Точная копия - Сергазиева Роза

Слишком чопорные и дисциплинированные люди. Мама, как могла, уговаривала потерпеть «еще чуть-чуть», столько уже пройдено. Но Илона собралась домой. Воплотить желание в жизнь большого труда не составило.

Малахова постаралась раскурить сигарету как раз к приходу в туалет воспитательницы. Нарушительницу «приговорили» написать 500 английских слов. Сдав заполненный листочек, Илона отправилась в корпус, где повздорила с соседкой. Дело кончилось дракой. Малахову наказали уборкой газона перед зданием школы. Илона швырнула грабли и убежала. Девочку отстранили на неделю от занятий – пусть посидит с мамой, подумает. Вернувшись в школу, Илона явилась на урок с банкой пива.



– Она совершила четыре нарушения, – подтвердил Расколов, – англичане в такой ситуации освобождаются от ученика.

– Так переведи её в другую школу! – рявкнул Малахов.

– Исключено, – пожал плечами адвокат. – Злостного нарушителя включают в общенациональный список, и больше ни в одну частную школу ни за какие деньги, будь ты хоть членом королевской семьи или отпрыск нефтяного магната, тебя не примут.

– И правильно, – вмешалась в диалог взрослых «героиня дня». – Нечего там делать. Зачем мне сдалась иностранная школа? Это мальчишкам, которые мечтают о карьере в бизнесе или политике, полезно с малолетства обзаводиться нужными знакомствами. Ну а девочкам, тем более таким обеспеченным, как уверяет папа, на сто лет вперед, – какой прок?

– И чего же она хочет? – всплеснул руками папа, посмотрев злобно на жену.

– Я совершеннолетняя и сама придумаю что-нибудь для себя, – гордо заявила девица.

– Тебе еще нет восемнадцати, – хладнокровно уточнил юрист.

– Будет через пару месяцев, – показала адвокату язык Илона, – так что вполне способна отвечать за свои поступки.

– Несовершеннолетняя дурочка, – сжал кулаки Борис. – Многие её сверстники уже давно распрощались со школой, а она до сих пор не получила аттестат о среднем образовании.

– Но девочка пропустила год по уважительной причине, – суетливо вклинилась Лена, – учила язык.

Спорщики пропустили замечание женщины мимо ушей: страсти достигли апогея.

– Так в чем проблема? – взвизгнула дочь. – Купи корочку, если тебе она так важна.

Малахов хотел от души выругаться, но лишь откашлялся и перевел взгляд на юриста.

– Для этого нужно в какой-нибудь школе числиться, – Расколов поправил галстук (адвокат даже в самую знойную столичную жару непременно ходил в костюме и галстуке, или… так он одевался только тогда, когда направлялся к Малаховым?). – Хотя бы формально.

– Что? – Илона подскочила с дивана – зазвенели браслеты на руках, подлетела к Расколову. – Опять в школу? Опять уроки? Сколько можно издеваться над человеком? Жизнь мчится мимо меня, а я вынуждена тратить время на глупости!

– В нашем положении, – не обращая внимания на истерику подопечной, юрист спокойно положил на колени знакомый кейс, откинул крышку и достал прозрачную папку, – подойдет экстернат. Я подобрал подходящие образовательные учреждения. При такой форме обучения ученик не ходит на занятия, лишь периодически присылает по электронной почте работы по разным предметам.

– Но она, – и Борис ткнул указательным пальцем в сторону дочери, – и экстернат не потянет. Ей сами предметы не знакомы, какие уж работы по ним?

– Ну, об этом можете не беспокоиться, – Расколов кинул папку на стол, и она проскользнула прямо к Елене. – Если задание не удастся скачать в интернете, найдется масса желающих выполнить работу за вас, только плати.

– Мне подходит, – кивнула Илона. Понимая, что дальнейшими проблемами с обучением займется мама, девица направилась к выходу и послала присутствующим воздушный поцелуй: – Адью!

Лена вздохнула и стала перебирать страницы.

Малахов опустился в кресло рядом с Расколовым.

– Я тебе как-то говорил, что подумываю принять участие в выборах в городскую Думу, – напомнил Борис.

– Зачем тебе политика? – адвокат закрыл кейс и поставил у ног. – Грязное, хлопотное дело.

– Зато полезное, – Борис побарабанил пальцами по подлокотникам. – Для бизнеса. Чтобы кому-нибудь другому не приглянулась моя собственность. Желающих оттяпать кусок множество. Борьба за депутатский мандат предстоит тяжелая, конкуренты станут рыть со всех сторон. За себя, жену не беспокоюсь, там все чисто, но вот дочь… Илона со своим дуростями способна сильно навредить. Ума не приложу, что делать.

– Не волнуйся, – Расколов посмотрел на часы: свою задачу он выполнил и пора покинуть неспокойное семейство. – Организацией избирательной кампании занимаются пиар-агентства. Прожженные пройдохи, они не только продадут тебя электорату в красочной упаковке, но и замажут скелеты в шкафу. Это их работа. За что им и деньги немалые платят.

– Надеюсь, ты подберешь лучшее? – Малахов собрался проводить гостя.

– Естественно, – улыбнулся юрист. – А за это ты мне деньги платишь.




Глава 2


КАРМАНОВ пробежал глазами заголовки новых сообщений на экране компьютера. Увы, ничего стоящего. Анатолий щелкнул в «Закладки»: начинается нудный ритуал поиска. Чем он занимался каждый день уже который месяц.

Летом Карманов получил диплом об окончании факультета журналистики. Будущую профессию когда-то выбрал «за компанию» вместе с одноклассником Глебом Домнышевым. В принципе их три закадычных друга, которых в шутку называли «паровозиком»: Толя-Коля-Глеб. Но если Коля Ухов сразу определился, что намерен поддержать семейную традицию и поэтому нацелился на медицинский, то Глеб и Карманов долго перебирали варианты, оценивали перспективы той или иной профессии и свои способности.

В какой-то момент в списке «Толи-Глеба» осталось лишь два пункта: «юрист» и «журналист». Домнышев, поточив в очередной раз карандаш, наконец, нарисовал жирный плюс напротив второй строчки, вслух объяснив, что это единственная сфера деятельности, где любопытство не только приветствуется, но за него еще и деньги платят. Анатолий внутренне больше склонялся в сторону «юриста», к термину красиво примыкали слова «уверенность» и «стабильность». Но, с другой стороны, юристов и экономистов выпустили в стране столько, что устроиться на приличную работу проблематично. Поэтому Карманов, опубликовав пару заметок в интернет-газете, отправился вслед за Глебом на журфак.

Оттрубив пять лет в институте и распрощавшись с однокурсниками, Карманов и Домнышев, по совету Глеба, не ринулись предлагать себя в редакции газет и журналов, а, подхватив Николая (будущему хирургу предстояло еще год трубить в мединституте), отправились отдыхать на Черное море. Хитрый Глеб рассуждал так: пусть остальные бегают по Москве в поисках вакансий, устраиваются. Мы же, в удовольствие оттянувшись, приедем позже и «снимем сливки»: пообщаемся с друзьями, узнаем из первых рук ситуацию на рынке труда, кто и сколько получает и где выгоднее.

Коля-Толя-Глеб сняли комнату на берегу. Целыми днями загорали и купались. Объедались помидорами, абрикосами и черешней, не переставая удивляться, почему на юге фрукты достигают мифических размеров. Активно ухаживали за девушками, которые на море сплошь коричневые и доступные (только никаких «дальнейших отношений»).

Николай в сентябре засобирался домой, а дипломированные журналисты решили захватить еще и «бархатный сезон». Вернулись в Москву уже в самые дожди.

Пора было начинать обзвон однокурсников. Причем, следуя разработанной стратегии Глеба, друзей для откровенной беседы приглашали в кафе по одному. Девчонок на кофе-пирожные, мужиков на пиво. Выяснилось невероятное. Из их группы в газету пошли работать только две девушки. Еще одному парню удалось пристроиться на телевидение. Остальные в поисках больших денег разбежались по рекламным агентствам и пресс-службам. Особо повезло тем, кто попал в зарубежные компании и в госучреждения уровня федеральных министерств и городских департаментов (романтический настрой при поступлении в институт трансформируется в голый прагматизм после получения диплома). Остальные зацепились за место контент-менеджера на сайтах туристических или страховых фирм, интернет-магазинов.

Карманов сетовал, что они лишь время потеряли и деньги зря потратили, болтая с бывшими однокурсниками. Но Глеб смотрел на ситуацию оптимистически: по крайней мере, теперь они способны составить рейтинг предпочтений выпускников факультета журналистики. Как не обидно звучит, но редакции газет и журналов значатся на самом последнем месте. Возглавляют же список рекламные агентства, где если и приходится сочинять статьи, то по заказу, когда весь необходимый материал предоставлен и акценты обговорены. Отдельно стоят пиар-агентства. Особенно те, которые специализируются на выборах. В периоды избирательных кампаний на сотрудников выливается в буквальном смысле золотой дождь, заработки зашкаливают.

Поэтому Глеб остановился на пиар-агентствах. Парни прошерстили интернет, составили грамотно резюме. Как полагается, расписали собственные таланты, не забыли сопроводить текст фотографиями. Правда, пока искали-готовились, подступил Новый год. Атаку на работодателей отложили до окончания праздников. В этот период страна отдыхает, никто новых сотрудников не ищет. Зато с середины января принялись долбить сайты компаний.

Только никто не спешил пригласить ребят на собеседование. Может быть, пора отказаться от поиска самого сладкого места и спуститься по списку на ступень ниже. Но Глеб был неумолим: торопиться им некуда, считай, вся жизнь впереди. Счастье еще улыбнется.



Карманов подпрыгнул на кресле: в разделе, который он каждый день просматривал, буквально полчаса назад появилось объявление: пиар-агентству «КаЛиф» срочно требуется молодой, амбициозный сотрудник мужского пола. Жирным шрифтом выделено: «по образованию журналист». Это же прямо про нас! – обрадовался Анатолий, не смутившись тем, что вакансия лишь одна. И тут же отправил резюме – свое и Домнышева. Они договорились с Глебом страховать друг друга, чтобы не пропустить ни единой возможности. Потом скопировал ссылку, сопроводил традиционными смайликами-приветствиями и отослал Глебу.

В правом углу экрана появилось сообщение, что в «ящик» упало новое письмо. Невероятно, но пиар-агентство «КаЛиф» назначило Домнышеву и Карманову собеседование, на завтрашнее утро. Вот это скорость! – ахнул Анатолий. Видимо, в конторе сложилась критическая ситуация, сотрудник им требуется и впрямь срочно.

Анатолий залез в интернет, поискал в Сети информацию о фирме «КаЛиф». Агентство специализировалось исключительно на предвыборных кампаниях разных уровней – от муниципальных до парламентских. Представляло себя как коллектив профессионалов, действующих жестко, дерзко, наступательно, но в рамках закона, владеющих методами влияния на электорат, способных помочь обойти любого конкурента. «Мы можем всё!» – убеждало агентство потенциального клиента: чиновника, политика, бизнесмена.

Утром два «молодых и амбициозных журналиста» (как заказывали!) загрузились в лифт и отправились на верхний этаж стеклянной башни. Парни предварительно обсудили форму одежды и остановились на ненавязчивом консерватизме. Не слишком официально (без черных костюмов и галстуков, не в юридическую же фирму их пригласили на собеседование), но корректно – отглаженные брюки и неяркие свитера. В приемной им улыбнулась симпатичная девушка, представившаяся Ниночкой, которая проводила гостей до заветной двери главного начальника. Как и полагается опытному секретарю, Ниночка четко дважды повторила: директора зовут Казимир Львович Лифанов. И успела по секрету сообщить, что нового сотрудника шеф намерен выбрать лично. Под какой-то загадочный спецпроект.

Лифанов (мужчина лет сорока, на носу очки-хамелеоны) встал из-за стола, пожал руку двум кандидатам. Оглядел внимательно одного (Глеб старательно пригладил непослушные рыжие вихры), потом другого. Зачем-то провел рукой от своего лба к макушке Карманова. Они оказались одного роста: чуть ниже среднего (Анатолий непроизвольно поежился: да, он не высок, его, в отличие от Домнышева, не приглашали на роль Казановы в институтской постановке, но зато он хорошо плавает, мышцы накачаны).

– Та-а-а-к! – протянул Лифанов и плюхнулся обратно в огромное директорское кресло.

Парни, подумав, что это своеобразная форма приглашения, тоже заняли места в креслах напротив начальственного стола.

– Что ж, я на вас посмотрел, – Лифанов сложил руки на груди. – Чем занимается агентство, вы, наверняка, уже выяснили в интернете?

Парни смущенно кивнули.

– Вопросы есть? – продолжил директор.

– Э-э-э…, – промямлил Глеб. Обсуждая возможные варианты развития ситуации во время собеседования, они и не предполагали, что поддерживать разговор предстоит им.

– М-м-м…, – протянул Карманов. Что же делать? Спрашивать про зарплату в первую минуту знакомства некорректно, тем более ее величина указана в объявлении. Как же продемонстрировать свою заинтересованность? И Анатолий протараторил: – Только один. Почему… почему у вашей фирмы такое непривычное название?

– Ха, – хмыкнул Лифанов и засиял: вопрос польстил его самолюбию. – Ниночка вам сообщила, что меня зовут Казимир? Согласитесь, имя редкое. Постарались папа с мамой. Но я выжал из него максимум полезного: из имени и фамилии сложилось чудесное название «КаЛиф». Оно прекрасно отражает смысл деятельности пиар-агентства. Каждый человек мечтает стать хоть на час всемогущим калифом, а мы, – подбоченился хозяин, – калифы на постоянной основе. Наш девиз: «Мы можем всё!».



Читать бесплатно другие книги:

С.Т. Шацкий и В.Н. Шацкая – выдающиеся русские педагоги, которые жили и работали в условиях революции, Гражданской войны...
Книга «Без двойников» – еще одна часть серии книг известного поэта и прозаика Владимира Алейникова об отечественном анде...
В последние годы у нас стало принято очень серьезно заботиться о раннем развитии детей. Вот только забота эта подчас обо...
Современные родители очень заняты и очень ответственны. При дефиците времени им хочется знать все о развитии, воспитании...
Как отдохнуть летом с малышом? Ехать ли с ребенком в жаркие края? С какого возраста можно путешествовать с ребенком? Как...
Книга "Очищающий СМОГ" – книга известного поэта и прозаика Владимира Алейникова о былой эпохе, об отечественном андеграу...