Смертельная игра - Робертс Нора

Смертельная игра
Нора Робертс


Ева Даллас #36
Классическая головоломка: труп в запертой изнутри комнате. Лейтенанту нью-йоркской полиции Еве Даллас придется поломать голову даже не над тем, кто убил молодого короля империи компьютерных игр Барта Миннока, а как убийце удалось это проделать. В закрытой наглухо, охраняемой лучше бронированных сейфов комнате для голографических игр найдено тело повелителя гиперреальности, но нет предполагаемого орудия убийства – огромного двуручного меча. Преданный муж Евы, миллиардер Рорк, вступает в игру с преступником, несмотря на высокие ставки. Время игры ограничено. И теперь Еве нужно проверить множество версий, чтобы наконец найти одну – немыслимую, фантастическую, но единственно верную.





Нора Робертс

Смертельная игра


Кем ты предпочел бы быть: олимпийским победителем или глашатаем, объявляющим о его победе?

    Плутарх

Речь о сновиденьях.

Они плоды бездельницы-мечты

И спящего досужего сознанья.

    Уильям Шекспир




1


Пока грозные мечи молний резали и раскалывали покрытый рубцами щит неба, Барт Миннок, насвистывая, шел домой в последний раз. Безжалостно секущий дождь нисколько не испортил его приподнятого настроения: продолжая насвистывать, он шутливо отсалютовал привратнику.

– Как дела, мистер Миннок?

– Дела идут вперед, Джеки. Вперед и вверх.

– Дождь-то так и хлещет. Того и гляди весь город затопит.

– Какой дождь? – Барт со смехом прошлепал промокшими кроссовками к лифту.

Раскаты грома прогрохотали над островом Манхэттен. Пассажиры пригородных автобусов, ждавшие на остановках, ежились под ненадежными зонтиками, не стоившими денег, заплаченных за них уличным торговцам. Двухэтажные автобусы, подъезжая, поднимали фонтаны брызг. Но в мире Барта вечно сияло золотыми лучами солнце.

У него было горячее свидание с сексуальной Си-Си, а это вам не жук начихал, особенно для Барта, который честно признавал себя «ботаником» и оставался девственником до постыдного двадцатичетырехлетнего возраста.

Пять лет спустя, главным образом благодаря успеху «Играй», женщины слетались к нему стаями, и, хотя их влекли преимущественно деньги и слава его компании, он мог выбрать любую.

Барт не возражал.

Он знал, что не блещет красотой, и сознавал свою неуклюжесть в романтических ситуациях. Но только не с сексуальной Си-Си. Он плохо разбирался в искусстве и литературе, не отличал коллекционного вина от домашнего. Зато в компьютерах, в компьютерных играх, в новых технологиях он был царем и богом.

«И все-таки малышка Си-Си не такая, как все, – думал Барт, отключая замки и сигнализацию своей трехуровневой квартиры с шикарным видом на центр города. – Она любит игры, и плевать она хотела на картинные галереи и коллекционное вино».

Но тем не менее отнюдь не свидание с нежной и пылкой Си-Си было причиной отличного настроения и довольной улыбки на лице Барта, пока он, насвистывая, перезагружал охранную систему.

У него в портфеле лежала последняя версия «Фантастики», и пока он ее не опробует, пока с ней не наиграется, не выпустит ее из рук.

Домашний интерком приветствовал его жизнерадостным «Добро пожаловать домой, Барт!», а его любимая служанка-робот, смоделированная на заказ копия принцессы Леи из «Звездных войн» в классическом амплуа рабыни, наряженная в золоченое металлическое бикини, – пусть «ботаник», но он все-таки парень! – вынесла в холл стакан его любимой апельсиновой шипучки с колотым льдом.

– Вы сегодня рано, – заметила она.

– У меня еще есть работа. Надо кое-чем заняться в голографической комнате.

– Смотрите не перетрудитесь. Вам через два часа двенадцать минут выходить, если хотите прийти к Си-Си вовремя. По расписанию вы еще должны забрать цветы по дороге. Останетесь у нее на ночь?

– План таков, – весело подтвердил Барт.

– Желаю повеселиться. У вас туфли промокли. Хотите переобуться?

– Нет, все нормально. Я иду наверх, по дороге переобуюсь.

– Не забудьте, – сказала кукла-робот с игривой усмешкой Леи, всегда доставлявшей ему колоссальное удовольствие. – Мне напомнить о вашем свидании ближе ко времени отъезда?

Барт отставил портфель в сторону, откинул со лба светло-каштановые волосы, вечно лезущие ему в глаза.

– Не надо, все в порядке, я поставлю таймер. Можешь отключиться до утра.

– Хорошо. Если что-то понадобится, я здесь.

При обычных обстоятельствах, чтобы сбросить напряжение после рабочего дня, он бы поговорил с Леей о текущих проектах. В вопросах, требующих рационального подхода, по глубокому убеждению Барта, никто не мог сравниться с роботами. Они никогда тебя не судили, если только не запрограммируешь их на это специально. Но его манила «Фантастика». Он открыл портфель, вынул диск и шутливо чмокнул его, поднимаясь по ступенькам.

Квартиру Барт обставил согласно своим вкусам и капризам, поэтому игрушки были повсюду, причем в больших количествах. Оружие, костюмы, реквизит из фильмов и игр служили обстановкой и развлечением. Каждая комната была оборудована всевозможными игровыми системами, кинопроекторами, телевизорами и компьютерами. Для Барта это было воплощение его мечты. Он и работал, и жил в мире игр, в пространстве, начиненном электронными игрушками.

Его кабинет на втором уровне представлял собой точно выдержанную в масштабе копию рубки межгалактического корабля «Доблестный» из фильма с тем же названием. Именно работа над игровым диском по мотивам фильма вывела фирму «Играй» на серьезные стартовые позиции в бизнесе.

Он не стал переобуваться, не снял промокшую рубашку, а сразу поднялся на третий этаж.

Чтобы открыть двери голографической комнаты, требовался отпечаток его большого пальца, образец голоса и сканирование сетчатки глаза. Конечно, перебор, Барт это понимал, но в то же время это было и развлечение, а развлечение – ключевое слово для Барта в любой игре. Барт охотно и часто открывал свое голографическое помещение друзьям и гостям, но для себя раз и навсегда решил: пусть элементы игры в супершпиона остаются на месте.

Он реактивировал защитные устройства, когда вошел, после чего отключил все средства коммуникации с внешним миром. Весь ближайший час – ну ладно, даже полтора часа – он собирался посвятить игре и не хотел, чтобы его прерывали.

Весь смысл игры, по мнению Барта, заключался в полном погружении личности в фантазию, в состязание, в развлечение. А «Фантастика» продвигала само понятие о погружении в фантазию на несколько уровней дальше того, что имелось на рынке в середине 2060 года.

«Если последние усовершенствования сработают», – напомнил голос бизнесмена в душе игрока.

– Они сработают, – сам себе ответил вслух Барт. – Это будет чудо в энной степени.

Он вставил диск и запустил стартовую процедуру. Опять он использовал образец голоса, потом личный код. Новая версия была совершенно секретной. Фирма «Играй» процветала не только благодаря гениальным электронным находкам. Барт с партнерами создали и раскрутили ее, прекрасно понимая, что в бизнесе электронных, компьютерных и виртуальных игр царят волчьи законы, а корпоративный шпионаж считается геройством. Даже сам Барт усматривал в нем волнующее приключение.

Он был игроком до мозга костей. Не только в самих играх, но и в бизнесе. Успех его компании дал все, о чем он и его друзья, его партнеры мечтали, ради чего работали.

С «Фантастикой» они совершат настоящий прорыв. Станут крупнейшими производителями в игровом бизнесе, мысленно добавил Барт, суеверно скрестив пальцы, чтобы не сглазить.

Он уже выбрал сценарий – его любимый – и уровень. На стадии разработки Барт практиковался, изучал, совершенствовал свою фантазию, переделывал игру снова и снова бесчисленное множество раз, оттачивал отдельные элементы и теперь решил остановиться на кодовом названии КПЧР – Король против Черного Рыцаря. Взял на себя роль циничного, не раз битого, усталого героя, сражающегося с силами зла в осажденном царстве Юноны на опасной планете Горт.

Облицованные зеркалами стены голографической комнаты отразили игру Барта. Свет начал меркнуть, в воздухе закружились световые точки. Его сырые и мятые брюки цвета хаки, футболка с изображением известного рэпера Капитана Зи и промокшие кроссовки превратились в иссеченные следами битв доспехи и сапоги короля-воина.



В руке он ощутил рукоять тяжелого и длинного клинка – палаша. И еще он почувствовал знакомый прилив возбуждения, когда латы легли на плечи. Он стал героем. Героем грядущей битвы.

Превосходно, думал Барт. Просто отлично. Он не только видел, но и носом чуял дым сражения, запах пролитой крови. Он ощутил, как напряглись мускулы, как выступили на коже старые шрамы. Во всем теле отозвались боль и покалывание только что заживших ран, говорившие о целой жизни, проведенной в боях.

Он чувствовал себя великолепно. Он был сильным, смелым, храбрым, дерзким и свирепым. Он стал царем, готовым вести в бой свой бесчисленный, но измученный и израненный народ.

Барт испустил боевой клич – просто потому, что хотел, – и услышал, как воздух дрожит от мощи его голоса.

Это было классно. Просто классно.

Короткая взлохмаченная бородка покрывала его лицо, спутанные длинные волосы щекотали шею и плечи.

Он был Тором, воином, защитником и законным царем Юноны.

Он оседлал своего боевого коня – со второй попытки, что было не так уж плохо, – и с ходу врезался в бой. Он услышал крики друзей и врагов, звон скрещивающихся клинков и свист копий, несущих смерть. Его любимая Юнона пылала, и он врубился в самую гущу боя, туда, где лилась кровь. Он обливался потом, и брызги крови полетели ему в лицо.

По предложению его партнера Бенни они добавили опцию с любовной интригой. Чтобы воссоединиться с любимой женщиной, прекрасной и храброй воительницей, доблестно оборонявшей стены замка, он должен был прорваться вперед и вступить в решающую битву – один на один – со злобным лордом Манксом.

Барт много раз доходил до этого уровня, пока они разрабатывали игру, и лишь несколько раз пробивался дальше, когда программировал последний, самый трудный уровень. Тут требовались искусство, быстрая реакция, ловкость, чтобы прорваться сквозь пламя зажигательных копий и стрел, отразить удары мечей, но иначе – какой смысл?

Если его зацепят хоть по касательной, это снизит его суммарные очки, возможно, даже обратит его в унизительное бегство или обречет на героическую смерть. На этот раз игрок собирался не просто выйти на новый уровень, но установить новый рекорд.

Его конь призывно заржал, и они пустились галопом сквозь смрадный дым, перескакивая через тела поверженных. Барт сжал коленями конские бока, припал к гриве, когда его скакун встал на дыбы, и все равно еле усидел в седле.

Всякий раз, как это случалось в прошлом, он встречался с Манксом в пешем бою, и всякий раз в пешем бою он терял Юнону, свою женщину, и очко в игре.

«Только не в этот раз», – поклялся себе Барт и испустил боевой клич, прорываясь сквозь дым.

Вот они, стены дома, где храбрецы сражались с теми, кто вознамерился этот дом разрушить. И там он увидел зловещее темное лицо лорда Манкса. С его меча капала кровь невинных.

Он ощутил горечь утраты, тоску по счастливому детству, еще не замутненному предательством, обманом и убийством.

– Я не попал в твою западню! – крикнул Барт.

– В противном случае я был бы разочарован. – Манкс усмехнулся, в его глазах светилась смерть. – С самого начала я хотел встретить тебя здесь, покончить с тобой и с твоим родом на этой земле.

– Все и закончится здесь, но прольется твоя кровь.

Оба соперника сделали выпад, клинки встретились и высекли сноп искр. Этот последний штрих Барт специально добавил для пущего драматизма. Искры с шипением рассыпались и погасли.

Барт почувствовал удар по руке, отдавшийся болью в плечо, и мысленно пометил себе, что надо будет ослабить уровень болевых сигналов. Реализм крайне важен, но он не хотел, чтобы клиенты жаловались на слишком горячее программирование.

Он поднырнул под следующий удар, блокировал его, и вдруг плечо пронзила нестерпимая боль. Барт чуть было не отдал приказ приостановить игру, но ему было не до того: пришлось уклоняться от нового сильного удара.

«Какого черта, – подумал Барт и сделал выпад, причем почти пробил защиту Манкса, – победа не победа, если за нее не пострадать».

– Еще до захода солнца твоя женщина станет моей, – огрызнулся Манкс.

– Она спляшет на твоей… Эй!..

Его меч скользнул, а клинок противника резанул его по руке. Вместо мгновенного электрического разряда, обозначающего укол, он опять почувствовал дикую боль.

– Какого черта? Пауза в иг…

Но для Барта игра была окончена навсегда.



Лейтенант Ева Даллас на ходу махнула жетоном в сторону пребывавшего в шоке привратника и стремительно прошла мимо. Вчерашняя гроза, как и сменивший ее палящий зной, повысила ей настроение. Ее напарница Пибоди, тащившаяся следом, наоборот, увядала.

– Пару месяцев назад ты только и делала, что жаловалась на холода. Теперь ты только и делаешь, что жалуешься на жару. На тебя не угодишь.

Темные волосы Пибоди были стянуты на затылке в небольшой, ощетинившийся короткими концами хвостик. Она упрямо продолжала ныть.

– Почему они не могут регулировать погоду?

– Они – это кто?

– Ну, кто-кто?! Люди, которые регулируют погоду. Должна же быть технология! Ну почему бы не дать нам хоть пару недель с нормальной стабильной температурой? Неужели это так уж сложно? Ты могла бы попросить Рорка над этим поработать.

– О да, я попрошу его этим заняться, как только у него выдастся свободная минутка. Сейчас он занят: скупает последние десять процентов разведанной Вселенной. – Покачиваясь с каблуков на носки в кабине лифта, Ева задумалась о своем удивительном муже. Они были женаты вот уже скоро два года. Что ж, он, пожалуй, и впрямь мог бы придумать, как контролировать погоду. – Хочешь сама устанавливать комфортную температуру, найди себе работу в кабинете с климат-контролем.

– Считается, что июнь – это цветочки и легкий ветерок. – Пибоди помахала рукой в воздухе. – А вместо этого у нас грозы с молнией и громом и убийственная влажность.

– Мне нравятся грозы с молнией и громом.

Пибоди с едким прищуром устремила темные глаза на Еву.

– Ты небось вчера всю ночь занималась сексом. Что-то ты сегодня бойкая.

– Заткнись. Бойкая? Это вообще не про меня.

– Ну, почти. Почти бойкая. Балансируешь на грани.

– Пибоди, ты балансируешь на грани башмака по заднице.

– Уж лучше получить башмаком по заднице, чем смотреть, какая ты бойкая.

Ева невольно улыбнулась, расправила плечи и энергичным широким шагом вышла из лифта, когда двери разъехались в стороны.

Патрульные в коридоре вытянулись по стойке «смирно».

– Лейтенант!

– Офицер! Что тут у нас?

– Убитый – Барт Миннок. «Играй».

– Играй? Кто во что играет?

– «Играй», лейтенант, это фирма по выпуску компьютерных и голографических игр. Подружка нашла его этим утром. Говорит, он ее вчера продинамил, вот она и пришла сказать все, что о нем думает. Ее впустил домашний робот. Когда она пришла сюда, убитый был заперт в голографической комнате. Подружка заставила робота отпереть дверь. – Полицейский замолчал. – Мне кажется, вам лучше взглянуть своими глазами.

– Где подружка?

– Си-Си Роув.



Читать бесплатно другие книги:

Далекое будущее. Осуществлен запуск Суперструнника – гигантского орбитального ускорителя. Казалось бы, чисто научный экс...
Из тюрьмы строгого режима сбежал опасный маньяк Айзек Макквин. Он был первым арестованным Евой Даллас, лейтенантом полиц...
Решительная и практичная Бренна О’Тул дружила с мечтательным Шоном Галлахером с раннего детства. А повзрослев, поняла, ч...
Маша научилась жить без него. Вставать по утрам, погружаться в рутину ежедневных дел, строить карьеру… Она даже вышла за...
Долгожданная книга самого известного автора в вопросах здорового образа жизни – профессора Бубновского – посвящена оздор...
Пятеро человек попали в ловушку… Их ждет изощренная кара за грехи прошлого. В этот загородный дом их заманили по-разному...