Забавно быть студентом - Блинова Маргарита

Забавно быть студентом
Маргарита Блинова


Тяжелые будни #3
До пятого курса у Ангелины, студентки Университета Магии и Ворожбы, была учеба на мага-теоретика, изнурительные тренировки в клане наемников и тяжелая работа консультантом. Короче, сплошная «веселуха», но потом появились Темные, куратором которых ее назначили, и жизнь заиграла новыми красками.

А теперь эти Темные решили показать свою крутость на соревнованиях, а затем сманить ведьму, эльфа и мага-теоретика в Темные земли. Кроме того, в управлении правопорядка сменился Шеф, лучший друг пропал без вести, а руководство магического дотрема готово во всех грехах винить наемников. То есть вообще не соскучишься.

Но мы еще посмотрим, кто страшнее – кучка неприятностей или одна злая и утомленная этим праздником жизни Ангелинка.





Маргарита Блинова

Забавно быть студентом



© Блинова М., 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016




Пролог


«Как-то я не так себе представлял выходные, – проворчал пессимизм. – А у меня на редкость мрачное восприятие мира».

Так как именно в этот момент я осторожно ползла по узкому карнизу, огибающему здание на четвертом этаже, то спорить не стала. Просто молча стиснула зубы, в которых удерживала кольцо с отмычками.

«Надо было остаться дома», – задумчиво покачал головой салатовый дракон, с опаской посматривая вниз.

А внизу все как надо для встречи с быстрой, безболезненной смертью – метров пятьдесят свободного падения, острые камни скал, ров с непонятной живностью…

«Ну почему мы ее не отговорили?» – истерично завопил здравый смысл.

«Потому что кое-кто дрых!» – не преминул напомнить желчный пузырь.

«А что я-то опять? – возмутилась логика. – Между прочим, если верить некоторым ученым, я вообще у женщин атрофирована!»

В который раз помянув Скол и весь Совет Тринадцати, забравшийся так высоко, я наконец доползла до нужного мне окошка и столкнулась со следующей проблемой – ржавой, но все еще очень даже крепкой решеткой.

«Ну и чья это была светлая идея лезть по карнизу?» – фыркнул дракончик.

– Заткнулись все! – негромко призвала я к порядку взбудораженные органы, выплюнула кольцо с отмычками и, ухватившись поудобнее за поросший мхом подоконник, принялась читать заклинание растворения.

Бах!

«Жопорукая, когда ты уже научишься адекватно колдовать?» – закатил глаза дракончик, перенимая манеру общения Быка.

– Слышь, исчезнувший вид, – зло глянула я на подарочек горцев, переползший с запястья на ладонь, – повежливее!

Протиснувшись в темный кабинет какого-то мелкого клерка, я торопливо растерла потрудившиеся на славу пальцы и чуть ли не вприпрыжку понеслась к дверям. Воспользовавшись отмычками, незаметно вышла в коридор и закрутила головой, пытаясь сориентироваться.

Так, теперь надо убежать отсюда как можно дальше, а то еще за испорченное окошко спихнут на меня капитальный ремонт всего здания.

Спустившись на этаж ниже, гордо расправила плечи, пятерней причесывая растрепанные волосы, сменившие ярко-алый оттенок на какой-то невнятно-серый из-за налипшей сверху грязи.

– Красавица! – одобрительно прошептала сама себе и потопала по коридору с таким самоуверенным видом, что даже шкафообразные охранники у входа в зал советов не решились мне что-то сказать.

Прально, парни! Лучше не стоять на пути злого «ангела»!

Ноги активно просятся открыть тяжелые двойные створки, но я вежливо перепоручаю данную честь рукам и без стука распахиваю массивные двери, ведущие в зал советов.

– Драсти! – громко поздоровалась с немного растерянными мужчинами, сидящими за круглым столом в центре.

Думаю, если б в зал ворвался северный олень с колокольчиками на ветвистых рогах и предложил всем желающим ведерко морковки, мужчины удивились бы гораздо меньше, чем при виде меня.

– Ангел! – вскочил со своего стула обеспокоенный Доставала. – Где ты была?!

«Ах, ты еще и беспокоишься, гад?» – заворчала обида и показала неприличный жест.

Проигнорировав бывшего парня, нарочно повернулась к его стулу спиной и приветливо махнула знакомому оборотню.

– Привет, красавчик!

Глава Совета довольно улыбнулся в ответ на приветствие и тут же словил на себе растерянные взгляды от других участников застолья… в смысле, собранья.

– Ангелина. – Игнорируя ревнивое сопение Доставалы, Первый с интересом осмотрел меня с ног до головы. – Ты по делу или семейные разборки чинить пришла?

Оглянувшись на приближающегося очень-очень злого и обеспокоенного мужчину, встречаюсь взглядом с темно-серыми, словно предгрозовое небо, глазами и нервно сглатываю.

«Сейчас у нас будут большие проблемы», – предупредительно шепчет попа.

Но несмотря на воинственный вид Доставалы, я собираю остатки мужества и не без гордости заявляю:

– Я победила Девяносто восьмую Тень в честном поединке. Так себе заслуга, конечно, но теперь по закону Темных земель его права переходят ко мне…

Представители Совета ошарашенно молчат, Доставала сбивается с шага и застывает на месте, потрясенно глядя в мою сторону.

Что, Темный, съел? Думал, только ты кулаками махать можешь?

Но вместо хвалебных од и рукоплесканий в адрес моей прекрасной персоны остальные одиннадцать представителей совета издают коллективный хохот.

Не смеется только Первый…

– Женщина не может быть Тенью, – поясняет он, сверкая желтоватыми глазами.

«Надо же, какие все здесь собрались сплошь предвзятые», – бесится салатовый дракончик, наматывая круги на моем запястье.

– Да не больно-то и хотелось в вашу банду! – искренне фыркаю я и под взглядом двенадцати пар насмешливых глаз элегантным движением руки кидаю на стол черную перчатку. – Я пришла лишь за тем, чтобы воспользоваться данным мне правом и бросить вызов одному из Тринадцати.

На секунду в зале повисает плотная завеса тишины.

Тринадцать мужчин смотрят на меня, как… Да что там! Как на полоумную они на меня смотрят! Не удивлюсь, если уже мысленно во весь голос санитаров зовут.

– Ангел, ну зачем? – расстроенно качает головой сгорбившийся Доставала, как-то разом становясь меньше.

– Лина, ты хочешь биться с одним из нас? Насмерть? – на всякий случай уточняет Первый, видимо, в надежде, что я крикну «Шутка!» и громко рассмеюсь.

– Ах-ам-с! – улыбаюсь, нетерпеливо переступая грязными сапогами по чистому ковру.

Я так старательно лезла по карнизу, ползла по колено в грязи и рушила стены не для того, чтобы шутить. Я пришла, чтобы отомстить тому, кого ненавижу всем сердцем, и включать задний ход не собиралась.

Сегодня эта долгая борьба между нами закончится победой кого-то одного. Кого конкретно – неважно. Главное, мы наконец поставим точку в затянувшемся противостоянии.

Хотя надо заметить, что все началось не здесь и не сейчас…




Глава 1

Хороший путешественник всегда знает, куда стоит возвращаться


– Как думаешь, чем все у Натки с тем Темненьким кончится? – требовательным шепотом терроризировала Машка.

– Если пойдут по стандартной схеме – свадьбой и карапузами, – самозабвенно сплетничала я, стараясь, чтобы накрывавшая меня с головой простыня не двигалась. – Если же Темные упрутся и встанут в позу, то даже всей моей неуемной фантазии не хватит, чтобы вообразить, что отчебучит Натка.

Машка приглушенно засмеялась, но в тишине комнаты звук ее голоса отразился от голых холодных стен и разнесся по всей комнате.

– Девочки, имейте совесть! – прикрикнул на нас Ветер. – Это все-таки морг, а не кофейня.

Мы с подругой преисполнились важностью момента и заткнулись. Правда, надолго нас не хватило. Уже через секунду Машка не выдержала снова.

– А как насчет тебя и того громилы?

Но, к счастью, отвечать на этот провокационный вопрос не пришлось. Выругавшись громким шепотом, Ветер слез со своей каталки и неслышным шагом двинулся в нашу сторону.

– Вставай и топай на мое место, – скомандовал наемник, откидывая укрывающую меня простыню.

Я послушно встала, стараясь не вслушиваться в Машкин ехидный смех, больше напоминавший сдавленное хрюканье молодого поросенка, и торопливо поменялась с разозленным мужчиной местами.

– Вас даже в морге рядом положить нельзя! – покачал головой Ветер, торопливо укладываясь на каталку.

Поправив на большом пальце правой ноги веревочку с белой биркой, я легла, накрылась простыней и принялась изображать труп.

Хотя после досрочно сданной сессии и четырех недель ежегодных зимних сборов в клане еще чуть-чуть – и изображать труп не потребуется. Единственное, что не давало мне скоропостижно двинуть на тот свет в самом расцвете сил – это любопытство.

Ну вот не хотела я умирать, не разобравшись в ситуации, а загадки вокруг плодились со скоростью бактерий.

А ведь еще не так давно я была самой обыкновенной студенткой Университета Магии и Ворожбы. Самой заурядной зубрилкой, Пустышкой, не обладающей возможностями, чтобы использовать собственный неограниченный магический резерв.

А что теперь?

Решив разбавить серые будни студентки, директор Рохан повесил мне на шею толпу тестостероновых Темных амбалов и двух хрупких девушек – Эмилию и Роззи. Дескать, на! развлекись. Глядишь, еще и многовековой конфликт Светлых с Темными разрулишь, а нет – так тоже не страшно. Лишь бы все живы остались!

И все бы не так печально, если б сидели мои подопечные ниже травы тише воды, но нет! Темные словно магнитом притягивали к себе неприятности. Дитмар Хорст имел глупость влюбиться в одну хорошенькую, но чертовски капризную красавицу – да-да, это я про себя! – и передать ей часть своей Светимости. Кебил, Гафс и Шарги, поддавшись на уговоры предприимчивой Наточки, вступили в сборную команду Темных и Светлых по бакетболу, а Эмилия стала навязчивой идеей монструозного маньяка, которым оказался сынок руководителя нашего дотрема.

Кстати, о том деле…

Так и осталось загадкой – куда же делся Эрик? Отследить путь портала удалось только частично. Шеф, конечно же, предложил собрать с десяток крепких парней и, восстановив путь портала, двинуться за ним по горячим следам, но новое руководство управления даже слушать не захотело. Мол, вы где сейчас? В отставке! Вот и сидите дома да помалкивайте.

Но меня больше волновали другие вопросы – на кой черт Эрику вздумалось возрождать никому не нужных богов? Зачем привлекать к этому делу так много высокопоставленных людей? И вообще… При чем тут я?

Осторожно повернувшись, я прикрыла глаза и опасливо потянулась к подаренной Темным Светимости.

Так… На всякий случай, чтобы удостовериться. А то вдруг кое-кто за четыре недели охладел и подзабыл свою неугомонную зазнайку. Или и того хуже, Хорст очухался и нашел себе нормальную рефаимку!

В груди возникло мягкое, чуть покалывающее чувство приятной теплоты, разлилось по всему телу восхитительной негой, и тут же полумрак комнаты заполонили сотни крохотных частичек души Доставалы.

– Линка! – недовольно рыкнул Ветер, судя по шуршанию ткани, высовываясь из-под простыни. – Заканчивай это файер-шоу: охрана с минуты на минуту появится.

Я поспешно призвала Светимость обратно и, пользуясь тем, что под простыней меня никто не увидит, коварно улыбнулась.

Не-а, никого лучше меня Доставала не найдет.

«Поражаюсь твоему самомнению», – закатил глаза дракончик.

«Последний раз по-хорошему прошу – заткнись и помалкивай!» – нахохлилось вышеупомянутое.

«Еще чего!» – тут же фыркнул подарок горцев.

«Ребят, кто в курсе, когда он уже от нас съедет?» – поднял голову пессимизм.

Я тихонько вздохнула и мысленно покачала головой. У всех приличных людей богатый внутренний мир, а у меня – Скол знает что творится!

Внутри шевельнулся крохотный огненный светлячок, осторожно интересуясь: «Все еще сердишься?».

Сержусь – это мягко сказано! Я была так зла на Темного, что при расставании чуть самолично не придушила. Жаль, Кебил успел оттащить, а Гафс вовремя перехватил руку с уже занесенным кинжалом.

«Я по-прежнему храню девяносто три способа убийства этого гада», – вновь очнулась память.

«Ты бы лучше так тщательно план морга хранила», – не преминул поддеть ее дракончик.

Мысленно абстрагировавшись и оставив внутренний мир ругаться в одиночестве, я прислушалась к фантастической тишине, царившей в морге.

Ветер прав – охрана должна прийти с минуты на минуту, значит, надо быть готовой к действиям, а не отвлекаться на несмолкаемую перепалку внутренних голосов.

После событий пятинедельной давности представители всех дотремов резко заинтересовались невероятной магической активностью на наших землях. Естественно, лишнего внимания к своим персонам власть имущие не захотели, поэтому поспешно начали прятать концы в воду и искать крайних.

Угадайте, кто оказался в этой истории левым?

Нет, не руководитель дотрема. Нет, не его сынок, которого нам пришлось все-таки отпустить. И, конечно же, не сам Эрик, слинявший в неизвестном направлении!

Нет, нет и еще разочек нет!

Виноватыми оказались… наемники.

Именно так Крестному и сказал брызгающий слюной от злости руководитель дотрема:

– Во всем виноват ваш долбаный клан.

Правда, конкретизировать, в чем именно мы виноваты, не стал, но нас, естественно, задело за живое определение «долбаный» и нелепые обвинения в свой адрес.

К тому же любой здравомыслящий человек должен понимать, что ссориться с целым кланом профессиональных убийц – не самая светлая мысль.

Короче, он сам нарвался!

Неожиданно громкий и противный лязг ключей в дверной скважине заставил трех прикидывающихся покойниками наемников дружно замереть под простынями и на всякий случай задержать дыхание.

Скрипнув несмазанными петлями, дверь в морг отворилась, и внутрь вошли двое.

– Видел последнюю игру по бакетболу? – поинтересовался один из них.

– Ты про «Стрела против Гончих псов»? – с охотой отвлекается второй, и, хотя голос охранника наполнен бравадой, я явственно слышу легкую дрожь, выдающую его неясный страх.

Батюшки! А кое-кто боится оживших мертвецов.

– Это была не игра, а один большой слив. Гончие мельтешили по полю, как муравьи под увеличительным стеклом. Туда-сюда, да только все без толку. Кольца пол-игры были без защиты – забивай не хочу!

Шум шагов охранников становится все громче и отчетливее.

– Да вообще позор! Я в универе и то лучше играл.

«Да уж, да уж! – язвительно процедил дракончик. – Что ж тогда торчишь на низкооплачиваемой работе охранника?»

– Опа! А это че за жмурики? – удивляется несостоявшаяся звезда бакетбола, и, словно по команде, мы с Ветром вскакиваем со своих мест.

Точный удар правой ногой в кадык – и тот, что стоял ближе ко мне, хватается двумя руками за горло и, хрипя, оседает на пол. Второй получает от вскочившего с каталки наемника прямой в голову и присоединяется к своему напарнику.

– Погнали? – деловито поинтересовалась Машка, соскакивая на пол и осторожно переступая через два тела в форме.

Спрятав «бирку покойника» в карман подвернутых до колена штанов, так сказать, на память, я первой покидаю морг и стремительно бегу по неосвещенным коридорам наверх. Как вдруг…

Шерк-шерк!

Притормозив, трясу головой в надежде, что это не слуховые галлюцинации, вызванные трехдневным недосыпом.

Шерк… Шерк-шерк!

Но стоит обернуться назад и мельком глянуть на подругу, как становится ясным: умом тронулась явно не я.

– Тапочки? – злым шепотом интересуюсь у девушки.

Машка опускает голову вниз, внимательным взглядом окидывает белые мужские сланцы, в которые по традиции обували трупы перед укладкой в гроб, и пожимает плечами.

– А че такого-то? – искренне недоумевает она. – Босиком бежать же холодно!

Обмениваюсь с наемником красноречивым взглядом и, мысленно махнув рукой на портящую конспирацию Машку, торопливо веду всех дальше.

Три поворота, две развилки, еще четверо оглушенных охранников, и мы благополучно добираемся до лестничной площадки.

– Ветер, вам с Машкой на два этажа выше, – притормозив, сообщаю я, спускаясь вниз.

– Удачи! – кричит вслед подруга, торопливо семеня по ступенькам в указанном направлении.

Я сбегаю вниз, без труда взламываю каморку, где обычно уборщица хранит запасы тряпок и моющих средств, и замираю.

Теперь осталось подождать, пока Машка и Ветер создадут немного шума наверху, и я смогу вволю покопаться в архивах управления, прихватив нужное мне личное дело.

Подруга и наемник не подводят.

– Быстрее! – спустя пару минут кричит кто-то, а следом по коридору мимо дверей моего укрытия проносятся пятеро охранников.

Выждав еще пару секунд, я незаметной тенью просачиваюсь в коридор и несусь со всех ног к стеллажам архивов.

«Третий ряд, контейнер 7», – подсказывает память, в то время как руки уже развязывают небольшой мешочек с крохотными черными камнями.

Не тратя время на взлом, прикрепляю камушек портала к нужному ящику с помощью широкой клейкой ленты и бегу дальше.

«Ух ты! – пребывала в полном восторге моя законопослушная составляющая. – Никогда бы не подумала, что мы будем грабить управление правопорядка!»

«И почему никто не говорил, что воровать весело?» – поддержала ее жажда приключений.

Внезапно голые пятки на мгновение обжигает холодом, а пол подо мной покрывает тонкая корочка льда.

– Что за… – едва успеваю выругаться, неловко скользя по поверхности.

– Попалась! – радостно кричит кто-то за моей спиной. – Она здесь! Все сюда!

«Вот поэтому никто и не говорил, что это весело», – подытожил пессимизм.

В морг мы проникали, прикинувшись тремя трупами, поэтому все оружие пришлось оставить в клане, но с дайсе, подаренными Доставалой, оружие всегда было при мне.

Материализовав в руках короткие катаны, я вонзила их в корочку льда, замедляя тем самым свое скольжение. Крестный за такое варварское отношение к оружию по головке не погладит, но в условиях внезапно обрушившейся на меня облавы выбирать особо не приходится.

По-хорошему, надо бы активизировать порталы и свалить, пока меня тут не взгрели, но я еще не успела прикрепить камни ко всем нужным ящикам.

– Сдавайся, тебе некуда бежать! – советует незнакомый оперативник, но я только снисходительно улыбаюсь.

Это, может, мелкому воришке, запертому в титановом сейфе банка, бежать некуда, а у меня куча возможностей.

Спрятав оружие в пространственный карман, запрыгиваю на боковой стеллаж и сноровисто поднимаюсь на самый верх, используя в качестве опоры для рук и ног выступы и ручки на ящиках с вещдоками.

Мимо проносятся заклинания, но после четырех недель жестких тренировок во время зимних сборов увернуться от потока заклинаний так же естественно, как…

По закону подлости я пропускаю одну из атак, которая, как назло, содержит в себе парализующую составляющую, и кубарем скатываюсь на покрытый льдом пол.

«А не надо было хвастаться!» – назидательным тоном заявил дракон.

«Слышь, салатовый, – нахохлилась воинственность. – А тебе кто-нибудь когда-нибудь морду бил?»

«Не говори чепухи! Конечно же, нет!»

«Оно и видно», – тихонько вздохнул пессимизм, откупоривая пузырек с валерьянкой.

Кувырнувшись, чтобы смягчить силу удара, осторожно поднимаюсь на ноги и только тут вспоминаю о собственной силе.

Гребаный Скол, я же теперь офигенный маг, почему же я все время забываю об этом приятном пустячке?

– Прекратить атаку! – разносится чей-то властный голос, и среди заполонивших узкий проход между стеллажами оперативников появляется высокий и тонкий, словно жердь, мужчина в черном костюме.

– Так-так-так! – насмешливо смотрит он на меня. – Ангелина Де ла Варга… Признаться, я ожидал от вас чего-то более… грандиозного, чем проникновение с целью мелкого воровства.

Стремительно выставив вокруг себя сферический щит, я немного неловко откатываюсь назад по тонкой корочке льда на полу и переступаю замерзшими ногами.

М-да, тапки бы сейчас не помешали…

– Адам Роял, – тоже хвастаюсь эрудицией я. – Признаться, когда мне сказали, что у управления появился новый шеф, я представляла вас более… значительным.

На худом остром лице мужчины пробегает тень улыбки.

– Полагаю, нам следует поговорить, – сухо произносит он, наклоняя голову набок.

– Полагаю, это случится не сегодня, – фыркнула я, сжимая в кулаке черный камушек возврата в клан.

Вспышка, обозначающая переход, на миг подергивается неясным светом и тут же опадает к моим ногам.

Ну что еще за гадство?

– Думаешь, я не догадался, что ты одна из наемников? – слышится хриплый смех нового шефа управления.

– Вы заблокировали наши порталы, – понимающе киваю головой. – Что ж, хороший ход, – вынужденно соглашаюсь я и тут же ехидно улыбаюсь. – Хороший и невероятно предсказуемый… Машка!

Знаете, чем хороши наши порталы? Тем, что черные камушки не только переносят из точки в точку, но и автоматически сообщают ближайшим наемникам о блокировке одного из собратьев.

– И-и-им-х-о-о! – заорала подруга, активируя божественную силу.

Ослепленные золотистыми искрами и оглушенные невероятно звонкими децибелами Светлой Богини охранники, все как один, прикрывают лица ладонями.

– Поберегись! – послышалось предупреждение наемника, и тут же рядом со мной встал спрыгнувший с верха стеллажа Ветер. – Сколько?

– Еще четыре контейнера, – перебрасываю парню два камушка и кусок ленты. – Мои в пятой секции, твои в одиннадцатой.

Кивнув, наемник быстро откатывается в сторону и сноровисто поднимается по стеллажу, предпочитая двигаться поверху, я же торопливо пробегаю по обжигающе-холодному льду до конца, заворачиваю и проскальзываю в пятую секцию, чтобы застыть столбом…

– Какого… – возмущенно топаю ногой, оглядывая абсолютно пустые секции, а ведь именно в пятом секторе хранились служебные дела всех сотрудников управления, в том числе и личное дело Эрика.

Порыв вернуться назад и, отловив в толпе ослепленной охраны Адама Рояла, стребовать папку с делом Эрика я подавила с трудом, а вот навязчивое желание навалять кому-нибудь, некстати подвернувшемуся под руку, – нет.

Пригибаясь, пробегаю через параллельную секцию назад и, выловив одного из охранников, приставляю к горлу несчастного лезвие катаны.

– Где все личные дела? – мягко, можно даже сказать, дружелюбно интересуюсь я.

Молодой мужчина в темно-синей форме управления судорожно сглатывает и зажмуривается.

– Повторяю вопрос, – легонько надавливаю лезвием на кожу, так, чтобы лишь слегка промотивировать собеседника. – Где личные дела сотрудников?

Мужчина лишь шевелит пальцами и неожиданно атакует меня силовой сетью. Я едва успеваю убрать дернувшуюся от неожиданности руку, чтобы ненароком не перерезать отчаянному смельчаку глотку, и тут же оказываюсь скованной в силках заклинания.

Ну не мой сегодня день!

– Попалась! – еще сам не веря в свою победу, улыбается оперативник, но я только фыркаю и лишь слегка улыбаюсь краешком губ.

– Ты всерьез полагаешь, что это меня остановит?

Видимо, парень действительно на это и рассчитывал, потому что в миг, когда я играючи разрушила заклинание, банально разорвав его изнутри распирающим меня резервом, мужчина удивился настолько, что чуть челюсть не потерял.

Но, к сожалению, продолжить увлекательный допрос не удается: ладонь обжигает черный камушек возврата, сообщая таким нехитрым способом, что Ветер со своей частью задания справился.

«Уходим!» – паникует осторожность, и в кои-то веки я с ней согласна.

– Приятно было поболтать! – вежливо прощаюсь с собеседником и снова сжимаю в ладони камушек возврата. – Машка!

Чем хороша Светлая Богиня в качестве лучшей подруги? Ну, хотя бы тем, что ее порталы никому не под силу заблокировать.

Краткий миг – и золотистые искры уносят нас троих, а также еще около десятка ящиков с вещдоками, оставляя новоиспеченного шефа управления ни с чем.

И пусть теперь попробует доказать, что это наемники уворовали ценный сувенир, а не волшебное появление Светлой Богини.


* * *

– Собрались, одноклеточные! Ночь только началась!

Под подбадривающие крики и пинки Быка моя группа, состоящая из парочки неудачников, подходит к финишной черте и, спотыкаясь, завершает получасовой забег по полосе препятствий.

«А разве нам не положен хоть небольшой перерыв? – возмущенно переползает с запястья на внешнюю сторону руки салатовый дракончик. – Все-таки мы вещдок уворовывали».

Но у Быка, который по просьбе Крестного занимался нашей подготовкой на сборах, аргумент типа «я только что с задания» не прокатил.

Я, усталая и злая, приползаю к финишу одной из последних, чему, судя по хищной улыбочке Быка, он явно рад.

– Слушаем сюда, хордовые, – орет наемник, скрещивая руки на груди. – Вы самая уязвимая часть клана. Глупые, пузатые малыши! В дотреме война. Война против наемников!

Сверкнув глазами, Бык с явным удовольствием начинает тотальное уничтожение остатков веры в его человечность и закатывает ликбез на тему «испражнение бегемота может больше, чем вы!».

На дворе ночь, холодный ветер и минус двадцать четыре, а мы вынуждены стоять на снегу в тренировочных костюмах и выслушивать невероятно проницательные наблюдения наемника.

– Люди как пирожки, – делится жизненными наблюдениями мужчина, игнорируя наши жалобные взгляды. – Надломи, и увидишь начинку. Ваша начинка – тупость, никчемность и щепотка соли.

Я тихонько вздыхаю и закатываю глаза.

За эти четыре недели Бык старательно открывал в нас новые возможности, но, если честно, я уже дошла до того состояния, когда жареной картошечки хочется больше, чем прокачки собственных ресурсов. И кажется, остальные ребята из моей группы, условно названной Быком «никчемыши», думали приблизительно в том же направлении.

Вволю наоравшись и еще раз сверкнув глазами, Бык распускает нас по казармам, но…

Видимо, это все-таки не мой день.

– Куда намылилась, жопорукая? – ловит меня за локоть мужчина. – Для тебя еще один эксклюзивный круг по полосе препятствий!

Я оборачиваюсь на мерно раскачивающиеся топоры, бревно, усеянное лезвиями кинжалов, и небольшой пруд с ядовитыми змеями.

– А у меня завтра учеба начинается, – робко напоминаю, вжимая голову в плечи.

– Вот с завтрашнего дня и будешь отдыхать, а сейчас – шевелись!

Словом, спать Бык меня так и не отпустил, поэтому через проходную любимого Университета Магии и Ворожбы я входила в самом мрачном расположении духа.

Первым мое приближение почуял Рокки. Щенок с радостным лаем отделился от группы студентов с плакатом «Любимый куратор», подбежал ко мне и начал вертеться вокруг, старательно подпрыгивая, чтобы лизнуть крохотным розовым язычком мою ладонь.

«Ого! Как они умудрились сделать из малюсенького щеночка такого кабана?» – неодобрительно покачал головой дракончик.

– Рокки! – через силу улыбнулась я, хотя больше всего хотелось сесть прямо на землю и часочек подремать.

– Линка! – заорала рыжеволосая девушка, подлетая следом за щенком и тут же заключая меня в крепкие женские объятья.

– Ната, – взвыла я от боли. – Осторожнее, у меня ребро сломано…

Ведьмочка сурово зыркнула на меня из-под бровей.

– А ну-ка, цыц! – строго приказала она. – Скулеж, бубнеж и жалобы откладываются до обеда.

«А она, случаем, Быку не родственница?» – подозрительно косится в сторону девушки пессимизм.

«Ы-ы-ы!» – вздыхают ребра, которые подруга так и не отпустила, продолжая мучить меня дружескими объятьями.

– Линка! – радостно крикнул мне на ухо Шарги, и теперь к процессу обнимания присоединился еще и Темный.

– Ребра, – мучительно скривившись от боли, зашипела я.

– Ангел! – прозвучал мелодичный голосок, и количество рук, желающих ненароком придушить меня от переполняющей радости, увеличилось аж до шести.

Сдавленно крякнув, я ужом выскальзываю из дружеских обнимашек и тут же попадаю в медвежьи объятья Гафса.

– Ты чего такая худущая? – качает головой он. – Смотреть страшно – кожа да кости.

«Сомнительный комплимент», – фыркает дракончик.

– Ты мне клинки привезла? – влезает Кебил.

Я старательно улыбаюсь своим друзьям, радостно гомонящим вокруг, и тихо млею от счастья.

Ладно Рокки и Натка, но никогда бы не подумала, что Темные станут по мне скучать. Я же, по сути, никто для них, простой куратор, а они вон как искренне радуются моему возвращению…

Даже плакат нарисовали.

А потом среди сияющих лиц я замечаю его открытую, теплую улыбку, и Светимость восторженно отзывается в груди. Доставала, который все это время держался поодаль, поймав мой взгляд, уверенно подходит и берет за руку.

– Ангел, – с улыбкой выдыхает он, глядя с высоты своего роста.

Я решительно высвобождаю ладонь и, запрокинув голову назад, посылаю Темному тяжелый взгляд.

– Доставала, немедленно сотри с лица эту блаженную улыбочку деревенского олуха! Ты нам всю конспирацию портишь!

Улыбка исчезает с лица Доставалы так же быстро, как конфеты из коробки, уступая место более привычному выражению всегдашнего сосредоточенного недовольства.

Вот так-то лучше! А то разулыбался тут, понимаешь ли!

– Ой, что я тебе расскажу… – вклинивается между нами Натка, уверенно оттаскивая меня в сторону столовой.

«А поспать?» – расстроенно пищит организм, но против взбудораженной ведьмочки есть только один прием самообороны – неукоснительное подчинение.


* * *

– Таким образом, потоковая область перемещается… – профессор Карода тоскливо вздохнул и посмотрел в сторону окна. – Так, на чем я остановился? – задумчиво чешет он высокий лоб указательным пальцем.

– Потоковая область куда-то там перемещалась! – услужливо подсказала Натка, в кои-то веки севшая со мной за первую парту.

– М-да… – еще один несчастный вздох, и профессор возвращается к лекции.

Когда Натка сообщила мне невероятную новость о том, что профессор Карода безответно влюбился в новую лаборантку, я скорчила недовольную моську и чуть ли не у виска покрутила, но, понаблюдав за мужчиной пятнадцать минут, поняла, что подруга не прикалывается.

«Подумать только, профессор Карода такой же человек, как и все», – умилялась селезенка.

«Любовная лихорадка косит стройные ряды адекватных людей», – вздыхал здравый смысл.

«Весна близко», – замогильным голосом прошептал пессимизм.

Профессор в очередной раз сбился, вздохнул и посмотрел в окно, а потом, махнув на все рукой, отпустил нас с первой пары на полчаса пораньше.

Оставив профессора Карода выслеживать в окошке зазнобу, разбившую ему сердце безответным чувством, я в компании Натки и Роззи неторопливо добираюсь до полигона, где проходят «Темные основы».

Большая часть группы теоретиков и травников предпочла поступить так же, поэтому огромная аудитория медленно, но верно наполнялась студентами.

Соскучившиеся друг по другу ребята активно делились информацией о проведенных каникулах, и только я молчала, старательно следя, чтобы количество зевков в минуту не превышало числа четыре.

И вот что самое странное: все были погружены в общение настолько, что, если бы варанг неожиданно проломил хвостом стену и завалился в аудиторию, его бы просто элементарно проигнорировали – но стоило в проходе кабинета показаться рослой фигуре Доставалы, как все разговоры разом оборвались.

«Удивительный талант», – счел нужным высказаться салатовый дракон, как и большинство студентов в аудитории, с любопытством оглядывая Темного.

Отыскав нас глазами, Доставала целенаправленно двинулся к парте, которую делили Роззи, Натка и я.

– Чудесно выглядишь, – с легким придыханием в голосе сделал комплимент Доставала.

Роззи, которой предназначалась фраза, зарделась и опустила глаза. Натка, знавшая о наших отношениях с Темным, выразительно фыркнула, я же предпочла сделать вид, что сплю.

Не вышло…

– Куратор, – обратились ко мне с таким лицом, словно съели дольку лимона, – можно вас на секунду?

– Нельзя, – рыкнула я. – У меня неприемное время.

Доставала поиграл желваками и склонился к моему лицу.

– Не пойдешь сама – закину на плечо и вынесу силой.

Окинув самоуверенного громилу снисходительным взглядом, с неохотой встаю со стула. Потому что этот Темный малость неадекватен и действительно может воплотить в жизнь свою угрозу, а мне лишнее внимание в первый же день учебы на фиг не сдалось.

– Только не поубивайте друг друга! – оптимистично кричит нам вслед Натка.

Покинув аудиторию и оказавшись в узком пустом коридоре полигона, я целеустремленно иду в сторону небольшого окна и залезаю на подоконник.

«Ы-ы» – болью откликается сломанное Быком ребро.

Дождавшись, пока хмурый, словно предгрозовое небо, парень подойдет и встанет напротив, невероятно вежливо интересуюсь:

– Ну?

– Неужели все еще злишься? – Темный слегка прищуривает серые глаза, а я на секунду задыхаюсь от возмущения.

Ровно месяц назад, когда я махала всем на прощанье белым платочком, готовая отбыть в клан на четырехнедельные сборы, Доставала, никого не смущаясь, сгреб меня в охапку и начал жадно целовать.

Нет, не то чтобы я была против его поцелуев, но не на глазах же у всех!

И уж тем более не на глазах у Руслана, все еще живущего надеждой стать для меня кем-то большим, чем просто друг.

Светлая Богиня, никогда не забуду, с какой болью Ру посмотрел на меня. Но хуже всего, что приятель так и не захотел попрощаться, а потом игнорировал все попытки связаться с ним.

И после этого Темный полагает, что я банально злюсь? Да я в бешенстве!

– Поражаюсь твоей проницательности! – язвительно процедила сквозь плотно сжатые зубы и, не сдержавшись, обвинительно тыкнула пальцем в широкую грудь парня. – Ты обидел Руслана и думаешь…

Он с легкостью перехватил мою руку и крепко сжал.

– Нет, это ты обидела Руслана, – оборвал заготовленную специально для этого случая тираду Темный. – Надо было сразу рассказать ему о своих чувствах ко мне.

Вырвав ладонь, я скрестила руки на груди и, откинувшись назад, облокотилась на мутное стекло.

Значит, я еще и виновата?

«А парень прав», – неожиданно поддержал Темного салатовый дракончик.

– Как же ты меня бесишь… – тихо выдохнула я, прикрывая глаза.

«Я или он?» – уточнил дотошливый дракончик.

– Оба!

А действительно, в чем виноват Хорст? О наших чувствах остальные ребята знали, мы не делали тайны из подаренной мне Светимости, так почему Доставала должен был сдерживаться в присутствии Руслана? Ведь не было же такого уговора – мы вместе для всех, кроме Ру.

Да если и быть совершенно откровенной, то в тот момент, когда ненаглядный громила сгреб меня в объятья и начал целовать, я не была против. И увидев, как отреагировал на это публичное проявление чувств друг детства, тоже не особо расстроилась. Точнее, мне стало стыдно и чуток неловко, но винить в случившемся Темного я начала позднее. Где-то через неделю, когда поняла, что дико скучаю по его сильным рукам и нежному: «Ангел».

Что же это получается, я просто не умею быть счастливой? Мне нужен постоянный повод для ссоры, лишь бы не признавать очевидного?

Доставала подходит ближе и по-хозяйски обнимает меня одной рукой за талию.

– Что с ребром?

Я с неохотой открываю веки, секунду смотрю в обеспокоенные серые глаза.

«Не поддаваться на провокацию, – подсказывает женская сущность. – Терпеть и мариновать его до последнего!»

«Правильно, – поддакивает обиженное самолюбие, – пусть просит прощения и извиняется».

«Но ты же сама виновата», – напоминает подарок горцев.

«Тем более!»

Несмотря на все внутренние установки, я наклоняюсь вперед и утыкаюсь лбом в горячую мужскую грудь.

Не хочу на него злиться и мариновать – хочу прижаться и поспать!

Почувствовав момент вседозволенности, Темный притягивает меня к себе и заключает в кольцо сильных рук.

– Бык сломал, – ябедничаю я, чуть ли не мурлыча от удовольствия. – И лечить запретил до вечера. Сказал, что это все во имя педагогического процесса.

На мгновение меня обжигает волной жара, исходящего от тела Темного, но Доставала очень быстро берет себя в руки.

– А давай я ему тоже что-нибудь сломаю? Во имя все того же педагогического процесса, – предлагает он, хотя в голосе отчетливо слышится просьба.

– Не вздумай! – возмущенно толкаю Темного в мускулистую грудь. – Я тебя знаю, ты на одном ребре не остановишься, а у наемников и так сейчас непростые времена.

– Туше, – с наигранной печалью в голосе вздыхает Доставала и наклоняется к моему лицу. – Я соскучился…

«Я тоже», – взволнованно шепчет либидо.

– А я вот ни капельки!

– Врунишка. – Темный аккуратно кусает меня за нос. – А еще считаешь себя Светлой. Та-а-ак… – мужчина неожиданно напрягся. – А это еще что?

Повернув голову, замечаю, как Доставала с задумчивым видом крутит белый прямоугольник между пальцев.

– Сувенир на память, – улыбаюсь и, отстранившись, забираю у Темного бирку. – Крестный велел поворошить осиное гнездо, поэтому я, Ветер и Машка сегодня ходили грабить управление. Войти на своих двоих возможности не было, поэтому мы притворились тремя трупами не первой свежести…

Доставала внезапно побледнел, хрипло втянул воздух и крепко стиснул меня в своих руках.

– Эй, громила, ты чего расчувствовался? – потрясенно прошептала я.

Пару секунд Доставала напряженно молчал, уткнувшись носом мне в макушку, и только потом тихо ответил:

– Внезапно осознал, что могу потерять тебя в любую секунду.

Хорошо, что никто не видел моей отвисшей челюсти и вытаращенных от удивления глаз. Ради веселья каждый из нас троих написал даты своей смерти, и я, естественно, нацарапала черной ручкой день, когда едва не умерла. День, когда Машка открыла Скол и Тринадцатая Тень весьма гостеприимно сломал мне позвоночник.

– Не переживай, – попыталась отшутиться, – пока Тринадцатого не мочкану, тот свет меня не заграбастает.

Но Доставала шутку не оценил. Сжав еще крепче, он осторожно погладил мою спину и уточнил:

– Не болит?

Вместо ответа мотаю головой и закрываю глаза.

Спину вылечили под четким руководством Юлика еще в первый день, когда я получила от Хорста Светимость. Едва поулеглись страсти, Доставала практически силой заставил меня восстановить пострадавшие отделы позвоночника, а затем еще несколько дней подряд дергал, надоедая расспросами.

Постояв под защитой крепких рук Темного еще какое-то время, я решительно оборвала коридорно-романтичное безобразие и отстранилась.

– С тобой, конечно, хорошо, но я потопала на пару, пока Натка не высунула свой любопытный нос и не застукала нас.

Но попытка свалить успехом не увенчалась. Темный с противоестественной быстротой поймал меня и прижал к своему горячему телу.

– Сегодня ночуешь у меня, – сообщил он и, как-то чересчур подозрительно улыбнувшись, добавил:

– Я приготовил подарок.

Картинно приподнимаю правую бровь.

– Неужели нарисовал еще один плакат?

Всего на мгновение на некрасивом лице блондинчика мелькает неясный отголосок удивления.

– Плакат? – мне дарят снисходительный взгляд сверху вниз. – Зазнайка, полагаешь, что, пока тебя не было, я вступил в кружок любителей всяких глупостей?

– А кто тебя знает, – фыркаю я и снова отстраняюсь. – Все, отпускай, а то я поспать не успею.

Темный наклоняется, немного грубовато стискивает огромными лапищами и целует. И это совершенно непередаваемый контраст: нежные, но настойчивые движения губ и невероятная мощь удерживающих меня рук.

«А может, не будем ждать вечера и пойдем смотреть сюрприз сейчас?» – молитвенно складывает ручки неудовлетворенное либидо.

«А че ходить? – оживляется желание. – Вон какой удобный подоконник».

«Фу-фу-фу! – кривится дракончик. – Только через мой труп».

«Ну, это можно легко устроить», – как бы невзначай роняет пессимизм.

И пока я пребывала в разладе между телом и духом, Темный резко отстранился, шепнул напоследок «жду тебя вечером», развернулся и стремительно пошел прочь по коридору.

Из-за поворота послышался шум открывающихся дверей и разноголосый гвалт нагрянувших в полигон боевиков.

– Линка! – заметил немного потерянную меня Конни и, прихватив своего старого приятеля Ролли, быстрым шагом направился ко мне. – А мы как раз о тебе вспоминали…

Мысленно застонав, я отчаянно помахала головой. Только бы снова не пришлось помогать им с вызовом Цербера!




Глава 2

Любовь – это безумие, которое чаще всего оканчивается свадьбой…


– Ты только подумай, – продолжал сманивать меня на сторону безрассудного безумства Конни. – Если все получится, мы станем известны на все Светлые земли.

– Если все получится, мы станем знамениты посмертно, – сердито шепчу в ответ.

Профессор на мгновение замолкает, кидает укоризненный взгляд на нашу тройку, спрятавшуюся на последней парте, и вновь возвращается к лекции.

Пару секунд боевики, сидящие по обе стороны от меня, делают вид, что внимательно слушают рассказ профессора Дарона об основоположниках кардинально нового использования магии на Темных землях, а затем возвращаются к своей агитационной кампании.

– Мы уже даже прикинули, как переделать формулу, чтобы вместо Цербера вызвать в наш мир лаэрда, – возбужденно шепчет Конни. – Все, что требуется от тебя, это проверить формулы. Сама видишь, риски минимальны!

Я качаю головой, всерьез обдумывая, как потактичнее высказать мысль «парни, проверьте головы». Ну кто в здравом уме будет так рисковать и вызывать из нижних миров лаэрда?

– Ребят, я еще не до конца смирилась с неожиданным подарочком по кличке Рокки, а вы хотите подсунуть мне на домашнее содержание еще и кровожадного демона?

– Но ты ведь читала дневники, – влезает сидящий слева Ролли. – Лаэрды закрыли нижние миры только ради безопасности всех остальных. Если бы они хотели кровавой жатвы, то…

– «Кровавой жатвы», – ехидно передразниваю боевика. – Ты исторических романов перечитал, что ли?

Громкое и насмешливое «кхе-кхе» заставляет нас троих разом заткнуться, поднять головы и изобразить на лицах студенческое рвение.

– Простите, профессор, – виновато просит Конни, отводя глаза в сторону.

– Да ничего страшного, – великодушно улыбается Темный. – Но впредь лучше пользуйтесь эпистолярным средством общения.

– Эпи… чем? – толкает меня в бок Ролли.

– Он советует нам вести переписку, – кратко поясняю я.

– А-а-а… – понимающе тянут разом оба парня, после чего Конни безжалостно вырывает листок из новой тетрадки.

Пару секунд он быстро и размашисто пишет что-то на листке, затем энергично зачеркивает весь абзац и с задумчивым видом кусает карандаш. Краем глаза замечаю, что Ролли тоже вырывает листок из тетрадки и начинает что-то писать.

М-да… По всей видимости, это надолго. Возможно даже, до конца пары.

Послав профессору Дарону взгляд, полный искренней благодарности, я расслабленно откидываюсь на спинку стула, готовая внимать краткому экскурсу в историю Темных земель, но, как оказалось, зря.

Громкий нетерпеливый стук в дверь рушит идиллию лекции.

– Простите, что прерываю, профессор Дарон. – Секретарша директора лучезарно улыбается и разводит руками. – Директор Рохан срочно хочет видеть студентку Ангелину Де ла Варга.

Натка, сидящая впереди, резко поворачивается.

«Во что вляпалась на этот раз?» – спрашивает она одними глазами, но я только рассеянно пожимаю плечами и встаю со своего места.

– Идите, Де ла Варга, – с явным облегчением отпускает меня профессор Дарон. – Но к следующему занятию жду от вас доклад по сегодняшней теме. Десять-пятнадцать листов рукописного текста.

Тяжело вздохнув, покидаю аудиторию и тут же налетаю с вопросами на секретаршу Великого и Ужасного Директора.

Мне требуется всего пятнадцать наводящих вопросов, чтобы выяснить главное – по мою душу пожаловали трое оперативников управления правопорядка. И несложно догадаться, что один из них Адам Роял.

– Знаешь, что им от тебя надо? – любопытствует секретарша, толкая двери в административную часть.

Пользуясь тем, что мы почти пришли и можно сворачивать беседу, я делаю крайне обеспокоенную моську и качаю головой.

– Ох, Ангелина, Ангелина… – сочувственно вздыхает женщина, первой заходя в просторную приемную.

Дабы не нарушать образа простой студентки, пару секунд в нерешительности стою около дверей в кабинет директора и, только поймав подбадривающую улыбку секретарши, робко стучу в дверь.

– Да заходи уже! – кричит ВУД в нетерпении.

Нацепив на лицо испуганное выражение, осторожно толкаю массивную дверь и всовываю голову в образовавшуюся щель.

– Вы хотели меня видеть, директор Рохан? – испуганным мышонком пищу я и натыкаюсь взглядом на нового начальника управления.

А кто это у нас такой вымотанный и бледный? А у кого это синячки под глазами?

– Доброе утро, Ангелина, – сухо и официально здоровается со мной мужчина. – Как спалось?

Я быстро осматриваю двух спутников Адама Рояла.

Первый – грузный мужчина с легкой сединой в темных волосах, а вот во втором я, к собственному удивлению, узнаю своего вчерашнего «ловца».

Надо же! А я-то наивно полагала, что выхватила из толпы оперативников мелкую сошку, а оказывается, паренек приближен к начальству.

– Прекрасно спалось, – фыркаю я, возвращаясь взглядом к начальнику управления. – А с чего вдруг такая забота?

– Просто наивно полагал, что вас будет мучить совесть, – с легкой улыбкой откликается мужчина и кивает на стул. – Садитесь.

Я бросаю быстрый взгляд на директора Рохана и, заметив, как он спокоен, послушно опускаюсь на стул. Это хорошо, что ВУД здесь, значит, эти двое уже успели пообщаться и мне ничего не грозит.

Ну, за исключением не слишком приятного разговора с Адамом Роялом.

– К несчастью, наше знакомство прошло немного не так, как мне хотелось бы… – с задумчивым видом начинает мужчина.

Говорите за себя, Адам!



Читать бесплатно другие книги:

Детство Шурки и Тани пришлось на эпоху сталинского террора, военные и послевоенные годы. Об этих темных временах в истор...
Шутливое заявление Грейс Морланд в присутствии гостей, что она лучше умрет, чем наденет модную шляпку, обернулось трагед...
Люди всегда остаются людьми, а потому непрерывно вертятся жернова большой политики, раскручивая маховик войны. Той войны...
Пособие включает комплекты контрольных заданий для изучения вузовских дисциплин, касающихся теории эволюции, эволюции ор...
Говорят, у каждой медали есть обратная сторона. У смелости – трусость, у трусости – храбрость… Олеся и Настя – разные, о...