Небольшая повесть - Пажитнов Виталий

Небольшая повесть
Виталий Владиславович Пажитнов


Ну что я могу сказать моему читателю… Если вы любите небольшие фантазии, если вы положительно относитесь к творчеству Набокова и Шварца и мир книги для вас не только классический, но ещё может быть и немного необычным и даже неожиданным, – тогда и для вас готова небольшая улыбка, которая частенько гостит на строчках книги, и что же, тогда – добро пожаловать…





Небольшая повесть

Виталий Владиславович Пажитнов



© Виталий Владиславович Пажитнов, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru




1


– Мелон, Мелон, выходи! – Кричал один весьма высоки человек, приподняв голову и левую руку в верх в видневшееся высоко над ним, чуть прикрытое желтовато-чешуйчатым башенным щитом-ставнем окно, на что где-то минут через пять раздался чуть приглушенны из-за отдалённости, но всё-же довольно отчётливый и чуть хрипловаты ответ из глубины башни:

– Да подожди-же ты, подожди, дай мне это подтащить к бойнице, Элсир, вечно ты спешишь!

– Мелон, Мелон, да брось ты этот мешок с рухлядью, на кой он тебе сейчас сдался?

– Э, Элсир, да ты подожди, – ответил, уже появившись в башенном бойцовом проёме второй собеседник, и чуть высунув из узкого окна свою большую голову, украшенную золотистым, поблескивающим на солнце, но судя по всему весьма старинным шлемом, – Да ты погоди, ведь то, что ты только что так небрежно назвал рухлядью, не что иное, как старинные доспехи бывших наместников и старших княжетей нашего полуострова, а это, как ты знаешь…

– Да ладно, чёрт с тобой, оставь их там, около лестницы, послезавтра днём мы вместе поднимемся и посмотрим, что там есть интересного.

– О, да там десятка полтора рукояток, усеянных драгоценными камнями, и ещё по крайней мере три прекрасных золотых шлема…

Элсир, к этому времени уже отойдя назад шагов на пятнадцать, и теперь стоя уже над самым краем очень круто здесь обрывающегося берега, внизу которого довольно-таки шумно и гулко, с обилием большой пены шумели и разбивались об прибрежные камни и на линии прибоя большие и грузные морские волны, да, и теперь стоя на самом берегу он, чуть приподняв свою голову посматривал на возвышающееся высоко в верху смотровое окно этой старинной замковой башни, возвышавшейся высоко в небо на большом скалистом береговом кряже метров на семьдесят, и имевшей с самого момента своей постройки чёткий, неизменный, но совершенно ничуть не влияющий на устойчивость и прочность этой старинной сторожевой и смотровой башни крен примерно в 10—12 градусов в сторону моря, простоявшей так уже гораздо более четырёхсот с половиной лет, с обоих сторон которой уходили далеко в глубь материка высокие, 50 метровые зубчатые стены, вообще-то очень плотно и прочно защищающие этот практически непреодолимый сторожевой форпост, который далеко неоднократно, (а в какие-то годы – и постоянно) служил также и одной из самых любимых и наиболее часто посещаемых королевских резиденций.

Да, итак Элсир, отойдя шагов на пятнадцать к скалистому обрыву немного помолчал, но потом тем-же тоном ответил своему коллеге (Да, и тот и другой были постоянными хранителями и ответственными за покой и неприкосновенность этой цитадели), что бы он оставил всё у лестницы, там за нишей, в правом углу, (да, ведь не дай Бог кто узнает), на их старом месте, а сам уж пожалуй поскорее спускается на грешную землю: – ведь уже через два часа их обоих будут ждать в графской резиденции, и насколько он знает, их уже ждёт одно очень важное и ответственное дело, о сути которого Его Сиятельство соизволит сообщить им лично.

– А ты с ним уже говорил?

– Только что от него.

– Ну и что это за задание?

– Увы, я сам ещё не в курсе, но граф очень просил нас обоих сегодня не опаздывать, поручение это весьма и весьма важное, и кажется, нам и правда предстоит в скором весьма и весьма потрудиться…

– Ну что же, пошли?

– Пошли, пошли, за эти два часа мы, если не сбавлять шага успеем добраться засветло до графских ворот, ну а сейчас нам уже нужно очень и очень спешить.

И эти двое совместно закрыли тяжёлую и ужасно скрипевшую и лязгавшую при этом входную боковую дверь смотровой башни, после чего тот, что был пониже и погрузнее, (Мелон) вытащив большую связку довольно-таки немаленьких ключей выбрал нужный, и с большим и скрежещущим поворотом защёлкнул старинный замок на три гулко слышных скрипящих щелчка.

После этого он поднял с земли свой светло-серый серебристый рюкзак (в котором что-то довольно звонко и явно побрякивало и позвякивало), и водрузив поверх такой-же старинной и слегка поблескивающей кирасы его на левое плечо он кивнул своему высокому коллеге, и они обойдя с левой стороны высокую наклонную башню стали довольно быстро удалятся в глубь материка по старой мощённой дороге, ведущей сначала вдоль этих высоких и зубчатых стен, и где-то минут через тридцать пять выходящую на весьма широкий и весьма проезжий Почтовый тракт, ведущий как раз туда, куда им было надо.

И где-то минут через сорок эти две фигуры (дна одетая совершенно по европейски, а вторая кроме современных джинсов и кроссовок нёсшая на себе довольно-таки тяжёлую и весьма не очень-таки удобную средневековую кирасу и современный светло-серебристый немецкий рюкзак, набитый всевозможным (и весьма-таки драгоценным содержимым)), тайком вынесенным ими из вверенной в их попечение башни уже шагали по этому широкому мощённому почтовому тракту, по обе стороны которого росли довольно толстоствольные и склоняющие свои широкие и очень тяжёлые листья почти что до голов наших путников пальмы, и пройдя ещё минут пятнадцать Мелон оглянулся, что-то шепнул своему спутнику, который немного улыбнувшись молча отошёл на два шага назад, и совершенно беспечно скрестил на груди свои руки, а Мелон оглянувшись очень быстро спрыгнул на обочину, и ловко и быстро пробираясь сквозь высокую, временами доходящую ему до груди растительность добрался до стоящей напротив него пальмы, после чего где-то минуты на три-на четыре его позолоченный шлем полностью скрылся в высокой и густой траве, и только по прошествии этого довольно-таки небольшого временного отрезка снова появившись на поверхности (но теперь уже без рюкзака, который вместе со всем его ценным содержимым был уже надёжно спрятан в незаметном подземном тайнике, в котором у этих двоих смотрителей уже хранилось довольно-таки приличное количество ценнейших, а порой и вовсе бесценных экспонатов из глубин замка на такую сумму золотых эскудо, которой им обоим вполне бы уже хватило лет на пятьдесят-шестьдесят совершенно безбедного проживания и купания в роскоши). Да, но бросить службу у графа и куда-нибудь уезжать из страны они пока совершенно не собирались, и в их честных и весьма преданных планах было желание ещё лет десять-пятнадцать прослужить Его Сиятельству, и только после этого удаляться на уже вполне законный и полный пенсионный покой где-нибудь на окраине столицы, а может и в какой-нибудь из соседних стран…

Да, итак оставив свою ценную ношу в тайнике под пальмой Мелон присоединился к безмятежно стоявшему сотоварищу, который встретив его с довольно-таки традиционным поклоном сначала всё-таки минуту для вежливости промолчал, но после чего ещё раз и довольно крепко прошёлся по всем его родным и тёщам, и ещё раз сказал, что это уже явный перебор, что всяческих ценностей и ценных побрякушек у них в это дыре уже столько, что обоим им вполне хватит уже до конца жизни, а им, хоть и таким уж неблагодарным, но всё-таки очень верным и надёжным графским слугам ещё лет пятнадцать честью и совестью служить и служить ещё у Его Сиятельства, и что пора остановиться с этой игрой в разные камушки, которых они за эти восемь лет весьма преданной службы набрали уже столько, что не дай Бог кто узнает, а… Ну, ладно, хоть мы оба и весьма неблагодарные скотины, но нам уже надо весьма и весьма спешить, да, ведь нас ждёт ещё одно какое-то весьма важное и ответственное графское задание, и нам лучше не опаздывать…

И, закончив с этой тирадой они оба прибавили своего и без того не медленного шага, и перейдя старый ров стали приближаться к графскому замку.

Чуть вечереющее уже солнце светило уже довольно низко над верхушкой небольшого полускалистого холма, стоявшего в нескольких километрах то уединённого и гордого старинного графского замка, и тень от широких и развесистых пальмовых листьев уже полностью укрывала и весь почтовый тракт, и обоих спутников, спешивших для получения какого-то особого и ответственного задания, и уже подходивших к последнему, и весьма широкому рву, окружавшему старинные покои, после которого до высоких и гордых ворот оставалось где-то около пятисот метров…

Да, едва наши путники пересекли небольшой мост, по оба конца которого стояли по паре гордых и чуть-чуть приподнявших передние лапы и немного позеленевших от времени львов, как небольшая калитка в готической аркаде ворот очень быстро приоткрылась, и из неё навстречу путникам вышла и немного склонив голову пошла очень хорошо знакомая им обоим высокая и чуть-чуть сутулая фигура главного графского управляющего (абсолютно надёжная и немного странная персона, кстати, единственный человек, которому граф доверял всецело, и который знал почти все, (и даже самые сокровенные графские тайны)).

Да, пройдя так метров сто пятьдесят Алфит остановился, и когда приближающиеся к нему путники подошли на расстояние примерно в пятьдесят шагов он приподнял в верх правую руку, и оба наших путника сразу поняли, что для них есть какое-то, и может быть довольно важное известие…

Молча переглянувшись и подойдя к ожидающей их довольно высокой и очень хорошо им знакомой фигуре оба они остановились в нескольких шагах от него, после чего оба вежливо поклонились, и управляющий опустив свою до сих пор приподнятую в верх руку точно так-же поклонился им в ответ, и довольно низким и немного гортанным голосом произнёс:

– Здравствуйте, Мелон, здравствуйте Элсир, вы как я хорошо знаю пришли сейчас по приглашению Его Сиятельства для получения одного весьма важного и ответственного поручения, которое граф решил вверить вам лично, и о котором успел немного поговорить и посоветоваться и со мной… Да, очень хорошо и очень похвально, что вы пришли вовремя, и как я вижу спешили… Да, а поручение-то было действительно важным, и я лично минут десять говорил с графом о нём перед его отъездом… Да, милейшие господа, Его Сиятельство полтора часа назад был вынужден в очень спешном порядке покинуть замок, и я уполномочен совершенно торжественно и официально вам заявить, во первых по тому что причина, по которой так срочно удалился граф и правда очень серьёзная, и во-вторых, и по тому что до возвращения графа всеми делами и поручениями в округе буду заведовать я лично, о чём у меня на столе лежит подписанная графом и скрепленная всеми печатями бумага, итак, до возвращения Его Сиятельства…

– Пардон, просим прощения что мы прерываем вашу милость, но извините, а можно ли узнать, куда и насколько уехал граф? Ведь поручение, которое…

– Пардон, пардон, пардон принимается, но увы, мои уважаемые, куда уехал граф мне неизвестно и самому, единственное лишь, что когда он сможет или сочтёт это нужным, он сообщит мне об этом в письменном виде. Ну, а на второй вопрос, насколько, могу вам повторить то, что сообщил он мне перед самым отъездом: это может быть на пять лет, а может быть и лет на семь – на восемь, этого не знал пока он сам… А что касается того поручения, о котором он вкратце поведал господину Элсиру, то его придётся отложить до приезда графа, без его присутствия ничего совершенно не выйдет, и что бы вы не были очень расстроены, он предложил мне несколько вариантов относительно ваших занятий, но – давайте, поговорим об этом уже в графской гостиной, а не здесь на дороге… Ну что-же, итак, прошу вас следовать за мной…

И кивнув обоим спутникам он развернулся, и пошагал к замку, и оба наших знакомых отправились следом за ним, пытаясь не отставать от его широкого и размеренного шага.

Так они прошли через боковую дверь в воротах, около которой маленький но очень тучный привратник очень низко и вежливо поклонившись перед гордо шагающим впереди заместителем графа, а потом, чуть небрежней, но всё-таки вежливо и перед следующими за ним двоим нашим знакомым, и после того как их шаги гулко свернули за угол дворцового проезда и стали отдаляться к одной их дверей, ведущей в графские покои очень быстро закрыв входную дверь вернулся в свою сторожевую комнатушку, где около глубокого и удобного кресла стоял включенный на какую-то вечернюю программу телевизор, и на небольшом столике перед ним лежал раскрытый и наполовину им уже прочитанный журнал с кросфордами, он пододвинул к себе недавно налитую чашку с чаем, и минуты две посидев всё-таки немного потянулся, зевнул, и протянул руку к уже наполовину прочитанному журналу.

Ну, а наши герои, следуя за гордой и важной молчаливой фигурой Алфита миновав уже широкую и старательно обвешанную старинными картинами и гравюрами приёмную вошли в графский кабинет, с одной стороны весь обставленный книжными полками, а с другой весь обвешанный старинными родовыми портретами из графской родословной, (в самом углу которой висел так-же и весьма широкий и очень неплохо удавшийся портрет Алфита), и управляющий важно опустившись в хозяйское кресло и дружески показав путникам на широкий гостевой диван, стоявший напротив и минуты две помолчав и немного потеребив свои пышные и наплюмаженые усы зевнул, взял со стола указ, на котором ещё не высохшими до конца чернилами было написано о передаче всех полномочий над графской округой и всеми как внутренними, так и международными делами Алфиту, и дав ознакомиться сеньорам с содержанием этого документа, снизу которого очень важно и достойно всяческого уважения свисали все обязательные графские печати старший наместник взял из рук Элсира обратно сей ценный документ, и положив его на прежнее место после небольшого двухминутного молчания немного зевнул, и продолжил:

– Ну а что касается вас, что касается вас, дорогие мои, то у меня к вам есть такие предложения, о которых Их Светлость не забыл сказать мне. Итак, во-первых…




2


Да, а предложения, о которых Главный наместник поведал двум верным графским стражам и во первых, и во вторых и в четвёртых были в общем-то не довольно-таки сложными, но всё-же…

Да, но всё-же, вот уже четыре месяца оба наших верных стража сидели в большом скалистом гроте, внутри которого находилась большая художественная мастерская, на ночь довольно-таки тщательно закрывавшаяся изнутри, и вместе с тремя графскими художниками, имевшими очень важное и ценное задание – украсить изнутри всё помещение грота цветной художественной мозаикой, и очень усердно работавших над этим (и не очень-то кстати и лёгким заданием) уже где-то около семи месяцев, да, вот уже четыре месяца и Мелон, и Элсир вместе с тремя этими бедолагами возились с грудами мозаичной плитки, и довольно-таки частенько и порою даже весьма громко поминая кого-то, а так-же и чьих-то весьма отдалённых родственников оглядывали это огромное и весьма прохладное помещение, и ещё раз вздыхали, что здесь ещё по крайней мере года на полтора, если даже и не побольше работы…

И каждый вечер, уже закрыв этот грот и спускаясь обратно в дальний угол пещеры на свои ночлежные места, и осторожно обходя небольшое естественное озеро посередине грота, в котором мирно и совершенно беззаботно плавали довольно большие и пёстрые форели они всё-же и весьма сокрушённо вздыхали: ведь по графскому указу и вместо этого озера тоже должен быть очень гладкий пол с мозаичным изображением нескольких исторических и природно-религиозных сцен… Да, ну задачка, как-бы вот с ней справиться за эти год-полтора, а может и два… Э-э, ладно, ну да что теперь уж пенять… И они, поужинав консервами с кофе и посмотрев на проделанную за светлое время работу ложились спать… Да, и это уже четыре месяца…

На утро Элсир проснулся уже последним. Слегка поднывало после вчерашней работы левое предплечье, в правом нагрудном кармане слегка похрустывало пришедшее месяц назад письмо от сестры, в воздухе как-будто бы ещё летали отголоски только что просмотренного и вроде бы весьма-таки интересного сновидения… Да, полежав так ещё минут пятнадцать Элсир приподнялся, сел на кресло перед столом, на котором были разложены утренние консервы и уже остывший к этому времени кофе, и широко зевнув и посмотрев на работавших уже часа полтора своих коллег немного помотал головой и принялся за утренний завтрак… Да, ведь через пол часа ему тоже… Да, эх, пропади бы ты эта нелёгкая, ну да что уж тут…




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/vitaliy-pazhitnov/nebolshaya-povest/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Поддержите автора - купите книгу


1


Читать бесплатно другие книги:

Действие политического детектива закручивается вокруг лучшей дискотеки Таллина 70-х, которую КГБ использует в качестве п...
Сюжет этой книги – всё тот-же небольшой художественный сьюр-реализм с прибавками стиля модерн, да, такое небольшое, небо...
Ну что же, сюжет этой книги, как и почти всех моих серьёзных работ, представляет собой… Некий художественный сюрреализм ...
Так ли страшен ЕГЭ, как о нем говорят? Откровение человека, еще вчера учившегося в 11 классе, о том, как удалось получит...
Один мальчик пошел со своей девочкой в парк. Сели на скамеечку, едят мороженое. Дальше произошли такие ужасы, что надо о...
Жена известного адвоката Александра Ильинична Тарусова, уставшая от столичной суеты, приезжает в курортный Ораниенбаум н...