Точная копия - Сергазиева Роза

И, да, они всегда в курсе моих дел. Мама, правда, иногда слишком эмоционально реагирует, но папа уравновешивает ее своим спокойным рационализмом.

– Значит, по-настоящему дружите, – сделала вывод Илона, – а я вот своих ненавижу. Ты их видел: сплошная показуха!

– Я… их совершенно не знаю, – осторожно сказал Анатолий. – Может быть, ты их неправильно понимаешь?

– А чего тут понимать? – всколыхнулась занавеска: по ней ударили кулачком. – Я для них случайное недоразумение, помеха. Иначе, зачем бы отправили ребенка учиться за границу, от дома подальше да еще на шесть лет? Зачем?

– Спроси у них, – не зная как реагировать, отмахнулся Карманов.

– Мы разучились разговаривать друг с другом, – хладнокровно констатировала Илона. Она сдвинула занавеску в угол и вручила выбранную одежду Карманову. – Папа уверен, что у меня не может быть своего мнения, а мама считает меня по-прежнему дошкольницей, поэтому если и разговаривает, то присюсюкивая, как с младенцем. Я у них – кукла, которой можно, дергая за веревочки, вертеть, куда захочется. Но я умею сопротивляться.

И Илона зашагала к кассе.



Они заглянули еще в парочку бутиков. Карманов по-прежнему выполнял роль вешалки, но, доведя клиентку до примерочной, не усаживался в соседнее кресло, а намеренно дожидался в зале. Чтобы не реагировать на откровения Илоны. Слушать стоны человека, который утопая в достатке, жалуется на жизнь, было противно. Он даже зло подумал: правильно, что папарацци цепляют Илону – избалованную и пресыщенную.

После похода по магазинам девица потребовала отвезти ее домой, чтобы сгрузить коробки. До начала ночного рейда оставалось еще достаточно времени, и Илона предложила провести экскурсию по мини-замку. В этот час он оказался совершенно пустым: Малахов-старший застрял в офисе с аудиторами, его жена проходила краткий курс «косметической коррекции» в Швейцарии. Тут-то и узнал Анатолий о назначении боковых башен. Потому что гости не преминули ими воспользоваться: правой – чтобы подняться наверх на лифте, левой, чтобы спуститься по лестнице в цоколь.

Если суммировать увиденное, то особняк в разрезе выглядел так. В цокольном этаже разместились бассейн, сауна, бильярдная и вспомогательные помещения: винный погребок, кладовая для продуктов и бытовых мелочей, прачечная с рядом стиральных и сушильных камер, и «инструментальная», где хранились нужные в хозяйстве «железки». Первый этаж – череда гостиных, столовая, кухня, а также тренажерный зал и домашний кинотеатр. Второй этаж предназначался родителям Илоны. Здесь находились спальни, кабинет отца и будуар мамы. Плюс несколько комнат для гостей и вереница ванн обычных и джакузи, душевых и туалетов.

Третий этаж целиком занимала Илона. Центральное место занимал зал с зеркальной стеной. В детстве девочка занималась балетом. Потом увлеклась аэробикой, для занятий приглашался личный тренер. Ну и конечно, гардеробная, где аккуратно на полках стопочками лежали майки и свитера, выстроились рядами туфли и босоножки. «Поболее, чем в бутиках, где мы сегодня были», – недоумевал Карманов, привыкший к минимализму в одежде. Неужели все это она успеет надеть хотя бы по одному разу?

И, наконец, в мансарде Борис Малахов разметил библиотеку и маленький домашний музей. Оказалось, что владелец столичной недвижимости – страстный коллекционер. Он выискивает в антикварных магазинах по всему миру старинные весы. И сейчас настольные, аптечные, напольные, ручные образцы располагались на полках в специальных шкафах с подсветкой. Каждому экспонату соответствовал определенный набор гирь – от килограммовых, которые ставили на чашки, уравновешивая покупку, до миллиграммовых, которыми отмеряли лекарственные порошки, золотой песок или алмазы.

Возвращаясь по лестнице в центральный холл, Карманов поинтересовался, почему же им на глаза никто не попался. Исключая родителей Илоны, здесь обязательно кто-то должен присутствовать. Ведь убирает кто-то в комнатах, или складывает в гардеробных вещи аккуратными стопочками. Илона объяснила, что в прислугах у них последние несколько лет числится семейная пара, которой выделили под жилье флигель в дальнем уголке участка. Муж – мастер на все руки, выполняет работу садовника, и если потребуется, сантехника или электрика. Жена убирает по утрам в комнатах, закупает продукты, и, если родители остаются вечером дома или приглашают гостей, готовит на кухне. Плюс есть водитель, который возит Малахова. Поэтому в данный момент весь обслуживающий персонал находится вне «замка».

Обычно мама с папой ужинают в городе, в ресторане, а по утрам Малаховы достают из холодильника то, что можно съесть, не возясь долго у плиты: бутерброды, сосиски, фрукты, хлопья с молоком. Точно таким же образом друзья перекусили и сейчас, достав из холодильника копченую курицу в вакуумной упаковке, помидоры и огурцы.

А ближе к полуночи троица загрузилась в джип и отправилась, ведомая Илоной, в очередной поход по клубам.




Глава 7


НИНОЧКА внесла в кабинет шефа поднос с тремя чашками дымящегося кофе, поставила на дополнительный столик сахарницу, молочник и тарелку с печеньем. Потом бесшумно скрылась за дверью. Казимир Львович бросил пару кубиков рафинада в чашку, подхватил блюдце и присел на подоконник.

– Предвыборная гонка набирает обороты, – вернулся к прерванному разговору Лифанов. – Как вы знаете, в избирательный бюллетень помимо вашей впишут еще четыре фамилии претендентов на депутатское кресло в Гордуме.

– Они не опасны, – Малахов подтянул чашку к себе. Миллионер предпочитал кофе по формуле «2Б»: без сахара и без молока.

– Мы изучили биографии конкурентов, которые любезно предоставил «КаЛиф», – поблагодарил Расколов, так и не сдвинувшись с того места у стены, где стоял. Он не принимал участие во всеобщем «кофепитии», во-первых, потому что, страдал аритмией и не хотел будоражить сердце кофеином, а во-вторых, потому что был параноидально брезглив и употреблял из напитков только воду из пластиковых бутылок, которые открывали у него на глазах. И стал перечислять: – Учитель русского языка – его достоинство лишь в том, что он мужчина, в этой профессии подобное качество редкость.

– А физик – заведующий лабораторией? Чем не соперник? – поиграл бровями, изображая испуг Лифанов, он тоже считал, что ученый – непроходной вариант.

– Мы просмотрели запись его встречи с избирателями, – откликнулся адвокат. – Может быть, о науке среди студентов он и способен рассуждать увлекательно, а так – мужик больше молчал, косноязычен и без харизмы.

– Еще есть бывший военный, а ныне владелец парикмахерской, – напомнил Казимир Львович.

– Вы же сами знаете, что этих троих не стоит принимать всерьез, – Малахов положил ложку на край блюдца и подхватил печенье. – У них денег мало, полноценную кампанию не потянут. А вот четвертый конкурент…

– Иван Брегель, владелец сети дорогих супермаркетов, – согласно закивал головой Лифанов. – Вы совершенно правильно определили нашу общую цель. Как будто знали результаты праймериз, – льстиво похвалил клиента рекламщик, хотя выделил главного конкурента давно, лишь увидев список кандидатов. – Мы провели обзвон избирателей, задавая стандартный вопрос: «Если бы выборы состоялись сегодня, за кого бы вы проголосовали?».

– И кто на первом месте? – заволновался миллиардер: рука с очередным печеньем замерла над столом.

– Борис Малахов! – громко и торжественно, словно шпрехшталмейстер на арене, объявил Лифанов.

Самодовольный кандидат в депутаты захрустел сладкой корочкой.

– Браво! – не удержался Расколов и захлопал в ладоши. – Знай наших!

– Но вторым идет Брегель, – Казимир Львович поставил пустую чашку на стол и повернул к гостям экран монитора с «говорящим» графиком. – Владелец супермаркетов отстает всего на несколько пунктов.

– И что теперь делать? – Малахов стряхнул с брюк крошки. – На телеэкране я мелькал, интервью газетам давал, рекламные щиты по городу с портретом развесил. Ну, как еще убедить людей, чтобы они голосовали за меня, а не за Брегеля?

– Не заморачивайтесь. Дайте и нам поработать, – лукаво улыбнулся Лифанов. – Существует масса способов поднять вашу популярность.

– Намекаете на «черный пиар»? – проявил осведомленность адвокат. – Надеюсь, в рамках закона?

– Вполне, – успокоил гостей рекламщик. – Все легально и, я бы сказал, даже… излишне наивно и нарочито спонтанно.

Малахов и Расколов удивленно уставились на хозяина кабинета: что за бессмысленный литературный изыск?

– Не буду раскрывать профессиональных секретов, – выдержав достойную паузу, продолжил Казимир Львович, – перечислю лишь парочку, чтобы вы оценили изощренность ума. Например, мы наняли десяток студентов и старшеклассников. Ребята «заходят» на разные форумы в интернете и, включаясь в обсуждение, между делом касаются темы предстоящих выборов. Мол, собираюсь голосовать за Малахова.

– И вы надеетесь на дополнительные голоса? – пренебрежительно фыркнул адвокат. – Посетители форумов – молодежь. Они и на выборы-то не ходят!

– Все зависит от форума, – с трудом скрывая обиду, проворчал Лифанов. Знали бы, сколько ночей просидел Казимир Львович перед монитором, пытаясь разобраться, как правильно построить текст, чтобы никто не догадался о его рекламности. – Среди них много и таких, где обмениваются мнениями люди среднего возраста и общественно активные. И потом, знаете ли, курочка по зернышку клюет.

– Но это потребует огромных средств! – в свою очередь возразил Малахов.

Лифанов уже пожалел, что решился рассказать об используемых в агентстве методах. Для клиента главное результат, а какими средствами он достигнут, знать вовсе не обязательно. Однако теперь приходилось держать удар.

– Да, затраты значительные, но обещаю, за рамки обговоренного бюджета не выйдем, – уверенно заявил Казимир Львович. На самом деле найм студентов обошелся в сущие копейки, ребятам лишь оплатили месяц пользования интернетом. Чтобы не углубляться в финансовые тонкости, Лифанов торопливо вытащил из ящика стола листок формата А4, отпечатанный на цветном принтере, и протянул Малахову. – На днях мы начинаем распространять фальшивые листовки с портретом Брегеля.

Малахов, ища подвох, внимательно прочитал небольшой текст: обращение к избирателям, обещания сделать город зеленее, дворы чище, избавить улицы от пробок, искоренить коррупцию.

– Стандартный набор, как и у меня, – непонимающе пожал плечами миллиардер и передал листовку Расколову. – Что здесь «черного»?

– Абзац про домашних животных, – Казимир Львович ткнул пальцем в нужную строчку. – Якобы Брегель предлагает обязать владельцев собак и кошек платить налог в городскую казну и вживлять питомцам чип. Что поможет городу избавиться от бездомных стай.

– Ну и какая собака зарыта в бездомных собаках? – сострил адвокат, все еще не веря в действенность фальшивых листовок.

– Как вы знаете, наиболее активный электорат, – терпеливо стал объяснять Лифанов, – пенсионеры. По старой, еще выработанной в советскую эпоху, привычке они дисциплинированно ходят на выборы. Практически у каждого есть дома четвероногий друг – некое спасение от одиночества. Они ни за что не отдадут свой голос кандидату, который требует брать плату за любовь стариков к собачкам и кошечкам. И из чего – из их мизерных пособий?

Малахов удовлетворенно засмеялся. Хозяину супермаркетов трудно будет переубедить пенсионеров.

– Листовки мы расклеим по району, – Лифанов вернулся к любимому месту у окна, – причем часть – внутри домов. Прямо на… дверные глазки.

– В чем тут хитрость? – поинтересовался владелец столичной недвижимости, он и не подозревал о существовании подобных способов борьбы с соперниками. Может, стоит что-то испробовать и в бизнесе? Там ведь тоже часто приходится иметь дело с конкурентами.

– Чтобы окончательно досадить избирателям, – усмехнулся Лифанов. – Обнаружив намертво приклеенную к двери бумажку, человек разозлится и автоматически перенесет собственное раздражение на героя листовки. За него он точно голосовать не пойдет!

– Неэтичный прямо скажем метод, – поморщился миллиардер.

– Зато действенный, – цинично заметил Лифанов. – Из того же «набора» наклейка стикеров с призывом голосовать за Брегеля на стекла автомобилей. И граффити с его именем на заборах, что возмутит людей и вызовет неприязнь к кандидату. – Наблюдая, как вытянулось от удивления лицо Малахова, Казимир Львович, решил не уточнять, что последняя акция агентству вообще обойдется практически даром. Нанятым школьникам, которые с удовольствием разрисуют стены домов и гаражей, выдали лишь баллончики с краской и назвали фамилию, которую требуется изобразить. Дальше – бесплатный и не рецензируемый полет фантазии. Чем хлеще и беспардоннее, тем лучше. – Гарантирую, мы оставим Брегеля далеко позади.

Малахов, удовлетворенный услышанным отчетом, вылез из кресла. Пока всё, тьфу-тьфу, складывается отлично. Миллиардер, прощаясь, кивнул Расколову и направился к двери.

– Да, а как вам спецпроект? – бросился провожать клиента Казимир Львович.

– Работает, – буркнул Малахов, открывая дверь, – газеты, наконец, перестали трепать имя Илоны.

– Видите, нет ничего невозможного для пиарщиков, – почти крикнул в спину уходящему гостю Лифанов.

– Еще бы – вам столько заплатили, – раздраженно прошипел Расколов, проходя мимо Казимира Львовича. – За такие деньги и я не прочь записаться в бойфренды.

И адвокат заторопился к лифту вслед за хозяином.

– Ну, и записался бы, – рявкнул Лифанов. Но, конечно, еле слышно, почти про себя. Он помнил, что клиент всегда прав, потому что богат.

На плаву остается тот, кто умеет сдерживать эмоции. А Казимир Львович умел.



Расколов услужливо пропустил хозяина в пустую кабину лифта. Нажал кнопку первого этажа.

– Дима, у меня с Илоной предвидятся новые проблемы, – Малахов прислонился спиной к зеркалу и засунул руки в карманы. – По твоему совету мы выбрали для девочки экстернат.

– Что было правильно, – откликнулся адвокат. Он знал, что его идея помогла семье. – Проскочило безболезненно.




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/roza-sergazieva/tochnaya-kopiya/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Поддержите автора - купите книгу




Читать бесплатно другие книги:

С.Т. Шацкий и В.Н. Шацкая – выдающиеся русские педагоги, которые жили и работали в условиях революции, Гражданской войны...
Книга «Без двойников» – еще одна часть серии книг известного поэта и прозаика Владимира Алейникова об отечественном анде...
В последние годы у нас стало принято очень серьезно заботиться о раннем развитии детей. Вот только забота эта подчас обо...
Современные родители очень заняты и очень ответственны. При дефиците времени им хочется знать все о развитии, воспитании...
Как отдохнуть летом с малышом? Ехать ли с ребенком в жаркие края? С какого возраста можно путешествовать с ребенком? Как...
Книга "Очищающий СМОГ" – книга известного поэта и прозаика Владимира Алейникова о былой эпохе, об отечественном андеграу...