Обреченная - Троицкая Алеся

Обреченная
Алеся Троицкая


Семнадцатилетняя Мирослава живет самой обыкновенной жизнью: у нее есть любящие родители, лучшая подруга Виктория, впереди – последний учебный год в школе… Но внезапно всё меняется. У Миры появляются нехорошие предчувствия и странные видения, она получает необычный артефакт и теряет подругу, а потом попадает в плен к жестокому незнакомцу и в конце концов оказывается на другой планете, где встречает обаятельного парня с удивительными синими глазами. Но тот ли он, за кого себя выдает? Теперь Мире предстоит выяснить, что привело её на Трезур и какие тайны скрывает от неё беспощадный повелитель этой планеты…





Алеся Троицкая

Обреченная



«Вселенная, как большая стеклянная призма, в которой пересекаются, преломляются и отражаются миллионы прекрасных в своей неповторимости миров»







Глава 1


Солнце светило ярко. Сквозь прикрытые веки его лучики назойливо щипали мое бледное лицо, заставляя жмуриться еще больше. Весенний, легкий как первый поцелуй ветерок сладко щекотал мою кожу. Даже неудобная деревянная лавочка, впивающаяся в спину, нисколько не уменьшала чувство умиротворённого спокойствия.

Я могла бы пролежать так очень долгое время, вслушиваясь в тихий шорох листвы над головой и милое воркование маленьких птичек, беспорядочно снующих туда-сюда возле моего укромного прибежища. Но я не могла себе это позволить.

Сегодня второе сентября, а это значит – первый учебный день нового учебного года. И не просто года, а одиннадцатого, последнего в школьном обучении. И мне не хотелось начинать его с опоздания.

Я полной грудью вдохнула уже осенний, но все еще восхитительный воздух и, потянувшись, заложила руки за голову.

В этот день всегда чувствуешь какое-то трепетное предвкушение событий, которые ждут тебя впереди. Я говорю о встречах со старыми и новыми друзьями, о секретах, которые они для тебя хранили, и, конечно, о тайнах, которые еще тебе не известны, но которые скоро откроются. А самое главное, уже сегодня после занятий я смогу, наконец, после долгой разлуки увидеть своих обожаемых жеребят, которые за пару месяцев, наверное, превратились во взрослых лошадей.

Почувствовав что-то постороннее на своем лице, я нехотя приподнялась и села, зажав между пальцами желто-оранжевый тополиный листочек. Поймав сквозь него солнечный лучик, я с интересом покрутила его в руках, любуясь тем, как при этом краски увядания заиграли на нем с новой силой.

В нашем северном крае осень вступала в свои права немного раньше, чем в других регионах России. Поэтому к началу сентября наш Лучегорск был полностью засыпан множеством опавших листьев. А дворники с удвоенной силой пытались убрать это безобразие.

Какое-то время я как загипнотизированная наблюдала за одним из таких персонажей: дворник неопределенного возраста со странной жидкой бородкой лениво мел заасфальтированную дорожку, проходящую мимо меня. При этом он недовольно хмурился, что-то бурчал себе под нос и изредка кидал на меня подозрительные взгляды. Не удивлюсь, если узнаю, что он считает меня виноватой в том, что листья заполонили наш город.

Скинув с себя оцепенение, я нервно поглядела на часы, стрелки которых неумолимо приближались к девяти часам. Обычно я не заморачивалась насчет опозданий, но сегодня я пообещала маме быть примерным ребенком, что включало в себя появление на занятиях вовремя.

«Жду еще пять минут – и…» И не успела я мысленно сформулировать фразу, как услышала позади быстро приближающееся цоканье каблучков.

Я обернулась на звук, и улыбка озарила мое лицо. Ко мне на высоченных каблуках – сантиметров пятнадцать, не меньше! – неслась моя лучшая подруга Виктория. Выглядела она при этом немного забавно.

Блузка цвета малахита немного перекрутилась на талии, а черная юбка-карандаш постоянно пыталась уползти вверх. Чтобы это не случилось, Вики через каждые несколько шагов безжалостно тянула ее за подол, пытаясь вернуть на место.

Поравнявшись с лавочкой, она тяжело на нее плюхнулась и, переводя дыхание, сомкнула на мне тесные объятия.

– Мирочка, здравствуй, дорогая! – она неуклюже наклонилась и чмокнула меня в щеку.

– Вики, я тоже рада тебя видеть! Так соскучилась, ты просто не представляешь! – я ответила ей не менее теплым объятием. При этом окончательно вывела ее блузку из строя.

– Ну все, хватит любезностей, – театрально облокотившись на спинку лавочки, проговорила моя подруга и поправила выбившиеся из прически прядки волос. – Вот скажи мне, Мирослава, как можно было оставить свою любимую подругу на целых два месяца? Ты только представь, как мне было тяжело ничего не делать! Да я чуть со скуки не нашла себе новую подругу, более благодарную! – с суровой веселостью проговорила она.

– Вики, ну, ты же знаешь, от меня мало что зависело. Бабушка приболела, мне нужно было за ней ухаживать и еще присматривать за ее магазинчиком.

– Ох, Мира, твоя доброта – это так… – Вики наморщила носик, подбирая нужное слово, – …так старомодно!

Это заставило меня искренне улыбнуться.

– Но я рада, что ты, наконец, вернулась. – И она еще раз меня обняла.

– Вики, я все понимаю, но если мы сейчас не прекратим, то дворник, который с нескрываемым раздражением на нас пялится, прибьет нас метлой.

– Да-да, мы уже уходим. – Подруга обернулась к мужчине, тем самым смутив его и заставив вернуться к своим обязанностям.

– Что за народ пошёл! Не дадут в парке посидеть…

– Некогда рассиживаться, нам уже пора. – Я встала и потянула за собой девушку, с трудом балансирующую в новых туфлях.

– Вот ответь мне, Мира, какой идиот придумал эти безумные каблуки?! – философски простонала Виктория.

Моя улыбка стала шире. Одним своим обескураживающим видом Вики не только могла поднять настроение, но и поддержать его на весь оставшийся день.

– Даже не представляю. Я вот хожу в кедах и не вникаю во вселенские страдания. И тебе советую, – схватив свой рюкзак, я перекинула его через плечо.

– Конечно, тебе легко говорить, с твоим ростом вообще можно босиком ходить, и ты будешь выглядеть превосходно. А вот нам, полноватым коротышкам, надо как-то восполнять и чем-то замещать свое природное несовершенство.

– Вики, ты неисправима! За порцию комплиментов ты готова себя оболгать? Ты просто красотка, и прекрасно это знаешь. И туфли у тебя обалденные. И, наверное, как всегда, дорогущие. Мама привезла из очередной командировки?

– Да, – как весенний подснежник расцвела девушка, приподнимая ножки и рассматривая туфельки под разным углом. – Они от Гуччи. Я влюбилась в них в первую секунду нашей встречи. Я рада, что такая красота досталась мне, а не какой-нибудь тощей страшиле. Это была бы самая большая несправедливость на земле! – Вики иронично подняла глаза к небу.

– Ага, если не учитывать, что эти туфли – не единственная пара на планете.

Вики от меня отмахнулась:

– О такой перспективе я думать не хочу!

Виктория была чуть ниже среднего роста, очень миловидная – пухлые щечки, большие глаза цвета корицы, волосы цвета молочного шоколада. Гармоничный, чуть вздернутый носик, придавал её лицу немного высокомерное выражение. Но это нисколечко не мешало ей быть самым добрым, самым искренним человеком, которого я когда-либо знала. Кроме моей мамы, конечно.

Я очень любила и ценила свою подругу, хотя она переехала и поселилась в нашем микрорайоне всего пару лет назад. Мы с ней сразу сдружились и были практически неразлучны. Все знакомые подшучивали над нами, что мы, как сиамские близнецы, сутки напролет проводим вместе.

Не спеша, так как Вики было непросто бороться с туфлями, мы направились в сторону школы. Благо она располагалась недалеко.

– Мира, ты долго будешь меня держать в неизвестности? Я жду твоего подробного отчета.

От этих слов я устало закатила глаза к небу:

– Я тебе тысячу раз говорила, что я ни с кем не познакомилась и не встречалась. Я целый день металась от дома до магазина и обратно. И ни на что другое у меня времени не было. Да даже если бы и было, то в деревушке, где живет бабуля, самому молодому мачо лет шестьсот и он даже не вдовец.

– Бр-р-р, как все плачевно! Но, может, в скором времени мы кого-нибудь тебе найдем? – с надеждой в голосе проговорила Вики. – Вот, например, послезавтра к Лизке Орловой приезжает ее двоюродный брат с друзьями. И они организуют по этому поводу классную вечеринку. И, конечно, мы с тобой первые в списке приглашённых. Пойдем и оторвемся. – Она весело качнула бедрами. – И еще Лизка проболталась, что ее брат не прочь с кем-нибудь замутить.

– Виктория, – я придала своему голосу всю серьезность, на которую была способна, – ты бредишь наяву. Идти на смотрины извращенного прыщавого брата Лизки и его таких же друзей? Давай лучше в кино? Или, на крайний случай, в пиццерию…

– Мира, тебе через два месяца семнадцать, а ты за все это время никому не подарила свой первый поцелуй, не говоря уже о более дорогом подарке! Если так пойдет и дальше, я боюсь, что ты вообще останешься старой девой. И в тридцать лет единственными спутниками твоей жизни будут кошки… а, нет, в твоем случае – лошади. А все вокруг будут за глаза называть тебя сумасшедшей лошадницей.

– Не утрируй. Если я не встретила того, кто мне действительно симпатичен, это не значит, что я ханжа…

Не дав мне продолжить, Виктория стукнула себя ладошкой полбу и округлила глаза:

– Мирослава, я только что поняла: ты лесбиянка! – И громко засмеялась, думая, что сказала самую смешную шутку на свете. – А я-то гадала, почему ты так вожделенно смотришь на мои прекрасные ножки…

– Если бы мне за каждую твою глупую шутку давали рубль, я бы смогла купить космолет и отправить тебя на Луну.

– Нет, нет. Ты от меня так просто не отделаешься. Ты же знаешь, я найду способ и достану тебя.

– Да, идея с космолетом явно провальная…

И мы засмеялись в голос.

Всю дорогу мы шутили и подкалывали друг друга. И практически незаметно добрались до школы.

Подойдя к трехэтажному кирпичному зданию, огороженному невысоким деревянным забором, мы остановились. Множество людей заполняли все свободное пространство возле школы, кучкуясь по двое и более человек в радостных приветственных разговорах. Я поняла, что учащиеся не спешат занять свои места за партами, решив насладиться теплым деньком.

– Девчонки! – нас кто-то окликнул, и мы, просканировав толпу, увидели пробирающегося к нам и приветственно машущего рукой Максима, парня моей бедовой сестры. Он учился в параллельном классе и считался местной звездой баскетбольной команды. По нему сохло полшколы девчонок – конечно, исключая нас с Викторией.

– Девушки, здравствуйте, – обратился он к нам, поправляя на носу солнцезащитные очки. А потом спросил: – Мира, ты не знаешь, Лидия сегодня будет присутствовать на занятиях? Я почему-то не могу до нее дозвониться. У нее отключен мобильник.

Я правда не знала, куда запропастилась моя ветреная сестра, поэтому честно ответила:

– Нет, не знаю.

– Хм, – нахмурился парень. – Мы договаривались встретиться перед занятиями возле школы. Скоро звонок, а ее нигде не видно. Вот я и подумал, может, ты что-то знаешь.

– Макс, извини. Я приехала только сегодня, и в школу прямиком с автовокзала. – Я пожала плечами. – Понятия не имею, что могло ее задержать. Ты ведь знаешь Лиду, она непредсказуема.

– Да, за это я ее и люблю, – с нежностью в голосе и щенячьей грустью проговорил парень.

Мне было его жаль. Лидка не заслуживала даже его внимания, не то что любви. Она не ценила все то, что он для нее делал. Относилась к нему как домашней собачонке, выполняющей команды «рядом» и «принеси».

– Если увижу, я ее отругаю. – Я попыталась шутливо приободрить парня.

– Лады, все равно попробую до нее дозвониться. Извините меня, девушки, за беспокойство, я не намерен больше отнимать у вас время. – И Макс от нас отошёл.

– Еще увидимся! – крикнула я ему вслед.

Вики повернулась ко мне.

– Такой интеллигентный, а достался такой оторве! Бедный парень. Мира, ты правда не знаешь, где твоя адская сестренка? Или ты соврала, чтобы не ранить чувства парня? – недоверчиво уточнила Вики.

– Правда. Видно, выключила телефон и решила забить на уроки.

– Вот стерва! – негодовала подруга. – Могла бы и предупредить бедолагу. – Она достала из сумочки блеск и нервно провела им по губам. – Кстати, – резко переменила тему Виктория, и по выражению ее лица я поняла, о чем она хочет поговорить.

– Вики, не начинай!

– Ты подумала о праздновании своего дня рождения? Определилась, где мы будем его справлять? Семнадцать лет – это не жалкие шестнадцать. Их нужно отметить с размахом! – Она развела руки в стороны, пытаясь показать этот размах.

– Нет, нет и еще раз нет! До дня моего рождения еще два месяца, а ты меня уже достала!

После моего последнего дня рождения, искусно испорченного моей сестрой, Вики как с цепи сорвалась.

– Мира, может…

– Нет! На все, что ты мне скажешь, ответ «нет»!

Будь ее воля, мы бы эту дату справляли каждый месяц. С ее безумными идеями, доводящими меня до инфаркта.

Успокаивающе поглаживая меня по руке, Виктория проговорила:

– Не кипятись. И правда, время у нас еще есть. Я сама что-нибудь устрою, не выходя за рамки приличия. – И подмигнула мне, заговорщицки добавив, что я отгорожусь от всех нежелательных гостей.

Спорить с ней было бесполезно, поэтому я просто промолчала.

Под «нежелательными гостями» она подразумевала, конечно, мою сестру. Так как я делила свой праздник с сестрой-двойняшкой, которая всегда умудрялась его испортить, я начинала жалеть, что родилась с ней в один день. Во-первых, у нее была куча невоспитанных друзей, которые любили приходить без приглашения и умудрялись поцапаться с приглашёнными мной ребятами. А во-вторых, она всегда меня разыгрывала в наш совместный день, думая, что это безумно весело.

Например, в прошлом году она позвонила и сказала, что попала в аварию и находится в больнице. После того, как я влетела в приемный покой и начала требовать, чтобы меня к ней пропустили, оказалось, что такая девушка в больницу не поступала. А через несколько минут позвонила сестра и, хохоча как полоумная, поздравила меня с днем рождения. Я не убила ее сразу потому, что после этого она не появлялась дома три дня, пока родители не прилетели из командировки. Моя злость к этому времени уже утихла.

Годом ранее она умудрилась посадить на мой торт живую жабу. И где она ее только достала?! Но кара в моем лице не заставила себя долго ждать: я опрокинула торт ей на голову. После этого мы разодрались и не разговаривали целую неделю.



Читать бесплатно другие книги:

Как развивается мышление и воля ребенка? Как формируется его воображение по мере взросления? Что нужно, чтобы организова...
Американский философ, психолог и педагог Д.Дьюи – один из самых выдающихся и влиятельных мыслителей ХХ века.Благодаря Дь...
Е.Н. Водовозова – один из виднейших ученых-педагогов своего времени, автор самой популярной дореволюционной книги для ро...
В книге представлены статьи и фрагменты педагогических трудов замечательного русского педагога-гуманиста Василия Порфирь...
В книге представлены произведения прославленного швейцарского педагога и великого энтузиаста И.Г. Песталоцци.Идея раннег...
Яна Амоса Коменского называли «отцом педагогики», настолько принципиально новыми для своего времени были его взгляды на ...