Пуаро ведет следствие (сборник) - Кристи Агата

После нашей беседы на «вторник» он ответил «обедом», однако на «путешествие» и «страну» ответил «кораблем» и «Угандой». А это ясно показывает, что его будущее путешествие для него гораздо важнее, чем то, что произошло в поместье. «Рассказ» вызвал у него ассоциацию с одной из историй о львах, которую, вероятно, он рассказывал за обедом. Я продолжил «ружьем для грачей», на что последовала совершенно неожиданная «ферма». Когда я сказал «выстрел», он немедленно ответил «самоубийство». Ассоциация абсолютно очевидна. Человек, которого он знал, совершил самоубийство с помощью «грачиного ружья» где-то на ферме. Не забудьте также, что он все еще вспоминает истории, которые рассказывал за обедом. Думаю, вы согласитесь, что я не ошибусь, если попрошу капитана Блэка повторить нам рассказ о самоубийстве, который он рассказал за обедом во вторник вечером.

Блэк ничего не стал скрывать:

– Действительно, теперь я вспоминаю, что рассказал им эту историю. Там, в Африке, один парень застрелился. С помощью ружья для грачей через верхнее нёбо. Пуля застряла в черепной коробке. Докторам здорово пришлось поломать голову – ничего не было видно, кроме небольшого количества крови на губах. Но как…

– Как это связано с мистером Малтраверсом? Я вижу, что вы не знаете, что рядом с его телом было найдено ружье для грачей.

– Вы хотите сказать, что своим рассказом я подсказал ему… Нет, нет, это слишком ужасно.

– Не надо себя ни в чем винить. Это все равно бы произошло – так или иначе. Мне надо срочно позвонить в Лондон.

После длительного телефонного разговора Пуаро вернулся в комнату в глубокой задумчивости. После полудня он отправился гулять в одиночестве и только в семь вечера, наконец, сказал, что не может больше ждать и должен сообщить новости вдове. Я безоговорочно симпатизировал молодой женщине: остаться без денег, с сознанием того, что ваш муж убил себя для того, чтобы обеспечить ваше будущее, – такое не всякая выдержит. Втайне я надеялся, что, может быть, молодой Блэк сможет утешить ее после того, как схлынет первая волна горя. Было видно, что она ему очень нравится.

Разговор с молодой женщиной был очень тяжелым. Она отчаянно отказывалась верить тем фактам, которые сообщил ей Пуаро, а когда наконец поверила, то разразилась горькими слезами.

Повторное обследование тела превратило наши подозрения в уверенность. Пуаро было очень жаль бедняжку, но в конце концов он работал на страховую компанию, поэтому сделать ничего не мог. Собираясь уходить, он мягко сказал миссис Малтраверс:

– Мадам, но ведь вам-то хорошо известно, что смерти нет.

– Что вы имеете в виду? – запинаясь, спросила женщина, широко открыв глаза.

– А разве вы никогда не принимали участие в спиритических сеансах? Знаете, из вас бы мог получиться хороший медиум.

– Мне это говорили. Но ведь вы не верите в сверхъестественное, не правда ли?

– Мадам, в своей жизни я повидал немало странных вещей. Вы знаете, что в деревне говорят, что этот дом населен призраками?

Женщина кивнула, и в этот момент горничная объявила, что обед накрыт.

– Вы не согласитесь остаться и пообедать со мной?

Мы с благодарностью приняли приглашение, и я подумал, что наше присутствие поможет ей немного отвлечься от своего горя.

Мы только заканчивали суп, когда за дверью раздался крик и звук разбивающейся посуды. Мы все, как один, вскочили. Появилась горничная, держась одной рукой за сердце.

– Там, в коридоре, стоял мужчина.

Пуаро бросился вон из комнаты, но быстро вернулся.

– Там никого нет.

– Вы уверены, сэр? – спросила горничная слабым голосом. – Боже, как я испугалась…

– Но почему?

Голос несчастной понизился до шепота:

– Я думала… мне показалось… что это хозяин. Так похож на него…

Я увидел полный ужаса взгляд миссис Малтраверс и вспомнил старинное суеверие о том, что самоубийцы не могут найти себе покоя в могиле. Я был уверен, что вдова подумала о том же, но уже через секунду она с криком схватила Пуаро за руку:

– Вы слышали? Вы слышали эти три стука в окно? Именно так стучал он, когда обходил вокруг дома.

– Это просто плющ, – воскликнул я. – Плющ, который стучит по оконной раме.

Однако все мы стали потихоньку поддаваться этом ужасу. В какой-то момент мы поняли, что горничная совсем раскисла, поэтому, когда обед закончился, миссис Малтраверс умолила Пуаро не уходить сразу же. Было видно, что она в ужасе от перспективы остаться в одиночестве. Мы сидели в маленькой гостиной. Ветер крепчал и жутковато завывал за стенами дома. Дважды замок в двери непроизвольно открывался, и дверь в гостиную медленно распахивалась – и всякий раз женщина в ужасе прижималась ко мне.

– Эта дверь, она как будто заколдована, – разозлился наконец Пуаро. Он еще раз захлопнул дверь и повернул ключ в скважине. – Лучше запру-ка я ее совсем.

– Не делайте этого, – выдохнула вдова. – Ведь если она сейчас откроется…

Она еще не закончила, а невероятное уже случилось. Запертая дверь стала медленно открываться. С моего места коридора не было видно, но и миссис Малтраверс, и Пуаро сидели прямо напротив его. Раздался протяжный крик, и женщина повернулась к сыщику.

– Вы видели его – там, в коридоре? – воскликнула она.

Мой друг озадаченно посмотрел на вдову и отрицательно покачал головой.

– Я же видела его – своего мужа, – и вы тоже должны были его видеть.

– Мадам, я никого не видел. Вы, по-видимому, немного не в себе…

– Со мною всё в порядке. Я… О, боже!

Неожиданно лампочки замигали и выключились. Из темноты раздались три громких стука. Я услышал, как рядом со мной застонала миссис Малтраверс.

И в этот момент – я тоже увидел!..

Мужчина, которого я видел лежащим мертвым на втором этаже, стоял лицом к нам и светился каким-то загробным светом. На его губах была кровь, а свою правую руку он поднял в указующем жесте. Неожиданно из нее появился яркий луч света. Он миновал Пуаро и меня и остановился на миссис Малтраверс. Я увидел ее бледное, полное ужаса лицо и кое-что еще.

– Боже мой, Пуаро! – воскликнул я. – Посмотрите на ее руку, ее правую руку – она вся красная!

Женщина опустила глаза и рухнула на пол.

– Кровь! – истерично выкрикнула она. – Да, это кровь. Я убила его… Это сделала я. Он мне показывал, а потом я положила палец на спусковой крючок и нажала… Спасите меня! Спасите меня от него! Он вернулся!

Она захлебнулась, и ее голос замолк.

– Свет, – коротко велел Пуаро.

Как по волшебству, зажегся свет.

– Ну, вот и всё, – продолжил мой друг. – Вы все слышали, Гастингс? А вы, мистер Эверетт? Кстати, это мистер Эверетт, достойный представитель актерской профессии. Я звонил ему сегодня. Прекрасный грим, не правда ли? Прямо настоящий мертвец, а с фонариком в кармане и некоторой долей фосфоресцирующей краски он-таки произвел необходимое впечатление. На вашем месте я бы не стал трогать ее правую руку, Гастингс. Красная краска трудно смывается. Я сам схватил ее за руку, когда погас свет. Видите? Кстати, не хотелось бы опаздывать на поезд. Инспектор Джепп ждет за окном. Мерзкая ночь – но он развлекался тем, что время от времени стучал в стекло.

– …Понимаете, – продолжил мой друг, когда мы быстро шли сквозь дождь и ветер, – я обнаружил несколько небольших несоответствий. Доктор считал, что погибший относится к секте «Христианская наука», но никто, кроме миссис Малтраверс, не мог навести его на эту мысль. Нам же она рассказала, что ее муж очень беспокоился о своем здоровье. Кроме того, почему на нее такое впечатление произвело появление капитана Блэка? Ну, и последнее – хотя я и знаю, что обычай велит жене оплакивать своего мужа, мне совсем не понравились эти ярко-красные веки. Вы, что, не обратили на них внимания, Гастингс? Нет? Я всегда говорил, что вы ничего не видите вокруг себя!

Таковы факты. Существовали две вероятности: или рассказ Блэка подсказал несчастному мистеру Малтраверсу способ самоубийства, или его жена, которая тоже слышала этот рассказ, почерпнула из него способ убийства собственного мужа. Я склонялся к последнему. Чтобы убить себя подобным образом, ему скорее всего пришлось бы нажимать спусковой крючок большим пальцем ноги – так мне, по крайней мере, казалось. Но если б Малтраверса нашли без одного ботинка, мы бы обязательно от кого-нибудь об этом услышали. Такие необычные детали всегда хорошо запоминаются.

Поэтому я склонялся к тому, что это было убийство, а не самоубийство, но я прекрасно понимал, что никаких доказательств у меня не было. Вот тогда-то мне и пришлось организовать это утонченное представление, которое вы сегодня наблюдали.

– Но даже сейчас я не понимаю всех деталей преступления, – заметил я.

– Начнем с самого начала. Живет себе молодая умная интриганка, которая, узнав о финансовом debacle[45 - Крах (фр.).] своего старого мужа – за которого она вышла замуж только из-за денег, – заставляет его застраховать свою жизнь в ее пользу. Теперь ей остается только заполучить желаемое. Случай – рассказ молодого солдата – подсказывает ей выход. Она считает, что на следующий день после рассказа monsieur le capitaine уже далеко в море, она же прогуливается со своим мужем по поместью… «Какую странную историю рассказал вчера этот военный, – замечает она вскользь. – Разве может человек застрелить себя таким способом? Покажи мне, как это возможно!» И бедный идиот показывает. Он вставляет ствол ружья в рот, она наклоняется и со смехом кладет палец на спусковой курок. «А теперь, сэр, – игриво говорит она, – представьте, что я сейчас нажму на курок?»

А потом… потом, Гастингс, она его нажимает!




Рассказ 3. Загадка дешевой квартиры





I


До сего момента все мои рассказы о расследованиях Пуаро начинались с главного происшествия – с убийства или ограбления, – а потом в соответствии с дедуктивной логикой доходили до финального триумфа моего друга. Сейчас же я собираюсь рассказать о необычной цепи событий, которые привели от вполне тривиального происшествия, на которое Пуаро первым обратил внимание, к мрачному событию, которым завершился этот очень необычный случай.

Тот вечер я проводил в компании моего старого друга Джеральда Паркера. Кроме хозяина и меня, на обеде присутствовали еще с полдюжины гостей, а разговор крутился, как это и должно было случиться в присутствии Паркера, вокруг найма квартир в Лондоне. Дома и квартиры были необычным хобби Паркера. После окончания войны он сменил не менее полудюжины различных квартир и дуплексов в городе. Не успевал где-то устроиться, как ему попадался новый вариант, и он немедленно переезжал туда. Все его переезды обычно приносили ему некоторый денежный выигрыш, потому что Паркер был неплохим бизнесменом, но главным его побудительным мотивом была любовь к перемене мест, а не желание заработать. Какое-то время мы слушали его с уважением новичков, внимающих эксперту, а потом наступила наша очередь, и языки развязались. Наконец слово перешло к миссис Робинсон, очаровательной молодой женщине, которая присутствовала на обеде со своим мужем. Раньше я эту пару никогда не встречал, так как Паркер познакомился с Робинсонами совсем недавно.

– Если говорить о квартирах, – сказала женщина, – то вы уже слышали о нашем везении, мистер Паркер? Нам наконец-то удалось снять квартиру! И не где-нибудь, а в Монтегю-Мэншнз.

– Ну что ж, – ответил Паркер, – я всегда говорил, что там много квартир – если вы, конечно, готовы заплатить за них хорошую цену.

– Вы правы, но в нашем случае речи о цене не шло. Квартира сдавалась по бросовым ценам. Всего восемьдесят фунтов в год.

– Но ведь Монтегю-Мэншнз находится прямо рядом с Найтсбриджем, я не ошибаюсь?



Читать бесплатно другие книги:

Судьба Фаины Раневской неразрывно связана с Крымом....
«Со стороны часто кажется, что дела, которыми заняты другие, – легкотня. Но стоит попробовать сделать их самому, как выя...
«Со стороны часто кажется, что дела, которыми заняты другие, – легкотня. Но стоит попробовать сделать их самому, как выя...
Новые приключения Илара Истарского!...
Вы беременны! Удивительный период волнения, ожидания и ежедневное изменение гормонального фона, а затем рождение ребенка...
Новое начальство – это всегда плохо! Особенно если начальником над темными магами вдруг решают поставить мага светлого. ...