Неудержимолость - Данилова Стефания

Неудержимолость
Стефания Данилова


Поэзия.ru
Имя Стефании Даниловой (Стэф) – это, безусловно, бренд. Бренд, который не стыдно носить в памяти. Следующая за «Веснадцать» восьмая книга «Неудержимолость» – трансформация автора из эпатажной «анфан террибль» в человека-беспредел, не имеющего возраста. Пожалуй, нет того, чего бы Стэф не могла превратить в текст, если бы действительно захотела.

После прочтения «Неудержимолости» не покидает ощущение, что вы попали в дом человека, которого знаете вечным жизнерадостным стахановцем, держащим лицо и удары, для которого, казалось бы, нет ничего невозможного. А внутри – испытательный полигон, мастерская скульптора, часовой механизм, химическая лаборатория и живой человек в одном лице. Вглядываясь в его лицо, вы с удивлением узнаете себя, живого и напуганного всем тем, в чём вы сами себе боитесь признаться.

Настало время открыть глаза. Или эту книгу.





Стефания Данилова

Неудержимолость



Я бы хотела посвятить эту книгу:

Маме

Саше Кит

Ми Минор

Лукомке

Светотьме

Веронике

Вале

за неудержимолость в них самих







Поэтический шизофреник


А они дискутируют, снова меня ругая:
«Почему ты вчера была громче, сегодня тише?
Почему ты сегодня – одна, а вчера другая?
Это кто-то вместо тебя говорит и пишет?»

Мой диагноз – поэтический шизофреник.
Я не знаю, какое из альтер-эго завтра
вдруг откроет глаза.
И первым из озарений
для него станет то,
что оно– это тоже автор,

говорить из меня – это все, что оно умеет.
Ваше дело считать его правым или неправым.

И оно говорит, пока всё во мне немеет.
И оно как никто имеет на это право.

Пусть одна будет грубой, другая поёт помягче.
Третий влюбит в себя обеих случайных встречных.
В этом хоре нет голоса, который бы был обманчив.
Об актёрстве и лжи не может здесь быть и речи.

Каждой твари по паре; я – Ной своего ковчега:
каждой твари по голосу собственному и стилю.
Звукореж негодует на сорванном саундчеке,
но уже и его сомнения отпустили,

что мои альтер-эго не так уж огнеопасны.
Как сказать обо всем и сразу в одной личине?
Как их всех отпустить, когда это так прекрасно —
я мужчину могу понять, обретясь в мужчине?

Я могу быть вдовой, преступником и ребёнком,
не закончив ни театралки, ни МХАТа, к счастью.
Эквалайзер не подстрижёшь под одну гребенку.
Плюс на минус дает звезду путеводной масти.

Право голоса, как известно, давно в кавычках.
Но кто нам запрещает право многоголосья?

Мы идем на чистейший свет по дурной привычке.
И за нами смыкается прошлое,
как колосья.




Синий цвет


Я – синий цвет.
Я – небо. Я – вода.
Восток, платочек, птица Метерлинка,
упавшая на платьице былинка.
Я – то, чего Ты ждал.
Иди сюда.

Я – иконопись,
уайльдовский чулок,
авантюрин,
забвение и память!
Я – тень, что опадает на чело,
я – поцелуй
бескровными
губами!

Я– блюз, циан,
берлинская лазурь,
осенние есенинские строки!
Я– сон.
Я – ни в одном Твоём глазу.
Я – взгляд
в Тебя,
недремлющий и строгий.

Я – алкоголь,
во мне процентов – сто,
испей Меня
и окажись со Мною!
Я в наэлектризованном пальто
исполнена
немой
голубизною!

Я– море,
я взволнована, заметь!
Я – холст слепого импрессиониста!
Я– лёд в бокале,
пламень
и синистер!
Еще не жизнь, но и уже не смерть.

Я– бирюза,
сапфир,
аквамарин,
я – медный купорос, кобальт, индиго!
Височной жилкой бьющаяся дико!
Смотри в Меня!

Смотри в Меня!

Смотри!

Я самым синим пламенем горю —
на мне горят
Твои прикосновенья.

Прошу Тебя,
останови
мгновенье! —

– …Я из Тебя
Бессмертье
сотворю.




Снег


московской квартире на Измайловской

и страху, который там




перебираю ворох бумаг, вещей,
на коих лежит печать прошлогодней пыли




Читать бесплатно другие книги:

Где-то в сопредельной Галактике есть космическая Станция. Я случайно попал туда и прожил там почти три года. Для тех, кт...
Кошмар 1. В городе Кошково живет много кошек. Но гуляют они не сами по себе, как утверждает поговорка. А еще одна – «сво...
Если ты открыла эту книгу, то знай – ты избрана. Ты – Воительница, тебе подвластно время и правда. В твоей жизни есть по...
Рассказы о прикольных и серьезных людях. Первые очень славные, пьют жизнь без оглядки и самооправдания. Они самую малост...
Открывая сборник Елены Николаевны, с первых строк чувствуешь глубину и пронзительность ее поэзии. Ее стихи затронут самы...
Разобравшись с очередным смертельно опасным делом, Джек Ричер твердо решил добраться до Вирджинии и наконец познакомитьс...