Летающий остров аниме - Кудрявцев Леонид

Летающий остров аниме
Леонид Викторович Кудрявцев


Обзорная статья: Сущность аниме, его история, развитие, настоящее.





Леонид Кудрявцев

Летающий остров аниме



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))




1. Аниме – что это такое?


Своим возникновением аниме обязано манге – японскому варианту комикса. Сам термин «манга» придумал великий художник Кацусико Хокусай для серии гравюр «из жизни». Слово запомнилось, что называется, пошло в народ. Со временем им стали называть любые истории в картинках.

Чем манга отличается от своего европейского и американского собрата? Ну, хотя бы тем, что по сравнению с комиксами в ней более плавная и подробная раскадровка. Часто каждая отдельная картинка показывает лишь то или иное движение персонажа и они, как в кино, сливаются в образ. В результате получается что-то вроде сплава кино и комикса. Не зря то же аниме получило свое название лишь в семидесятых годах прошлого века, а до этого именовалось manga iega – движущаяся манга.

Если в других странах комиксы вчистую проиграли битву кино, в Японии на этом фронте нет ни победителей, ни проигравших: войны не случилось. Так тесно связанным жанрам воевать не имеет смысла. Они до сих пор дополняют, обогащают друг друга, и это идет им только на пользу. В данный момент интерес японцев к аниме просто огромен, а манга занимает треть от числа выпускаемой в Японии печатной продукции.

Система сотрудничества проста: большая часть аниме-сериалов до сих пор снимается по манге. То есть сначала издается манга, и если она пользуется спросом, то по ней почти наверняка делают аниме-сериал. Этот процесс запросто может идти «прямо с колес» – с появлением очередного тома манги добавляются и новые серии. Есть очень популярные аниме-сериалы, выходящие таким образом уже на протяжении лет пяти, семи, десяти.

Справедливости ради следует добавить, что еще одной из причин популярности манги является излишняя усложненность японской письменности. Средний японский школьник начинает полноценно читать лишь к концу начальной школы, к возрасту двенадцати лет. До тех пор манга просто незаменима. В ней, как и в любом комиксе, мало текста, и он предельно упрощен. Ну а тот, кто в детстве зачитывался мангой, потом с удовольствием смотрит аниме о приключениях пришедших из нее героев.

Чем еще аниме отличается от мультфильмов, выпущенных в других странах? Принцип вроде бы одинаковый. И там и там группа художников, следуя указаниям режиссера, один за другим рисует кадры, они переносятся на пленку, и возникает очередная история о бессмертных драконах, великих волшебниках, прекрасных девах, негодяях, строящих злобные козни, и благородных, бесстрашных спасителях человечества. Все же отличие есть, и большое. При внимательном просмотре, если не настраиваться только на сюжет, даже в сериалах, сделанных вроде бы для самой невзыскательной публики, прослеживается некая знаковость аниме, настроенность на символизм. Это не случайно, поскольку основано на особом понимании мира, развившемся благодаря буддизму, дающему, кроме всего прочего, ощущение некоторой иллюзорности, нереальности окружающего. К этому надо добавить и систему письма, имеющую в своей основе не фонему, а символ – иероглиф. В старину в Японии частенько рукописи снабжали массой иллюстраций не только из эстетических соображений, но и для того, чтобы сделать их тексты понятнее.

Кстати, о символах. Сейчас в Интернете существует система символов – смайликов, позволяющих отображать эмоции минимальными средствами. Стоит, к примеру, написав короткую фразу, а то и просто одно слово, добавить к ним смайлик – улыбающуюся рожицу, – и всем станет понятно, что ты шутишь. К тем же самым словам можно добавить иронически улыбающуюся рожицу, и это придаст написанному изрядную долю скепсиса. Если воспользоваться смайликом со злобной рожицей, ясно, что ни о каких шутках не может быть речи.

В аниме же система символов усовершенствована до предела: это помогает сконцентрировать внимание зрителя на эмоциях персонажа. Как пример можно привести комедийный сериал «Ресторанчик Онимару Микки». В нем очень тщательно прорисованы образы героев, но в определенные моменты они изменяются, становятся схематичными. При этом лица героев искажаются, и в зависимости от того, какие эмоции надо подчеркнуть, у них могут либо на мгновение вырасти гигантские клыки, либо появиться очень маленькие глаза и узкая, ехидная улыбка. Те же самые маленькие глаза плюс губы «бантиком» означают смущение, застенчивость. Если к агрессивной улыбке добавляются языки пламени на заднем фоне, это означает, что герой не просто злится, а по-настоящему в ярости. Чаще всего система таких «смайликов» используется в комедийных сериалах, но бывает, ее применяют и в «серьезном» аниме. Например, в серии OVA, (сериал, снятый для распространения на видеокассетах), по культовой готической манге «Хеллсинг», повествующей о буднях подразделения истребителей вампиров, этому приему тоже нашлось место. Очевидно, для того чтобы дать зрителю хоть немного перевести дух, отвлечь на минуту от закрученного, словно пружина сюжета, от кровавых драк и стрельбы.

Аниме вообще активно взывает к эмоциям. Движения героев, язык тела, детализация облика – все, чтобы как можно точнее передать эмоциональное состояние, заставить сопереживать. А прорисовка заднего фона и великолепно подобранная музыка способствуют возникновению у зрителя положительных эмоций, доставляя к тому же чисто эстетическое удовольствие. Не тут ли один из секретов популярности аниме? И конечно, доведенная до совершенства кавайность персонажей, тоже работает на это.

Что такое «кавай»? В старину этим словом называли детей и красивых, пушистых животных. Даже на древних гравюрах детей изображали с увеличенными глазами, старались показать их как можно более милыми. Это были первые элементы кавая. Такие картинки вызывали положительные эмоции, а значит, и лучше распродавались. В дальнейшем происходила отработка и других элементов кавая. Уже в семидесятых годах двадцатого века произошел прорыв. Все детали соединились, появилась торговая марка «Hello Kitti» и, соответственно, ее образ – мягкая игрушка Kitti, ставшая настоящим символом кавая. До сих пор ее изображение в Японии можно увидеть повсеместно и на чем угодно, начиная от тапочек, ноутбуков и заканчивая вагонами метро.

Очень скоро в аниме появилось целое направление, которое так и назвали – кавай. Герои в нем не только выглядели ну просто очень мило, но и вели себя соответствующим образом, совершая наивные, нередко глупые поступки. Определенной возрастной категории это пришлось по вкусу и жанр процветает до сих пор. Впрочем, элементы кавая вообще активно используется в аниме, особенно в облике героев, которые зачастую обладают огромными в пол-лица глазами. В сочетании с крошечными, булавочными носами и ртами это производит на человека со стороны несколько странное впечатление, но после просмотра парочки фильмов становится привычным.

Есть и исключения. Хаяо Миядзаки, гуру анимации, достигший в аниме нивысшего успеха, никогда этим приемом не пользовался. Впрочем, полностью от приципов кавая отказаться не сумел даже он. Легко заметить, что в большинстве его фильмов главными героями являются дети или подростки. И выглядят они тоже очень мило, сразу вызывают своими открытыми, честными лицами доверие и симпатию.

Еще одна особенность аниме: сериалы, снятые для детей и подростков, часто не просто показывают и развлекают, а еще и учат, воспитывает. И прежде всего – непреходящим моральным ценностям. Даже в сериалах для взрослых, в таких как «Нуар», где героями являются две девушки – наемные убийцы, и «Черная лагуна», повествующем о жизни бандитов и отщепенцев, все равно оказывается, что герои имеют свой кодекс чести, встали на преступный путь лишь в силу обстоятельств, а противостоят им совершенно аморальные типы, носители так называемого «чистого зла».

А если уж брать один из самых популярных сейчас в Японии сериалов «Ван-Пис», который, между прочим, уверенно перевалил барьер в четыре сотни серий, то весь он построен на том, что главный герой Луфи де Монк, наделенный волшебным умением растягивать собственное тело, словно оно резиновое, ради спасения друзей в полном смысле этого слова сворачивает горы, забирается на небо и повергает ниц орды врагов. Между прочим, я не увидел в нем гибели ни одного из главных или второстепенных героев. Даже злобные враги, как правило, разбитые в пух и прах, полежав некоторое время, поднимаются и, поворчав для порядка, убираются прочь с дроги Луфи и его друзей. Серии где-то около двухсотой один из второстепенных персонажей унес в небо чудовищной разрушительной силы бомбу, для того чтобы она взорвалась на огромной высоте и тем самым спас целую страну. Выжить он вроде бы не мог никак. Да нет же, через несколько серий выяснилось, что герой все равно уцелел. И это отсутствие «чернухи» не идет во вред сериалу, не уменьшает его популярности. Наоборот. Сметливый зритель получает дополнительное удовольствие, пытаясь угадать, каким именно способом создатели сериала спасут своих героев из очередной смертельно опасной ловушки.




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/leonid-kudryavcev/letauschiy-ostrov-anime/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Поддержите автора - купите книгу


1


Читать бесплатно другие книги:

Один из самых известных юмористов в мировой литературе, О. Генри создал уникальную панораму американской жизни на рубеже...
Один из самых известных юмористов в мировой литературе, О. Генри создал уникальную панораму американской жизни на рубеже...
«– Теперь возьмешь?...