Симон Петлюра. «Я родился в Полтаве и я верю в украинскую государственность...» - Андреев Александр

Симон Петлюра. «Я родился в Полтаве и я верю в украинскую государственность...»
Александр Радьевич Андреев


Эти невозможные люди
Сколько уже написано и прочитано о кровавых событиях украинской истории первой половины XX века - революции, гражданской войне, терроре, еврейских погромах - и однако известно не все и многое остается неясным. Документальная биография Симона Петлюры – неоднозначной, хотя давно ставшей хрестоматийной, исторической фигуры того времени - еще одна попытка осмыслить его роль в событиях эпохи.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.





Александр Андреев

Симон Петлюра. «Я родился в Полтаве и я верю в украинскую государственность»





«Мы хотим воли и мы добудем её». Украина в ХIХ веке


29 августа 1769 года в Полтаве родился Иван Петрович Котляревский – будущий выдающийся украинский писатель и общественный деятель. Педагог и демократ в 1812 году сформировал казацкий полк, который отличился в боях с наполеоновской армией. Именно Иван Котляревский в 1798 году опубликовал знаменитую поэму «Энеида». Именно «Энеида» и труды знаменитого украинского философа Григория Савича Сковороды (1722–1794) стали катализаторами возрождения национального украинского самосознания, «ушедшего в тень» после ликвидации гетманства в 1764 году на Украине. Современный украинский историк В.Ф.Остафийчук писал:

«Колониальный гнет, который преобладал на украинских землях вместе с усиливавшимся в массах чувством общественной свободы, стал причиной активизации национального движения во всех его формах, как в культурных, так и в политических».

В совокупности эти процессы получили название украинского национального возрождения ХIХ – начала ХХ века. Его традиционно условно связывают с выходом в свет первой части «Энеиды» Ивана Котляревского – первого произведения новой украинской литературы, написанного живым народным языком. Персонажи поэмы, переодетые автором в украинскую одежду казацкой эпохи, – свидетельства тесной связи «Энеиды» с народной памятью о казачестве. Эта память о славном прошлом Украины еще долго сохранялась среди населения Левобережной Украины и Слобожанщины. Именно казацкая элита этого региона и стала главным источником для появления деятелей первой войны украинского национального возрождения. Важное значение для его развития имело расширение новых политических и интеллектуальных идей, которые шли в Украину с Запада. Великая Французская революция 1789–1794 годов, ликвидировав власть монарха и старой аристократии, ознаменовала рождение новой политической и социально-экономической системы, которая опиралась на массы. Все больше и больше европейцев принимали идеи о правах личности и о том, что носителем суверенитета является народ, а не его правители».

Колыбелью украинского национального возрождения стали Полтавская, Киевская, Харьковская, Черниговская губернии и Галичина – на этих землях родилась идея новой вольной Украины. Именно наследники старой украинской старшины начали проявлять большой интерес к истории родной земли – и с этого начался долгий украинский путь к независимости, закончившийся в 1991 году.

Исследователь ХIХ века Д. Миллер писал:

«Среди дворянства выдвигаются личности Чепи, Черныша, В.Полетики, Милорадовича, Калинского, Марковича, добрых патриотов и упрямых защитников дворянских интересов. Все эти люди, которые воспитывали свой патриотизм на изучении истории Украины, которые собирали летописи и разные документы по истории страны. На свои занятия они смотрели как на подвиг, начатый во имя славы Отчизны».

Украинские земли входили в состав двух империй. После ликвидации Речи Посполитой Галичина и Буковина вошли в состав Австро-Венгрии, 80 % остальных украинских земель вошли в состав России. Украинское возрождение развивалось в обоих империях со своими особенностями, хотя сами империи были похожи. Выдающийся украинский современный историк О.Субтельный писал:

«На рассвете новой эры украинцы оказались в составе политической системы, которая радикально отличалась от строя, к которому они привыкли. Как все империи, Российская империя Романовых и Австрийская Габсбургов представляли собой огромные территориальные конгломераты, многочисленное население которых состояло из этнично и культурно разных народов. Чрезвычайно централизованная политическая власть символизировалась в личности императора, который не чувствовал потребности обратить внимание на взгляды и желания своих подданных. Императоры и их приближенные требовали от остальных абсолютной покорности и верности, считая это не только политической, но и нравственной и религиозной обязанностью. За эту покорность императоры обещали подданным безопасность, стабильность и порядок. Это был строй, который значительная часть населения империи считала не только разумным, но и даже привлекательным.

В управлении многочисленными, раскиданными на большой территории подданными императоры опирались, прежде всего, на армию и бюрократию. Армия защищала, а при любой возможности и расширяла кордоны империи. Бюрократия собирала налоги, большая часть которых шла на содержание её самой и армии, а также стремилась организовать общество таким образом, чтобы оно более всего отвечало интересам империи».



Российская империя отличалась неограниченной властью императора и издевательским отношением чиновников к остальному населению страны. «Звание» царя впервые в России было присвоено правителем в 1547 году. В.О.Ключевский писал:

«Царь, государь и великий князь всея Руси» – титул, который по частям был усвоен московскими государями приблизительно с середины ХV века. Под царем разумели власть, более высокую, сравнительно с властью местных государей. Царь, или цезарь, – это, собственно, римский император. Когда власть татарского хана над Русью пала, а Византийская империя была разрушена турками, московские государи считали себя преемниками павших римских императоров, официально усвоили себе этот титул. Под царем разумели независимого, самостоятельного государя, никому не платящего дани, никому не отдающего ни в чем отчета. Такое же понятие государя, не зависящего от чужой власти, соединяли и с другим термином «самодержец».

Вскоре государь стал самодержцем – носителем неограниченной власти. Этому носителю принадлежали верховные права в законодательстве, в верховном управлении, в высшем суде. Монарх-самодержец только официально и формально контролировал все управление государством – на самом деле это была чистая фикция. Со времен Ивана IV, называемого Грозным, власть в государстве получили приказные, трансформировавшиеся в чиновников.

Безродные и нищие приказные работали не на государство, а только на себя. В результате Московское царство получило ужасающую смуту 1605–1612 годов, чуть не уничтожившую само государство. Приказных сменили чиновники, о которых очень кратко, но очень образно писал выдающийся историк С.П.Веселовский – «полуобразованная и разноплеменная толпа бюрократов, самонадеянных, скорых на всевозможные прожекты, не менее корыстных, наглых в своих сношениях с населением и расточительных как люди, неожиданно получившие большое наследство, за этим поколением пошли другие».

С начала ХIХ века на сцену Российской империи выступили чиновники, в силу своего положения и умственного и культурного развития, не интересующиеся выгодами и пользой для страны. Перемены в государстве интересуют бюрократию только с точки выгоды, карьеры. Их интересуют только оклады, должности, вакансии, статус, служба в столицах. Чиновничья машина в условиях неограниченной самодержавной монархии работала как воинское соединение с жесткой вертикальной системой подчинения. Бюрократия стала подчиняться своим собственным законам, а чиновники перестали подчиняться высшей власти государства.

В ХIX веке чиновничий аппарат рос в три раза быстрее, чем население страны. Это всеми своими возможностями способствовали императоры России ХIХ века – все, как один имевшие отрицательный профессионализм и никогда не считавшие «глас народа» «гласом Божьим». Правители – дилетанты никогда не наказывали зарвавшихся чиновников, которых было несть числа. Они очень боялись своих приближенных бюрократов. Известный историк А.А.Левандовский писал:

«На первый взгляд самодержавный строй, к которому Россия пришла в ХVIII веке, был воплощенным идеалом для её правителей: вся власть в твоих руках, никто и ничто тебе не помеха, управляй, как хочешь!

Самодержец по неизбежности вынужден был управлять, опираясь на тех, кто «томился у трона», на тех, кто составлял серьёзную специальную силу. Бюрократы – сановники, высший свет, гвардия плотным кольцом охватывали главу государства; на местах представители верховной власти тоже были надежно «окольцованы» поместным дворянством. Вся прочая Россия терялась за этим «собранием».

Чиновник и дворянин – помещик были определяющей силой в России, и если этой силе не чего было противопоставить, то глава государства неизбежно попадал в самую серьёзную зависимость от неё. Он вынужден был управлять, считаясь с теми, кто окружал его в столице, с теми, кто оказывал давление на власть на местах. Иначе…..

Екатерина, бабка Александра, отлично понимала, что скрывается за этим «иначе», и потому раздавала направо и налево в помещичьи руки сотни тысяч десятин земли вместе с государственными крестьянами, жаловала дворянству все новые привилегии, а его избранным представителям «во власти» – чины и ордена, нередко за заслуги весьма сомнительные, старательно закрывая глаза на явные, вопиющие их злоупотребления.

Павел I, отец Александра, был убит гвардейскими офицерами-дворянами, возглавляемые одним их высших сановников империи!

Когда вся власть оказалась сосредоточенной о одних руках, когда один – единственный человек стал нести ответственность за все, что происходило в стране, появился страшный соблазн: изменить положение дел «к лучшему одним ударом – табакеркой или вилкой, чем угодно».



Двести лет назад полной неудачей закончился проект преобразования и обуздания российского чиновничества, порученный императором Александром I М.М.Сперанскому, крупнейшему государственному уму России, тайному советнику и статс-секретарю. М.Сперанский разработал план преобразований, по которому гражданские права получали все подданные, включая крестьян. В стране создавалась Государственная дума, действовали губернские, окружные, волостные думы – законодательная власть в государстве. Исполнительную власть должны были представлять волостные, окружные, губернские управления под началом министерств. Ничего не получилось.

М.Сперанский подготовил проект указа, по которому представители знатных родов не могли становиться без выслуги полковниками и камергерами. Кроме этого на государственную службу не должны были принимать дворян без университетского диплома – во власть прокладывалась дорога талантливым профессионалам. Чиновники Российской империи всегда считали, что для издевательств над населением страны образование не нужно и на М.Сперанского посыпались доносы. Александр I без их проверки отправил М.Сперанского в ссылку. Император-лицемер плакал при прощании со своим статс-секретарем, а за глаза говорил о его смертной казни.



После смерти Александра I к власти пришел Николай I, написавший матери: «Я удивлю милосердием весь мир». Сразу же после этого он покарал семьсот декабристов и три тысячи ни в чем не повинных солдат, выведенных офицерами на Сенатскую площадь 14 декабря 1825 года.

«Милосердный» император начал с того, что выдвинул требование дисциплины и порядка. Началось настойчивое насаждение среди чиновников послушания и всеобщего страха. Выбранные средства привели к всеобщему отупению и так не страдавших высоким интеллектом бюрократов. А.С.Пушкин сказал своему другу, хвалившему Николая I: «Хорош, хорош, только на тридцать лет дураков наготовил». Тогда же великий поэт с горестью сказал: «Догадал же меня черт родиться с умом и талантом в России».

К страху в империи чиновники быстро привыкли. Это стало нормальным состоянием в стране. Но ни о каком гражданском обществе не было и речи, император не доверял своим подданным после 14 декабря. Высшие сановники заявляли, что лучше общества знают, что ему необходимо. Разработка законов об улучшении жизни народа поручалась чиновникам, живших за его счет. В Государственный Совет на обсуждение и для принятия государственных решений чиновники подавали заведомо ложные документы.



В 1861 году в России было отменено крепостное право, ещё через 9 лет в городах появились думы, в стране стали работать мировые судьи, наконец, были созданы земства. Двадцатипятилетняя служба в армии была заменена шестилетней. Теперь получать образование могли все, даже крестьянские дети.

Реформы, которые почему-то назвали великими, не дали земли крестьянам и политических прав подданным. Великие реформы стали началом конца Российской империи.

Безземельные крестьяне, не могли выкупить землю у помещиков, взвинтивших цены в пять раз, ушли в города и превратились в люмпен-пролетариат. Империя сама неслась в 1917 год.

Вместо обещанных дарований политических свобод власти усилили полицейские меры. В стране началось глубокое брожение. Реформы привели к небывалой свободе личности, которая захотела равенства – а это в империи было совершенно невозможным. Правители захотели возврата в прошлое, и в уже созданной властями своим презрением к чувству собственного достоинства личности революционной среде появились радикальные течения. На царя, которого почему-то назвали освободителем, «освобожденный» крестьянин А.Желябов с «Народной волей» устроил настоящую охоту.

Нигилисты и народовольцы «пошли в народ», появилась осознанная идея добиваться целей путем террора. Российская империя вступила в период тяжелой Смуты. «Народной воле», имевшей в своем составе около пятисот членов, удалось создать видимость таинственной многочисленной организации. В обществе уже было много людей, хотевших продолжения реформ, но отрицавших террор. Высшие чиновники не захотели или не смогли разделить небольшую террористическую партию со всей оппозиционной средой и, как обычно, обрушились на все общество. Надзору и преследованиям подверглись все, казавшиеся подозрительными и неблагонадежными. Это не помогало, общество быстро революционализировалось.

Власти создали комиссию графа Лорис-Меликова, которой удалось на время успокоить общество, не преследуя простых оппозиционеров. Представители земств должны были войти в Государственный Совет – высший орган империи. Некоторые исследователи говорят, что в стране готовилось принятие конституции. В этот момент высшие чиновники организовали упразднение политической полиции – Третьего отделения. Почти сразу же за этим народовольцы взорвали Александра II, непредсказуемости которого боялась вся его многочисленная родня.



Его наследник Александр III заперся в Гатчинском дворце. Программа реформ была отвергнута. Александр III уволил все правительство отца и в Манифесте от 29 апреля 1881 года объявил, что будет охранять единовластие в империи без сотрудничества с обществом. Он почему-то считал, что лучше всех знает, что хочет его добрый народ и что нужно России. При проведении внутренней политики в стране царь применял насилие, жестокость, произвол. Издававший на деньги императора газету со звонким названием «Гражданин» князь В.Мещерский писал в ней:

«Прекрати сечь, исчезнет власть. Как нужна соль русскому человеку, как нужен черный хлеб русскому мужику – так нужны ему розги. И если без соли пропадет человек, так без розог пропадет народ».

Князь В. Мещерский, укравший деньги на строительство реального училища в честь умершего наследника престола, презираемый всеми, считался «глазами и ушами» Александра III. Понятно, что, имея таких советников – жди большевиков. По всей империи пышным цветом начали расцветать марксистские кружки.



Читать бесплатно другие книги:

Предприниматель и бунтарь Ричард Брэнсон переворачивает с ног на голову стандартные представления о предпринимательстве,...
Современное человечество переживает уникальные события: демографический переход, сжатие времени, повышенную изменчивость...
Не секрет, что подавляющее большинство мелких участников фьючерсного рынка опираются на данные технического анализа. Авт...
Постичь тайну творчества пытались многие, но только Генриху Сауловичу Альтшуллеру удалось создать стройную теорию решени...
Оценка находится в основе любого инвестиционного решения, независимо от того, связано ли это решение с покупкой, продаже...
«Пилигрим» продолжает цикл архивной прозы Натальи Громовой, где личная судьба автора тесно переплетается с событиями век...