Сердце океана - Робертс Нора

Сердце океана
Нора Робертс


Галлахеры из Ардмора #3
Роковая красотка Дарси Галлахер разбила немало мужских сердец, а свое бережно хранит для достойного спутника жизни, способного не только разжечь ее кровь, но и обеспечить. Найти такого – трудная задача для девушки, живущей в ирландском захолустье. Но вот крупная межконтинентальная корпорация начинает в ее городке строительство театра, а проконтролировать работу приезжает владелец – молодой бизнесмен Тревор Маги.





Нора Робертс

Сердце океана


Посвящаю Пэт Гаффни.

Все ирландские песни в моем романе – для тебя…


Глаза ее сияют, как бриллианты,
И это вовсе не пустяк.
«Она же королева в этом пабе», —
Наморщив нос, сказал себе я так.

    Ирландская застольная песня


Nora Roberts

HEART OF THE SEA:

The Gallaghers of Ardmore Trilogy

(Irish Trilogy, Book 3)

Copyright © 2000 by Nora Roberts




1


Ардмор, место столь любимое туристами и отдыхающими, расположенное на скалистом берегу Кельтского моря в графстве Уотерфорд на юге Ирландии, где, повторяя очертания песчаного берега, вьется вдоль побережья каменный парапет. На живописном утесе, поросшем травами и мхом, возвышается гостиница, а одна из горных тропинок ведет к древней часовне и источнику Святого Деклана.

С утеса открывается вид на море, сливающееся на горизонте с небом, вид настолько прекрасный, что вполне оправдывает силы, затраченные на долгий и коварный подъем.

Земля у святого источника считается священной. В старину здесь хоронили усопших, правда, теперь лишь на одном из надгробий можно прочитать эпитафию.

Само же местечко с его опрятными крутыми улочками и разноцветными домиками, кое-где сохранившими традиционные соломенные крыши, кажется игрушечным.

И повсюду цветы, Ардмор утопает в цветах. Они словно выплескиваются из ящиков, корзин и горшков на окнах, озерами разливаются в палисадниках перед домами и на задних дворах. Очаровательное зрелище, откуда ни смотри, снизу ли, сверху ли, и местные жители по праву гордятся тем, что уже дважды их Ардмор был признан официально самым чистым городком.

На Тауэр-хилл возвышаются руины собора Святого Деклана, построенного еще в двенадцатом веке, и круглая башня с чудом сохранившейся конической крышей. Внутри древних стен на камнях еще различаются пострадавшие от ветров и дождей надписи на языке предков. А фриз из ложных арок на фасаде с такими же надписями достоин самого пристального внимания.

Если вы проявите интерес, местные жители охотно расскажут вам, что Деклан пришел в эти места за тридцать лет до святого Патрика. Нет, они вовсе не хвастаются, просто должны же вы знать, как все было на самом деле.

Современный Ардмор вовсе не претендует на славу. Это просто приятное местечко с магазинчиками и коттеджами, разбросанными вдоль восхитительных песчаных пляжей, а на дорожном указателе Ардмора вас приветствует гэльское Failte, что означает «Добро пожаловать».

Именно сочетание древней истории и искреннего простодушного гостеприимства и привлекло Тревора Маги. Правда, не только это: в Ардморе и Олд Пэриш его корни – дед и отец родились в маленьком домишке на берегу Ардморской бухты, дышали этим морским воздухом и, вполне возможно, цепляясь за материнскую руку, заходили в эти лавки и гуляли по берегу вдоль прибоя.

Дед Тревора покинул свою деревню и свою страну и увез в Америку жену и маленького сына. Насколько знал Тревор, дед никогда не приезжал на родину и старательно ограждал себя даже от воспоминаний. Похоже, не только расстояние, но и горькая обида разделяли старика и его родину. Об Ирландии, Ардморе и родне старшего Денниса Маги в семье говорили редко. Может, именно поэтому Ардмор, окутанный ностальгической дымкой, с детства будил в Треворе любопытство.

Выбирая место для нового проекта, Тревор руководствовался прежде всего личными мотивами. Он мог себе это позволить – дела его шли успешно, поскольку, как дед и отец, строил он качественно.

Дед его поначалу зарабатывал на жизнь, возводя кирпичные стены собственными руками, а состояние сколотил, перепродавая недвижимость во время и после Второй мировой войны. Постепенно покупка и продажа стали его основным бизнесом, а строили теперь те, кого он нанимал.

Старый Маги не вспоминал со слезами на глазах свои первые трудовые годы, да и ностальгии по далекой родине Тревор в нем не замечал. Старик вообще был скуп на проявления каких бы то ни было чувств.

Вместе с холодной расчетливостью деда и деловой хваткой отца Тревор унаследовал от них сердце и руки строителя. Все это, как и чуточку сентиментальности, он собирался вложить в новое детище – традиционное здание для традиционной музыки – и мысленным взором уже видел свой театр, в который хотел объединить в один комплекс со знаменитым в этих краях «Пабом Галлахеров».

Сделка с Галлахерами была оформлена и земля распланирована под строительство еще до того, как Тревор сумел перекроить свое загруженное расписание и вырваться в Ардмор. И вот теперь он здесь и собирается не только наблюдать и подписывать чеки, но и приложить к этой стройке руки.

Утром Тревор покинул коттедж, арендованный на время пребывания в Ардморе, в джинсовой куртке и с дымящейся кружкой кофе в руках. И вот, лишь несколько часов спустя, куртка отброшена в сторону, а по позвоночнику под влажной рубашкой струится пот. Если перетаскиваешь все утро тяжеленные мешки, неудивительно, что потеешь даже в мае, даже в столь умеренном климате.

Тревор отдал бы сейчас сотню фунтов за кружку холодного пива.

Паб всего в нескольких шагах, там уже идет бойкий обмен живительной влаги на звонкую монету. Однако вряд ли он имеет право утолять жажду прохладным «Харпом», если сам строго-настрого запрещает своим работникам выпивать во время рабочего дня.

Тревор расправил плечи, покрутил шеей. Монотонно грохотала бетономешалка, выкрикивались распоряжения, а в ответ раздавались не менее громкие отклики. Тревора никогда не раздражали эти звуки – музыка труда, как он их называл.

Умением находить радость в тяжелом труде наградил его отец. «Учись с самого низу», – не уставал повторять он, и Тревор – третье поколение строителей Маги – свято следовал отцовскому завету. Более десяти лет – пятнадцать, если считать летние каникулы, проведенные на стройках, – он учился всему, что включал в себя строительный бизнес. Через головную боль и кровавые ссадины, через ноющие мышцы.

Правда, теперь, в свои тридцать два года, в кабинетах и залах заседаний он проводил больше времени, чем на строительных лесах, но не отказывал себе в удовольствии помахать иногда молотком, чем здесь, в Ардморе, на строительстве своего театра собирался натешиться вволю.

Тревор остановил взгляд на маленькой женщине в линялой кепке и высоких заляпанных сапогах. Малышка обошла бетономешалку, взмахнула рукой и, когда жидкий бетон заскользил вниз по желобу, перелезла через гору песка и щебня. Вскоре по ее приказу бетономешалка замерла, женщина и еще несколько рабочих с лопатами стали разравнивать густую бетонную жижу.

Бренна О’Тул. Тревор радовался, что поверил интуиции и нанял прорабами Бренну и ее отца, то есть компанию «О’Тул и О’Тул». Три дня, проведенные в Ардморе, наглядно продемонстрировали: он сделал верный выбор не только потому, что О’Тулы и впрямь оказались классными строителями, но и потому, что благодаря их знанию местных обычаев и жителей работа спорится, все счастливы и стараются изо всех сил.

Связь с общественностью, вернее, дружба с общественностью в подобном проекте важна не меньше, чем крепкий фундамент.

Когда Бренна закончила разравнивать бетон, Тревор подошел, ухватил ее за руку и выдернул из тягучей жижи.

– Спасибо. – Бренна воткнула лопату в землю, оперлась на нее и, несмотря на грязные сапоги и линялую кепку, стала похожа на изящную фею. Наверное, благодаря молочно-белому ирландскому личику и огненно-рыжим прядям, выбившимся из-под кепки. – Тим Райли говорит, что дождя не будет еще дня два, а он редко ошибается в прогнозах. Думаю, мы успеем закончить фундамент раньше, чем начнутся проблемы с погодой.

– Вы значительно продвинулись до моего приезда.

– А то! Как только вы дали отмашку, мы не стали ждать. У вас будет хороший, прочный фундамент, мистер Маги, и точно в срок.

– Зовите меня Трев.

– Так точно, Трев. – Бренна сдвинула кепку на макушку, вскинула голову и посмотрела ему прямо в глаза. Парень был на добрый фут выше ее, хоть она была в сапогах на толстой подошве. – Отличную бригаду вы прислали из Америки.

– Поскольку я сам тщательно отбирал их, возражать не стану.

Его тон показался Бренне не очень любезным, но и враждебным его нельзя было назвать.

– Значит, женщины ваш отбор не выдерживают?

Губы Тревора растянулись, улыбка словно расплылась по его лицу, добралась до глаз цвета торфяного дыма.

– Я выбираю женщин так часто, как только возможно. Для работы и вне ее. Я привлек к этому проекту одного из моих лучших плотников. Она прилетит на следующей неделе.

– Значит, мой кузен Брайан не ошибся. Он говорил, что вам важна лишь квалификация, а мужчина или женщина, не имеет значения. Много успели за утро, – добавила Бренна, кивнув на бетономешалку. – Этой тарахтелке еще громыхать и громыхать, а завтра из отпуска возвращается Дарси. Должна предупредить, нам всем не поздоровится.

– По-моему, вполне приятный шум. Строительный.

– Я тоже так думаю.

Они помолчали в совершенном согласии, глядя на чудовище, изрыгающее очередную порцию бетона.

– Позвольте угостить вас ланчем, – предложил Тревор.

– Позволяю. – Бренна свистом привлекла внимание отца, покрутила рукой, словно зачерпывала еду, призывая его присоединиться. Мик с улыбкой отмахнулся и вернулся к работе.

– Он на седьмом небе от счастья, – заметила Бренна, отходя в сторону, чтобы почистить сапоги. – Самое великое счастье для Мика О’Тула – оказаться посреди стройки, и чем грязнее, тем лучше. – Она потопала, стряхивая последние ошметки грязи, и направилась к кухонной двери. – Надеюсь, пока вы здесь, осмотрите окрестности, необязательно отдавать все время работе.

– Да, я собираюсь осмотреться.

Разумеется, он получил подробнейшие отчеты о туристических маршрутах, состоянии местных дорог и шоссе, соединяющих живописное местечко Ардмор с крупными городами, но намеревался вникнуть во все на месте. И дело не только в практической необходимости, уже более года его необъяснимо влекло в Ирландию, в Ардмор. Эти места даже стали ему сниться.

– А вот и красивый мужчина за своей любимой работой! – воскликнула Бренна, распахивая дверь кухни. – Чем угостишь нас сегодня, Шон?

Долговязый парень с взлохмаченными черными волосами и туманно-голубыми глазами отвернулся от огромной древней плиты.

– Блюдо дня – суп из местной свеклы и сэндвич с мясом. Добрый день, Тревор. Эта девушка вас еще не загоняла?

– Пока нет, но старается изо всех сил.

– А что мне остается, если мужчина моей жизни никогда не торопится? Шон, ты случайно не забыл, что хотел показать Тревору еще парочку мелодий?

– Так занят, угождая молодой жене, что минутки свободной не остается. Она требовательное создание. – Шон обхватил обеими ладонями личико Бренны и поцеловал. – Выметайся из моей кухни. Без Дарси я еле справляюсь.

– Она вернется завтра, и к этому часу ты успеешь проклясть ее дюжину раз.

– Поэтому я по ней и скучаю. Передайте свой заказ Шинед. Она славная девушка, просто ей пока не хватает практики.

– Шинед – подруга моей сестры Мэри Кейт, – пояснила Бренна Тревору, открывая дверь в зал. – Безобидная особа, правда, немного рассеянная. Хочет выйти замуж за Билли О’Хару, предел ее мечтаний на сегодняшний день.

– А как относится к этому Билли О’Хара?

– Билли пока держит рот на замке. Привет, Эйдан.

– И тебе привет. – Самый старший из Галлахеров обернулся, не снимая руки с пивных кранов. – Будете обедать?

– Будем. Вижу, тебе не до нас.

– Благослови, боже, автобусные экскурсии. – Подмигнув, Эйдан запустил по стойке две пинтовые кружки в страждущие руки посетителей.

– Хочешь отправить нас на кухню?

– Вовсе нет, разве что вы спешите. – Взгляд его синих глаз, более ярких, чем у младшего брата, скользнул по залу. – Обслуживание будет помедленнее, чем обычно, но пара столиков осталась.

– Спросим босса. – Бренна повернулась к Тревору: – Где хотите пообедать, Тревор?

Тревор решил совместить приятное с полезным: пообедать и заодно понаблюдать, как идут дела.

– Давайте сядем за столик.

Он последовал за Бренной и уселся рядом с ней за одним из массивных столов. Вокруг жужжали разговоры, колебалась пелена дыма, пропитанная пивным духом.

– Выпьете кружечку? – спросила Бренна.

– Только после работы.

Улыбнувшись, Бренна оттолкнулась и покачалась на стуле.

– Как я и слышала от некоторых рабочих. Говорят, в том, что касается выпивки, вы тиран.

Тревор не возражал против слова «тиран». Оно всего лишь означало, что он держит все под контролем.

– Верно говорят.

– Я вот что вам скажу, в наших краях у вас могут возникнуть с этим трудности. Многие из тех, кто будет работать на вас, выросли на «Гиннессе», он для них все равно что материнское молоко.

– Я сам люблю «Гиннесс», но если мужчина или женщина работает на меня, придется смириться с молоком.

– Похоже, вы крепкий орешек, Тревор Маги, – рассмеялась Бренна. – Ладно, расскажите-ка, нравится ли вам жить в коттедже на Эльфийском холме.

– Очень нравится. Там удобно, уютно, тихо, а от видов просто дух захватывает. Именно то, что я искал, поэтому я вам очень благодарен.

– Ради бога, живите на здоровье. Коттедж теперь в семье. Думаю, Шон скучает по той кухоньке, ведь дом, который мы строим, еще далек от завершения. – Бренна посерьезнела, задев больную тему. – Едва пригоден для жилья, но я решила по выходным приналечь на кухню, так что Шон скоро станет гораздо счастливее.

– Я бы с удовольствием взглянул на ваш дом.

– Правда? – Бренна вскинула голову. – Добро пожаловать в любое время. Я объясню, как нас найти. Надеюсь, вы не обидитесь на мои слова, но я не ждала, что с вами будет так легко и просто.

– А что вы ждали?

– Ну, что-то вроде акулы большого бизнеса. Я вас не задела?

– Нисколько. И мое поведение зависит от вод, в которых я плаваю. – Тревор оглянулся, увидел жену Эйдана, и его глаза потеплели. Он привстал, однако Джуд остановила его взмахом руки.

– Нет, я к вам не присоединюсь, но спасибо. – Она положила ладонь на выпирающий живот. – Здравствуйте, я Джуд Фрэнсис, и сегодня я вас обслуживаю.

– Вы не должны проводить весь день на ногах и носить подносы.

Джуд со вздохом достала блокнот из кармана фартука.

– Вы говорите точно как Эйдан. Я отдыхаю по мере необходимости и не ношу ничего тяжелого. Шинед одной не управиться, хоть я с ней и повозилась.

– Не тревожьтесь, Тревор. Моя мамочка в день, когда я родилась, копала картошку, а после родов встала к плите ее жарить. – Тревор недоверчиво прищурился, и Бренна довольно заулыбалась. – Ну, может, и нет, но держу пари, что запросто смогла бы. Джуд, если не возражаешь, мне суп дня и стакан молока, – добавила она.

– То же самое и сэндвич, пожалуйста.

– Отлично. Сейчас принесу.

– Она крепче, чем кажется, – сообщила Бренна, когда Джуд отошла к другому столику. – И упрямее. Теперь, найдя, так сказать, свое место в жизни, она с еще большим пылом пытается доказать, что может делать все то, что делают местные женщины. Не волнуйтесь, Эйдан не позволит ей перетрудиться, он ее обожает.

– Да, я заметил. Похоже, мужчины Галлахеры очень преданы своим женщинам.

– Попробовали бы они быть другими, им бы не поздоровилось. – Расслабившись, Бренна откинулась на спинку стула, стянула кепку, и рыжие кудри рассыпались по плечам. – Вы не находите Ардмор слишком захолустным после Нью-Йорка?

Тревор вспомнил стройплощадки, на которых проводил уйму времени: грязевые оползни, наводнения, палящую жару.

– Вовсе нет. По отчетам Финкла я точно так все себе и представлял.

– Ах да, Финкл. – Бренна прекрасно помнила разведчика Тревора. – Вот человек, без сомнения предпочитающий городские удобства. А вы, значит, не такой привередливый?

– Я очень привередливый кое в чем. Вот почему я включил многое из вашего эскиза в проект театра.

– Спасибо за комплимент. – Тревор и в самом деле не мог бы сказать ей ничего более приятного. – Да, я не просто так спросила вас о коттедже. Я его очень люблю, но сомневалась, что вам он подойдет. Ну, я думала, что человек с вашими привычками предпочел бы поселиться в гостинице на утесе. Там круглосуточное обслуживание, ресторан и все такое.

– В гостиничном номере со временем начинаешь чувствовать себя как в клетке. И мне очень интересно гостить в доме, где родилась и жила женщина, помолвленная с одним из моих предков.

– Старая Мод была чудесной женщиной. – Бренна посмотрела Тревору прямо в глаза, следя за его реакцией. – Провидицей. Она похоронена на утесе у источника Святого Деклана, и там можно даже почувствовать ее присутствие. А в коттедже теперь не она.

– А кто же?

Бренна вскинула брови:

– Так вы не слышали легенду? Ваш дедушка родился здесь и ваш отец тоже, хоть он был совсем маленьким, когда они уплыли в Америку. Но он приезжал сюда много лет назад. Неужели ни один из них не рассказывал вам историю Красавицы Гвен и принца Кэррика?

– Нет. Значит, в коттедже обитает Красавица Гвен?

– Вы ее видели?

– Нет. – Тревору почти не рассказывали в детстве легенд или мифов, однако в нем текла и ирландская кровь, так что он искренне заинтересовался. – В коттедже чувствуется женское присутствие, еле уловимое, но определенно женское.

– Вы правы.

– Кто она была? Думаю, если я разделяю кров с привидением, то должен хоть что-то о ней знать.

Бренна не ощутила ни пренебрежения, ни насмешки над ирландскими суевериями в его вопросе, только интерес.

– Опять вы меня удивляете. Минуточку, я сейчас вернусь.

«С ума сойти, – подумал Тревор, зачарованно глядя ей вслед, – у меня есть личное привидение».

Иногда он действительно чувствовал нечто едва уловимое в старых зданиях, на пустых участках, на заброшенных полях. Только ни о чем подобном не говорят на заседаниях советов директоров или с рабочими за стаканчиком холодного пива, разумеется, после тяжелого трудового дня. Обычно не говорят.



Читать бесплатно другие книги:

«…Дети на оживших мертвяков не могут смотреть с таким восторгом....
«…Шаги раздаются около пяти часов утра. Кто-то идет вдоль западной стены модуля, идет медленно и размеренно. При такой т...
«…– Видели, как небо пылало? В Озерянке упырей жгли, что добрых людей . Это они, говорят, холеру принесли....
«…Потапов положил в папку-дело справку из УП 288/16, достал из пачки «Краснопресненских» последнюю сигарету и закурил....
«…Анисья опустила трупик. Глазки девочки открылись, внимательно уставились на Анисью. Вместо плача послышался хриплый ка...
Эта книга построена на логически выстроенных опровержениях феномена знаменитой «предсказательницы» Ванги. Доказательства...