Влюбленная принцесса - Деверо Джуд

Влюбленная принцесса
Джуд Деверо


Ланкония #2Монтгомери и Таггерты #2
Принцесса маленького европейского государства Ария чудом уцелела во время страшного шторма, настигшего ее корабль вблизи берегов Америки. От верной гибели девушку спас отважный офицер Джей-Ти Монтгомери – мужчина, с первого же взгляда покоривший ее сердце.

Что теперь предпочтет Ария? Корону и трон – или жизнь самой обычной женщины, чьи дни полны счастья, а ночи – блаженства?.. Пока красавица размышляет над своим будущим, тайные враги покушаются на ее жизнь.

И защитить ее может только любимый.





Джуд Деверо

Влюбленная принцесса



Jude Deveraux

THE PRINCESS



Печатается с разрешения издательства Pocket Books, a division of Simon & Schuster Inc. и литературного агентства Andrew Nurnberg.



© Deveraux, Inc, 1987

© Перевод. В. И. Агаянц, 2015

© Издание на русском языке AST Publishers, 2015


* * *




Глава 1


Ки-Уэст, Флорида, 1942 год

Джей-Ти Монтгомери вытянул длинные ноги и поудобнее устроил травмированную лодыжку на одном из ящиков, сложенных на дне моторной лодки.

Унаследовав семейные черты нескольких поколений своих предков, он был очень красив. Даже с короткой стрижкой, предписанной уставом военно-морского флота, он выглядел чертовски соблазнительно: темные волосы, сверкающие синие глаза, губы, то твердые, как мрамор, то мягкие и нежные, как ласковый ветер Флориды, ямочка на подбородке и нос, который можно было бы счесть великоватым, будь его обладатель менее крупным мужчиной. Мать Джей-Ти всегда говорила, что так называемый нос Монтгомери – попытка Господа защитить лица отпрысков их рода от кулаков тех, кому не по нраву баснословное упрямство представителей этой славной фамилии.

– Мне этого не понять, – проворчал Билл Фрейзер, поворачивая моторку. Плотный и коренастый, на шесть дюймов ниже Джей-Ти, он казался крепким, как бетонный блок, а его светлые волосы уже начали редеть, хотя Биллу едва исполнилось двадцать три. Фрейзер дорожил дружбой с Джей-Ти. Полгода назад Билл выбрал лучшую девушку из числа поклонниц приятеля и женился на ней.

Не потрудившись ответить другу, Джей-Ти закрыл глаза и вдохнул прохладный и соленый морской воздух. Какое счастье, что не нужно дышать запахом смазочного масла, слышать неумолчный шум машинного отделения, отвечать на бесчисленные вопросы и нести ответственность за других…

– Будь я, как ты, холостяком, – не унимался Билл, – я бы предпочел остаться на Дюваль-стрит, а не тащиться черт знает куда, на заброшенный остров, чтобы куковать там в одиночестве.

Джей-Ти лениво приоткрыл один глаз, покосился на Билла и принялся разглядывать поросшие мангровыми зарослями островки. Ему трудно было объяснить, что он чувствует, другу, выросшему в большом городе. Монтгомери рос в Мэне, вдали от людской суеты и шума машин, на берегу океана. Другим мальчишкам в шестнадцать лет покупают первый автомобиль, а Джей-Ти получил в подарок парусную лодку. В восемнадцать он уже запросто отправлялся один в море на трое суток. Он мечтал о кругосветном путешествии на своей посудине, но тут японцы атаковали Перл-Харбор, началась война и…

– Эй! – окликнул его Билл. – Ты уверен, что провизии достаточно? Мне сдается, тут не слишком-то много еды. Долли говорит, ты и без того слишком тощий.

При упоминании о хорошенькой молодой жене Билла Джей-Ти добродушно усмехнулся.

– Еды вполне достаточно, – заверил он приятеля и снова закрыл глаза. «Горожане никогда не научатся смотреть на море как на огромную кладовую». Монтгомери прихватил с собой сеть, удочку с крючками, пару походных котелков, небольшой ящик с овощами и комплект столовых принадлежностей. Он рассчитывал пожить несколько дней по-королевски. При мысли о тишине, покое, одиночестве и полнейшем безделье Джей-Ти нетерпеливо заерзал на жестком сиденье моторки.

Билл засмеялся, его невыразительное лицо сморщилось.

– Ладно, я тебя понял. И все же ты настоящий псих. А впрочем, это твоя жизнь. Коммандер ждет тебя обратно в следующий понедельник, я приеду за тобой.

– А вот и мой остров, – оживился Джей-Ти.

– Понять не могу, как тебе удается отличить один здешний островок от другого, но дело твое. Одно хорошо: тут тебе будет так одиноко, что в понедельник ты наверняка с радостью вернешься к работе.

Джей-Ти скорчил жалостливую гримасу. Он мечтал лишь о том, чтобы побыть в тишине и покое, послушать шум ветра и барабанную дробь дождевых капель о брезент палатки и, наконец, насладиться вкусной едой. Вместо набившего оскомину флотского пайка его ожидали свежая рыба, омары, креветки, морские гребешки и…

– Приглуши мотор! – крикнул он Биллу. – Мы сейчас выскочим на песок.

Билл осторожно причалил к белому песчаному берегу.

Стараясь не сгибать обожженную ногу, Джей-Ти выпрямился во весь свой немалый рост, перешагнул через борт лодки и ступил на мелководье. Неуклюже шагая в тяжелых армейских ботинках по скользкому дну, он с нетерпением предвкушал, когда можно будет избавиться от сковывающей движения формы.

– Тебе лучше отправляться, похоже, скоро начнется дождь. – В голосе Джей-Ти сквозило нетерпение.

– Намек понял, ты хочешь поскорее меня спровадить. Ладно, приеду за тобой в воскресенье.

– В воскресенье вечером, – уточнил Джей-Ти.

– Как скажешь, вечером так вечером.

Билл с помощью друга оттолкнул лодку от узкой полоски берега и завел мотор.

Джей-Ти постоял у кромки воды, провожая глазами моторку, пока та не скрылась за соседним островком, потом расправил плечи и вдохнул полной грудью влажный солоноватый воздух. Запах гниющих водорослей, свежий морской ветерок и шелест мангровых деревьев в глубине острова напоминали о доме.

Джей-Ти сгреб в охапку большую часть вещей и зашагал вдоль берега на север. Он заприметил этот островок почти год назад: разглядел в бинокль с палубы корабля, когда командование флота направило его в Ки-Уэст руководить ремонтными работами на судоверфи. За год Джей-Ти прочитал несколько книг об окружающих Ки-Уэст островах, и у него появилась мечта побывать на одном из них, побродить среди мангровых зарослей.

Остров казался диким и неприступным. Ветви деревьев спускались до самой земли и переплетались, образуя непроходимую стену. Джей-Ти сорвал с себя рубашку, достал мачете и принялся прорубать узкий проход сквозь заросли в глубину острова. Он рассчитывал найти источник пресной воды.

Потребовалось четыре часа тяжелой работы, чтобы выйти к роднику. К тому времени Монтгомери скинул с себя всю одежду и остался в одном белье. Ожоги на левой стороне тела еще не зажили, и кожа начала чесаться от пота. Тяжело дыша, Джей-Ти остановился и огляделся. С трех сторон его окружали приземистые мангровые деревья с блестящими листьями, а впереди виднелась небольшая проплешина – клочок земли, усеянной обломками раковин и бурыми сухими водорослями. Ручей начинался где-то за деревьями и протекал чуть поодаль. Здесь было достаточно места для походной палатки, костра и ящиков с провиантом, а о большем Джей-Ти и не мечтал.

Он вытер лицо от пота и пустился в обратный путь по тропе, которую только что проложил. Прорубая дорогу в зарослях, он нарочно описывал петли и зигзаги, а дважды даже опускался на колени и проползал под свисающими к земле ветвями, прежде чем снова взяться за мачете. Он не хотел, чтобы свежие следы привели нежданных гостей к его убежищу. Вблизи архипелага Флорида-Кис несколько раз всплывали немецкие подлодки, Джей-Ти вовсе не улыбалось проснуться среди ночи, почувствовав холодное прикосновение штыка к горлу.

Солнце уже клонилось к закату, когда он перенес все свое имущество по извилистой тропинке к ручью. Достав из вещмешка веревочную швабру, он в одних шортах, в ботинках и с ножом на поясе вернулся на берег. Там он скинул ботинки и неспешно вошел в теплую воду.

– Славное местечко, – одобрительно проворчал он, вспоминая холодные воды залива Мэн, где прошло его детство.

Войдя в воду по грудь, он нырнул и легко проплыл под водой к остову потопленного судна – черной громадине, слегка выступавшей над поверхностью моря. Мелководье вблизи Ки-Уэст было усеяно такими вот обломками затонувших кораблей, следами жестокой, разрушительной войны. Под водой было темно, но Джей-Ти различил во мраке сгусток черноты – силуэт мертвого судна. Он сунул швабру в дыру в проржавевшем корпусе корабля и покрутил. Потом осторожно вытащил вместе с четырьмя омарами, запутавшимися в веревках. Один омар успел сорваться и ускользнуть, прежде чем ныряльщик выбрался на берег, зато трех других удалось благополучно вытащить из воды. Джей-Ти быстро проткнул им клешни и понес свою добычу по тропинке к ручью.

Вскоре возле палатки уже ярко пылал костер, а в котелке над огнем кипела вода. Ловко, привычным движением Джей-Ти проколол панцири всем трем омарам, прежде чем бросить их в кипяток. Эти омары отличались от тех, к которым он привык дома, в Мэне: они были мельче, пятнистее, но при варке краснели точно так же.

Час спустя он зашвырнул пустые панцири в воду и с блаженной улыбкой забрался в гамак, который натянул между двумя деревьями. В неподвижном воздухе разливался нежный аромат цветов, море тихонько плескалось о берег, от сытного ужина клонило в сон. Почти забытое чувство покоя неожиданно вернулось к нему, впервые с того дня, как Джей-Ти покинул дом.

Спал он необычайно крепко (такого с ним не случалось уже год), и снились ему горы креветок на завтрак. В первый раз за долгие три недели он не видел во сне тот жуткий пожар и себя в огненной ловушке, не просыпался в холодном поту, с бешено колотящимся сердцем.

На рассвете он еще спал и во сне безмятежно улыбался, оттого что рядом не было вышколенных сестер в накрахмаленных чепцах, чтобы в пять утра сунуть ему под нос стерильно чистый стальной лоток со словами: «Ну, как мы себя сегодня чувствуем?» Со счастливым вздохом он повернулся на другой бок и принялся досматривать сон про желтохвостую рабирубию, поджаренную на костре.

Когда раздались первые выстрелы, Джей-Ти так крепко спал, что даже не услышал их, а проснувшись, не сразу сообразил, что это за звук. Засыпая, он чувствовал себя в полнейшей безопасности, и теперь чутье подсказывало ему, что выстрелы предназначались кому-то другому.

Джей-Ти стряхнул с себя сон и уселся, прислушиваясь к шороху листвы. Что-то случилось. Знать бы, что именно. Он спрыгнул с гамака, не обращая внимания на боль в левом боку, натянул ботинки, поспешно завязал шнурки, схватил винтовку и как был – в одних шортах, с ножом на поясе – бросился к берегу.

Выйдя к воде, он не увидел и не услышал ничего подозрительного.

– Это был просто сон, – пробормотал он, и его разобрал смех. – Надо же было так всполошиться из-за пустяка. – Джей-Ти повернулся и шагнул было обратно к тропе, но в этот миг выстрелы прогремели снова.

Низко пригнувшись к земле, Джей-Ти побежал на звук. Вскоре он их увидел. В моторной лодке было двое мужчин. Один сидел у руля, другой стоял, целясь из винтовки в какое-то пятно на воде. Джей-Ти прищурился, вглядываясь в море, солнечные блики мешали рассмотреть таинственный предмет. Темный и круглый, он напоминал… человеческую голову!

В военное время случается всякое, и голова на воде вполне могла принадлежать какому-нибудь немецкому шпиону, заслужившему смерть, но Джей-Ти действовал не раздумывая. Двое против одного – нечестно, это единственное, что занимало все его мысли. Он спрятал винтовку за деревом, сбросил ботинки и вошел в воду.

Джей-Ти старался плыть бесшумно, внимательно следя за мужчинами в лодке и за темной головой на поверхности воды. Когда голова исчезла под водой и больше не показалась, он нырнул, незаметно проскользнул под носом лодки и поплыл вниз, в глубину, в темную толщу воды.

– Вот ты где! – крикнул мужчина в лодке, заметив движение под водой, и в следующий миг воду прошили пули, а Джей-Ти почувствовал, как плечо обожгло болью.

Он продолжал плыть, опускаясь все ниже и ниже, широко открытыми глазами всматриваясь в воду. Он уже довольно долго пробыл под водой и собирался подняться к поверхности, глотнуть воздуха, когда заметил безжизненное согнутое тело, медленно погружавшееся на дно. Джей-Ти резко брыкнул ногами и нырнул еще глубже. Он обхватил тело за талию и рванулся вверх. Справа виднелись корни мангровых деревьев, и Джей-Ти устремился к ним. Его легкие горели огнем, кровь бешено стучала в ушах.

Вынырнув на поверхность, он думал лишь о глотке воздуха, а вовсе не о мужчинах в лодке. Непослушными руками он ухватил за волосы человека, ради которого рисковал жизнью, и высунул из воды его голову, но тот не подавал никаких признаков жизни. Мужчины в лодке заглушили мотор. Они были всего в нескольких футах от мангровых корней, Джей-Ти отчетливо видел перед собой корму моторки и согнутые спины мужчин, напряженно вглядывавшихся в толщу воды.

Монтгомери начал бесшумно протискиваться в самую гущу корней. Когда острые как бритва раковины моллюсков, покрывавшие корни, полоснули его по обожженному боку, Джей-Ти едва не вскрикнул, но не издал ни звука и продолжал пятиться, таща за собой бесчувственное тело. Раковины впивались в кожу, и малейшее движение причиняло жгучую боль. Мужчина у руля взялся за весла и принялся разворачивать лодку.

– Ты в нее попал, – проворчал он. – Пора убираться отсюда.

– Я хочу убедиться, что она мертва, – возразил тип с винтовкой.

«Она?» Джей-Ти повернул голову и заглянул в бледное лицо жертвы, за которой шла такая жестокая охота. Это была молодая девушка, красивая, с тонкими чертами. Похоже было, что она мертва.

Джей-Ти внезапно охватил гнев. Ему хотелось расправиться с двумя негодяями в лодке, стрелявшими в девушку, но его единственным оружием был короткий нож, ожоги на боку еще не зажили, и вдобавок он даже не представлял себе, насколько глубоко вошла пуля в плечо.

Он крепче прижал к себе девушку, пытаясь защитить ее хрупкое тело от острых раковин, и ощутил прикосновение мягкой женской груди. Его захлестнула волна сочувствия к этому слабому, беззащитному созданию, он прищурился и окинул злым взглядом спины мужчин в лодке.

– Я слышу какой-то шум. Похоже на моторку, – с беспокойством заметил сидящий. – Она мертва, поехали отсюда.

Второй мужчина молча повесил на плечо винтовку, уселся на скамью и сделал знак своему приятелю заводить мотор.

Джей-Ти дождался, когда моторка скроется из виду, и начал пробираться сквозь переплетение корней в открытую воду, прикрывая собой девушку от острых раковин. Раненой рукой он прижимал к себе неподвижное тело девушки, а здоровой греб, пока не достиг берега.

– Только не умирай, милая, – твердил он, вытаскивая девушку на песок. – Пожалуйста, не умирай.

Он осторожно положил девушку на живот и принялся делать ей искусственное дыхание, стараясь вытолкнуть воду из легких. Незнакомка была одета в закрытое платье с длинными рукавами, высоким воротом и пышной юбкой. С ее темных волос, собранных в узел на затылке и сколотых шпильками, ручьями текла вода. Под мокрым платьем угадывалась великолепная фигура, высокая, стройная, с узкими бедрами и тонкой талией, которую Джей-Ти легко мог бы обхватить ладонями. Намокшая ткань отчетливо обрисовывала высокую грудь. Девушка лежала, повернув голову набок, ее щека, оттененная густыми черными ресницами, казалась белой и гладкой, как фарфор. Это хрупкое существо напоминало редкий, драгоценный цветок, никогда не видевший солнечного света. «Как можно было поднять на нее руку?» Джей-Ти захлестнул гнев, сейчас он готов был убить тех, кто посмел обидеть прекрасную незнакомку.

– Дыши, детка, дыши ради папочки Монтгомери, давай, милая. – Он осторожно сдавил ребра девушки, а затем поднял вверх ее руки.

Из раненого плеча струилась кровь, а порезы от острых раковин (их было не меньше полудюжины) кровоточили еще больше, но Джей-Ти этого не замечал. Не переставая ритмично нажимать девушке на ребра, он закрыл глаза и прочитал коротенькую молитву.

– Ну давай же, постарайся, пожалуйста, – шептал он. – Сейчас не время сдаваться. Ты в безопасности. Я не дам тебя в обиду. Пожалуйста, малышка, ради меня.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем по телу девушки пробежала дрожь. «Жива!»

Джей-Ти, не помня себя от радости, поцеловал ее в бледную, холодную щеку и принялся с новой силой нажимать ей на ребра.

– Давай, милая, осталось немного.



Читать бесплатно другие книги:

Магия – это не таинство, открытое избранным, а необходимые для повседневной жизни навыки. И если вам не достались магиче...
Пусть меня осудят, но иногда любовь как тяжелая болезнь, как наваждение и безумие. Страсть порой слепа и жестока. Я счит...
Когда-то мы были друзьями, но теперь цель его жизни – разрушить мою. Я стала объектом сплетен, издевательств, грубых шут...
Я не экстрасенс. Я не мессия. Не мудрец. Не предсказательница. Не пророк.Я лишь все то, что бы вы хотели увидеть во мне....
Собранные в этой книге притчи помогут вам ощутить вкус жизни, почувствовать течение времени по венам, вспомнить, что жиз...
Роман рассказывает о событиях, происходивших в Византии в первой половине IX века. На фоне войн Империи с болгарами и ар...