Шопенгауэр. Для тех, кто хочет все успеть - Сирота Э.

Шопенгауэр. Для тех, кто хочет все успеть
Э. Л. Сирота


Энциклопедия быстрых знаний
Артур Шопенгауэр – немецкий философ-иррационалист, яркий представитель постклассической философии XIX века. Его пессимистическая философия не пользовалась популярностью при его жизни, но позже получила широкое распространение и оказала влияние на Ф. Ницше, Т. Манна, Р. Вагнера и многих других. Многие наблюдения и мысли Артура Шопенгауэра и сегодня выглядят современными и актуальными, хотя порой весьма экстравагантными. В чем же сила философской мысли Шопенгауэра? Авторы книги уверены, что понимание любой философии сложно без понимания судьбы самого философа. В этом издании вы найдете тот «расширенный минимум», который позволит вам иметь достаточное представление об учении великого мыслителя, его жизни и творчестве.





Шопенгауэр. Для тех, кто хочет все успеть





Что вы узнаете, прочитав эту книгу





Счастливое ли детство было у Шопенгауэра?


Артур родился в весьма обеспеченной семье, но родительской любви и внимания ему всегда недоставало. См. главу I




Сразу ли Шопенгауэр выбрал свой жизненный путь?


Отнюдь нет: по воле отца он долгое время учился коммерции и только после его смерти смог начать изучать философию. См. главу II




Коснулись ли Шопенгауэра

Великие исторические события его эпохи?


Лишь косвенно. Он видел вокруг много людских страданий от войны, но сам всячески избегал участия в ней, не считая себя патриотом. Однако увиденное отразилось на его взглядах и философии. См. главу III




Как складывались его отношения с семьей?


Непросто. Мать помогла ему выучиться на философа, но жила своей жизнью, почти не допуская в нее сына. А сестра желала бы быть к Артуру ближе, но он держал ее на расстоянии, хотя стремился помогать ей и матери. См. главы II, IV, IX




На что жил Шопенгауэр?


В основном на отцовское наследство, т. к. преподавал он в университете лишь несколько лет, а его книги продавались плохо. См. главы V, VII–IX




В чем оригинальность и новаторство философии Шопенгауэра?


В целостном видении картины мира с человеческим восприятием в центре, в критическом развитии идей Канта, в заметном влиянии индийских учений. См. главы V, X




Что такое воля, по Шопенгауэру?


Место воли в познавательном процессе у Шопенгауэра можно понять по-разному. Это и некая сторонняя сила, которую человек не способен преодолеть, и то, что вмешивается в познавательный процесс в его эмпирической составляющей. Из концепции воли у Шопенгауэра Ницше вывел свою знаменитую «волю к власти». См. главу V




Был ли Шопенгауэр популярен?


Всю свою жизнь Шопенгауэр был почти неизвестен широкой публике. Главный труд его жизни «Мир как воля и представление» при выходе из печати остался почти незамеченным. Лишь на склоне лет к философу стало приходить признание. См. главы V, IX




Как сложилась личная жизнь Шопенгауэра?


Почти никак: романы были редкими и скоротечными, несколько раз он делал скоропалительные предложения и был отвергнут избранницами, а главная возлюбленная ему постоянно изменяла. Он так и остался старым холостяком. См. главу VI




Что сделал Шопенгауэр для философии?


Едва ли не одним из первых он представил целостную картину мира с человеком в центре. В известном смысле именно благодаря Шопенгауэру философия стала обращать на человека все больше и больше внимания. См. главу X




Прозрачная глубина веков


Время для подавляющего большинства людей имеет свойство сжиматься по мере удаления от настоящего момента. Прошлогодняя турпоездка на модный курорт – как это было давно! Культура прошлого десятилетия – это почти ретро и уж точно не современность. Между двумя мировыми войнами было около двадцати лет относительного мира – это мы еще помним, хотя уже можем спутать 1 августа и 1 сентября 1914 и 1939 годов. Но вот Алексей Михайлович и Иван Калита для нас – почти современники, несмотря на разделяющие их два столетия. А уж первые Рюрики, древние греки и римляне, фараоны и шумеры – вообще что-то однородное, сваленное в нашей памяти в одну большую историческую кучу под названием «при царе Горохе». Столетия спрессовались.






А. Шопенгауэр (фото 1845 года)



Такое субъективное ощущение складывается у нас еще и потому, что мы не видим связи времен, не чувствуем, как былые события влияют на наше настоящее. Полные текущих забот, наши быстротечные дни не дают нам вглядеться во время. Но стоит нам только потянуть за ниточку причин нынешних явлений, как мы заметим с изумлением, что она все никак не обрывается, разматывая и распутывая бесконечный клубок веков.

Более того, эта ниточка сплетается со многими другими, ей подобными.

Какой-нибудь современный мыслитель когда-то был очарован экзистенциалистами, те, в свою очередь, в свое время начитались ставшего сверхпопулярным после смерти Фридриха Ницше, а сам он так же в молодости испытал потрясение от знакомства с философией Артура Шопенгауэра, не написавшего бы и половины своих трудов без влияния учения Иммануила Канта, изучившего в обязательном порядке Сократа, Платона, Аристотеля… И лишь попробовав, даже поверхностно, изучить эту цепочку, мы, подобно ныряльщикам, начинаем видеть не только отблески солнца на глади моря, но и прозрачные глубины. И как в океане – эти глубины постепенно теряют прозрачность, становясь почти невидимыми на рубеже появления письменности.



ОСНОВНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ А. ШОПЕНГАУЭРА

• «О четверояком корне закона достаточного основания» (1813)

• «О зрении и цветах» (1816)

• «Мир как воля и представление» (1819)

• «О воле в природе» (1836)

• «О свободе воли» (1839)

• «Об основе морали» (1840)

• «Две основные проблемы этики» (1841)

• «Parerga und Paralipomena» (1841, 1851)

• «Новые Paralipomena» (1860)



Но нам сейчас легче: тот, о ком эта книжка, отделен от нас совсем небольшим слоем океана истории – в пределах пары веков. Многие наблюдения и мысли Артура Шопенгауэра мы вполне сочтем современными и актуальными, хотя и порой весьма экстравагантными. Более того, очень вероятно, что нас посетит ощущение того, что он сформулировал за нас некоторые наши смутные несистематизированные умопостроения. Так бывает – наши мысли другой выражает лучше нас самих. Правда, в случае с Шопенгауэром это вряд ли добавит нам розовой краски в восприятие действительности, но ведь и реальность, увы, отнюдь не рождественская пастораль.



«Проповедовать мораль легко, а обосновывать ее – трудно»


Зато нам станут понятны многие отсылки к такой философии, щедро разбросанные в работах последующих исследователей мироустройства. Шопенгауэра часто и охотно цитируют где надо и где не надо – нам это станет ближе и понятнее. И уж, конечно, который раз придется повторить прописную истину: понимание произведения почти невозможно без понимания его автора. Для этого и пишутся разнообразные биографии – от сложных и вполне научных до простых и общеознакомительных, как та, что сейчас перед вами.




Глава I

Рожденный в вольном городе



У каждой семьи имеется своя маленькая история. Ее передают из поколения в поколение – где словами бабушкиных рассказов, а где фамильными преданиями. Самые интересные моменты остаются в памяти долго – не стираются, а наоборот, порой обрастают новыми подробностями до такой степени, что отличить правду от легенды становится невозможно. Когда дело касается знаменитых личностей, такая ситуация становится проклятием биографов, но зато добавляет занимательности для читателей биографии.




Родословная философа


В семье Шопенгауэров тоже, естественно, было что передавать из уст в уста. Считалось, что дед его родом из Голландии: за дочкой посла этой страны устремился он к месту службы ее отца в вольный город Данциг, женился на ней и осел там. По другой версии, в Данциг он приехал в юности по другим причинам и с будущей женой познакомился уже там. Так или иначе доказательств нет, и это не стоило бы внимания, если бы не трепетное отношение юного Артура Шопенгауэра к этой истории: ему льстило косвенное «родство» с жившими в Голландии великими мыслителями Б. Спинозой и Р. Декартом.






Дом в Данциге, где в 1788 году родился Шопенгауэр



Более правдоподобно выглядит утверждение, что предки философа были данцигскими землевладельцами и даже почетными гражданами города, а один из них имел честь принимать у себя на ночлег русского царя Петра Первого с царицей.

Отец Артура Генрих Флорис Шопенгауэр (1747–1805) был данцигским оптовым купцом, весьма успешным и даже пожалованным титулом надворного советника польского короля – гофрата. Впрочем, ценность этого звания была для Генриха Шопенгауэра малозначительной: во-первых, вольный город Данциг – не Польша, а во-вторых, он придерживался буржуазно-республиканских воззрений и достоинство дворянства воспринимал скептически.



ДАНЦИГ

Город в нынешней Польше (Гданьск). Известен с X века, с XIV века входил в Ганзейский союз


Мать Артура Иоганна Генриетта Трозинер (1766–1838) также имела бюргерское происхождение. Ее брак с Генрихом вряд ли основывался на любви – скорее на расчете, ибо жених был весьма обеспечен, а невеста хороша всем, кроме приданого. В противоположность строгому, мрачно-властному и в то же время меланхоличному мужу она обладала живым и веселым характером, имела романтические настроения и не была чужда литературным поползновениям, позже вылившимся в написание нежных романов о несчастной любви. Эти качества как-то сочетались в ней с холодностью и даже некоторой черствостью, так что счастье в дом Шопенгауэров, скорее всего, лишь заглядывало через окошко.



«Общительность людей основана не на любви к обществу, а на страхе перед одиночеством»


Впрочем, трагичным этот брак тоже не стоит называть, ибо у каждого находились свои радости, иногда даже совместные, как путешествие в Англию незадолго до рождения Артура.

Эта затея не была спонтанной. Генрих желал не просто вывезти жену в интересную поездку, но и имел свой дальний расчет. Видя в Англии того времени своего рода образец государственного и общественного устройства, он хотел если не стать английским гражданином, то хотя бы сделать таковым будущего сына. Для этого, то есть для рождения его в Англии, и было затеяно путешествие на берега Туманного Альбиона.



ВОЛЬНЫЙ ГОРОД (ПОРТО-ФРАНКО)

Город-государство. Распространенная в Европе со Cредних веков форма государственной организации, при которой город не входил в какую-либо страну и имел самоуправление


Но недолгое пребывание там неведомым образом повлияло на Генриха так, что он впал в беспричинную тревожность и в таком состоянии внезапно пошел навстречу ранее безжалостно отвергавшимся просьбам жены рожать дома, в кругу родных. Исследователи исписали немало бумаги, пытаясь объяснить, чем же столь желанная Англия так сказалась на отце Артура. Представить, что он просто смягчился, можно, лишь предавшись вольной фантазии. Необустроенность в житейском смысле – тоже не похоже на правду, ибо ориентация на переселение в Англию была давней и продуманной, а посему бытовые сложности никак не могли быть неожиданными.






Бенедикт (Барух) Спиноза (1632–1677) – нидерландский философ-рационалист, натуралист



Замкнутый вне деловой сферы Генрих Шопенгауэр раздражался от растущего внимания к его жене в успешно складывавшейся у нее в Англии светской жизни и даже ревновал – такой взгляд можно встретить, но как объяснение он слабоват: муж мог просто приказать Иоганне оставаться дома, тем более что повод наисерьезнейший – беременность. И на фоне этих версий как минимум не хуже выглядит еще одна, указывающая на психическое отклонение, обострившееся по каким-то причинам у Генриха в этот период. В его роду были душевнобольные – еще один аргумент в пользу последнего варианта объяснения решения о возвращении в Данциг в весьма неблагоприятных условиях срока беременности жены и погоды, не лучшей для путешествия через Ла-Манш и далее.




Домашний сирота


И в последние дни 1787 года чета Шопенгауэров вернулась в Данциг. А 22 февраля 1788 года на свет появился их первенец Артур. От «английского проекта» его отца ему досталось лишь имя, выбранное заранее как одинаково звучащее в немецком и английском языках.



«Кто придает большое значение мнению людей, делает им слишком много чести»


Материнство оказалось вовсе не таким радостным и увлекательным, каким казалось прежде, и Иоганна Шопенгауэр постепенно стала им тяготиться. Сидеть дома, видеть мужа не чаще раза в неделю, возиться с беспомощным младенцем – все это было ей совсем не интересно. Маленький Артур получал от матери лишь обязательный минимум заботы, в который, конечно, не входили тепло и ласка.

С отцом отношения вообще начались лишь тогда, когда ребенок достиг примерно семилетнего возраста. По мнению Генриха, только где-то с этого времени имело смысл заниматься воспитанием, так как слишком маленькие дети еще не готовы к сознательному восприятию опыта взрослых. Таким образом, раннее детство, когда закладываются основы личности человека, у Артура прошло без любви и внимания, что не могло не наложить отпечаток на его личность, характер, мировосприятие. Те, к кому маленький человек тянется, те, от кого только он ждет внимания, оказываются холодными и отстраненными. А ведь родители на этом этапе – это и есть весь мир. И мир этот предстал перед Артуром лишенным радости и, следовательно, всякого смысла.






Рене Декарт (1596–1650) – французский математик и философ, основатель рационализма



Феномен брошенного ребенка при живых и здоровых родителях – вот основа будущего барьера в отношениях с человечеством, страха и отторжения общения с людьми. К такому выводу приходят многие исследователи жизни и творчества Артура Шопенгауэра, и с ними трудно спорить.

И вот ведь что примечательно: он не был ненужным своим родителям. Отец думал о его развитии и судьбе, желал ему успеха на им же выбранной торговой стезе, в будущем принимал активное участие в становлении сына. Да и мать не стала ему посторонним человеком и даже поддерживала его в поворотные моменты жизни. Но это было много позже, не в раннем детстве.




Жизнь в Гамбурге


В 1793 году по причинам, о которых написано в отдельной главе, семья Шопенгауэров навсегда покинула Данциг и перебралась в Гамбург. Он тоже был вольным торговым городом Ганзейского союза, и дела Генриха Шопенгауэра здесь пошли весьма успешно. Это позволило ему довольно быстро стать частью городской элиты, что открыло для него двери многих лучших домов города и в свою очередь сделало дом Шопенгауэров гостеприимным светским салоном.



ТУМАННЫЙ АЛЬБИОН

Одно из иносказательных названий Великобритании


На этом поприще прекрасно нашла себя Иоганна Шопенгауэр – общество образованных и культурных людей с беседами об искусстве и прочих высоких материях было той средой, где она себя великолепно чувствовала. Муж, сам по себе не любивший шумное общество неделовых людей, тем не менее не препятствовал всему этому, резонно полагая, что подобная репутация дома идет на пользу деловой и общественной значимости его хозяина. Художники, поэты, литераторы и просто ценители изящного, казалось бы, вполне могли создать атмосферу, благотворно влиявшую на развитие и интересы ребенка.



Читать бесплатно другие книги:

Данное издание представляет собой самое полное из ныне существующих пятитомное собрание молитв, тропарей, кондаков и вел...
Данная книга является критическим очерком марксизма и, в частности, материалистического понимания истории. Авторы считаю...
Это третья книга из биографического цикла о Пушкине. Она состоит из отдельных новелл, раскрывающих неизвестные ранее мом...
Между 1829 и 1841 г. – всего за двенадцать лет – Россия потеряла трех самых замечательных своих поэтов. 30 января 1829 г...
Эту книгу надо было назвать «Книгой неожиданных открытий». Вы прочитываете рассказ, который по своим художественным дост...
Светлые эльфы высокомерно взирают на темных, те платят им тем же. А если ты родилась от смешанного брака и от темной эль...