Любовь и честь - Рэдклифф Анна

Любовь и честь
Рэдклифф


Честь #3
Чтобы защитить свои отношения от назойливой прессы Кэмерон Робертс и Блэр Пауэлл приходится прибегнуть к конспирации, что неожиданно ставит под удар карьеру Кэм и политическое будущее президента. Когда бывшая любовница Кэмерон предлагает свою помощь и поддержку, Блэр и Кэм оказываются в круговороте интриг… На кону любовь и честь.





Рэдклифф

Любовь и честь



Radclyffe

Love and Honor





* * *




Глава 1


Выйдя из душа и даже не одевшись, Кэмерон Робертс направилась через устланную коврами комнату к бару. Из огромных – от пола до потолка – окон открывался вид на ночной Вашингтон. От такого зрелища захватывало дух. Налив в тяжелый хрустальный стакан немного виски, она прислонилась к бару, расположенному вдоль одной из стен комнаты, и стала смотреть на городские огни, перемешанные с ночными звездами. Было время, когда Кэм оставалась равнодушной к этой пронзительной красоте. Время потерь. Тогда она была убеждена, что ничто не сможет вновь затронуть её душу. Как же она ошибалась.

Стянув со спинки стула серый шелковый халат, она накинула его на себя и подошла к телефону. Набирая номер по памяти, она ждала, пока ей ответит голос, который она так хотела услышать весь день:

– Алло.

Кэмерон улыбнулась:

– Как тебе Сан-Франциско?

Последовал резкий вздох, быстро сменившийся хриплым смехом:

– Разве здесь может быть плохо? Это город красивых мужчин и очаровательных женщин. Сейчас август, и солнце светит чаще, чем идет дождь.

– Звучит заманчиво.

– Да. – Блэр Пауэлл смотрела в окно, сидя на краю кровати в гостевой комнате, которая располагалась в многоуровневом доме, спрятанном в нише на склоне Рашен-Хилл[1 - Рашен-Хилл/Russian Hill – район в Сан-Франциско.] в Сан-Франциско. На поверхности воды в бухте Сан-Франциско, видневшейся сквозь кроны деревьев и крыши домов, отражалось заходящее солнце. Это было прекрасно, и, когда она продолжила, ее голос был хриплым от новых ярких эмоций. – Почти.

– Почти? – Кэмерон потягивала виски, представляя глубокие голубые глаза и дикие золотистые кудри. Обхватив бедра руками, она сидела на кожаном диване и смотрела в ночь.

– Mмм… Я не могу найти приглашение на выставку в картинную галерею.

– Тут я ничем не могу тебе помочь. – Кэмерон вздохнула. – Извини.

– Правда? – многозначительно спросила Блэр, пытаясь скрыть свое разочарование. Они не строили определенных планов, но она надеялась. – Как прошел твой день?

– Обычные бюрократические игры: слишком много мнений, слишком много начальников, слишком много людей, озабоченных своей политической карьерой. – Кэмерон допила виски и аккуратно поставила стакан на каменную подставку на столе. Приложив некоторые усилия, чтобы её голос звучал беспечно, она добавила:

– Как я уже говорила, ничего необычного на Капитолийском холме не происходит.

– Вероятно, ты пробудешь там еще несколько дней?

– Думаю, да. У тебя все хорошо?

– Всё прекрасно, – поспешно заверила ее Блэр.

– Кто из агентов в доме? – Хотя в промежутках между своими встречами она успела подробно проработать все детали текущей поездки Блэр, находиться вдали от команды было крайне неудобно.

– Старк в комнате напротив гостиной, Дэвис внизу играет в карты с Марсией и необыкновенно красивым мужчиной с потрясающим итальянским акцентом.

– Это, должно быть, Джанкарло. – Кэмерон рассмеялась, представляя свою мать, развлекающую полный дом художников, иностранных гостей и агентов Секретной службы. – Ну, как мне кажется, всё под контролем.

– Мак знает, что делает, Кэмерон. Тебе не нужно беспокоиться.

– Я не волнуюсь по этому поводу, – ответила Кэмерон, радуясь тому, что Блэр не видит выражения её лица. Дочь президента была в состоянии прочитать по нему правду, в то время как все остальные смогли бы увидеть только бесстрастную, ничего не выражающую маску.

– У тебя усталый голос.

– Все хорошо, – ответила Кэмерон автоматически. По правде говоря, она все еще страдала от сильной головной боли, вызванной сотрясением после взрыва двумя днями ранее, и практически не спала с тех пор, как покинула постель Блэр накануне. Ей пришлось провести весь день в объяснениях, почему два федеральных агента, находящихся под ее руководством, оказались в отделении интенсивной терапии. Всё это явно не пошло на пользу её самочувствию.


* * *

Заместитель директора Секретной службы Стюарт Карлайл закрыл дверь и без всякого выражения на лице посмотрел на руководителя службы безопасности дочери президента:

– У Вас всё в порядке?

– Синяки и ушибы. Ничего серьезного. – Кэмерон села на стул, стоящий справа от кресла председателя во главе стола. Она хорошо знала, что это место на предстоящем брифинге займет Карлайл, ее непосредственный начальник. Пока же, кроме них, в комнате никого не было, но всё это изменится через пятнадцать минут. Представители ФБР, Агентства национальной безопасности и даже личный советник президента по вопросам безопасности прибудут в ближайшее время, чтобы обсудить попытку покушения на дочь президента.

– Робертс, если Вы не можете по причине плохого самочувствия присутствовать на брифинге, скажите мне об этом сейчас.

– Все хорошо, сэр. – Ему не следовало знать, что периодически у неё в глазах всё двоится и она испытывает постоянную тошноту и головокружение.

Вздохнув, он проследовал к началу стола и сел на место председательствующего.

– Хорошо, коротко расскажите мне, как, черт подери, такое вообще могло произойти, где вы облажались?

Кэмерон потерла переносицу и повела плечами, чтобы избавиться от напряжения.

– Как такое могло произойти? Парень был профессионалом: он знал, как предугадать наши действия. Он пробрался мимо нас. Он все время немного опережал нас. Вдобавок ко всему, межведомственный обмен информацией дал сбой. Впрочем, тут нет ничего необычного. Его личность должны были установить несколько месяцев назад, прежде чем он подобрался так близко. Нам повезло обойтись небольшими потерями, всё могло быть намного хуже.

– Я не могу написать такое в отчете директору Секретной службы, – отрезал Карлайл.

– Вы спросили меня, что произошло. Произошло то, что нас пнули под задницу.

Карлайл уставился в потолок.

– Дайте мне оценку работы своей команды.

– Высокие оценки всем. – Кэмерон сидела прямо, ее взгляд внезапно стал пронзительным и напряженным. – Агенты, находящиеся под моим руководством, не совершили никаких ошибок. Если кому-то будет нужен стрелочник, то пусть им буду я.

– Будем надеяться, что до этого не дойдет.


* * *

– Кэмерон? – повторила Блэр. – Ты там?

Кэм подскочила:

– Что? Да. Извини.

– Что ты от меня скрываешь? У тебя проблемы? – Блэр встала, доставая свой чемодан из-под кровати. У Кэмерон определенно какие-то неприятности. – Я могу вылететь в Вашингтон ночным рейсом…

– Нет. – Резко поднявшись с места, Кэмерон покачнулась, почувствовав головокружение, и выругалась себе под нос. Ей пришлось сесть, прежде чем она смогла продолжить. – Во-первых, я не должна обсуждать всё это с тобой.

– Вот только не надо начинать цитировать мне протокол, Робертс. – Блэр отбросила чемодан. Ее сердце сжалось, когда она услышала, как знакомые нотки отчуждения проскользнули в голосе Кэмерон. Опять. И это после всего, через что им обеим пришлось пройти. Боже, ну почему она не хочет позволить мне помочь?

– Во-вторых, – продолжила Кэмерон со слабой улыбкой, представляя себе огонь, вспыхнувший в глазах Блэр, – это не та ситуация, в которую ты можешь быть вовлечена. Ты должна оставаться вне этого…

– Извини? Вне чего? Жизни? Нас? – В комнате внезапно стало холодно, и закат уже не казался таким прекрасным. – Я думала, мы оставили это в прошлом.

– Ты не должна ничего знать о процедуре обеспечения твоей безопасности.

– О господи, Кэмерон. Как ты можешь такое говорить, после всего, что произошло? – Блэр быстро подошла к окну, пытаясь представить Кэмерон в квартире. Ей было мало ее голоса. Я даже ни разу не была у неё дома. Она знает обо мне всё, а я о ней практически ничего.

– Ты не можешь показывать заинтересованность в этом деле или во мне, – мягко сказала Кэмерон. – Это вызовет подозрения и ненужные вопросы.

– Я знаю агентов, лежащих в отделении интенсивной терапии. И, если ты не заметила, я испытываю довольно сильные чувства к тебе.

Это добром не кончится. Не в первый раз Кэмерон напомнила себе, почему личные отношения между агентами Секретной службы и лицами, находящимися под их защитой, были запрещены. Формально это не являлось нарушением закона, но это было неписаное правило агентства. И его нарушение довольно быстро отправило бы кого угодно в посольство захолустной страны без надежд на успешную карьеру. Она не волновалась по поводу собственной карьеры, но переживала из-за непредвиденных последствий, которые могли бы бросить тень на Блэр и ее отца. Ее головная боль внезапно усилилась, достигнув предела, и она заговорила резко, совершенно не задумываясь:

– Это дела агентства, Блэр. Ради Бога, ты – дочь президента. Позволить тебе вмешаться будет плохой идеей. Если всё это выплывет наружу, карьере твоего отца может быть нанесен серьёзный ущерб, даже если твоя частная жизнь не станет достоянием общественности и её подробности не появятся на первых полосах газет.

– Я справлялась со своей личной жизнью и карьерой отца в течение долгого времени без твоей помощи.

Тишина, наступившая на линии, показалась зловещей даже Кэмерон, находившейся на расстоянии в три тысячи миль. Глубоко вздохнув, она зажмурилась, избавляясь от боли, и сосредоточилась:

– Извини. Я имела в виду…

– Я поняла, что ты имела в виду, коммандер, – ледяным тоном ответила Блэр. – Я очень хорошо знаю, кем являюсь в глазах общественности и как следует вести себя на политической сцене. У меня сложилось ошибочное впечатление, что мы обсуждали что-то личное.

– Послушай, я…

– Тебе не нужно ничего объяснять. Что-нибудь ещё?

– Я должна поговорить с Маком, – сказала Кэмерон, устало потирая глаза.

– Думаю, ты найдешь его в отеле. Уверена, у тебя есть его номер.

– Да.

– Тогда доброй ночи, коммандер.

– Спокойной ночи, – мягко сказала Кэмерон, но в ответ услышала лишь короткие гудки. Она аккуратно положила телефон на базу и откинулась на диван. Подняв пульт дистанционного управления с журнального столика, она погасила свет в комнате и закрыла глаза, уже зная, что всё равно не сможет уснуть.




Глава 2


Блэр сменила спортивные штаны на джинсы, заправила в них футболку, застегнула клепки и молнию на джинсах, надела кроссовки. Подойдя к шкафу, она начала перебирать одежду и, найдя любимую черную толстовку с капюшоном и логотипом NYU[2 - NYU/New York University – Нью-Йоркский университет.], слева на уровне груди, натянула ее на себя. Подойдя к двери, Блэр проверила задний карман джинсов, убедившись, что ее бумажник на месте. Открыв дверь, она вышла в коридор.

Паула Старк стояла, прислонившись к стене напротив. Они смотрели друг на друга в полной тишине.

– Пойду, прогуляюсь, – наконец сказала Блэр.

– Я должна уведомить Мака, – спокойно сказала Старк, поднимая руку с закрепленным на запястье микрофоном. К абсолютному недоумению Паулы, Блэр Пауэлл остановила ее, положив руку ей на плечо:

– Не надо. Я просто хочу прогуляться.

– Вы не можете гулять без сопровождения, – решительно заявила Старк, забывая о том, что должна быть бесстрастной. – Кроме того, коммандер…

– Ее же здесь нет, не так ли? – резко парировала Блэр.

– Ну, она все равно узнает… Эй!

Быстро развернувшись, Блэр направилась к лестнице, и Старк ничего не оставалось, как отправиться за ней.

– Пожалуйста… мисс Пауэлл, позвольте мне вызвать автомобиль.

– Если Вы хотите пройтись со мной, прекрасно. Но только Вы. – Она начала спускаться вниз по ступенькам к выходу. Через несколько секунд она будет снаружи, свободная ото всех.

Старк пришлось последовать за девушкой. К настоящему моменту она успела достаточно хорошо изучить дочь президента и понимала, что все ее попытки переубедить Блэр ни к чему не приведут. Также Паула знала, что если Блэр разозлить, она воспользуется своей потрясающей способностью ускользать от агентов. Это происходило раньше и подвергало ее куда большей опасности, чем выход в сопровождении одного единственного агента.

Мак наверняка захочет меня убить. Слава Богу, коммандер сейчас в Вашингтоне.

Было около девяти вечера, небо было ясным и почти безоблачным, за исключением висевшей местами легкой дымки, которая светилась серебром в отраженном свете яркой луны. В этом городе романтиков, ночью, предназначенной для влюбленных, Блэр чувствовала себя одинокой.

Спускаясь вниз по крутой винтовой деревянной лестнице, начинавшейся сразу за домом Марсии Касальс на Ломбард-стрит[3 - Ломбард-стрит/Lombard Street – улица в Сан-Франциско.], в быстром темпе, слишком быстром, учитывая ступеньки и темноту, она продолжала упорно игнорировать боль. Блэр не осознавала своего одиночества довольно долгое время, а в тех редких случаях, когда это все таки случалось, прекрасно знала, как с ним бороться. Несколько ни к чему не обязывающих часов, проведенных в объятиях привлекательной незнакомки, вполне устраивали ее. Пока примерно год назад в ее жизни не появилась Кэмерон Робертс. Эта женщина перевернула буквально все в ее жизни.

– Как будто я ее об этом просила.

– Извините? – спросила Старк, пытаясь держаться поблизости к дочери президента и при этом не нарушать ее личного пространства.

– Ничего.

Выйдя на улицу, они стали спускаться по извилистой дороге в направлении залива. Когда стало понятно, что Старк не собирается ничего предпринимать, кроме как идти за ней, Блэр расслабилась.

– В любом случае, что Вы здесь делаете? Я думала, Вы временно освобождены от работы.

Старк покраснела, радуясь, что девушка не может этого заметить. Вопрос застал ее врасплох. Она не знала, что Блэр Пауэлл, чье кодовое имя – Цапля, уделяет внимание графику дежурств команды службы безопасности. Хотя Старк была ведущим агентом, обеспечивающим личную охрану Цапли, и находилась при ней каждый день в самых разных обстоятельствах, у них не было личных бесед уже в течение нескольких месяцев. С той самой ночи полгода назад, когда они провели несколько безумных часов в постели. Да уж, в тот момент я вела себя довольно безрассудно. И, если подумать, даже тогда мы практически не разговаривали.

– Не смогли остаться без дела? – допытывалась Блэр.

Она не понимала, как один человек мог рисковать жизнью ради другого, при этом прилагая немалые усилия, для того чтобы оставаться невидимым. И хотя ей были известны имена всех агентов службы безопасности, она мало что о них знала. Агенты редко смотрели на нее, потому что каждую секунду были заняты выявлением потенциальных угроз, и если бы она даже разделась перед ними догола, никто бы из них и глазом не моргнул. Ну, никто, кроме Старк, усмехнулась про себя Блэр. Но это только потому, что агент еще не научилась скрывать свои эмоции.

Но я не стала бы делать этого при ней.

– После того как прошлым вечером вся команда уехала в аэропорт, я почувствовала себя бесполезной, – призналась Старк, сдвигаясь чуть вправо от Блэр, чтобы идти между ней и проезжей частью.

– Вам необходимо учиться жить, Старк, – доброжелательно прокомментировала Блэр.

– После того, что произошло, я просто… не знаю. Я просто хотела быть здесь.

Блэр резко вздохнула, она вдруг поняла.



Читать бесплатно другие книги:

Меня зовут Солана Де Картерайт. У меня есть задание. И раб-вампир в придачу. Демон-полукровка в охоте за мной и какой-то...
Ратный фантастический боевик от автора бестселлеров «Позывной «Колорад» и «Диверсант № 1». Заброшенный в IX век, наш чел...
«…Последние Святки царской России. Уже всем надоела бессмысленная и жестокая война, не прекращается поток беженцев с зап...
Автор книг: «Школа гипноза.1 ступень», «Школа гипноза. 2 ступень», «Суггестия: теория и практика», «Гипноз и самогипноз ...
Я знаю людей, которые уперлись в свои внутренние рамки, которым нужен волшебный пинок, чтобы начать действовать. Полагаю...
Страшный удар по голове оборвал спортивную карьеру Амоса Декера – и он же пробудил в нем уникальную способность к абсолю...