Золотая химера Борджа - Бенцони Жюльетта

Золотая химера Борджа
Жюльетта Бенцони


Богатый американец Корнелиус Уишбон просит известного эксперта по драгоценностям Альдо Морозини отыскать для его возлюбленной, популярной оперной певицы, историческую реликвию – золотую химеру, принадлежавшую Чезаре Борджа. Альдо не торопится помогать Корнелиусу, его вниманием завладела другая драгоценность – красавица Полина Белмон. Они проводят страстную ночь любви… и Полина исчезает, а вскоре похищают и князя Морозини. К его поискам подключаются друзья и члены семьи, но все тщетно. Похитители слишком искусны, чтобы оставлять следы…





Жюльетта Бенцони

Золотая химера Борджа



Juliette Benzoni

LA CHIM?RE D’OR DES BORGIA

© Plon 2011



© Кожевникова М., перевод на русский язык, 2013

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))




Пролог


Северная часть Атлантического океана – 14 апреля 1912 года, воскресенье, небо безоблачное, море спокойное, полночь. За несколько часов до прибытия в Нью-Йорк великолепный пакетбот компании «Уайт Стар Лайн» «Титаник» получит пробоину и пойдет ко дну, завершив свое первое путешествие, которое обещало быть триумфальным. Но пока об этом никто не подозревает.

Ровно двадцать минут назад впередсмотрящий Фредерик Флит сообщил на капитанский мостик:

– Прямо по курсу айсберг!

И крепко вцепился в поручень в ужасе от неминуемого столкновения с ледяной горой, внезапно, словно призрак, возникшей из темноты. Но в следующую секунду с несказанным облегчением он понял, что нос парохода отклонился в сторону и айсберг проплывает мимо правого борта. Трудно передать, как спокойно стало у него на душе…

Те, кто располагался на нижних палубах, ощутили небольшой толчок. Он был настолько безобидным, что в камбузе ничего, кроме булочек, испеченных к завтраку, на пол не полетело. В курительной комнате и вовсе никто ничего не почувствовал. Один из сидящих за карточным столом игроков заметил в иллюминаторе проплывающую мимо белоснежную глыбу и пошутил, что сейчас выйдет на палубу и возьмет немного льда для своего виски. До чего же весело все рассмеялись! А когда пароход замедлил ход, никто не усомнился в том, что капитан всего лишь готовится к очередному маневру…

Между тем пробоина, нанесенная «Титанику», оказалась гибельной. Подводная часть айсберга повредила 90 метров двойной обшивки корпуса лайнера и снесла водонепроницаемые переборки, которые должны были сделать пакетбот непотопляемым. Вода хлынула в трюмы носовой части, затопила почтовое отделение и продолжала поступать, снося даже те переборки, которые успели задраить. Пассажиры верхних палуб по-прежнему ни о чем не догадывались, зато все, кто находился в нижней части судна, испытали настоящий шок. Капитан Эдвард Смит и исполнительный директор Томас Эндрюс поспешили лично осмотреть нижнюю часть пакетбота. Представшая перед ними картина не оставляла никаких сомнений: самый прекрасный лайнер в мире обречен на гибель.

– Сколько времени у нас в распоряжении? – осведомился капитан.

– Час… Может быть, полтора… Не больше.

– Значит, приступаем к эвакуации.

Но эвакуация представляла собой немалую проблему. На «Титанике» находилось 2206 человек, а в его шестнадцати деревянных шлюпках и четырех резиновых лодках было всего 1178 мест.

В это время в водах Атлантического океана находилось довольно много пароходов, какие-то из них находились недалеко от «Титаника», другие – на более значительном расстоянии. Ближе всех оказалась «Карпатия» компании «Кунард Лайн». С «Титаника» на «Карпатию» стали поступать сигналы: «CQD CQD SOS SOS CQD SOS. Немедленно на помощь. Столкнулись с айсбергом. Местонахождение 41,46 норд, 50,24 вест».

Ответ последовал незамедлительно. «Карпатия» находилась в 53 милях и поспешила на помощь «на всех скоростях». Капитан надеялся прибыть вовремя и уже подготовил спасательные шлюпки.

Но если пассажиры третьего и второго класса – те из них, кто понял, что судну грозит серьезная опасность, – поспешили на палубу Е, то извлечь из мягких постелей и оторвать от карточной игры пассажиров первого класса было задачей не из легких. Пароход стоял на месте и казался незыблемой скалой. Люди полагали, что происходит что-то вроде учебной тревоги, и не спешили на палубу, откуда отправлялись шлюпки. В большом салоне оркестр продолжал играть «Александр регтайм бэнд». Паника началась тогда, когда капитан объявил толпе, одетой в спасательные жилеты, что за недостатком мест первыми будут занимать места в шлюпках женщины и дети и только потом мужчины, что обрекало на гибель немалое число людей в том случае, если «Карпатия» не подоспеет во?время. Среди мужчин нашлись, однако, такие, кто пренебрег распоряжением капитана, например лорд Джозеф Брюс Исмей, президент компании «Уайт Стар Лайн».

Но были и совсем другие случаи, гораздо более трогательные: так, одна очень богатая супружеская пара не захотела расставаться и мирно уселась в шезлонги, держась за руки… И это несмотря на то, что был отдан приказ запускать сигнальные ракеты, предупреждающие о бедствии.

На некоторых пароходах заметили эти сигналы. Неподалеку, примерно в девятнадцати милях, находился пакетбот «Калифорния», из-за айсбергов на нем застопорили мотор, поэтому радиста отправили спать. Дежурный офицер заметил вспышки в небе над таким же, как «Калифорния», неподвижным лайнером и удивился, зачем на нем забавляются сигнальными ракетами, когда нет никакой видимой опасности…

Во время всех этих событий молоденькая горничная Хэлен Адлер обходила элитные каюты палубы С, чтобы удостовериться, что в них никого нет. Пожилые люди могли нуждаться в помощи, и она была готова ее оказать. Хэлен, крепкая двадцатилетняя англичанка родом из Кента, любила свою работу, находя в ней нечто большее, чем умение ухаживать за роскошными гардеробами, делать прически и наводить красоту у тех женщин, у которых раньше жила в прислугах. Ее последняя хозяйка, леди Босковер, умерла, не оставив наследников, и Хэлен нанялась на «Титаник», надеясь повидать мир и расширить свой кругозор.

На пароходе она обслуживала два роскошных апартамента. Одни апартаменты занимала пара, о которой шушукались все пассажиры лайнера: это был сорокачетырехлетний богач Джон Астор IV и его юная восемнадцатилетняя жена Мэделейн. Их соединила взаимная любовь с первого взгляда, после чего последовал шумный развод Джона Астора с самой красивой и самой непредсказуемой и капризной женщиной высшего американского общества, Эвой Лойл-Уиллинг, от которой у него было трое детей. Новобрачные возвращались из свадебного путешествия по Европе, и Мэделейн была беременна.

Во вторых апартаментах размещалась немолодая одинокая дама, графиня д’Ангиссола, урожденная Белмонт, сохранившая свое очарование и чудесный характер. Несколько лет тому назад она потеряла мужа, детей у нее не было, и она жила то в своем особняке в Нью-Йорке, то на вилле в предместьях Рима.

Несмотря на суматоху, царившую на лайнере, Хэлен разглядела Астора, который сопровождал свою жену на палубу. Значит, нужно было проследить за госпожой д’Ангиссола. Из ее каюты вышла незнакомая Хэлен молодая женщина, очень красивая, в манто из норки. Она заперла каюту на ключ и затерялась в толпе.

Охваченная недобрым предчувствием – пожилая дама была обладательницей необыкновенно красивых драгоценностей, – Хэлен решила войти в каюту, но обнаружила, что ключ исчез. Она воспользовалась своим служебным ключом, пересекла гостиную и быстро вошла в спальню. Графиня, одетая для выхода, лежала поперек кровати с широко открытыми глазами. В ее грудь был вонзен кинжал. Шкатулка с драгоценностями, которая обычно находилась в тайнике за картиной, стояла с ней рядом и зияла пустотой…

Хэлен была не из тех, кто теряет голову, даже в такой из ряда вон выходящей ситуации. Она закрыла покойнице глаза и, позабыв, что находится на тонущем корабле, отправилась искать полковника или хотя бы комиссара полиции, чтобы известить его об убийстве. Но попала в толпу людей, несущихся что было сил к палубе со шлюпками. Джон Астор схватил ее за руку.

– Хэлен! Я хочу, чтобы вы плыли с моей женой! Вы прекрасно о ней заботитесь!

И, не ожидая ответа, он подтолкнул ее к плачущей Мэделейн, которая рвалась к мужу, в то время как два дюжих матроса пытались усадить ее в шлюпку.

– Порадуй меня, сядь в шлюпку, детка, – ласково обратился он к жене. – Завтра мы встретимся с тобой в Нью-Йорке.

– Но я не могу, господин Астор, – запротестовала Хэлен. – Мне непременно нужно увидеть комиссара. Совершено убийство. Убита графиня д’Ангиссола…

– Вы полагаете, что сейчас это имеет значение? – насмешливо спросил Астор и, вложив Хэлен в руки пригоршню банкнот, повторил: – Позаботьтесь о моей жене. Без меня она погибнет. Счастливого пути!

Он с силой подтолкнул молодую женщину к шлюпке и усадил ее рядом с плачущей Мэделейн. Хэлен обняла ее, и та в отчаянии прижалась к теплому плечу девушки. Шлюпка, переполненная пассажирами, заскользила вдоль черного корпуса пакетбота. Джон Астор закурил сигарету и выбрался из охваченной ужасом толпы…

Людей охватила паника. Матросы и офицеры с трудом удерживали обезумевших мужчин, рвавшихся к шлюпкам вопреки приказу капитана. Обезумевшим приходилось грозить оружием, но угрозы мало помогали. Женщин и детей приняла на борт всего только шлюпка под номером восемь, а нос корабля уже начал погружаться в воду. Для того чтобы загрузить все шлюпки, нужно было не меньше двух часов… А как нелегко было отогнать шлюпки подальше от тонущего судна! Мужчины прыгали в воду – а она была ледяной, минус два градуса – и пытались уцепиться за шлюпки, которые отплывали не до конца заполненными. Самая первая отправилась с пятью пассажирами, шестью кочегарами и одним сигнальщиком, которые взяли ее приступом. В общей сложности шлюпки увезли всего семьсот человек, тогда как должны были бы забрать тысячу двести. Когда последняя отплыла от лайнера, на борту оставалось полторы тысячи человек. Капитан Смит поднялся на капитанский мостик. Исполнительный директор Томас Эндрюс отправился в курительную. Он сбросил спасательный жилет и застыл, скрестив руки перед картиной «Открытие Нового Света». Он не услышал, как помощник капитана торопил его, твердя, что необходимо спасаться… Джон Джейкоб Астор зажег следующую сигару… Оркестр продолжал играть. Теперь это была песня «Осень».

«Титаник» вдруг вздыбился, с минуту простоял вертикально, все огни на нем погасли, с оглушительным шумом взорвались двигатели, и великолепный лайнер погрузился в воду… Без единой волны…

Когда к четырем часам утра «Карпатия» подошла к месту бедствия, поверхность океана была спокойной, на ней плавали лишь небольшие льдины, обломки айсберга и беспорядочно двигались шлюпки.

Хэлен, оказавшись на борту «Карпатии», доверила ненадолго Мэделейн одной пассажирке, а сама отправилась искать убийцу. Разыскивая преступницу, она внимательно присматривалась к спасенным. Но так и не нашла злодейку.

Решив, что преступница получила заслуженное наказание, Хэлен перекрестилась и вернулась к той, которая так в ней нуждалась.




Часть первая

Беглянка химера





Глава 1

Необычный клиент…


Американец оглядывался по сторонам. Альдо Морозини разглядывал американца. Судя по выражению их лиц, ни тот ни другой не ожидали увидеть то, что увидели. Американца поразил кабинет – изысканная роскошь: высокий потолок, расписные балки, фреска Тьеполо[1 - Джованни Баттиста Тьеполо (1696–1770) – крупнейший художник итальянского рококо, мастер фресок и гравюр, последний великий представитель венецианской школы. (Здесь и далее, за исключением специально оговоренных случаев, примечания редактора.)] на стене, бюро «Мазарини» из золотистого южноамериканского дерева с медными и черепаховыми инкрустациями и прелестными позолоченными накладками из бронзы. Длинные шторы из бархата сливочного цвета. Портрет дожа меж двух корабельных фонарей. На полу огромный ковер «Савонри», поражающий изысканным сочетанием красок. Несколько изящных и редких безделиц вроде вазы из фарфора Киен-Лонга с веткой красных осенних листьев и бледно-желтыми хризантемами. Не удивил американца только сидевший за бюро хозяин: он уже видел его портрет в газете…

Морозини давно имел дело с американцами, но ни один из сынов Нового Света не походил на этого. Корнелиус Б. Уишбоун был похож на веселого пожилого ангела в великолепно сшитом костюме. Пушистые пепельные усы, короткая бородка, расходящаяся на две стороны веером, открытое лицо с высоким лбом и младенческими голубыми глазами, румяный рот, растянувшийся в улыбке. Взгляд его был искренен и невинен, а сдвинутая на затылок черная широкополая шляпа казалась нимбом, воссиявшим над его головой. Похоже, он не любил с ним расставаться: снял на секунду, здороваясь, и снова надел. Теперь, когда он уселся, кривизна его ног, выдававшая любителя верховой езды, была совсем незаметна. Но любитель лошадей и в самом деле приехал из Техаса, где у него было огромное ранчо.

Князь-антиквар, специалист по редким драгоценностям, терпеливо ждал, когда взгляд гостя, обежав окужающее пространство и налюбовавшись всякими диковинами, снова вернется к нему. Встретившись наконец глазами со своим гостем, он улыбнулся.

– Вам нравится?

– Сразу видно, пришлось потрудиться. Настоящий дворец!

Морозини едва удержался, чтобы не сказать: в Венеции его именно так и называют, но сказал другое:

– Небольшой дворец. Не Версаль.

– Как? Как? Вер-саль? Не знаю такого.

Альдо снова подумал, что имеет дело с исключительным американцем. Обычно американцы, приезжающие в Европу, первым делом включают в список обязательных для посещения мест жилище Короля-солнца.



Читать бесплатно другие книги:

Миновал первоначальный шок, охвативший Петра Воронова после его «провала» из 2010 года в прошлое СССР. Тяжелое колесо ис...
Воспоминания великого писателя о детстве....
Эта книга – отличное руководство по работе с большими компаниями. Стратегии и приемы, изложенные в ней, подходят для люб...
В этой книге собраны лучшие стихи поэта, которые он писал на протяжении многих лет. Самая главная тема стихов – это тема...
Сборник стихов Алексея Козлова, 2015 года рождения. Искренний и беспристрастный отчёт перед самим собой и перед читателе...
Эта книга – полное руководство по системному анализу клиентского опыта и лояльности. В ней на примере кейсов из реальной...