Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость - Бэнкрофт Ланди

Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость
Ланди Бэнкрофт


Ланди Бэнкрофт последние семнадцать лет посвятил специализации в сфере бытовой жестокости и поведения жестоких мужчин. Он автор книг «When Dad Hurts Mom» («Когда папа обижает маму») и «The Batterer as a Parent» («Домашний агрессор в роли отца»), а также нескольких статей для «The New England Journal of Medicine» (одного из старейших медицинских журналов мира) и других профессиональных публикаций. Бывший содиректор Emerge, первой национальной коррекционной программы для мужчин, склонных к проявлению жестокости, на сегодняшний день он практикует в Массачусетсе и одновременно обучает сотрудников различных государственных и юридических организаций работе со случаями бытовой жестокости.





Ланди Бэнкрофт

Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость


Посвящается тысячам отважных женщин, многие из которых сами были жертвами насилия, создавшим и участвующим в движении против жестокого обращения с женщинами, и множеству мужчин, присоединившихся к их усилиям в качестве союзников.





Благодарности


У меня было очень, очень много учителей, которые помогли прийти к пониманию образа мышления и поведения жестоких мужчин. Но прежде чем я назову их имена, я должен поблагодарить сотни жен и подруг, а также бывших жен и подруг моих клиентов, которые поделились со мной своими историями и тем самым пролили свет на то, о чем умолчали или что исказили мои клиенты в своем изложении событий. Жертвы насилия были моими главными учителями. Если бы мы побольше слушали их и поменьше – насильников и их союзников, мир быстро бы избавился от хронической проблемы плохого обращения.

В том, что я встал на путь, приведший меня к созданию этой книги, особенно виноваты мои коллеги по Emerge: Дэвид Адамс (David Adams), Сьюзан Кэюэт (Susan Cayouette), Тэд Джерман (Ted German), Мэгуай Сек (Magueye Seck), Чак Тернер (Chack Turner), Шарлин Аллен (Charlene Allen) и Джим Птасек (Jim Ptacek). Помимо того, что работать с ними было большим удовольствием, эти люди обеспечили меня столь необходимой интеллектуальной поддержкой и мотивацией. Надеюсь, то, что я, в свою очередь, смог отдать им, составляет разумную долю от того, что они смогли предложить мне.

Не менее важную роль в росте моего понимания как самих жестоких мужчин, так и их влияния на своих партнерш и детей, сыграла Кароль Суса (Carole Sousa), которая одновременно учила нас в Emerge и следила за тем, чтобы мы были честны. Ее критика в отношении наших пробелов нередко раздражала, большей частью тем, что она была совершенно права. Никто другой не внес такого вклада в понимание того, чем я здесь делюсь. Я должен также поблагодарить Кароль за ее великодушное согласие просмотреть рукопись этой книги и оставленные ею комментарии (важные, как обычно). Ее рекомендации серьезно усилили эту книгу.

Другими людьми, оказавшими важное влияние на мое проникновение в мир контролирующих и агрессивных мужчин стали Лонна Дэвис (Lonna Davis), Пэм Уитни (Pam Whitney), Иза Уолдгиоргис (Isa Woldeguiorguis), Сьюзан Скечер (Susan Schecher), Сара Бьюэл (Sarah Buel), Джим Харденман (Jim Hardenman), Джанет Фендер (Janet Fender) и Бренда Лопез (Brenda Lopez). Я бы хотел также выразить свою признательность Джеффу Эдлсону (Jeff Edleson), Клэр Рензетти (Clair Renzetti), Джексону Катцу (Jackson Katz), Питеру Джаффе (Peter Jaffe), Барбаре Харт (Barbara Hart), Бонни Циммер (Bonnie Zimmer), Элайне Альперт (Elain Alpert), Джоан Зорза (Joan Zorza), Дженифер Джулер (Jenifer Juhler), Стефани Айзенштат (Stephanie Eisenstat), Рэйндж Хатсон (Range Hutson), Скотту Харшбаргеру (Scott Harshbarger) и Морин Ширан (Maureen Sheeran) за их вклад в мои знания о жестоком обращении и угнетении, а также за их профессиональную и моральную поддержку. Кейт О’Кейн (Kate O’Kane) внесла свой вклад, обеспечив меня прекрасным и спокойным местом, где я мог писать в течение дня.

Я также должен признать, что за долгие годы очень многому научился у самих моих клиентов, но для меня неприемлемо выражать им благодарность, поскольку без их жестокости в отношении женщин не было бы необходимости писать эту книгу.

Я весьма благодарен Джиллиан Андрюс (Gillian Andrews), Карлин Павлос (Carlene Pavlos), Джею Силверману (Jay Silverman), Стиву Холмсу (Steve Holmes), Кэтрин Бенедикт (Catherine Benedict), Гэйл Дайнс (Gail Dines), Кэрри Катберт (Carrie Cuthbert) и Ким Слот (Kim Slote) за поддержку, интеллектуальную/профессиональную стимуляцию и помощь на протяжении многих лет. Джиллиан и Гейл в течение ряда лет особенно настойчиво подталкивали меня к работе над книгой, и по большей части благодаря их постоянным тычкам она наконец появилась на свет. Джиллиан также сделала неоценимые замечания и рекомендации по тексту. Моя семья также проявила любовь и поддержку (и терпение). Я люблю вас и благодарен вам больше, чем могу высказать, за вашу моральную поддержку.

Я невероятно обязан моему агенту, Уэнди Шерман (Wendy Sherman), которая не только нашла дом для этой книги, но и сыграла главную роль в формировании исходного концепта и движении в заданном направлении. Писатель не может оказаться в более надежных руках. Я также признателен Деб Фаттер (Deb Futter) из Doubleday, которая привела меня к Уэнди. Мой редактор в Putnam, Джереми Катц (Jeremy Katz), с самого начала непоколебимо верил в этот проект и помог мне пройти через тревоги и колебания. Я также хотел бы выразить свою признательность людям в Putnam, которые оказывали поддержку и работали над этой книгой, в частности ЭннМари Харрис (AnnMarie Harris), Дениз Сильвестро (Denise Silvestro), Мэрилин Даксуорт (Marilyn Ducksworth) и Бренде Голдберг (Brenda Goldberg).

И наконец, я хотел бы выразить свою глубочайшую признательность трем людям, которые не знают меня, но чьи труды вдохновляли и поддерживали меня на протяжение многих лет: Брюсу Кокберну (Bruce Cockburn), Мерседес Соса (Mercedes Sosa) и Линде Хоган (Linda Hogan). Возможно, наши пути еще пересекутся.



Ланди Бэнкрофт

Зима 2002




Несколько слов о терминологии


Агрессивных и авторитарных мужчин я называю «жестокий мужчина» или «жестокая личность»[1 - В оригинале «abusive man» и «abuser». – Прим. перев.]. Дело не в том, что я уверен, будто каждый мужчина, склонный к агрессивному или контролирующему поведению, проявляет жестокость и насилие. Мне необходимо было подобрать простые слова, которые я мог бы применить к любому мужчине, способному демонстрировать неуважение, оскорблять и унижать свою партнершу независимо от того, содержит ли его поведение открытую вербальную жестокость, физическую агрессию или сексуальное принуждение. Любое из таких действий может оказать серьезный эффект на жизнь женщины, привести ее в перманентное замешательство, сделать подавленной, тревожной и испуганной. Так что, даже если ваш партнер не является жестокой личностью, эта книга поможет понять ваши проблемы в отношениях с ним и найти способ наладить их. Если вы не знаете, можно ли назвать поведение вашего партнера «жестоким», загляните в главу 5.

Однако если поведение вашего партнера и не подпадает под определение «жестокого обращения», оно все равно может оказывать на вас серьезное влияние. Любое принуждение или неуважение партнера – серьезная проблема. Контролирующие мужчины используют целый спектр моделей поведения и демонстрируют широкий диапазон своих жизненных позиций (как мы увидим в главе 5, один из лучших способов сказать, насколько глубоко уходит проблема мужского контролирования, – это посмотреть на его реакцию в те моменты, когда вы начинаете требовать лучшего отношения к себе. Если он принимает ваше недовольство и пытается изменить свое поведение, перспективы на будущее несколько просветляются). Уровень агрессии также сильно варьируется, но, увы, как мы увидим, само про себе это мало говорит о том, насколько психологически разрушительным может быть его поведение и каковы шансы, что оно изменится.

Кроме того, я решил использовать слово «он» в отношении жестокой личности и слово «она» в отношении партнера, подвергающегося жестокому обращению. И решил использовать эти слова для удобства, а также потому, что они правильно соотносятся с большинством отношений, в которых происходит злоупотребление силой и властью. Однако контроль и жестокость являются также широко распространенной проблемой в лесбийских и мужских гомосексуальных отношениях, и подавляющая часть материала этой книги применима к жестоким гомосексуалистам и лесбиянкам.



Несколько слов о терминологии от переводчика:

Слово, используемое в английском языке для обозначения действий, которым посвящена это книга, – abuse. В русском языке для обозначения тех же действий используется термин жестокое обращение. На основе этого термина строится весь язык перевода. Однако точное значение слова abuse – злоупотребление, неправильное использование. В силу этого расхождения значений в некоторых случаях употребление слова жестокость и его производных кажется утрированным и избыточным. Поэтому следует помнить, что в данном случае это просто термин, последовательное использование которого необходимо для сохранения авторской логики изложения. Кроме того, во многих ситуациях, которые описывает автор, русское слово жестокость гораздо уместнее, чем мягкое английское злоупотребление.

Термин партнерша политкорректно объединяет все статусы женщины в отношении с мужчиной: жена, гражданская жена, его женщина или девушка, герлфренд и т. д.

И, наконец, термины контроль и контролирующее поведение на бытовом языке означают стремление держать вас под контролем: знать все про вашу жизнь (возможно, и мысли) и управлять вашим поведением.





Введение



Я работал с агрессивными и контролирующими мужчинами как консультант, эксперт и дознаватель в течение 15 лет и накопил огромный объем знаний на основе двух, а то и больше, тысяч реальных случаев. Я узнал о предупредительных сигналах проявления жестокости и контроля. Я понял, что на самом деле говорит контролирующий мужчина, что стоит за его словами. Я знаю признаки, указывающие на то, что вербальная и эмоциональная агрессия грозит перерасти в физическое насилие. Я могу отличить мужчин, имитирующих исправление, от тех, кто честно пытается работать над собой. И я узнал, что проявления жестокости, в общем-то, не связаны с тем, что мужчина чувствует – мои клиенты по своим эмоциональным переживаниям в основном варьировались от маложестоких до совсем не жестоких – и зависят от того, как он мыслит.

Однако как бы мне ни было приятно осознавать, что мне удалось проникнуть в суть этой проблемы, я не тот человек, которому больше всех необходимо такое понимание. Оно необходимо женщинам. Именно им мои знания помогут распознать, когда ими манипулируют или их дискредитируют, найти способ избавиться от жестокого обращения и понять, как избежать вступления в отношения с жестоким мужчиной в следующий раз. Цель этой книги – вооружить женщин инструментами самозащиты, физической или психологической, от агрессивных и контролирующих мужчин.

Работая над этой книгой я составил список из 21 вопроса, которые женщины чаще всего задают мне о своих жестоких партнерах. Это вопросы типа:



? «Он действительно сожалеет о том, что сделал?»

– «Почему многие из наших друзей занимают его сторону?»

– «Рано или поздно он ударит меня?»


Потом я строил свои объяснения вокруг этих проблем, чтобы обеспечить женщинам возможность найти в книге нужную информацию. Все эти вопросы выделены в книге.

Другой важной целью для меня была возможность предложить помощь женщинам, страдающим от того, как с ней обращается близкий мужчина, каким бы словом она ни назвала его поведение. Такие слова, как «контроль» и «жестокость», могут показаться вам не слишком подходящими к вашим конкретным обстоятельствам. Я выбрал термин «жестокий мужчина» для обозначения мужчин, использующих широкий спектр инструментов манипулирования, унижения и запугивания. В некоторых случаях я говорю о тех, кто прибегает к физическому насилию, в других – о тех, кто использует своих партнерш или оскорбляет их, но никогда не пугает их. Некоторые меняют свое настроение так часто и так радикально, что невозможно понять, что они собой представляют. Партнер может быть высокомерным, или играть в интеллектуальные игры, или вести себя как полный эгоист, но его положительные стороны могут заставлять вас думать, что его нельзя назвать «жестоким». Пожалуйста, не позволяйте моим словам запутать вас. Слово «жестокий» у меня означает мужчину, который «хронически заставляет партнершу чувствовать, что с ней дурно обращаются». Вы можете использовать для характеристики вашего партнера более подходящее слово – если оно вам известно. Но не в словах суть.

Если человек, с которым вы состоите в отношениях, одного с вами пола, вам тоже будет интересен этот материал. Лесбиянки и гомосексуалисты, жестоко обращающиеся со своими партнершами и партнерами, демонстрируют схожее мышление, используют те же приемы и оправдания, как и гетеросексуальные мужчины. В этой книге я использую слово «он» для жестокой личности и «она» для жертвы, чтобы мои объяснения выглядели простыми и ясными. Конечно, вам будет необходимо изменить род местоимений в тексте, чтобы он соответствовал вашей ситуации, за что я заранее приношу свои извинения. Вы также найдете раздел в главе 6, где я конкретно говорю о схожести и отличии жестокого обращения в гомосексуальных отношениях.

В этой книге есть истории мужчин широкой расовой и культурной принадлежности. Хотя отношение и поведение контролирующих и жестоких мужчин несколько варьируется в зависимости от культуры, их схожесть серьезно перевешивает их различия. Я не указываю расу или этническую принадлежность моих персонажей, но около трети историй касаются представителей цветных рас или наций, живущих за пределами Северной Америки. Подробнее некоторые специфические расовые или культурные особенности обсуждаются в главе 6.




Мой опыт работы с агрессивными и контролирующими мужчинами


Я начал заниматься индивидуальными и групповыми консультациями мужчин в 1987 году, в рамках коррекционной программы Emerge – первой в США организации, предлагающей помощь мужчинам, жестоко обращающимся с женщинами. Около 5 последующих лет моими клиентами почти исключительно были те, кто добровольно пришли в Emerge. Как правило, они находились под большим давлением своих партнерш, либо грозивших разрывом с ними, либо уже сделавшим это. Во многих случаях женщины обратились в суд с просьбой юридического запрета мужчине появляться в доме и даже держаться на определенном расстоянии от женщины. Основным мотивом моих клиентов была надежда сохранить отношения. Практически все они чувствовали вину или дискомфорт от своего поведения, но одновременно были абсолютно уверены в обоснованности своего поведения, поэтому чувство их раскаяния само по себе не было достаточно сильно для того, чтобы заставить их придерживаться моей программы. Мои клиенты использовали в гораздо большей степени словесные оскорбления и эмоциональную жестокость, нежели физическое насилие, хотя большинство из них прибегали и к физическим угрозам или воздействию.

В 1990-е годы юридическая система стала чаще реагировать на бытовое насилие, и в результате поток клиентов, направленных к нам судом, заметно усилился. Новые клиенты часто имели куда большую, чем первые, склонность к физическому насилию, иногда с применением оружия. Однако мы видели, что во всем остальном они мало отличались от прежних: их восприятие собственных действий и оправдания, как правило, были те же самые. Не менее важно то, что их партнерши по большей части так же описывали несчастья собственной жизни, как и женщины, подвергавшиеся психологической жестокости. Это показало нам, что различные формы жестокости одинаково разрушительны для женщин.

Я и мои коллеги всегда беседовали с женщинами, подвергшимися жестокому обращению наших клиентов, были они по-прежнему вместе или нет. (И если у него была новая партнерша, мы говорили и с ней, отчасти благодаря чему мы узнали, что жестокие мужчины сохраняют схемы своего поведения в отношениях с разными женщинами.) Рассказы женщин позволили узнать, что жестокие мужчины представляют свои истории с искажением, минимизацией и непризнанием своего поведения, так что у нас нет иной возможности получить точную картину отношений, кроме как выслушать женщин, подвергшихся жестокому обращению.

Консультирование жестоких мужчин – сложная работа. Они обычно сильно сопротивляются тому, чтобы признать ущерб, наносимый ими женщинам, а нередко и детям, и крепко держатся за свои оправдания и обвинения в адрес жертвы. Они испытывают привязанность к различным привилегиям, которые получают в результате жестокого обращения со своими партнершами, и обладают складом ума, который мешает им представить себя в равноправных отношениях с женщиной.

Но стоит ли работать с жестокими мужчинами, коль изменить их так трудно? Да. Во-первых, даже если один из десяти мужчин в группе меняется, значит, мое время и усилия не прошли даром. Во-вторых, я верю, что жестокие личности должны отвечать за свои действия. Если они участвуют в коррекционной программе, то они хотя бы могут быть призваны к ответу за свои деяния. И я надеюсь (и вижу признаки этого), что ценности могут измениться, если люди поймут, что мужчины, унижающие женщин, должны быть привлечены к ответу. В-третьих, я работаю в первую очередь ради женщины, подвергшейся жестокому обращению. Моя цель – дать ей эмоциональную поддержку, помочь ей освободить свой разум от оков, наложенных на нее партнером. Я могу сильно осложнить ему возможность манипулировать ею, а иногда предупредить ее о его тайных маневрах или возможной эскалации насилия. Я практически всегда могу внести положительный вклад в ситуацию, независимо от того, решился ли мой жестокий клиент серьезно посмотреть в глаза своей проблеме. (В главе 14 я описываю, что в действительности происходит в рамках программы консультаций для мужчин, склонных к жестокости, и объясняю, как женщины могут определить, правильно ли работает конкретная коррекционная программа.)

Благодаря работе в качестве дознавателя в случаях жестокого обращения с детьми, а также эксперта по делам опеки над детьми в различных судах, я пришел к новой форме взаимодействия с семьями, подвергшимися жестокому обращению со стороны мужчин. Этим опытом я делюсь в главе 10, посвященной переживаниям детей, испытавших жестокость со стороны мужчин, и манипуляциям, к которым прибегают некоторые жестокие личности для продолжения своего контроля.




Как пользоваться этой книгой


Одна из главных особенностей жизни с агрессивным или контролирующим партнером состоит в том, что он часто говорит вам, что вы должны думать, и пытается вызвать у вас сомнения в себе, дискредитировать ваше собственное восприятие. Мне бы не хотелось, чтобы ваши переживания, вызванные этой книгой, воссоздали такую негативную динамику. Поэтому, прислушиваясь к тому, что я говорю, думайте о себе. Если что-то из моих описаний не соответствует вашему опыту, не важно: сосредоточьтесь на тех частях, которые вам подходят. Вы даже можете откладывать книгу и спрашивать себя: «Как это применить к моей ситуации? Каковы мои собственные примеры того, как мыслит и ведет себя грубый или контролирующий мужчина?»

Некоторые женщины могут почувствовать, что им слишком тяжело оставаться один на один с этой книгой. В таком случае поищите поддержки у надежного друга или подруги.



Читать бесплатно другие книги:

«С первых лет существования Русского государства – державы варяга Рюрика – основной заботой этого князя, а затем и его н...
Фрэнк Герберт (1920–1986) успел написать много, но в истории остался прежде всего как автор эпопеи «Дюна». Возможно, сам...
Перед вами книга из серии «Классика в школе», в которой собраны все произведения, изучающиеся в начальной школе, средних...
«События этого дня разделили жизнь Волынского на „до“ и „после“, они провели в жизни парня невидимую, но ощутимую линию ...
Пишущий человек реагирует письменно на окружающую его действительность. Василий Розанов своей книгой «Уединенное» выдели...
Уильям Гибсон прославился трилогией «Киберпространство» («Нейромант», «Граф Ноль», «Мона Лиза овердрайв»), ставшей краеу...