Тень наркома - Агранянц Олег

Тень наркома
Олег Агранянц


В поисках Мефистофеля #2
«Тень наркома» – продолжение романа «Валютный извозчик», вторая часть трилогии автора «Мефистофель возвращается».

Разведчику Евгению Лонову пришлось залечь на дно в небольшом бразильском городке. Он уже стал привыкать к новой жизни и даже начинает собственный бизнес. Но оказывается, что его навыки и умения опять востребованы. Он получает задание выяснить личность человека, который отправлял с этого города в Москву большую сумму денег. Евгений берется за дело и выходит на след родственников… Берии. Но действительно ли они его родственники, и кто покоится на местном кладбище под табличкой с именем Лор Абиер?

Мир вокруг нас – несовершенный, чересчур уверенно и безнаказанно чувствует себя в нем зло. И это является одной из главных проблем, с которой легко справляются герои Олега Агранянца.





Олег Агранянц

ТЕНЬ НАРКОМА




Вторая книга трилогии «В поисках Мефистофеля»




Часть первая

ГЛУБОКОЕ ЗАЛЕГАНИЕ


Кто ищет, тот всегда найдет. Но чаще всего не то, что ищет.





Глава первая

К НОВЫМ БЕРЕГАМ





Будапешт


Проснулся я от прикосновения к плечу. Передо мной стояла улыбающаяся стюардесса. Сквозь окно я увидел движущийся трап.

– Уже Будапешт?

– Будапешт.

– Сколько будем стоять?

– Около двух часов. Прилетели на час раньше. Вы выйдете?

– Да. Я могу оставить здесь чемодан?

– Конечно.

Чемодан я оставил, кейс взял с собой.

Так уж получилось, что мне приходилось часто летать с посадкой в Будапеште. И я всегда заходил в бар транзитного зала. Это не было простым ритуалом: такого кофе, как в будапештском аэропорту, я не пил нигде. Даже в Риме. А уж там кофе готовить умеют.

Лысый бармен оказался на месте. Я помнил его еще со времен первой командировки в Алжир, лет двадцать тому назад. Тогда в будапештском аэропорту я в первый раз увидел «фри-шоп» и бар с иностранными напитками. Но если во «фри-шопе» купить можно было только на валюту, то бармен брал рубли. Делал он это тайком, советские об этом знали. Курс у него был божеским, и пассажиры из Москвы выстраивались в длинную очередь.

Может быть, именно из-за этих воспоминаний кофе здесь и казался самым лучшим.

Я взял чашку и сел за столик. Стоянка два часа. Торопиться некуда. Можно собраться с мыслями.

Проходя мимо висящего на стене телевизора, я видел те же кадры, что и полтора часа назад в Риме: Горбачев и Раиса, спускающиеся с трапа самолета, Ельцин на танке, толпы на улицах.

Что меня ждет в Москве? Стоит ли рисковать? Можно переоформить билет на другой рейс прямо здесь, в транзитном зале. Можно выйти в город и купить новый билет. Но Будапешт – не Рим, отсюда можно прямехонько в Лефортово.

Прилетел новый самолет. Из Москвы. Пассажиры, говорящие по-русски, облепили буфет, и до меня долетали обрывки фраз. Люди, одетые по-летнему, оживленно жестикулировали, что-то внушали друг другу. Ко мне никто не подсаживался. Сидел я по-прежнему один.

И в этот момент я увидел нечто.

Не обратить на нее внимание было невозможно: высокая, метр восемьдесят, не меньше, светло-русые волосы до плеч и большие голубые глаза плошками. И в довершение летнее ярко-красное платье, очень открытое – мои друзья называли такие «с залазом», груди не меньше третьего размера и крепкие стройные ноги в красных лодочках.

«Такого не бывает! – я покачал головой. – Такое можно только нарисовать. Уж больно хороша! Просто Мальвина».

Девушка в красном платье повертелась у бара, потом прошла во «фри-шоп».

Я посмотрел на часы: прошло уже почти полтора часа. «Еще минут тридцать», – вздохнул я.

Если бы это был не Будапешт! Кроме венгерского здесь ни на каком языке не объяснишься. Лет пять назад я чуть не заблудился в самом центре города. Хорошо, кто-то в Москве рассказал про службу переводчиков: если набрать по телефону-автомату «06» или «07», сколько именно, уже не помню, то к телефону подходит дежурный переводчик. Как «скорая помощь».

Мимо снова прошла Мальвина в красном платье. На этот раз совсем близко от меня. До чего же хороша!

И в это время я услышал голос рядом с собой:

– Как самочувствие, Евгений Николаевич?

Это говорил незнакомый человек в сером тропическом костюме. Я не заметил, как он подсел ко мне.

Я вздрогнул, но смотреть в его сторону не стал.

– Спасибо, хорошо.

– За событиями в Москве следите?

– Слежу.

– Вот такие там дела…

Я вздохнул.

«Кто он такой? Откуда взялся?»

– Такое творится, – он продолжал. – Памятник Дзержинскому снесли.

«Дальнейшее предположить нетрудно, – соображал я. – Следующая команда: оставьте кейс на месте, а сами идите на посадку. И что мне делать?»

– Возьмите посадочный, Евгений Николаевич, – человек в сером костюме положил передо мной голубой транзитный посадочный билет. – Теперь он ваш.

Я взял. Вертелась мысль: «Зачем это? Что дальше?»

– А теперь положите на стойку ваш посадочный, – голосом, не терпящим возражения, приказал человек в тропическом костюме.

Я положил.

«Сейчас потребует кейс, – соображал я. – Но просто так кейс я не отдам».

– Торопитесь. Посадка уже началась, – человек в тропическом костюме взял мой посадочный. – Счастливого пути. Номер вашего рейса на посадочном талоне. Скажите стюардессе свое имя, и она покажет вам место. Дальнейшие инструкции получите в самолете.

И исчез.

Кейс остался при мне.

Я вертел новый посадочный талон и ничего не мог понять.

Что это может означать? Мне дали посадочный на другой рейс и оставили кейс. Оставили кейс! Что дальше? Дальнейшие инструкции получу в самолете. Какие? От кого?

«Прежде всего надо узнать, куда я теперь лечу», – соображал я.

Я встал, подошел к табло и стал искать номер рейса:

Лондон… Москва… Стокгольм… все не то. А вот и мой рейс. Рабат – Рио-де-Жанейро! Не ближний свет!

– Объявляется посадка на самолет Аэрофлота, следующий рейсом Москва – Рабат – Рио-де-Жанейро, – объявили сначала по-венгерски, потом по-французски, потом по-русски.

Пассажиры толпились у посадочного отсека.

Надо идти.

У входа в самолет пассажиров встречала высокая черноволосая стюардесса.

– Моя фамилия Лонов.

– Я вас проведу на ваше место.

Место оказалось у окна, снова в первом классе, только теперь во втором ряду. Рядом стоял мой чемодан. Позаботились!

Я устроился поудобнее, пристегнул ремень.

На соседнее кресло кто-то сел. Я повернул голову.

Рядом сидела девушка в красном платье, та, которой я любовался у бара. Мальвина.




Попутчица


Стюардесса показывала, как надо обращаться со спасательным жилетом. Соседка следила за ее движениями и сверяла их с рисунками на буклете, который держала в руках.

Я хотел предложить ей свое место у окна, но решил пока не отвлекать. Я искал глазами человека, который должен ко мне подойти. Но в первом классе кроме меня и Мальвины сидели только две ярко выраженные латинки. «Эти – нет, – решил я. – Кто-то появится из другого салона. Или из экипажа».

Другая стюардесса, та, которая встречала пассажиров у трапа, подкатила тележку с напитками. Я взял бокал шампанского. Соседка пошепталась со стюардессой, и та принесла ей чашку кофе.

Потом: «пристегнуть ремни», «не курить»…

Самолет оторвался от земли, набрал высоту. Я искоса поглядывал на соседку, та продолжала изучать буклет. Я уже хотел начать разговор, но она опередила меня:

– Вы говорите по-португальски?

– Нет, – удивился я.

– Нам придется учиться.

Я не понял, почему она сказала «нам», а она продолжала:

– Говорят, это несложный язык. Вы знаете много языков, вам будет легче. Говорят, тому, кто знает много языков, легче изучать новый.

– А вы знаете какой-нибудь иностранный язык? – решил я перехватить инициативу.

– Практически никакого. Учила английский.

Она сокрушенно покачала головой. Ее большие голубые глаза стали еще больше. «Настоящая Мальвина!» – не переставал я удивляться.

Она положила буклет в отделение для газет и повернулась ко мне:

– Но португальский я выучу. Если что-то надо, я обязательно сделаю. Я вас уверяю, через два года мы будем свободно говорить по-португальски.

Это «мы» было уже во второй раз. И я осторожно спросил:

– Почему вы говорите «мы»?

Мальвина удивилась:

– Потому что мы будем изучать вместе.

Я удивился не меньше:

– Кто «мы»?

«Компания, что ли, какая?» – подумал я.

– Вы и я. Вдвоем.

– Вдвоем? Вы в этом уверены?

– Конечно.

– А кто вы такая?

– Как кто такая?! – еще больше удивилась Мальвина. – Я ваша жена.

– Жена?!

Я залпом допил шампанское:

– Вы в этом уверены?

– Ну, конечно.

И она протянула мне зеленый дипломатический паспорт.

На второй странице – фотография Мальвины, и там, где «фамилия» и «имя»: Лонова Нина Георгиевна, супруга советника Министерства иностранных дел.

– Вот видите, – Мальвина излучала безмятежную улыбку.

Я внимательно изучил паспорт: все как у моей бывшей жены, только там, где год рождения, не 1950, а 1970.

Я рассматривал паспорт и соображал. Итак, кто-то определил Мальвину мне в компаньоны. Радоваться по этому поводу или печалиться? Дама она, по первому впечатлению, странная.

– Как вас зовут на самом деле?

– Нина.

– Это я уже прочел. Я хочу знать, как вас зовут на самом деле. Я должен знать настоящее имя своего компаньона.

– Не компаньона, а законной супруги, – поправила лже-Нина.

– Хорошо, супруги, я не отказываюсь. При ваших внешних данных отказаться от такого было бы ни с чем не сравнимой глупостью.

– Зовите меня Нина.

– Но ведь вас зовут иначе.

– Верно. Иначе. Но когда я что-нибудь делаю, то делаю серьезно. Я стала Ниной только сегодня утром. И сказала себе: все, я – Нина и никто больше. На два дня я – Нина. Нина. Нина Георгиевна.

– Ах, всего только на два дня! – обрадовался я. – Потом вы вернете свое имя.

– Да нет же! – Мальвина снова выглядела до крайности удивленной. – Через два дня нам с вами дадут другие имена, и мы забудем наши собственные. Навсегда.

– И какие нам дадут имена?

– Бразильские. – Она развела руками, что должно было означать: ну какой же вы непонятливый.

Игра в вопросы и ответы мне надоела:

– Послушайте, расскажите мне все от начала до конца. Мне сказали, что меня проинформируют в самолете.



Читать бесплатно другие книги:

В стихах Николая Григорьевича Филатова столько теплоты, порядочности, светлого оптимизма, веры в человека, что, читая их...
Если нет желания делиться своим потенциалом с системой паразитов, то отсоединиться от ее влияния легче всего. Главное – ...
Любовь – это прекрасно, даже тогда, когда она безответна. Прекрасное состояние, в нем есть все составляющие эмоций. Это ...
В этой публикации читатель найдет ответы на свои вопросы. Получит знания, с помощью которых сумеет себе помочь, освободи...
Антон Сечин – простой ирбитский парень, каких много. Но однажды его младшая сестра подвергается нападению насильника. Ми...
Кажется, что со всеми серьезными проблемами должны разбираться не менее серьезные взрослые дядьки. Но что делать, если и...