изображений были портретами Святых – их головы окружало непременное сияние и были они самыми разными. Большинство принадлежало к белой расе, но встречались и монголоиды и негры. Одеты они тоже были более менее однообразно – ниспадающие робы, хламиды и туники. На общем фоне резко контрастировала парочка икон, выполненных на кусках покорёженного и пробитого пулями металла. Эти святые были облачены в скафандры.



– Налюбовался? – вопрос капеллана заставил меня поспешно перевести взгляд на него. Он потянулся, хрустнул пальцами и опустил руки на стол.

– Что же… У тебя хорошие рекомендации, старшего меха – лейтенанта Фролова я помню. Если он считает тебя подходящим для службы у нас – я не против. Да и Примарх наш, вижу я одобрил… – он замолчал, рассматривая что-то на экране и продолжил, подняв глаза на меня.

– Какой вере ты следуешь? У нас, – он кивнул на полки:

– Приемлемо любое из имеющихся в Галактике течений. И я облачён властью свыше, для отправления большинства религиозных церемоний. Вот, посмотри. – он достал из стола объёмистую папку с документами и протянул её мне. Я принял её и, положив на стол, раскрыл. Внутри были подшиты аккуратно заламинированные какие-то лицензии, патенты и сертификаты.

– Это лицензии на право занимать пост священника, жреца, ламы, шамана и так далее от всех основных конфессий. – горделиво пояснил он, откидываясь на спинку своего стандартного офисного стула.

– Так во что ты веришь, сын мой? – продолжил он вкрадчивым, тихим и напевным голосом:

– Вижу я, что изрядно послужил ты на благо Матери Церкви, в рядах Братьев её боевых – Ордена Инквизиторов. Ты твёрд в своей вере?

– Вообще-то я просто на побегушках у них был, – осторожно заметил я:

– Ну, это – знаете как, подай-принеси, отвези-привези. В таком вот роде.

– Да? – он подался вперёд, рассматривая меня.

– И во что тогда ты веришь? Говори, не стесняйся, – он дружелюбно подмигнул мне и ткнул пальцем в сторону лежавшей передо мной папки:

– Я имею право хранить тайну исповеди, покаяния, отпускать грехи и выдавать индульгенции или купоны в Рай, в Страну Вечной Весны, охоты и всё такое.

Несколько удивлённый таким деловым подходом я пожал плечами:

– Да я как бы… Равнодушен к религиям.

– Атеист? Отлично, приятель! – теперь он говорил запанибратским тоном, даже привтал и похлопал меня по плечу.

– Знаешь, как мне надоели эти замшелые догмы, древние верования и обряды. Бред всё это!

– Ну не знаю, – я был окончательно сбит с толку его резкими переходами из одной крайности в другую.

– Наверное… Я не знаю, но наверное Творец всё же был. Кто-то же это всё создал? Окружающее, мир, галактики…

– Творец един и мы все дети его! – провозгласил он торжественным тоном.

– Значит ты, – он указал на меня пальцем, как будто это был пистолет:

– Веруешь в Единого?

– Эээээ… – проблеял я.

– Светлого или Тёмного?

– Чего?

– Ну не пива же! В Творца какого? Светлое начало или Тёмное?

– Ну не знаю…

– Серый Творец значит. – он задумчиво потёр лоб, что-то припоминая, а потом жестом потребовал папку.

– Вот, – он вытащил из её недр какой-то документ:

– Сертификат и Пяти летняя лицензия Серого Дома. Я могу принимать твои покаяния, проводить ритуальную порку-очищение и наносить на твою одежду, броню, оружие и – он прищурился, разбирая текст:

– И выданную тебе технику, священные символы Серого Творца. Для бойцов Легиона бесплатно, для остальных – согласно Приложению 3. Где-то оно тут было, – он начал вытаскивать из файла бумажки и обрадовано щёлкнул пальцем по нужной:

– Вот и тарифная сетка. Ну так что? Молиться будешь?

Я отрицательно покачал головой и он досадливо хлопнул ладонью себя по лбу:

– Прости. Редко у нас парни твоей веры появляются. Вы же в уединении должны молиться, да? Забыл. Работы много.

– Да нормально всё.

– Прощение принято и зафиксировано. – он что то отметил в моём личном деле, как я уже догадался.

– Пожелания, предпочтения, просьбы? – выпалил он одним словом и я понял, что моё время истекло.

– Ни как нет, господин капеллан! – я встал и снова согнулся в стойке смирно.

– Тогда иди, – он на миг задумался, что-то припоминая:

– И да пребудешь ты в Серой мгле во веки!

Не зная, что ответить и молча, коротко склонил голову и покинул кабинет.



– Верующим завершить молитвы! – короткая команда означала, что до посадки осталось совсем немного. И точно, тут же в наушниках прорезался голос ротного:

– Приготовились, бабуины. Касание через тридцать секунд.

– Пятнадцать!

– Десять!

– Три!

Петрович сильно ударился о поверхность и закачался на амортизаторах, гася инерцию.

– Попрыгали!



Наши кресла синхронно развернулись в сторону выходной аппарели и лента транспортёра повлекла нас к выходу. В Петровиче было четыре ряда кресел – два располагались спинками к бортам и два – спинками друг к другу, по центру. Сейчас кресла резво позли в открытому проёму, выбрасывая легионеров из корабля. Когда между мной и выходом осталось пять рядов щёлкнули раскрываясь замки ремней, три ряда – я протянул руку и вынул из крепления между ног свой штурмовой карабин, один ряд – моё сиденье неприятно завибрировало, что бы в следующий миг, отвесив мне прощального пинка, вышвырнуть меня из уютного чрева модуля.



Привычно группируюсь и упав перекатываюсь вперёд через голову. Вжимаюсь в землю, покрытую густой, наверное мне по колено, травой и замираю, изучая диспозицию нашего взвода, высветившуюся на моём забрале, едва я покинул Петровича.

Моя четвёрка высаживалась последней – нубы шли третьей линией, прикрывая две тройки тяжёлого вооружения и командную группу, состоявшую из ротного, связиста, механика и медика.

Всего Петрович мог нести шесть десятков человек, но обычно пара мест, предназначенных либо для проводников – если задание того требовало, либо для правильных журналистов или наблюдателей какого-либо правильного фонда, пустовали. Вот и сегодня модуль доставил на поверхность пятьдесят восемь бойцов.

Шедшие первыми четыре четвёрки ветеранов уже давно закрепились на своих точках, контролируя наиболее опасную часть периметра – ту, откуда на нас могли напасть местные – силы планетарной обороны. Вторая линия, состоявшая из такого же количества действительных рядовых заняла оборону на менее опасных направлениях, ну а мы, нубы, которые не успели побывать в трёх боевых, сформировали кольцо ближней защиты.



Я прислушался – было тихо и только поскрипывала колеблемая ветром трава этого мира. Хорошо… Сейчас бы снять шлем, перевернуться на спину и вот так лежать рассматривая облака и подставляя лицо ласковым лучам местного светила. На травинку перед моим лицом начала забираться местная букашка, очень похожая на обычную гусеницу, только прозрачную. Сквозь её тельце смутно просматривался стебелёк по которому она ползла.

– Взвод! Слушай мою команду! – отвлёк меня голос ротного:

– Боевое построение. Колонна. Один и два – авангард. Три, четыре – корма. Пять и шесть – фланги.



Читать бесплатно другие книги:

Now the best-selling book of its kind has gotten even better.This revised and expanded second edition of Ittelson's mast...
«Флоту – побеждать!» – этот приказ адмирала Макарова изменит историю Русско-японской войны. Ибо в сознание лучшего флото...
Вот уже более полувека И.В. Сталин остается главной мишенью для всех врагов России – ни один другой властелин в нашей ис...
Город населен демонами-оборотнями, успешно маскирующимся под личиной респектабельных бизнесменов. Но достаточно спустить...
Эта книга волшебника, она приоткроет путь в мир путешествий во сне и больших возможностей нашей фантазии. Специально для...
В боевом походе атомная подводная лодка К-119 внезапно переместилась во времени и в пространстве, оказавшись летом 1942 ...