Черчилль-Мальборо. Гнездо шпионов - Грейгъ Ольга

А вы на досуге поинтересуйтесь о размерах и местах добычи нефти в России этой транснациональной корпорацией и с кем она состоит в альянсе.

Наследники Ост-Индской компании действуют на основании бесценного опыта, получаемого в том числе и из тщательно ведущейся документации, хранящейся в закрытых архивах.

Семья Черчиллей участвовала в торговых операциях типа «золото за опиум» и во времена оккупации Индии, и в годы Второй мировой. Для главных мировых олигархов наркотики решают две задачи: приносят колоссальные прибыли и превращают немалую часть народа в одурманенных зомби, которыми легко руководить. Вы слышали, что недавно Джордж Сорос пожертвовал один миллион долларов в поддержку законопроекта о легализации марихуаны? Если легализуют употребление по всей Америке, то немногим позже под маркой давления мирового сообщества легализуют и в России.

– О, я знаю, что американская верхушка запрещает уничтожать посевы опиума в Афганистане. А ведь большая часть наркотиков из этой страны идет в Российскую Федерацию. Водной из новостных программ министр иностранных дел России Лавров призвал бороться с «афганской наркоугрозой», с которой не желают бороться НАТО и США.

– Военно-политическое присутствие США и их союзников в регионе способствовало вовлечению крестьян в наркобизнес. Производство опиума в Афганистане за 2011 год выросло на 61 процент. За год в стране изготовлено 5800 тонн опиума, что составляет 90 процентов мирового рынка. Опиумная стратегия США и Британии каждый день обогащает наследников Ост-Индской компании, среди которых и потомки Черчилля. Вы же не сомневаетесь, что в планы этих не афиширующих свою деятельность людей входит радикальное сокращение населения планеты до одного миллиарда человек.

– Вот еще вспомнила: Черчилль хвастался особыми отношениями Британии и США… Изображение погасло… Dr. Coleman, вы слышите меня? Вы слышите меня?..


* * *

Лето 1897 года Уинстон провел в Лондоне, где вел гораздо более веселую жизнь, чем в индийском Бангалоре, гарнизонном городке, который он сравнивал с «третьесортным курортом». Ему довелось присутствовать на грандиозных торжествах по случаю бриллиантового юбилея королевы Виктории.

Пребывая в Лондоне, Уинстон узнал о волнениях, вспыхнувших на северо-западной границе Индии. Это был труднодоступный район на границе Индии и Афганистана, к северу от Пешавара; рядом пролегало знаменитое Хайберское ущелье. Именно сюда направился экспедиционный корпус Малаканд Филд Форс, чтобы усмирить взбунтовавшиеся местные племена, главным образом мохмандов, провозгласивших священную войну. К корпусу в качестве военного корреспондента прикомандировали Уинстона Черчилля. Тот заключил договор с «Дейли Телеграф» и снова взялся за перо, чтобы публиковать свои заметки с красочным описанием восточных пейзажей и динамичным сюжетом, что нравилось британским читателям. Но в письмах родственникам и друзьям проскальзывают откровения иного плана. В послании товарищу-офицеру Уинстон рассказывает, как пехотинцы сикхского полка бросили раненого противника в печь для мусора и сожгли его заживо. В письме, адресованном бабушке, герцогине Мальборо, внук тоже откровенничает:



«Наши войска не щадят никого, кто попадает к ним в руки, будь то раненый или невредимый. Мы разрушаем резервуары, которые являются единственным источником воды летом, и применяем против них пули – новые пули „Дум-дум“… разрушительный эффект которых просто ужасен».



Пули «дум-дум»– последнее на тот момент изобретение европейских инженеров; впоследствии Гаагской конвенцией 1899 года использование этих разрывных пуль было запрещено.

Эпистолярный жанр часто единственный свидетель присутствия той или иной личности в эпохе. Но только не в случае с У. Черчиллем. Ведь кроме писем он оставил несколько книг, прослыв успешным писателем.

Во время пребывания в Индии проявилась еще одна черта британского политика – актерская бравада.

В одном из писем матери, которой он с малых лет привык доверять секреты, Уинстон написал: «Быть все время на виду, блистать, обращать на себя внимание, именно так должен поступать человек, чтобы стать героем в глазах публики, в этом залог успешной политической карьеры. Однажды я проскакал на своей серой лошадке по самой линии огня, тогда как все спрятались в укрытие, может быть, это и глупо, но ставки в моей игре велики, тем более, когда у тебя есть зрители, дерзости нет предела. Ведь ясное дело, когда на тебя никто не смотрит, то и проявлять чудеса храбрости совсем ни к чему».

«Отдаленный звук медных труб славы постепенно нарастал. Честно говоря, тщательно продуманная стратегия, которой придерживался Уинстон, была проста: в какой бы точке земного шара ни шли военные действия, где бы ни разгорался вооруженный конфликт, спешить туда и принимать активное участие в происходящем с единственной целью обратить на себя внимание, заставить говорить о себе…»– подчеркнул эту черту и Ф. Бедарида в книге «Жизнь Черчилля».



Благополучно вернувшись из Малаканда, У. Черчилль немедленно начинает добиваться поездки в Северную Африку, чтобы освещать подавление махдистского восстания в Судане.

С 1896 года англо-египетская экспедиция вела активные военные действия в долине Нила, продвигаясь на юг. Перед экспедицией, которой командовал генерал Китченер, стояла цель завоевать Судан. И вновь наш славный герой в центре событий: Уинстон отправляется в долину Нила в качестве репортера.

Жители Судана, порабощенного и эксплуатируемого Египтом на протяжении большей половины XIX века, еще в 1883 году подняли восстание, откликнувшись на призыв духовного вождя Махди (имя переводится как «вождь», «посланник Бога»). Им удалось изгнать египтян и разбить подоспевшие британские войска. Командующий английской армией генерал Гордон был убит в Хартуме. А Махди – «посланник Бога»– основал империю, простиравшуюся от Нубии до границ Уганды и от Красного моря до Чадской пустыни. После смерти вождя его преемник калиф Абдалла продолжал царствовать, опираясь на армию «дервишей», – так англичане называли этих воинов.

Британцы стремились не только разрушить империю дервишей, но и восстановить свое господство в низовьях Нила – стратегическом районе, важном для контроля над всем африканским континентом. В этом плане они хотели опередить французов, также имевших свои виды на Черный континент. С того момента, как в Южной Африке в 1886 году были обнаружены богатые месторождения золота, в этом регионе постоянно росла напряженность.

Отъезд, коего так ждал Уинстон Черчилль, состоялся по рекомендации его вездесущей матери, проталкивающей сынка в нужном направлении. Правда, как пишут одни историки, все случилось потому, что сам Уинни пишет личное письмо премьер-министру и получает удовлетворительный ответ, после чего направляется в Африку Тогда как другие историки (коих большинство) сообщают, что «неожиданная встреча матери Черчилля с премьер-министром лордом Солсбери оказалась решающей»; и мы можем принять за истину, что эта решающая встреча состоялась в мягкой постели вышеназванного премьер-министра. Если вы сомневаетесь, что большинство политических решений или событий принимается в постели, – вы глубоко заблуждаетесь. Сексуальный фактор – главный двигатель Истории, не говоря уже об истории семейных проектов.

После «замолвленного словечка» лейтенанта Черчилля в июле 1898 года зачисляют в 21-й уланский полк. И сразу же Уинстон поспешил в Каир, чтобы догнать армию Китченера в верховьях Нила накануне решающего наступления. Однако перед отъездом Уинстон заключил договор с «Морнинг пост», в которую стал посылать заметки о ходе операции.

И здесь никак не обойтись без комментария историков, дающих весьма большое поле для анализа. Нам свидетельствуют:

– Уинстон заблаговременно договорился с редактором «Морнинг пост», предложив свои услуги в качестве военного корреспондента, и подписал выгоднейший контракт. 25-летний юноша должен был получить гонорар в 1000 фунтов за четыре месяца; газета также оплачивала все его дорожные расходы.

– Уже через два дня после начала военных действий Уинстон отплыл в Кейптаун на одном корабле с главнокомандующим и его штабом. Вместе с ним на судне был и другой военный корреспондент, журналист «Манчестер гардиен» Джон Аткинс.

Разве подобные ситуации возможны для людей, не завязанных на политику? Разве не пресловутая британская серебряная ложка предопределяет дальнейший путь человека, ставя его в ряды тех, кто вершит судьбы мира?

– По прибытии 31 октября «удачливого военного коррес пондента» назначили еще и лейтенантом в один из действующих полков британской армии – ланкастерский гусарский полк. При этом его назначили на сверхштатную должность лейтенанта, причем «в приказе о назначении было особо отмечено, что в случае ранения или смерти он не может рассчитывать на выплаты из фондов военного министерства». Ремарка: нам доказывают, что Уинстон писал на имя премьер-министра прошение направить его в Африку лишь затем, чтоб «написать книгу и получить необходимые средства в виде гонорара». А тут такое кажущееся недальновидным соглашение: «не может рассчитывать на выплаты из фондов военного министерства» даже в случае ранения. Что это значит? – спросит нетерпеливый читатель.

Это может значить лишь то, что поездка Уинстона Черчилля – прикрытие для свершения неких как государственных, так и семейных/клановых проектов (что не исключает одно другого).

А вот и доказательство сказанному. Разговаривая перед отъездом в Африку с дальним родственником и членом парламента Мюрреем Гутри, Черчилль произнесет:

– Ты отвечай за состояние дел в Англии, а я за все, что нам понадобится в Южной Африке.



2 сентября 1898 года произошло сражение при Омдурмане. Этот день предрешил исход кампании. На левом берегу Нила, в виду Хартума, сошлись 8000 британцев и 18 000 египтян – с одной стороны и 60 000 дервишей – с другой. Битва началась на рассвете. Это было настоящее побоище: дервиши потеряли 10 000 человек убитыми и 25 000 ранеными. А у англичан и египтян было 48 убитых и 428 раненых. Хотя на стороне восставших было численное превосходство, союзная англо-египетская армия имела подавляющее технологическое преимущество – многозарядное стрелковое оружие, артиллерию, канонерские лодки и последнюю новинку того времени – пулеметы Максим.

После сокрушительной победы начались настоящие зверства. В Хартуме была осквернена могила одного из самых почитаемых правителей Махди, его останки бросили в Нил, а череп забрали как военный трофей. На основе репортажей с места событий Черчилль написал труд в тысячу страниц о Судане последней четверти XIX века под названием «Война на реке»; книга выйдет в ноябре 1899 года. Командующий англоегипетской экспедицией слыл заклятым врагом Уинстона, оттого не удивительно, что молодой автор критикует эту фигуру. «Генерал Китченер никогда не заботился ни о себе самом, ни о ком бы то ни было. Он обращался с людьми, как с машинами», – пишет критично Уинни, продолжая «поливать» начальство в том же духе.

«Я перешел на рысь и поскакал к отдельным противникам, стреляя им в лицо из пистолета, и убил нескольких – троих наверняка… Пистолет – самая прекрасная вещь на свете!» – восхищенно писал молодой Черчилль, познавший вкус убийства. Политик всю жизнь гордился тем, что ему, молодому офицеру, посчастливилось принять участие в последней в британской истории битве с участием кавалерии.

В 1899 году кризис в отношениях Великобритании и бурских республик – Оранжевой и Трансвааля – достиг апогея. Война длилась целых три года. Столько времени предприимчивый британский юноша тратить не хотел; его миссия была выполнена, Черчилль спешил покинуть Черный континент. За участие в суданской кампании Уинстон будет награжден медалью Судана королевы Виктории и медалью Судана хедива с планкой Хартум (хедив – титул правителей Египта в XIX веке).

Он какое-то время курсирует между Африкой, Индией и Британией. Во время короткой остановки в Англии несколько раз выступает на митингах консерваторов, что вскоре пригодится, когда он решит всерьез заняться политикой. Находясь в Индии, Черчилль принимает участие в… общенациональном турнире по поло. Практически сразу после окончания турнира, который его команда выиграла, в марте 1899 года, он выходит в отставку. Черчилль сел на пароход в Кейптауне 4 июля, а 28 июля уже блистал красноречием на свадьбе своей матушки, леди Рэндольф, и юного лейтенанта Джорджа Корнуоллиса-Уэста.

Уинстон Черчилль уходит с воинской службы, чтобы окончательно и бесповоротно заняться политической карьерой.




Глава б

ФИНАНСОВЫЙ И МАСОНСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ БРИТАНИИ И США


Еще пребывая в Индии, молодой вояка приобретает полезное знакомство в лице генерала Яна Гамильтона. «Они прониклись друг к другу симпатией еще в Индии и сохранили добрые отношения вплоть до событий в Дарданеллах», – подтверждают многочисленные историки. И забывают сказать о влиянии этой личности на формирование геополитических взглядов Черчилля.



Ян Гамильтон (1853–1947) – английский генерал (с 1906 г.); образование получил в колледже Веллингтона и в Германии, а также в Сандхурсте. Начал службу в ноябре 1873 г. в Саффолкском полку (Ирландия).

Участвовал в военных действиях в Афганистане (1878 г.) и Южной Африке, причем в бою при Маюба (1881 г.) был настолько тяжело ранен, что навсегда лишился возможности владеть одной рукой. Затем долгое время служил в Индии в штабе главнокомандующего Фредерика Робертса, вместе с которым в феврале 1882-го вернулся в Англию. Участник Нильской 1884–1885 и Бирманской 1886–1887 гг. экспедиций. В августе 1895 г. назначен помощником генерал-квартирмейстера в Индии; в 1897-м познакомился и сблизился с Уинстоном Черчиллем. С 1897 командир бригады; в февр. 1898-м участвовал в военных действиях в Афганистане. С 1899 г. назначен командиром 7-й бригады и отправлен в Южную Африку. Во время Англо-бурской войны 1899–1902 гг. командовал бригадой при осаде Ледисмита. Вначале 1901 переведен в Великобританию и назначен начальником командного отдела Военного министерства, но в конце года возвратился в Африку на пост начальника штаба генерала Г. Китченера (это его так злобно критиковал Черчилль в своих репортажах с места событий). По окончании войны назначен генерал-квартирмейстером Военного министерства. Сначала 1904 г. – военный представитель английского командования при японской действующей армии. Автор книги «Записная книжка штабного офицера». Об этом генерале У. Черчилль напишет книгу «Марш Яна Гамильтона»; в сборник войдут репортажи о продолжении войны с бурами, в которых высокопоставленный друг писателя показан в самом благоприятном свете.



Если читатель обратил внимание, сей высокий чин с начала 1904 года служил военным представителем английского командования при японской действующей армии.



В 1904 году была запущена – как дальновидный политический проект – война России с Японской империей; и в 1905 году уже инициирована первая так называемая «русская революция». Оба события подготовили одни и те же круги – финансовый интернационал.



Русско-японская война (27 января (9 февраля) 1904 – 23 августа (5 сентября) 1905) – война между Российской империей и Японией за контроль над Маньчжурией и Кореей. Стала – после перерыва в несколько десятков лет – первой большой войной с применением новейшего оружия: дальнобойной артиллерии, броненосцев, миноносцев.



Проведя масштабную модернизацию экономики страны, Япония к середине 1890-х годов перешла к политике внешней экспансии, в первую очередь в географически близкой Корее. Натолкнувшись на сопротивление Китая, Япония в ходе японо-китайской войны (1894–1895) нанесла Китаю сокрушительное поражение. Договор, подписанный по итогам войны, зафиксировал передачу Японии ряда территорий, включая Ляодунский полуостров в Маньчжурии. Эти достижения Японии резко увеличивали ее влияние, что не отвечало интересам европейских держав; Германия, Россия и Франция добились, чтобы Япония отказалась от Ляодунского полуострова (был передан в 1898 году России в арендное пользование за огромную сумму в 400 млн. рублей серебром). Что привело к новой волне милитаризации Японии, направленной против России.

В мае 1901 года в Японии к власти пришел кабинет Таро Кацура, настроенного весьма конфронтационно в отношении Российской империи. В сентябре министр Хиробуми Ито, с согласия Кацуры, отправился в Россию, чтобы обсудить соглашение о разделении сфер влияния в Корее и Маньчжурии.



Читать бесплатно другие книги:

«Не зная, кто он, он обычно избегал, он думал, что спасение в предметах, и иногда, когда не видел никто, он останавливал...
«Я всегда считал это последним делом, признаваться, что я писатель. Тем более, когда только начинаешь рассказывать. Всег...
«А те-то были не дураки и знали, что если расскажут, как они летают, то им крышка. Потому как никто никому никогда не до...
«Признаться, меня давно мучили все эти тайные вопросы жизни души, что для делового человека, наверное, покажется достато...
«Захотелось жить легко, крутить педали беспечного велосипеда, купаться, загорать, распластавшись под солнцем магическим ...
«Исследуя свою свободу, я вдруг однажды понял, что я исследую свою смерть. Как и многие, я не хотел жить в этом мире…...