Танец ветра - Робертс Нора

Танец ветра
Нора Робертс


Остров ведьм #1
Скрываясь от мужа-садиста, Нелл приезжает на небольшой островок Три Сестры, но и здесь не чувствует себя в безопасности. Влюбившись в местного шерифа Зака Тодда, она понимает, что у ее любви нет будущего – ведь она скрывается под чужим именем, инсценировав собственную смерть. Но постепенно магия острова и отношение местных жителей помогают ей обрести уверенность, а местная колдунья, красавица Майя, помогает Нелл открыть в себе особый дар, который в минуту смертельной опасности помогает ей защитить свой дом, свою любовь… и свою жизнь.

Роман издавался также под названиями «Остров ведьм» и «Девушка без прошлого».





Нора Робертс

Танец ветра


Прекрасны пляски, звуки скрипок,
Любовь и Жизнь с Мечтой;
Любить, плясать, под звуки лютни,
Толпою молодой;
Но страшно – быстрою ногою —
Плясать над пустотой!

    Оскар Уайльд. «Баллада Рэдингской тюрьмы»[1 - Перевод К. Бальмонта.]




Пролог


Сейлем, Массачусетс

22 июня 1692

Они встретились тайно, за час до восхода луны, там, где гуще всего тень, под высокими деревьями, посреди дремучего леса. Самый длинный день года вскоре должен был смениться самой короткой ночью.

Но ни жертвоприношений, ни ритуала благодарения за свет и тепло на этом празднике Света не ожидалось. Летнее солнцестояние пришлось на время воинствующего невежества и смерти.

Трое встретившихся были напуганы.

– Есть ли у нас все необходимое? – Та, которую называли Воздух, натянула капюшон так, что при свете умиравшего дня не было видно ни единой светлой пряди волос.

– Того, что у нас есть, хватит. – Та, чье имя было Земля, положила на траву свой сверток. Ей хотелось плакать из-за того, что уже случилось, и того, что должно было случиться, но плакать было нельзя. Земля наклонила голову, и ее густые русые волосы упали на грудь.

– Неужели другого пути нет? – Воздух положила руку на плечо Земли, и обе посмотрели на свою третью подругу.

Та стояла, прямая и стройная. В ее глазах была скорбь, но за скорбью скрывалась решимость. Та, которую называли Огонь, дерзко откинула капюшон. По плечам хлынули рыжие кудри.

– Мы поступаем так именно потому, что другого пути нет. Они будут охотиться за нами как за воровками и разбойницами и убивать, как уже убили бедную невинную женщину.

– Бриджет Бишоп не была ведьмой, – горестно сказала Земля.

– Нет, и она сказала это на суде. Она поклялась. Но ее все равно повесили. Убили на основании лживых показаний нескольких девчонок и бреда сумасшедших фанатиков, которые чувствуют запах серы в каждом дуновении ветра.

– Но были и другие. – Воздух сложила руки, как будто собиралась молиться. Или молить. – Не все поддерживают решение суда и эту ужасную казнь.

– Таких слишком мало, – пробормотала Земля. – И уже слишком поздно.

– Это не кончится одной смертью. Я была свидетельницей казни. – Огонь закрыла глаза и снова увидела приближавшийся ужас. – Защита не спасет нас от травли. Они найдут нас и уничтожат.

– Мы ничего плохого не сделали. – Воздух бессильно уронила руки. – Никому не причинили вреда.

– А кому причинила вред Бриджет Бишоп? – возразила Огонь. – Кому из жителей Сейлема причинили вред женщины, которых обвинили в колдовстве и до суда бросили в темницу? Сара Осборн умерла в бостонской тюрьме. За какое преступление?

Она ощутила лютый гнев, но беспощадно подавила его. Даже сейчас Огонь не хотела, чтобы ее силу запятнали злоба и ненависть.

– Эти пуритане жаждут крови, – продолжила она. – Эти «пионеры»… Они убьют многих, прежде чем восторжествует здравый смысл.

– Если бы мы могли помочь…

– Сестра, мы не можем их остановить.

– Нет, – кивнула Огонь Земле. – Мы можем только одно: выжить сами. Поэтому мы покинем это место, дом, который построили, жизнь, которую могли вести здесь. И создадим новую.

Она бережно взяла в ладони лицо Воздуха.

– Не горюй о несбыточном, но радуйся тому, что может быть. Мы – Трое, и этим людям нас не победить.

– Мы будем одиноки.

– Мы будем вместе.

С последним лучом солнца они начертили три концентрические окружности. Огонь охватил землю, и ветер поднял ввысь языки пламени.

Внутри магического круга они создали второй, взявшись за руки.

Воздух, смирившаяся с судьбой, подняла лицо к небу.

– День сменяется ночью, и мы берем его свет. Мы верны Пути и стоим за правое дело. В первом круге заключена Правда.

– Этот час – последний, который мы проводим здесь, – громко подхватила Земля. – Настоящее, будущее, прошлое… Нас не найдут. Во втором круге заключена Сила.

– Наше искусство никому не причиняло вреда, но охота за нами уже началась. Они хотят нашей крови. Мы создадим новую землю, далеко отсюда. – Огонь подняла вверх их сомкнутые руки. – Далеко от смерти, далеко от страха. В третьем круге заключена Власть превыше всякой земной власти.

Налетел вихрь, земля дрогнула. Магический огонь пронзил ночь. Три голоса звучали все громче.

– Отринь эту землю от юдоли ненависти. Вознеси ее над страхом, над смертью и скорбью. Создай скалу, создай дерево, создай холм и ручей. Подними нас с этой землей на лунном луче самой короткой ночи в году и навеки унеси от этих берегов. Мы создадим остров посреди моря. Да будет так.

По лесу разнесся грохот. Налетел ураган, языки пламени взметнулись до небес. Пока люди, привыкшие уничтожать то, что они не способны понять, спали в своих постелях, к небу поднялся остров и сам собой двинулся в сторону моря.

А потом мирно и безмятежно опустился на тихие волны. Это было в самую короткую ночь в году.




1


Остров Трех Сестер

Июнь 2001

Когда впереди возник небольшой клочок суши, издалека похожий на зеленый курган, она все смотрела прямо перед собой. Остров постепенно раскрывал свои секреты. Конечно, маяк. Разве можно представить себе остров у берегов Новой Англии без мощной башни, устремленной в небо? Башня была ослепительно-белая и высилась на скалистом утесе. «Так и должно быть», – думала Нелл.

Каменный дом у маяка в ярких лучах летнего солнца казался туманно-серым. У дома была высокая крыша и окружавшая верхний этаж галерея, которую здесь называют «тропинкой вдовы».

Она уже видела это. «Маяк Сестер» и дом, который твердо и решительно стоит рядом. Именно эта картина, висевшая в магазинчике на материке, заставила ее устремиться к парому.

Нелл следовала первому впечатлению уже шесть месяцев. С того дня, когда тщательно составленный план принес ей свободу.

Первые два месяца были для нее настоящим кошмаром. Но постепенно смертельный ужас сменился тревогой и еще одним ощущением, напоминавшим голод. Она боялась утратить то, что обрела.

Нужно было умереть, чтобы начать новую жизнь.

Она устала спасаться бегством, скрываться и прятаться в многолюдных городах. Ей нужен был дом. Разве не этого она хотела всю свою жизнь? Дома, корней, семьи, друзей. Людей, которые не станут ее строго судить.

Может быть, она найдет все это здесь, на чудесном островке, окруженном морем. Нельзя было представить себе что-нибудь более далекое от Лос-Анджелеса. Разве что где-нибудь в Австралии или Японии…

Даже если на острове не найдется работы, она все равно сможет позволить себе пробыть там несколько дней. Отдохнуть от непрерывного бегства. Она будет гулять по поселку, лежать на каменистом пляже, взбираться на скалы и бродить по густому лесу.

Она научилась радоваться каждому прожитому дню. И никогда этого не забудет.

Нелл стояла у перил парома, подставив волосы ветру, и любовалась тесовыми домиками, разбросанными на склоне холма над пристанью. Ее волосы снова стали белокурыми, какими были от природы. Пустившись в бегство, она остриглась «под мальчика», охотно расставшись со своими длинными кудрями, а потом выкрасила волосы в темно-русый цвет. В последние месяцы она регулярно перекрашивалась, становясь по очереди то ярко-рыжей, то жгучей брюнеткой, то шатенкой. Но ее волосы по-прежнему оставались короткими и прямыми.

То, что в конце концов Нелл отказалась от своей вынужденно измененной внешности, было красноречивее любых слов. Похоже, она вновь обретала себя.

Ивену нравились ее длинные кудри. Иногда он вцеплялся в них и волок Нелл по полу к лестнице.

Нет, она больше никогда не станет отращивать волосы.

Нелл вздрогнула, быстро оглянулась и обвела взглядом людей и машины. Во рту пересохло, горло сжалось. Она искала высокого, стройного мужчину с золотыми волосами и серыми глазами, твердыми как стекло.

Конечно, его там не было. Он был в пяти тысячах километров отсюда. Для него она была мертва. Разве Ивен не твердил сотни раз, что ее освободит от него только смерть?

Элен Ремингтон умерла ради того, чтобы Нелл Ченнинг могла жить.

Нелл разозлилась на себя за то, что вспомнила прошлое, и попыталась успокоиться. Она несколько раз глубоко вдохнула. Соленый воздух, вода. Свобода.

Когда плечи расслабились, на губах Нелл появилась легкая улыбка. У поручней стояла маленькая женщина. Ветер развевал ее короткие светлые волосы, окружавшие нежное лицо. Уголки ненакрашенных губ слегка приподнялись, на порозовевших щеках появились крохотные ямочки.

Она сознательно не пользовалась косметикой. Нелл скрывалась, за ней все еще охотились, и она старалась держаться как можно незаметнее.

Когда-то она считалась красавицей, а потому была обязана ухаживать за собой. Одевалась так, как ей говорили, носила роскошные сексуальные наряды, выбранные мужчиной, который клялся любить ее до гроба. Она знала, что такое шелка и бриллиантовые колье. Элен Ремингтон были знакомы все прелести богатой жизни.

Она заплатила за это тремя годами страха и унижения.

Сейчас на ней были простая хлопчатобумажная блузка и выцветшие джинсы. На ногах – дешевые, но удобные белые тапочки. Единственное украшение – старый медальон, принадлежавший ее матери.

Некоторые вещи были ей слишком дороги. Она не могла от них отказаться.

Когда паром стал медленно причаливать, Нелл пошла к своей машине. Она прибыла на остров Трех Сестер с маленькой сумочкой, ржавым подержанным «Бьюиком» и капиталом, составлявшим двести восемь долларов.

И никогда в жизни она не была такой счастливой.

Нелл припарковала машину неподалеку от пристани и пошла пешком. Ничто здесь не напоминало роскошь и пышность Беверли-Хиллз. Но нельзя было представить что-то более близкое ее душе, чем эта деревушка с открытки. Здешние дома и магазины, выцветшие от соли и солнца, казались уютными и в то же время немного чопорными. Извилистые, мощенные булыжником улицы, на которых не было ни соринки, взбирались на склон холма или круто спускались к пристани.

Палисадники были такими ухоженными, как будто сорняки считались здесь вне закона. За заборами из штакетника лаяли собаки. Дети катались на велосипедах вишнево-красного или ярко-голубого цвета.

Пристань тоже была произведением искусства. Лодки, сети, мужчины с обветренными лицами, обутые в высокие резиновые сапоги. Нелл чувствовала запах рыбы и пота.

Она поднялась на вершину холма и оглянулась.



Читать бесплатно другие книги:

Как поступить, если очень хочется замуж за богатого «папика», а он не торопится делать тебе предложение? Лика нашла идеа...
Возможно, Харьков после Катастрофы, безжалостно встряхнувшей планету, стал единственным городом, целиком и полностью отр...
Три богини судьбы – серебряные статуэтки, – собранные вместе, представляют для коллекционеров огромную ценность, но давн...
Впервые в этой книге известный документалист Игорь Прокопенко расскажет о том, как спецслужбы разных стран разрабатывают...
Проходят дни, годы и столетия, меняются властители, прокатываются по полям волны нашествий, но главное остается неизменн...
Оливия Макбрайд многое отдала бы за то, чтобы забыть ту страшную ночь, когда она, маленькая девочка, стала свидетельнице...