Хроники Чеггорра - Петров Евгений

Хроники Чеггорра
Евгений Петров


Молодой человек попадает в незнакомый мир. Где этот мир – неизвестно. Насколько он реален, приходится судить по ходу пребывания в этом мире…





Хроники Чеггорра

Евгений Петров



© Евгений Петров, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru




Пролог


Посылаю эти заметки в надежде, что кто-нибудь когда-нибудь сможет их прочесть. Не знаю пока, как мне удастся осуществить свои намерения, но милостью Мтари, может быть, мои записи достигнут рано или поздно Земли. Сам же я пока никак не могу вернуться. Да, собственно, и не желаю.

Несмотря на кажущуюся невероятность происшедшего, все описанные мной события – чистейшая правда. Я ручаюсь за каждое слово, вышедшее из-под моей руки. Правда, говоря по чести, мне порой самому кажется, что все это не более чем сон. Вот я открою глаза и снова окажусь в своей прокуренной комнате.

По этой причине у меня и возникла мысль хоть как-то поделиться воспоминаниями, оставляя моим возможным читателям право судить о написанном так, как кому захочется… Часть событий произошла лично со мной. Многое мне рассказали друзья и соратники.



Однако начну все по порядку, иначе будет несколько трудновато уловить нить моего повествования…

В детстве и юности я как, наверное, и многие из вас, уважаемые читатели, увлекался рыцарями, мушкетерами, благородными разбойниками. В какой-то мере я и себя считал рыцарем. Правда, в то далекое время это означало для меня лишь отвагу и умение владеть оружием. С друзьями мы устраивали бесконечные поединки на деревянных мечах, соревнования по стрельбе из лука и многое-многое другое, представляя себя благородными воинами, всегда готовыми поспешить на помощь слабому. Я буквально бредил поединками, поражая в мечтах многочисленных врагов.

Таким образом, я и попал в секцию фехтования. Но, к моему глубочайшему сожалению, спортивное фехтование весьма отдаленно соответствовало моим представлениям об этом благородном искусстве древности. Конечно, оно по-прежнему оставалось воистину прекрасным, но каким-то менее зрелищным, что ли, не таким настоящим, каким видели его мы, мальчишки, зачитывающиеся приключениями мушкетеров. Но это все равно было фехтование! И я с упоением отдавался во власть музыки свистящих клинков, звона стали и наслаждения боя. Занимался я старательно, стремясь получить каждую крупинку умения, но в то же время испытывал постоянно увеличивающееся чувство некоторой неудовлетворенности.

Меня тянуло к мечам и шпагам, копьям и алебардам, одним словом, к оружию никак не спортивному.

И вот настал момент, когда эта тяга пересилила.

С тяжелым сердцем я бросил секцию и продолжал заниматься фехтованием по разработанной лично мной программе, в которую я включил лишь исторические виды.

Нашлось и несколько единомышленников. В жарких схватках мы азартно отрабатывали методы ведения боя, неуклонно карабкаясь вверх по крутым ступеням умения. Не могу теперь сказать «мастерства», особенно после всех злоключений, когда мои так называемые умения не смогли помочь в реальной ситуации…

Одновременно с фехтованием мы оттачивали зоркость глаз, занимаясь стрельбой из лука и метанием ножей.

Все эти, с трудом заработанные навыки не имели, однако, никакого практического значения в жизни. Я с потаенной грустью читал и перечитывал книги, в которых все споры зачастую решались с помощью меча.

Но вот однажды мне в руки попалась книга, написанная в стиле фантастики, но фантастики героической. В ней не было нашего затасканного и мрачного средневековья, но были мечи, являющиеся далеко не последним из аргументов во всевозможных противоречиях.

Я с головой окунулся в мир таких книг. Залпом были прочитаны марсианские серии Э. Р. Берроуза и М. Муркока, горианская серия Д. Нормана и многие другие…

Именно после этих книг я все пристальнее стал вглядываться в звездное небо над головой.

Мысленно я уже был там, на неведомых планетах, где можно было дать волю мечу, защищая справедливость.

Меня охватило неодолимое стремление очутиться там…

Каждую ясную ночь я выходил под открытое чистое небо, усеянное множеством ярких точек, и, воздев руки, молил звезды принять меня. Однако эти отчаянные мольбы оставались безответными. Звезды холодно и равнодушно смотрели на меня из далеких глубин космоса. Я обращался к ним снова и снова.

Результата не было…

Я потерял покой, мысленно устремляясь к далеким планетам под неизвестными звездами. Казалось, вот-вот и,…

Но ничего не менялось.

Жизнь на Земле стала казаться мне серой и однообразной. Я почти не знал сна, не мог есть, бесконечно взывая к другим мирам. Ночь за ночью я выходил под пьянящие одним своим видом сияющие звезды, позволяя их свету омывать мое тело…

Не хватало какого-то небольшого толчка, чтобы ноги мои оторвались от старой доброй планеты и… Попасть в космонавты мне не грозило. Да, и если бы и можно было попасть в их число, до далеких планет все равно не достать. Это как сравнивать спортивное и историческое фехтование.

Проходили дни и ночи, недели и месяцы…

Но вот однажды… Я вспомнил фразу из какой-то детской книжки, что если захотеть по-настоящему, то можно всего добиться.

Захотеть по-настоящему!

Но, как это – по-настоящему?



***

Теперь немного отступлю назад. Дело в том, что один или несколько раз мне удавалось телепортироваться на сотню-другую шагов, правда, в пределах видимости. То есть приходило какое-то неуловимое состояние, при котором желание оказаться во вполне определенном месте по неизвестной причине срабатывало. Это было подобно чуду: я оказывался именно там, где хотел.



***

Вспомнив эти случаи, я нашел направление поиска.

Чтобы достичь других миров, мне нужно было поймать состояние, предшествовавшее мгновению телепортации. Это оказалось очень и очень непросто. Я экспериментировал снова и снова. Но тщетно… Огонек надежды тлел все слабее с каждой неудачной попыткой. И вот, когда он готов был погаснуть окончательно, чудо произошло.

Я шел, поднимаясь в гору. Усталые ноги с трудом повиновались мне. Душа была опустошена. Ни одной мысли не было в голове, разве что поскорей окончить утомительный подъем и оказаться на вершине. Я уже совершенно не думал об эксперименте, а лишь машинально передвигался дальше. Отчаяние все сильней овладевало мной. И вдруг, словно раскаленная игла пронзила мой мозг; нет, не болью, а ясностью мышления. Я явственно представил себя наверху – до того ярко и достоверно, что даже остановился от неожиданности… Я действительно был наверху.



СВЕРШИЛОСЬ!



Радость моя не знала границ – мне удалось запомнить все черточки, все оттенки моего внутреннего состояния. Я восторженно огляделся вокруг. Вполне естественно, мне захотелось еще раз проверить эту способность. И я, совершенно забыв, зачем поднимался в гору, представил себя на пороге дома. Отрешившись от всего окружающего, вооружившись желанием и отчаянием – до чего трудно было это сделать – я сделал шаг, машинально закрыв глаза. Я неуверенно стоял в искусственной темноте неопределенное время, пока, наконец, силы не вернулись ко мне. Веки мои медленно-медленно поднялись. Теперь я находился прямо на крыльце перед своим домом.



«Я могу!» – мысленно кричал я, вбегая в комнату.



Да, теперь я мог перемещаться по собственному желанию.

Но тут встала следующая проблема. Перемещаться-то у меня получалось, а куда? – вот в чем вопрос. Во время всех моих предыдущих опытов у меня, по крайней мере, имелось четкое представление о месте назначения. Для перемещения между мирами таких ориентиров не было.

Что делать?

Тогда я решил использовать одно, но крайне ненадежное средство: я взялся за кисть…



Долгое время ничего не выходило. Все рисунки мои были до отвращения мертвы. Конечно, ведь у меня совсем не было навыка. Один за другим неумелые пейзажи отправлялись в печь. Все фантастические миры, навеянные разгоряченным мозгом, превращались в пепел в жарком пламени топки. Однако я не сдавался.

Терпенье и труд – все перетрут.

Отдельные картины уже не казались нарисованными. Они жили, но еще не полнокровной жизнью. Не хватало малого. Глубина изображений ни в малейшей степени не походила на реальность. Данное обстоятельство не смущало меня. Я трудился как проклятый, пока не ощутил в своих картинах дуновение ветерка над высокими травами, шелеста листьев на деревьях, плеска воды в ручейках – пока окончательно не поверил в подлинность изображений.



…Подготовительный этап был закончен…



Оставалось перейти к следующему шагу… Но его еще нужно сделать.



В один прекрасный момент я решился на этот шаг…

Стояла ясная ночь, никак не сочетавшаяся с дождливым пасмурным днем накануне. Черное хрустальное небо, усеянное множеством сияющих искорок вбитых в него звезд, как будто спустилось совсем низко. Создавалось впечатление, что еще чуть-чуть, и можно рукой дотянуться до любой из сверкающих небесных заклепок. Я вышел под этот сверкающий россыпью огоньков свод и привычно воздел руки вверх. С трепетом я привел себя в требуемое состояние отрешенности и сосредоточенности и, закрыв глаза, представил свой самый удачный пейзаж наяву. Словно легкий ветерок коснулся моего пламенеющего лица. Со всем жаром души я устремился в придуманный мир. Меня охватило мимолетное головокружение. Через мгновение мне показалось, что прямо передо мной кто-то неведомый включил сильную лампу. Ласковое тепло окутало мое тело. Я сильней зажмурился, а потом резко открыл глаза…




1


В самых общих чертах это был именно тот придуманный пейзаж, но настолько живей и красочней своей бледной копии оказался он, что изумление мое не знало предела.



Я ПРИБЫЛ!!!



Могучие стволы деревьев высились как гигантские слегка шероховатые колонны. Я огляделся по сторонам.

Место, где мне посчастливилось оказаться, в большей степени напоминало лесную полянку. Яркое солнце неведомого мира посылало свои лучи почти отвесно, с трудом пробивая ими плотное переплетение темной листвы. Пахло приятной лесной свежестью. Воздухом вполне можно было дышать.

Хорош бы я был, очутившись на планете с другим газовым составом. Как же, оказалось, немного было надо, чтобы на этой полянке лежал только мой задохнувшийся труп. Возможность такого исхода запоздало заставила меня испуганно передернуться. Я вытер выступивший на лбу пот и еще раз огляделся. Первое восторженное впечатление немного отодвинулось на задний план. Я смог уже более детально проанализировать свое местопребывание.



Немного осмотреться, и шагнуть назад…



ШАГНУТЬ НАЗАД?



После стольких трудов даже не попытаться исследовать новый, неведомый мир?

Местное солнце, тем временем, постепенно поднималось все выше. Температура воздуха неуклонно повышалась.

Цвет этого горячего солнца неожиданно показался мне странным, имеющим голубую окраску, слегка напоминавшую кварцевые прогревающие лампы. Необходимо было проверить это впечатление.

Но для этого нужно выйти на открытое место и взглянуть прямо в открытое лицо светила. Я же никак не мог решиться на первый шаг. К тому же мои глаза непроизвольно щурились, спасаясь от ярких клинков света, проникающих сквозь плотную разноцветную листву.



Но, все-таки, где я?



Не находя приемлемого ответа на возникший вопрос, я принялся внимательно изучать явившийся передо мной ландшафт. Тем более что глаза постепенно начали привыкать к яркости местного солнечного света…

Хотя, по всем законам природы, такое привыкание должно было бы занять гораздо более значительный период времени…

Я наклонился к сверкающей серебристо-синей травке, стараясь внимательнее рассмотреть ее необычный вид, даже осторожно протянул руку, в надежде коснуться небольших, покрытых нежным бархатным пушком, стреловидных побегов. Внезапно один из них, изогнувшись самым немыслимым образом, метнулся к открытой коже ладони. Я почувствовал резкий укол и стремительно отшатнулся. Из маленькой черной отметины выкатилась темно-красная капелька крови.

– А, чтоб тебя, – пробормотал я, поднося ранку ко рту.

Звук моего голоса вызвал неожиданную реакцию. Одна из крепких лиан, до этого плотно обвивавшая ствол какого-то лесного исполина, внезапно распрямилась со скоростью распрямившейся пружины. Я едва успел отскочить, как ее толстое щупальце, усеянное множеством острейших шипов, длиной примерно в мою ладонь, стремительно опустилось на то место, где только что находился я. Холодок запоздалого страха прокатился по спине.



Читать бесплатно другие книги:

Ну что же, сюжет этой книги, как и почти всех моих серьёзных работ, представляет собой… Некий художественный сюрреализм ...
Так ли страшен ЕГЭ, как о нем говорят? Откровение человека, еще вчера учившегося в 11 классе, о том, как удалось получит...
Один мальчик пошел со своей девочкой в парк. Сели на скамеечку, едят мороженое. Дальше произошли такие ужасы, что надо о...
Жена известного адвоката Александра Ильинична Тарусова, уставшая от столичной суеты, приезжает в курортный Ораниенбаум н...
Каков главный талант президента Владимира Путина? Ждет ли Донбасс судьба Крыма? Кто сегодня главный враг России? Какая с...
Прошло три с лишним года с того момента, как увидел свет мой второй сборник психиатрических баек. А историй не становитс...