Дуэт смерти - Робертс Нора

Дуэт смерти
Нора Робертс


Ева Даллас #35
Зверски убита шестнадцатилетняя дочь капитана нью-йоркской полиции. Поклявшись найти убийцу, лейтенант Ева Даллас тут же берется за дело, но преступник хитер, он ловко меняет имена, внешность и удостоверения личности.

Расследование погружает Еву в события двадцатилетней давности, и она с ужасом понимает, что скоро случится новая расправа… Но как ее предотвратить, если улик почти нет, а расчетливый убийца не остановится ни перед чем, чтобы закончить свою изощренную вендетту?





Нора Робертс

Дуэт смерти


Приветствую вас, родственные тучи!

Добро пожаловать, о, ужасы родства!

    Джеймс Томпсон

Самая опасная ложь та, в которой есть доля правды.

    Теннисон




1


Она умерла и вознеслась в рай. А может, и не в рай. Кто его знает, есть ли в раю обалденно хороший секс и ленивое, неспешное утро выходного дня? Она была, слава богу, жива и здорова.

Во всяком случае, жива. Позевывала, была невероятно довольна и безумно счастлива тем, что почти сорок лет назад в этот самый день закончились Городские войны и он был объявлен выходным – Международным днем мира.

Не исключено, это июньское воскресенье было выбрано произвольно и – уж конечно! – символично. Ведь печальные следы того ужасного времени до сих пор, в середине 2060 года, засоряют пейзаж по всему миру. Но она считала, что люди имеют право на парады, пикники, пространные речи и долгие выходные с выпивкой.

Лично она была рада любому поводу провести дома два дня подряд.

Особенно, когда воскресенье получается такое, как в этот раз.

Ева Даллас, лейтенант убойного отдела, крутой коп, лежала голая, растянувшись поперек своего мужа, только что показавшего ей, каково бывает в раю. Что ж, она тоже кое-что ему показала. И теперь он лежал под ней, лениво поглаживая ее ягодицы, а его сердце стучало отбойным молотком.

До нее донесся мягкий стук, матрас прогнулся: это их толстый кот Галахад пришел к хозяевам, раз уж спектакль закончился.

«Вот она, наша маленькая счастливая семья – бездельничает в воскресное утро, – подумала Ева. – Ну разве это неудивительно?» У нее счастливая семья, дом, невероятно красивый и неотразимый муж, который ее любит и – нельзя об этом забывать! – дарит ей великолепный секс.

Она замурлыкала, почти как кот, и потерлась носом о шею Рорка.

– Хорошо, – выдохнула Ева.

– Это еще слабо сказано. – Его руки – волшебные руки! – сомкнулись на ее талии в легком объятии. – Чем бы ты теперь хотела заняться?

Ева улыбнулась, наслаждаясь покоем, музыкой его ирландской интонации, мягкой кошачьей шерсткой, скользнувшей по руке, когда кот боднул ее головой в плечо, требуя внимания. Или завтрака скорее всего.

– Да, в общем-то, ничем.

– Ладно, как скажешь. Ничем так ничем. Это можно устроить.

Ева почувствовала, как зашевелилось под ней тело Рорка. Он передвинулся, а кот заурчал еще громче: это рука Рорка, только что дарившая ей блаженство, почесала его за ушами.

Она приподнялась на локте и заглянула в лицо мужа. Его глаза открылись.

Боже, они ее просто убивали, эти дерзкие, ослепительно-синие глаза, эти густые черные ресницы, этот веселый огонек во взгляде. И все это принадлежало ей. Только ей одной.

Наклонившись, она овладела его волшебным ртом в глубоком, мечтательном поцелуе.

– Ну, это уж никак нельзя назвать ничем.

– Я тебя люблю. – Ева расцеловала его в обе щеки, колющие отросшей за ночь щетиной. – Может, это потому, что ты такой симпатичный.

«Он и вправду симпатичный…» – лениво подумала Ева.

Ее мысли прервал кот, протиснувший свое жирное тело ей под руку и улегшийся между ними.

«Изогнутые губы, колдовские глаза, – продолжала она упрямо, – четко вылепленные черты лица в обрамлении черного шелка волос. Добавить к этому крепкое поджарое тело, и получится просто идеальный набор».

Он сумел дотянуться до Евы через кота, притянул ее к себе и поцеловал, но тут же досадливо хмыкнул.

– Ну почему он не может спуститься вниз и вымогать завтрак у Соммерсета? – И Рорк оттолкнул кота, больно вцепившегося когтями ему в грудь.

– Я его покормлю. Все равно я хочу кофе.

Ева выбралась из постели – высокая, стройная, обнаженная – и направилась к автоповару.

– Ты мне весь кайф обломал, – пробормотал Рорк.

Двухцветные глаза Галахада блеснули лукавством. Он сполз с кровати.

Ева запрограммировала порцию кошачьего корма и – праздник так праздник! – добавку из тунца. Кот набросился на еду так, словно голодал неделю, а Ева запрограммировала две кружки кофе – черного и крепкого.

– Я думала спуститься в спортзал размяться, но вроде бы уже размялась. – Она отпила первый живительный глоток и вернулась на возвышение, к кровати величиной с озеро. – Пойду-ка я душ приму.

– И я с тобой. Буду хватать тебя за все места. – Рорк улыбнулся, когда Ева протянула ему кружку кофе. – Скажем так: это будет вторая разминка. Очень полезно для здоровья. А потом, пожалуй, ирландский набор.

– Ты у меня – ирландский набор.

– Я думал о завтраке, но могу тебе предоставить и то и другое.

«До чего же у нее довольный вид, – подумал Рорк. – Довольный и отдохнувший. Темно-каштановые с рыжинкой волосы растрепаны, большие темные глаза горят весельем. И эта маленькая ямочка на подбородке – как я ее обожаю! – становится как будто чуть-чуть глубже, когда она улыбается. Так бы ее и съел».

Такие минуты, когда они были так идеально настроены друг на друга, казались ему подлинным чудом.

«Коп и уголовник – бывший, – мысленно поправил себя Рорк, – идеальная пара. Как День мира и картофельный салат».

Он наблюдал за Евой сквозь поднимающийся над кружкой ароматный пар.

– Мне кажется, ты должна чаще носить этот наряд. Костюм Евы. Это мой любимый.

Повернув к нему голову, Ева отпила кофе.

– Я думаю, мне стоит подольше постоять под душем.

– Надо же, как кстати! Вот и я об этом же подумал.

– Так чего же мы ждем? Пошли прямо сейчас.

После душа ей лень было одеваться, она набросила на плечи халат, пока Рорк программировал новую порцию кофе и два полных ирландских набора. Все так уютно, так по-домашнему, думала Ева. Утреннее солнце вливалось в окна спальни. В этой спальне поместилась бы вся квартира, в которой она жила два года назад, и еще осталось бы место. Через месяц будет два года, как они поженились, напомнила себе Ева. Он вошел в ее жизнь, и все переменилось. Он нашел ее, она нашла его, и тьма, заключенная в каждом из них, подтаяла, выцвела, побледнела.

– Что ты собираешься делать? – спросила Ева.

Рорк бросил на нее взгляд, расставляя тарелки и кружки на подносе, чтобы отнести их к столу в уголке спальни.

– Я думал, у нас в повестке дня ничего.

– Может, ничего, а может, и кое-что. Я вчера выбирала и выбрала ничего. Очень-очень много ничего. Наверняка в правилах супружества что-то предусмотрено на этот счет. Раз я вчера выбирала, значит, сегодня твой черед выбирать.

– Ах да, правила. – Рорк поставил поднос. – Ты, как всегда, коп.

Галахад подкрался к ним, не сводя глаз с еды. И опять вид у него был такой, будто он не ел неделю.

Рорк погрозил ему пальцем. Кот с отвращением фыркнул, отвернулся и начал вылизываться.

– Значит, мой черед выбирать? – Рорк задумчиво разрезал яичницу. – Ну что ж, давай подумаем. Сегодня чудесный июньский день.

– Вот черт!

Рорк удивленно поднял бровь.

– В чем проблема? В июне или в чудесном дне?

– Да нет. Черт! Июнь, Чарльз и Луиза. – Ева, нахмурив брови, мрачно жевала бекон. – Свадьба, здесь, у нас.

– Да, в следующую субботу вечером, и, насколько мне известно, все под контролем.

– Пибоди сказала, что раз уж я на свадьбе у Луизы выступаю подружкой невесты или чем-то в этом роде, я должна звонить Луизе каждый день на этой неделе и узнавать: вдруг ей что-то нужно и я чем-то могу ей помочь. – Ева еще больше нахмурилась при мысли о Пибоди. – Но этого же не может быть, верно? Тут что-то не так. Каждый день? Я хочу сказать… Господи! И вообще, какого черта ей может быть от меня нужно? О чем она может просить?

– Бегать с поручениями? – предположил Рорк.

– С поручениями? – Ева перестала есть. – С поручениями? С какими поручениями? Что ты имеешь в виду?

– Ну откуда мне знать? Я же никогда не был невестой. Могу разве что высказать догадку. Например, уточнить последние детали с фирмой по обслуживанию свадеб. Пойти вместе с ней в магазин, помочь ей выбрать свадебные туфли, или наряд для подружки невесты, или…

– Вот зачем ты это делаешь? – На лице Евы отразилась та же горькая обида, что прозвучала в голосе. – Зачем ты мне такое говоришь, хотя я дважды тебя приложила о земную ось за одно утро? Это просто нечестно.

– При обычных обстоятельствах это было бы правдой. Но я хорошо знаю Луизу, она и сама прекрасно справляется, у нее все под контролем. А Луиза хорошо знает тебя: если бы ей нужен был кто-то для похода за туфлями, она пригласила бы себе в подружки не тебя, а кого-нибудь другого.

– Я устроила смотрины приданого. – Рорк еле подавил смешок при этих словах, и Ева в ярости ткнула его пальцем в плечо. – Это было здесь, и я была здесь. Значит, я это устроила. Разве это не одно и то же? И я заказала платье и все такое.

Он улыбнулся. Рорка всегда забавляла ее растерянность в сочетании с легким испугом, когда речь заходила о традициях и правилах этикета.

– Как оно выглядит, это платье?

Ева яростно атаковала яичницу.

– А я не обязана знать, как оно выглядит. Какое-то желтое… Луиза сама выбрала цвет, а потом они с Леонардо еще долго совещались. Доктор и дизайнер. Мэвис говорит, это чудо в квадрате. Тут Ева вспомнила экзотический вкус своей подруги Мэвис Фристоун и помрачнела: – Вообще-то это звучит довольно жутко, если хорошенько подумать. Нет, а с какой стати я вообще об этом вспомнила?

– Понятия не имею. Могу лишь сказать, что хотя представления Мэвис о моде – как бы это сказать помягче? – весьма оригинальны, как твоя ближайшая подруга, она прекрасно знает, что тебе нравится. А Леонардо знает, что именно тебе идет. Ты выглядела изумительно в день нашей свадьбы.

– У меня был фингал под всем этим гримом.

– Это было восхитительно и так похоже на тебя. А что касается этикета, по версии Пибоди, я бы сказал, что позвонить Луизе не помешает. Пусть знает, что если ей вдруг что-нибудь понадобится, ты всегда готова помочь.

– А если ей и вправду что-нибудь понадобится? Надо было пригласить Пибоди для этого дела, а не держать ее в запасных. – Ева нетерпеливо взмахнула рукой. – Их же водой не разольешь – Пибоди и Луизу. И Пибоди здорово сечет в этих… женских делах. – Сама Ева все эти женские штучки считала безумием. Всю эту суету, тряпки, оборки… одержимость. – Может, все дело в том, что Пибоди вроде как бы встречалась с Чарльзом до того, как сошлась с Макнабом. Да и после тоже, если на то пошло. – Ева сосредоточенно нахмурилась, пытаясь осмыслить хитросплетения любовного треугольника. – Но они никогда не трахались.

– Кто, Чарльз и Макнаб?

– Прекрати. – Но Ева невольно рассмеялась. А потом опять вспомнила о своих обязательствах и вновь нахмурилась. – У Пибоди и Чарльза до постели так и не дошло, когда Чарльз был профессионалом. Но чего я вообще не понимаю, так это, что он был лицензированным компаньоном, когда они с Луизой сошлись. Они встречались, у них дошло-таки до постели, и все это время ее не смущало, что Чарльз, как говорится, по долгу службы ложится в постель с другими женщинами. Потом он бросил свою работу, а ей не сказал, что учится на сексопатолога. Купил дом и сделал предложение.

Полный сочувствия Рорк дал ей все это выговорить и осмыслить. Ева говорила торопливо, не заботясь о логических связях, и, сама того не замечая, жадно поглощала яичницу с беконом и жареную картошку.

– И что ты хочешь этим сказать? – спросил он, когда она замолчала.

– Я не хочу ее подвести. Хочу, чтоб все прошло хорошо. Она так счастлива… Для нее это и вправду много значит, что ж я, не понимаю? Но ведь нашу свадьбу я испоганила вконец…

– Позволь мне об этом судить.

– Конечно, испоганила! Я все свалила на тебя.

– Если память мне не изменяет, тогда у тебя на руках была пара убийств.

– Да, была, и что с того? Можно подумать, тебе вообще было нечего делать! Сидишь себе на горе денег и ножками дрыгаешь!

Рорк покачал головой и намазал джемом тост.

– Мы все делом занимаемся, дорогая Ева. Скажу больше: мне кажется, что мы со своими делами отлично справляемся.

– Накануне свадьбы я распсиховалась и тебя разозлила до чертиков.

– Это лишь добавило остроты нашим отношениям.

– А потом накачалась и получила фингал под глазом на девичнике в стриптиз-клубе. Ну, правда, арест тоже произвела. Теперь как вспомню, было здорово весело. Но я ничего не делала для свадьбы и теперь не знаю, что надо делать.

Рорк дружески похлопал ее по колену. Она поражала, иногда прямо-таки потрясала его своей храбростью, но при этом ее могли испугать самые безобидные вещи.

– Если ей что-нибудь понадобится, ты сообразишь, как это добыть. Вот что я тебе скажу: в тот день – в наш день! – когда ты шла к алтарю, освещенная солнцем, ты казалась мне языком пламени. Яркая и прекрасная. У меня дух захватило, я никого, кроме тебя, не видел, была только ты.

– И еще сотен пять твоих ближайших друзей.

– Только ты одна. – Рорк взял ее руку и поцеловал. – Вот и у них будет то же самое, я уверен.

– Я только хочу, чтобы все было как ей хочется.



Читать бесплатно другие книги:

Легендарная кинозвезда Дженет Харди трагически погибла в своем загородном доме, когда ей было 39 лет. Загадочные любовны...
Внимание французского писателя Александра Дюма, автора бессмертных «Трех мушкетеров» и «Графа Монте-Кристо», не могли не...
Онор Лэнгтри воплощает собой доброту и заботу – качества, так необходимые для медицинской сестры. Ветеран войны Майкл Уи...
Я могу написать текст ради одного слова, ради одной фразы. Ведь маленький рассказ как маленькая жизнь – за одну минуту м...