Кулак обезьяны - Куликова Галина

Кулак обезьяны
Галина Михайловна Куликова


Эта почти мистическая история началась с того, что пропала эффектная двадцатитрехлетняя блондинка Кристина Рюмина, а газетный репортер Ленечка Бублейников приступил к работе над книгой воспоминаний известной ученой Ольги Святославовны Дымовой. Два события, на первый взгляд абсолютно не связанные между собой, сначала породили череду загадочных, драматических и забавных коллизий, а в конечном итоге привели к разоблачению изощренного убийцы.

Бывший следователь Максим Печерников и подруга Кристины, журналистка Оксана Лебедева, начавшие поиск девушки, встречают ожесточенное сопротивление полукриминального «Ордена белых маркетологов» и фанатиков из школы восточных единоборств. В это же время Бублейников пытается выяснить, кто угрожает его жизни и мешает работе над рукописью, чем на самом деле занималась перед войной в Гималаях экспедиция профессора Бахмина и что скрывается за словами Дымовой о ее встречах с потусторонними силами.

Бублейников и Оксана, в прошлом сослуживцы, случайно встретились у метро, но это был счастливый случай. Объединив усилия и всю накопленную информацию, Печерников, Оксана и Ленечка Бублейников раскрывают тщательно спланированное преступление.





Галина Куликова

Кулак обезьяны



– Господи, надымил-то! Дышать нечем. На улице весна, а у него окна все закупорены! Опять здоровье губишь? Все же насквозь прокурено. А почему мебель на старом месте? Я же тебе объяснила, где по фэн-шуй должны стоять кресло, стол и телевизор. Все, мое терпение лопнуло!

Симпатичная, сухонькая и очень подвижная старушка, одетая в голубые джинсы и легкомысленную майку с Микки-Маусом, словно ураган, ворвалась в квартиру Максима Печерникова.

– Ну, вставай, лежебока, с сегодняшнего дня ты начинаешь новую жизнь, – громко скомандовала она и тут же развила кипучую деятельность.

Шумно раздвинула шторы, настежь распахнула окно, погасила бессмысленно горевшую под потолком люстру. Затем включила на полную мощь музыкальный центр, откуда, разрушая остатки ночного забытья и барабанные перепонки, понеслись отчаянные завывания некогда популярной группы Guns N' Roses.

– Это невозможно, – простонал Максим, пытаясь натянуть на голову легкое покрывало и одновременно закрыть ладонями уши. – Хочу спать, я почти не спал сегодня…

– Вижу, – мстительно сощурившись, перебила его старушка. – Бутылка вон почти пустая в изголовье. Вставай, говорю! И настрой мне другую радиостанцию, где нормальная музыка. Лучше – классическая. Тебе надо восстанавливать душевную гармонию.

Позитивно заряженный ураган с лопоухим американским мышом на майке стремительно переместился на кухню. Откуда немедленно донеслись звуки льющейся воды и бряканье посуды, которую мыла и расставляла по местам умелая рука. Затем раздался грохот – это падали в мусорное ведро пустые пивные бутылки. В довершение всей этой звуковой вакханалии послышался низкий гул закипавшего электрического чайника.

«Поспать не удастся, точно, – грустно размышлял Максим, лежа под покрывалом, которое, увы, не могло защитить его от натиска внешнего мира. – Не даст она мне поспать. Сейчас чай начнет заваривать, вспомнит про этот свой «Цветок лотоса», и начнется…»

– Максимушка, а где «Цветок лотоса», который я тебе на той неделе приносила? Такой блестящий пакетик. Ты его что, уже выпил? – раздался из кухни бодрый голос.

– Да, конечно, – каркнул в ответ Максим, которому собственный голос подчинялся еще не вполне.

– Что? Говори громче, я не поняла, – закричала бабулька-ураган.

«Что за манера перекрикиваться через всю квартиру, – раздраженно подумал Максим. – Ведь проще подойти и спросить. Она и с Кристиной своей так общается – сидят в разных комнатах и орут друг другу, даже у меня слышно».

Собравшись с силами, он хрипло завопил:

– Выпил!!!

Смесь трав под названием «Цветок лотоса» имела странный неприятный запах, а по цвету напоминала разбавленную синими чернилами овсяную кашу. Поэтому блестящий пакетик Максим еще два дня назад аккуратно спустил в мусоропровод. Вместе с подробными рекомендациями, как правильно заваривать экзотический целебный напиток.

– Надо же, – снова раздался бодрый голос. – Быстро он у тебя закончился. Понравилось?

– Очень!

– Я тебе потом еще принесу, – донеслось из кухни. – У меня с осени большой запас остался. Ты доволен?

– Безумно! – рявкнул Печерников и злобно лягнул диванную подушку. Он терпеть не мог этого бытового вранья, но обижать гостью не хотелось – к ней Максим относился очень нежно и с большой симпатией.

Старушка, которая командовала сейчас на кухне, была соседкой Максима Печерникова по лестничной площадке. Точнее, если соблюдать хронологию, это он не так давно стал соседом Виолетты Никодимовны Рюминой и ее внучки, легкомысленной, но весьма привлекательной особы по имени Кристина.

То ли от внезапного резкого пробуждения, то ли от всех этих криков, то ли с похмелья, у Максима разболелась голова. К тому же вдруг страшно захотелось пить.

«Видимо, придется вставать, – тоскливо подумал он. – Впереди очередной пустой, бессмысленный день. Лучше бы спать до вечера, а вечером опять напиться».

Еще немного помаявшись, он буквально силком заставил себя подняться. Накинув халат, прошествовал в ванную и через двадцать минут, уже более-менее похожий на человека, появился на кухне. Здесь все было готово к его приходу – стол сервирован, вкусно пахло свежемолотым кофе и чем-то жареным. Максим непроизвольно сглотнул слюну и подумал, что последний раз ел более суток назад.

– Явление героя, – иронически молвила сидящая за столом старушка. – Наконец-то.

Печерникову вдруг показалась, что Микки-Маус на ее майке язвительно ухмыльнулся.

– Виолетта Никодимовна, – пробормотал Максим извиняющимся тоном. – Мне жутко неудобно. Вчера я как-то нехорошо себя чувствовал. И вот…

– Ладно, ладно, – рассмеялась соседка. – Известно, отчего все твои недомогания. Лучше садись, выпьем кофейку. А потом я с тобой хочу серьезно поговорить. То есть совершенно серьезно. Имей в виду, Максимушка, больше ты так жить не станешь. Хватит. Я сделаю все, чтобы ты принял человеческое обличье. А уж если я что решила, так оно и будет.


* * *

В маленькую однокомнатную квартирку на Сиреневом бульваре он переехал около полугода назад. Если представить жизнь Максима Печерникова в виде лестницы, ведущей в пропасть, то это, похоже, была предпоследняя ступенька. Отсутствие работы, хроническое безделье, безденежье, депрессия и неумеренное потребление спиртного грозили со временем превратить его в классического алкоголика с перспективой закончить свои дни на какой-нибудь районной помойке.

В неполные тридцать четыре года Максим чувствовал себя никому не нужным, одиноким, всеми брошенным стариком. А ведь еще недавно все было по-другому: интересная работа, дом, семья. И сам Максим – здоровый, целеустремленный, знающий себе цену мужик, твердо и уверенно шагающий по жизни, не боящийся проблем и трудностей.

В милицию Печерников пришел сразу после армии, отслужив два года в десантных войсках. Выбор профессии не был случайным – в тот момент ему хотелось настоящей мужской работы, связанной с риском и опасностями. Несколько лет проработал опером, закончил юридический институт, стал следователем.

«Жизнь – штука жестокая и несправедливая!» – сказал он коллегам в тот день, когда его начальник, нагло усмехаясь, предложил выбор – прислушаться к дружеским рекомендациям старших по должности либо уволиться из органов. Разваливать уголовное дело потому, что в нем были замешаны несколько известных светских тусовщиков, у которых нашлись высокопоставленные покровители, он не пожелал. Совершенное преступление было настолько мерзким, что этих ребят надо было даже не судить, а сразу четвертовать. Чтобы перед смертью помучались так же, как их жертвы.

Собственно, Максим и раньше задумывался, действительно ли он хочет всю жизнь проработать в милиции и закончить жизнь начальником какого-нибудь ОВД либо средней руки чиновником министерства. А из-за таких вот коллизий, которые периодически возникали в его работе, он последнее время всерьез подумывал о смене рода деятельности. В общем, получилось так, что скандальная история просто стала последней каплей.

И следователь Печерников предпочел громко хлопнуть дверью. Он написал рапорт об отставке, но предварительно слил журналистам всю необходимую информацию. Разразился грандиозный скандал, дело благополучно попало в суд, а преступники на долгие двадцать лет отправились тусоваться в колонию строгого режима.

Справедливость восторжествовала, однако Максим узнал об этом уже из телевизионных новостей. К тому времени в милиции он не служил, а имел свой маленький бизнес – стал частным детективом. Одолжил денег у родителей, снял небольшой офис в две комнатки, взял на работу секретаршу и помощника и с головой погрузился в новые заботы. Вскоре появились постоянные клиенты, а Печерникова стали рекомендовать как высокого профессионала, способного решать труднейшие задачи. Агентство «Макс» становилось популярным.

Деньги Максим теперь зарабатывал приличные, с зарплатой следователя, во всяком случае, не сравнить. Этим особенно была довольна жена, которая уже стала поговаривать о покупке новой большой машины для семейных выездов на дачу. Все шло к тому, что бизнес надо было расширять, набирать людей, превращаться в большую структуру. Вот тут и произошли события, приведшие в итоге к самой настоящей катастрофе.

При выполнении одного частного поручения в руки Печерникова попали документы, содержащие государственную тайну. Максим, естественно, ничего не знал – бумаги, лежавшие в серой пластиковой папке, которая оказалась у него в руках, не имели никаких специальных грифов или иных опознавательных знаков, указывающих на содержащиеся в них секреты.

Поэтому, когда в офис нагрянули представители спецслужб, он удивился, что они в курсе его скромных дел, но спокойно передал им требуемые документы.

Тем не менее эта, на первый взгляд, вполне невинная история закончилась для Максима Печерникова самым печальным образом – его лишили лицензии частного детектива, вменив нарушение сразу нескольких федеральных законов. Максим пытался сопротивляться, но все оказалось бесполезно – его безжалостно выкинули из бизнеса. Еще и пригрозили – скажи спасибо, что не посадили. Позже прежние сослуживцы Максима намекнули – это, мол, была подстава, которую организовал один из бывших милицейских начальников. Видимо, ту скандальную историю Печерникову не простили.

Максим оказался без работы и без ясных перспектив на будущее. Деньги таяли катастрофически быстро, жена Марина ежедневно закатывала ему истерики, упрекая в бездеятельности. В итоге Печерников впал в жестокую депрессию, стал много пить и, казалось, вообще махнул на все рукой. Тогда прагматичная Марина подала на развод, а бывшему супругу предложила выметаться из ее квартиры. Когда растерявшийся Максим сказал, что выметаться ему некуда, Марина, со свойственной всем бывшим супругам безжалостностью заявила, что это его проблемы. Она попыталась оттяпать и любимый «Ленд Ровер» мужа, но тут Максим буквально встал на дыбы, и Марина отступила.

Пришлось семейству Печерниковых собираться и решать, как поступить в данной ситуации, что делать дальше. Перебрали все возможные, увы, немногочисленные варианты. Папа и мама настаивали, чтобы сын, пока все не утрясется, пожил у них. Но в итоге самый приемлемый вариант предложила бабушка Максима, Лидия Сергеевна, обладательница маленькой однокомнатной квартирки на Сиреневом бульваре.

– Я на днях уезжаю на дачу, пора к сезону готовиться. Вернусь не раньше октября – ноября. Пусть малыш живет у меня, – заявила она, ласково глядя на единственного, горячо любимого внука.

Малыш, которому она едва доставала макушкой до локтя, с облегчением вздохнул – это действительно был выход из положения. Временный, но все же…

– А дальше посмотрим, – оптимистично продолжила Лидия Сергеевна. – Может, вообще переселюсь в деревню. Вот и Виолетта меня поддерживает – она сторонник здорового образа жизни и считает, что большой город разрушает человека, а из Москвы и вовсе удирать надо. Чем дальше, тем лучше.

– Это Виолетта Никодимовна, соседка твоя? – уточнил Печерников-старший и покачал головой. – Бедовая тетка. Не женщина – ураган.

– Ага, – кивнула Лидия Сергеевна. – Так что будем считать вопрос решенным. А тебе, мой дорогой, – обратилась она непосредственно к внуку, – уже пора поумнеть. В следующий раз выбирай себе спутницу жизни такую, чтобы не бросила тебя в трудную минуту. Оглянись – вокруг много достойных женщин. Надеюсь, смена обстановки подвигнет тебя к каким-нибудь правильным поступкам.

– Я постараюсь, – выдавил из себя Максим, мгновенно догадавшись, куда гнет бабушка.

Марина, жена Максима, теперь уже бывшая, всегда вызывала у нее стойкую идиосинкразию. Лидия Сергеевна искренне полагала, что единственный внук достоин лучшей участи. Поэтому у нее на примете постоянно находились какие-то дамы, с которыми она под разными предлогами пыталась Максима познакомить.

Эти брачные инициативы иногда раздражали Печерникова, но чаще веселили. Бабушкиных протеже он про себя именовал абитуриентками и, чтобы девицы не питали напрасных иллюзий, ускользал от прямых контактов. Последней абитуриенткой была некая Кристина – внучка бабушкиной соседки по дому.

– Красивая, умная, очень активная, – не жалея эпитетов, наступала Лидия Сергеевна, пытаясь заинтересовать внука. – Спортом занимается, рисует.

– Ну и что? – вяло оборонялся Максим, больше озабоченный текущими семейными проблемами. – Я, бабушка, вообще-то женат, у меня ребенок.

– А я что-нибудь говорю? Просто познакомишься с интересным человеком. Расширишь круг общения. К тому же Кристина из хорошей семьи.

– Это еще ни о чем не говорит, – заметил Печерников. – Мне на службе попадались такие экземпляры! Папа-мама профессора и академики, а по деткам каторга плачет.

– Федор Михайлович Достоевский был каторжанином, – отчеканила Лидия Сергеевна. – А потом стал гениальным писателем!

– При чем тут Достоевский? – удивился Максим. – Я совсем о другом…

– И я – о другом. Ты не прав, происхождение очень важно для формирования личности.

– Ну, что там еще за происхождение? Она что, принцесса Монако?

– Опять шуточки да прибауточки! Говорю же – из очень хорошей семьи.

– В каком смысле хорошей? Папа банкир, мама владелица спа-салона?

– Господи, как у вас, молодых, все сейчас перевернуто с ног на голову. Вам только принцесс или банкиров подавай.



Читать бесплатно другие книги:

Многие читатели романов Галины Артемьевой утверждают, что ее творчество оказывает поистине терапевтический эффект. Житей...
Конечно, Марина была рада за друзей: Юра с Наташей так подходят друг другу! Они красивая пара и счастливы вместе, но… Чт...
Планета Меон полностью подчинена системе абсолютного Контроля. Разумеется, ради безопасности обитателей планеты. Но ника...
Что может быть лучше командировки на Гоа, особенно если поездка полностью оплачена работодателем? Анжелика не сомневаетс...
Даниил Грушин – человек с большими странностями. Он любит смотреть черно-белые фильмы, переодевает своих любовниц в кост...
Знаменитые властители современных умов и главные апологеты исторической правды Анатолий Вассерман и Нурали Латыпов подго...