«Муля, не нервируй меня!» Шаржи. Афоризмы. Рисунки - Раневская Фаина

«Муля, не нервируй меня!» Шаржи. Афоризмы. Рисунки
Фаина Георгиевна Раневская


Так говорила Раневская
«Я часто говорю вслух то, что другие опасаются даже подумать».

«Самая вредная работа у чиновников. Больше их вреда не приносит никто».

«По карьерной лестнице легче всего взбираться на коленях».

«Руки-то у нас золотые, только растут из ж…».

«Если есть скорость света, должна быть и скорость тьмы?»

Сенсация! В этой книге впервые публикуются не только неизвестные остроты и афоризмы Раневской, но и ее рисунки, карикатуры, шаржи. Великая актриса всегда славилась своим чувством юмора и острым языком – но, оказывается, имела еще и острый глаз, и твердую руку. Правду говорят: талантливый человек талантлив во всем.

И хотя сама Раневская признавалась: «Рисовать люблю, но не умею», – это издание доказывает обратное.





Фаина Раневская

«Муля, не нервируй меня!» Шаржи. Афоризмы. Рисунки



© ООО «Яуза-пресс», 2016


* * *

Вступление

Талантливые люди талантливы во всем.

Это утверждение в полной мере можно отнести к Фаине Георгиевне Раневской.

Британская театральная энциклопедия внесла имя Раневской в список лучших актрис всех времен и народов.

На родине Фаина Георгиевна известна не только гениальным исполнением кино- и театральных ролей, но и искрометным юмором, способностью высмеять человеческую глупость, не задумываясь, ответить так, что ответ становился московским анекдотом уже на следующий день. Она не острила по заказу, не делала это нарочно, она просто так жила.

Но была у Фаины Георгиевны еще одна грань таланта, о которой известно не так широко.

Когда Раневская приглашала: «Приходите ко мне домой, я покажу вам неизвестных народных артистов», она не имела в виду фотографии. Фаина Георгиевна рисовала…

О себе она говорила, что по-белому завидует тем, кто умеет хорошо рисовать и петь.

– Рисовать не умею, но люблю.

Это «не умею» относится скорей к высочайшей планке требований к себе, потому что назвать довольно едкие (хотя не всегда профессиональные) рисунки неумелыми едва ли повернется язык у самого взыскательного критика.

Раневская в своих рисунках-набросках не менее язвительна и критична, чем в словах.



Эти зарисовки условно можно разделить на три группы – карикатуры, дружеские шаржи на знакомых или просто популярных людей и беглые наброски характеров для себя. В рисунках на полях рукописей, в старых тетрадях, даже на обрывках газет много информации не только о тех, кого Фаина Георгиевна видела вокруг, но и о ней самой.

Умение подмечать нелепое или смешное, особенности внешности и характеров людей помогало Раневской в ее работе. Хорошо, что сохранились старые тетради и наброски Фаины Георгиевны, – нам стала известна еще одна грань ее многогранной личности, сторона ее недюжинного таланта.

Талантливые люди талантливы во всем.

Наслаждайтесь.



Я часто говорю вслух то, что другие опасаются даже подумать…


* * *

– Фаина Георгиевна, какой у фильма «Подкидыш» успех! Благодаря этой роли у вас появились тысячи поклонников.

Раневская морщится:

– Это поклонники роли, а не мои.

Фаина Георгиевна ненавидела роль Лели и знаменитую фразу: «Муля, не нервируй меня!»


* * *

– Фаина Георгиевна, как вы считаете, каких людей больше – хороших или плохих?

– Серых.


* * *

Сидеть голой жопой на голой земле и считать это раем?!


* * *

– Фаина Георгиевна, те, кто злословит об отсутствии у вас супруга, попросту завидуют.

– Нет, милочка, они считают, что были бы несчастны на моем месте.


* * *

И кому нужны были эти райские кущи, где все нельзя?


* * *

Второй час в туалете. Запор или «Войну и мир» дочитывает?









* * *

Это еще вопрос, что нужней, – приносить пользу или уносить вред.


* * *

Не все помнят, что очаровательная «домомучительница» фрекен Бок из мультфильма «Карлсон вернулся» разговаривает голосом Фаины Раневской.

Как удалось уговорить Фаину Георгиевну согласиться на эту роль – неизвестно. Перед первым рабочим днем режиссер мультфильма Борис Степанцев, боясь попасть впросак, всю ночь штудировал работы Станиславского и утром обстоятельно объяснил, как намерен работать над образами, исходя из полученных знаний.

Раневская внимательно выслушала, а потом повелительным жестом отправила режиссера с глаз долой:

– Ну, вот что… доморощенный Немирович-Данченко нам тут не нужен. Идите в свой аквариум и не мешайте работать актерам!

Аквариумом она называла будку звукооператора.

Нарисованный художником фильма Анатолием Савченко образ фрекен Бок Раневской категорически не понравился:

– Неужели я такая страшная?

Савченко возразил:

– Не вы, а образ фрекен Бок.

О своем опыте работы над мультфильмом Раневская почти не вспоминала. А ее рисунки говорят о том, что Фаина Георгиевна и впрямь представляла себе фрекен Бок иной. Только вот была бы строгая и добродушная домомучительница столь же привлекательной, как та, что получилась у Анатолия Савченко? Едва ли.






Почему бы не нарисовать фрекен Бок вот такой?


* * *

Как бы плохо ни играли в этом сезоне, в следующем обязательно найдется кто-нибудь, кто сыграет еще хуже.









* * *

О невыносимом режиссере:

– Нет, он не последняя сволочь, за ним целая очередь.


* * *

Люди бывают большие телом и душой. К сожалению, первые встречаются чаще.


* * *

Когда Раневскую спрашивали, не жалеет ли, что не смогла взять от жизни много, она возражала:

– Да я не взять от жизни многого не смогла, а отдать ей. Поверьте, понимать, что недодала, тяжелей, чем что не взяла свое.


* * *

О талантах и сплетни должны быть талантливые. Хуже нет, когда о личности выдумывают всякую серую чепуху.


* * *

О прочитанной книге:

– История сильной личности, конечно, интересна, но куда интересней то, как эта личность стала сильной, особенно если была слабой.









* * *

Глупость бывает умственная, а бывает душевная. Вторая опасней.


* * *

У человека может быть сколько угодно талантов, но если нет главного таланта – трудиться, все остальные быстро умрут.


* * *

– Как прошел спектакль?

– На «ура!».

– Неужели? – сомневается приятельница, зная, что спектакль не очень удачный.

– Зрители кричали «ура!», когда все закончилось.


* * *

Бездарности как сорняки – такие же наглые, крепкие и частые. И так же заслоняют солнце талантам.









* * *

Мы уже одной ногой в коммунизме. А стоять враскоряк неудобно, потому и не все получается, как надо…


* * *

Довженко после расстрела Берии рассказывал, что Берия разрешил ему снимать что угодно при одном условии – в фильме незаметно раскидывай серпики и молоты. «А не будешь этого делать – будешь лес валить…»


* * *

Кивает в сторону двух больных:

– Братья…

– Родственники? По отцу или по матери?

– Нет, по диагнозу. А еще по анализам.


* * *

Прислушиваясь к зрительному залу:

– Жидкие аплодисменты подобны поносу – одно расстройство и жаловаться неприлично…









* * *

Вот когда доживете до моих лет, поймете, что делать это было вовсе незачем.


* * *

– Вы не правы. Он очень любит работу…

Собеседник не соглашается:

– Что-то я не замечал этого!

– …он часами может смотреть, как другие работают.


* * *

Жизнь вовсе не прожита зря хотя бы потому, что на моих ошибках смогут поучиться. Если бы люди еще учились на чужих ошибках!..









* * *

«Капризы» и придирки Раневской перед спектаклем вовсе не были действительно капризами, она панически боялась сыграть плохо, боялась забыть слова, сфальшивить. А ведь Раневской в день премьеры спектакля «Правда – хорошо, а счастье лучше» было уже восемьдесят шесть лет!

Однажды, услышав сказанное себе вслед: «Великая старуха», Раневская резво (насколько возможно) обернулась и поправила говорившую:

– С первым согласна. Со вторым нет!

Чуть подумала и вздохнула:

– Впрочем, и с первым тоже… До величия мне еще играть и играть.

Это не было кокетством, она прекрасно знала цену сделанному, но еще лучше тому, что не сделано.






Три грации нашего театра.


* * *

– Этот актер так бездарен, что зрители нас просто освищут! – стонет режиссер.

Раневская «успокаивает»:

– Еще и аплодировать будут.

– За что?!

– Его героя убивают в первом акте. Зрители останутся довольны.


* * *

– У Завадского в театре были три сестрицы. Верка Марецкая – ткачиха, я Бабариха, а Орлова хоть Гвидона и не родила, но по заморским странам все время болтается.

– А почему вы-то Бабариха?

– Из-за жопы.


* * *

Как заполнить полупустой зал перед спектаклем? Просто пересадить туда со сцены половину актеров.


* * *

– Вы счастливый человек? У вас столько поклонников, такая популярность…

– Разве в этом счастье? Счастье – это когда ты нужна, а когда, кроме Мальчика в тебе никто не нуждается, разве это может быть счастьем?

Мальчик – собака Раневской, дворняга, которую она подобрала на улице больной и выходила.









* * *

– Чем вы недовольны, Фаина Георгиевна? – спрашивают Раневскую после спектакля. – Вон какие аплодисменты и цветов горы.

Она по-стариковски ворчит:

– Привыкли успех наградами и горами цветов мерить. А он вот тут, – показывает на сердце. – Сердцем чую, что во втором акте в двух фразах сфальшивила, но зрители добрые, сделали вид, что не заметили…

Таков был ее спрос с себя, потому что не только зрители, но актеры, игравшие вместе с Раневской на сцене, никакой фальши в ее игре не заметили. Да и была ли эта фальшь?


* * *

– Фаина Георгиевна, вас так любят зрители!

– Не меня – моих героинь. За ними меня никто не видит.









* * *

В наших магазинах черной икры нет потому, что ее никто не пытается купить. Зачем же завозить то, что не спрашивают?


* * *

Новая актриса, попавшая в театр по протекции, не блещет не только талантами, но и фигурой. Марецкая возмущенно шепчет Раневской:

– Боже мой, какие у нее ноги короткие!

Раневская добродушно:

– Ничего страшного, до земли же достают…









* * *

Раневская, задумчиво изучая вывески в Ленинграде «Ленрыба», «Ленмясо», «Ленобувь»:

– А как в Херсоне называют?


* * *

– Что делать, если моль жрет средство от моли?

Раневская «успокаивает»:

– Купи побольше – если не подавится или не обожрется так, что не сможет летать, то хотя бы будет занята на время еды.


* * *

Завадский любит, когда говорят правду в глаза, как бы она ни была льстива!


* * *

Не люблю ходить к ним в гости – приходится выглядеть дурой, чтобы не обидеть хозяев.


* * *

– Уйду в ТЮЗ зайчиков играть…

– Фаина, какой из тебя зайчик?

Со вздохом:

– Значит, толстую, разожравшуюся слониху.


* * *

Умный человек никогда не станет показывать другим, что он умней, лучше использует это.









* * *

В гастрономе:

– Какая заботливая продавщица – взвесила старушке пять килограммов картошки так, чтобы той нести было не тяжело.


* * *

– Дурной характер Завадского куда тяжелей моего!

– Ты уверена, Фаина? – сомневается Марецкая.

– Конечно! Я свой переношу легко, а его трудно.






Вороне местком выделил сыр к празднику – каркнула вовремя


* * *

Общественное мнение – это разновидность рабства.


* * *

В мире развелось столько дураков, что демонстрировать свой ум скоро станет совершенно неприлично.









* * *

На вопрос, есть ли у нее запасы на черный день, Фаина Георгиевна отвечала:

– Я верю в светлое будущее, потому на черный день не коплю.


* * *

Одно знаю точно: живыми из этой жизни не уходят!


* * *

Вечность – это очень долго, особенно где-то в конце…


* * *

О неприятном знакомом:

– Его внутреннее достоинство настолько внутреннее, что я его и не заметила.


* * *

Совет от неисправимой оптимистки:

– Быть счастливым очень просто, нужно только научиться принимать действительное за желаемое. Я не умею.









* * *

– Свадьба N и М все же состоялась…

– Да, он так ей надоел, что бедолага решила отомстить, выйдя за него замуж и испортив ему всю оставшуюся жизнь.


* * *

О художнике, предпочитающем одиночество:

– Он слишком любит людей, чтобы отравлять им жизнь своим присутствием.


* * *

Болеть или не болеть – решает сам пациент. Врач здесь ни при чем. Врачи нужны, только чтобы ставить диагнозы.


* * *

Люди любят слушать о чужих неизлечимых болезнях, сама мысль: «У меня такого нет» – приятна.


* * *

Толпа победителей меня никогда не прельщала. В толпе принято наступать на ноги и толкаться локтями.









* * *

– М. прекрасно выглядит, вы не находите? Замужество явно пошло ей на пользу…

– Просто муж так уверен, что она прекрасна, что ей ничего не остается делать, как соответствовать…


* * *

– Храм искусства скоро превратится в политический бордель!

Завадский в ответ шипит:

– Думайте над тем, что говорите, Фаина Георгиевна!

Та неожиданно соглашается:

– Вы правы, это просто бордель, и ему даже превращаться не нужно.


* * *

– Эта моль сожрет всю мою шерстяную кофту!

– Не беспокойся, пуговицы оставит, она не есть пластмассу.


* * *

Склероз – болезнь новшеств, то и дело что-то узнаешь заново.









* * *

Примета: если льстят, значит, от тебя что-то нужно.


* * *

Увидев в гостях стремительно удирающего за плинтус таракана, Раневская басит:

– У воспитанных людей и тараканы воспитанные.


* * *

У хорошо воспитанных людей гадости остаются только в мыслях. У дурно воспитанных превращаются в слова и даже дела.









* * *

– Фаина Георгиевна, все же, почему вы не вышли замуж?

– Милочка, так трудно найти мужа, который не мешал бы жить!..


* * *

Раневская учит молодежь:

– Самая важная мелодия для человека – «Похоронный марш». Пока он не прозвучал, еще многое возможно.


* * *

Только соберусь любить людей – рядом окажется какая-нибудь сволочь, которая испортит все настроение.






Операция по расширению груди прошла успешно


* * *

Врагов и завистников мы не выбираем – жизнь дарит. Хорошо хоть на друзей это не распространяется.


* * *

Раневская говорила ушедшему на пенсию актеру:

– Вы должны быть счастливы, что не пришлось играть в производственных пьесах, где вместо монолога Гамлета нужно произносить монолог передовика производства.


* * *

Приятельница жалуется:

– Эта новая мебель такая непрочная. Новый стул буквально разъехался подо мной!

Раневская:

– Не надо было на него садиться.









* * *

Молоденькой журналистке:

– Ну, милочка, мало сказать правду, нужно, чтобы ее услышали. Можно сколько угодно заниматься разоблачениями в своем сортире, вся правда с тобой и останется или вообще спустится в толчок.


* * *

Ворчит по поводу статьи в газете:

– Вместо того чтобы искать смысл жизни, лучше подумали бы о собственной пользе в ней.


* * *

Лень бывает полезна. Как подумаешь, сколько глупостей человек может не сделать, пока ленится!..









* * *

У всех жизнь в полоску поперечную – полоса черная, полоса белая, а я как влипла в черную полосу, так и двигаюсь по ней, как по тоннелю, столько лет.


* * *

Медицина достигла невиданных успехов, скоро диагнозы будут ставить по телефону – достаточно подышать в телефонную трубку, и врач определит, что у вас геморрой в заду или распухла левая коленка. А если не дышите, значит, померли.


* * *

На собрании:

– Товарищ говорит чистую правду…

Раневская фыркает:

– А грязную умалчивает?









* * *

Если ради шампанского постоянно придется рисковать, то легко заработать хронический героизм.


* * *

Раневская с приятельницей перед прилавком мясного отдела.

– Наши курицы явно умирают своей смертью, они тощие и синие.

Раневская соглашается:

– А коров и свиней взрывают – только рога да копыта остаются.


* * *

Она рассказывала, как в двадцатые годы, когда премьера почти каждый вечер считалась нормой, зритель, стоя перед афишей, возмущался:

– Нынче играть, а они даже не решили, что – то ли «Севильского цирюльника», то ли «Женитьбу Фигаро».

И тут же добавляла:

– Не уверена, что и сегодня знают, что это просто двойное название пьесы.






Академический хор


* * *

К театру мерзко подходить. Видишь афиши и не понимаешь: театр это или кино – названия пьес сплошь незнакомые и больше похожи на бред сумасшедшего.


* * *

Моя жизнь куда интересней любых сплетен о ней.






Хор Советской армии


* * *

Некоторые люди растут всю жизнь. А гении и после смерти.


* * *

По сути, Бог только Адама создал самостоятельно и Еву из его ребра, дальше люди сами выполняли главную работу.









* * *

О многочисленных поклонниках красивой актрисы:

– На красоту, как на любой источник света, какой дряни только не слетается!


* * *

Ужасно оказаться в шкуре голого короля.


* * *

Красота без ума, милочка, это не дар, а наказание природы.


* * *

Часто люди ведут себя прилично из трусости – кто-то боится быть наказанным, кто-то прослыть невоспитанным…


* * *

Выражение «театральные страсти» оставьте для третьесортных театров. В настоящем храме искусств и страсти настоящие. Кстати, и зрители тоже.


* * *

По тем сплетням, которые о тебе распространяют, легко определить, как в действительности к тебе относятся.









* * *

Отбрасывая в сторону слезливый сценарий:

– Как можно обещать вечную любовь, имея в запасе всего лишь короткую человеческую жизнь?


* * *

Никто не сумеет навредить мне больше меня самой.


* * *

– Он так любит жизнь! Смакует каждое мгновение!


* * *

Соловей поет куда лучше кукушки, но люди просят ее куковать подольше…


* * *

– Фаина Георгиевна, слышали, М. умер?

– Да, больше не нашел уважительных причин, чтобы продолжать жить.









* * *

Старость – это не бессилие, а отсутствие целей в жизни. Не считать же целью болезни?


* * *

Мужа не нашла, потому что всегда любила в мужчинах то, чего в них не было. Впрочем, они во мне также.









* * *

В гастрономе «дают» селедку. Раневская восхищенно:

– Боже мой, какая руководящая рыба!

Приятельница не поняла почему, но переспросить решилась только на улице:

– Почему руководящая, Фаина?

– Толстая и безголовая.


* * *

– Зачем мне враги, если у меня есть я сама?

Раневская едко:

– Если бы еще не чавкала при этом.


* * *

Чем сильнее человек, тем больше испытаний придумывает ему жизнь.


* * *

– Фаина Георгиевна, вы не обиделись на И.?

– Я давно взяла за правило не обижаться на тех, кого не уважаю.






Плятт – мой любимый партнер на сцене


* * *

– Как побороть свой недостаток или дурную привычку?

– Насладиться ими до отвращения.


* * *

– Странно, почему В. обиделся на лесть, она не столь уж велика…

Раневская хмыкает:

– Вот именно. Посчитал, что недооценивают.


* * *

Услышав призывы к самовоспитанию:

– Самосовершенствование я еще понимаю, но самовоспитание – это же мазохизм какой-то.


* * *

Все умное и глупое тоже сказано до нас, нам остается только перевирать всяк на свой лад. И не нужно считать это мудростью или нелепицей.


* * *

Марк Твен сказал, что бросить курить очень легко, мол, он сам бросал сорок раз. Подтверждаю, я тоже бросала тридцать восемь…


* * *

Его ненависть мне льстит, значит, чего-то стою…


* * *

Если искоренить все недостатки и стать идеальной, от зависти жизни не будет.









* * *

На языке мед, а в душе яд.


* * *

В нашем театре нужно открыть донорский пункт по приему яда у актрис, как крови у доноров.









* * *

– Думать жопой у нас может каждый, вы попробуйте подумать головой! – не выдержав накала страстей, орет на молодую актрису режиссер.

Раневская, которая устала от бесконечных повторений сцены из-за плохой игры именно этой актрисы, фыркает:

– В данном случае не вижу разницы!


* * *

Мне нельзя ходить в гости. Слишком часто забываю правила приличия и начинаю говорить правду.


* * *

Мы все делаем верно. Только не вовремя…


* * *

Он признает восхищение только в купюрах.


* * *

– Женщины или умные, или красивые…

Раневская задумчиво:

– Бывают исключения.

– Умная красавица? Это слишком большая редкость.

– А тупая уродина?


* * *

Не переживайте из-за клеветы. Люди часто клевещут на талант из-за недосягаемости.


* * *

Плевать ничтожеству на гиганта опасно – плевок вниз возвращается.






А голову пришлось оставить дома – нет подходящей шляпки


* * *

Однажды, когда Марецкая после выступления на торжественном собрании спустилась с трибуны в зал, Раневская заметила ей театральным шепотом:

– Соболезную.

– Чему?!

– Ты умудрилась не упомянуть заслугу министра культуры.

Вера Петровна, которая прекрасно знала, о чем и как следует говорить, побледнела – неужели пропустила часть заготовленного заранее текста?! Некоторое время беспокойно ерзала на своем месте, потом написала записку и отправила ее в президиум режиссеру Завадскому.

Парадные речи с трибуны в те годы многие произносили, но никто не слушал, набор фраз в них был заранее известен. Завадский тоже не слушал речь Марецкой. Получив записку, он разволновался, ведь вместе с актрисой мог пострадать и сам. Спросил у соседа по президиуму, тот лишь пожал плечами, мол, отвлекся, не слышал.

Что делать, не спрашивать же у самой министра культуры? Но все же рискнул. Опытный дипломат Завадский осторожно поинтересовался:

– Екатерина Алексеевна, Вера Петровна переживает, достаточно ли полно раскрыла вашу роль в развитии театра?

Фурцева, которая тоже парадную речь слушала вполуха, закивала, мол, да-да, конечно.

Увидев успокаивающий жест Завадского, Марецкая облегченно вздохнула, но тут же вспомнила о Раневской:

– Фаина, я же сказала о роли Фурцевой?!

Раневская как ни в чем не бывало покачала головой:

– О роли вообще сказала, а вот о заслуге в наступлении Нового года нет. Упущение…

Раневскую спасло только то, что на них строго смотрели из президиума Завадский и Фурцева.









* * *

Актриса рыдает:

– Я столько сделала для него хорошего, но он не ценит хорошее!

Раневская успокаивает:

– Что вы, милочка, он ценит, только представление о хорошем у вас с ним разное.


* * *

Совесть его не грызет – не по зубам.


* * *

Театр – царство кривых зеркал. В нем тысячи масок и ни одного настоящего лица.









* * *

Сотня красивых слов не заменит одного искреннего.


* * *

Если в театре снять актерские маски, он превратится в Кунсткамеру с ожившими экспонатами.


* * *

Людей вполне познаешь только к старости. Потому, когда это происходит, уже и помирать не жаль.


* * *

Не бывает дураков, неуверенных в своем выдающемся уме.


* * *

Вперед вырываться опасно. Вдруг тебе на спине мелом уже мишень нарисовали?


* * *

Почему-то легче давать в долг тому, кто об этом не просит.


* * *

Когда не завидуют, конечно, хорошо, но как-то обидно…









* * *

И среди начальников попадаются честные коммунисты – возьмет взятку и обязательно выполнит то, за что взял.


* * *

Чем питаются стервятники – стервами?






Бюст товарища Огурцова


* * *

– Мне нельзя умирать до марта следующего года.

– Почему до марта, Фаина?

– Вызвала сантехника, должен прийти четвертого марта во второй половине дня.

(В семидесятые годы дождаться прихода вызванного мастера бывало очень трудно, очередь растягивалась надолго.)


* * *

Бросишь в соседский огород камешек, а там батут…


* * *

Хорошо, если в старости есть не только что вспомнить, но и чем это сделать.






Бюст секретарши товарища Огурцова


* * *

Врачу:

– Как все плохо, я знаю и сама. Расскажите, что хорошо.


* * *

У него злокачественная опухоль самомнения.


* * *

Знакомый жалуется:

– Мои дела пошли из рук вон плохо.

Раневская советует:

– Так вы, голубчик, не ходите с ними.









* * *

Знакомая сетует:

– Количество дураков вокруг с каждым днем становится все больше!

Раневская усмехается:

– Ничего удивительного. Ума на планете не прибавляется, а население растет. Вот и нехватка…




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/faina-ranevskaya/mulya-ne-nerviruy-menya-sharzhi-aforizmy-risunki/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Поддержите автора - купите книгу


1


Читать бесплатно другие книги:

Операция «Мангуста» по свержению существующего режима в Российской Федерации предотвращена. Подача отбита. Отныне тайные...
«Знаете, что такое заветное желание? Это та мечта, которую хочется рассказать золотой рыбке, чтобы та её непременно испо...
«Знаете, что такое заветное желание? Это та мечта, которую хочется рассказать золотой рыбке, чтобы та её непременно испо...
Перед вами полностью обновленное издание бестселлера «Реальный репортер». В новой книге один из лучших журналистов стран...
К премьере фильма «БОГИ ЕГИПТА» – главного голливудского блокбастера этой весны!...
У каждого в жизни бывают моменты, когда «на сердце тяжесть и холодно в груди», когда проблемы захлестывают с головой и к...