Экстремальная Маргарита - Левитина Наталия

Экстремальная Маргарита
Наталия Станиславовна Левитина


Майор Здоровякин #1
Маргарита не представляет себе жизни без резких скачков адреналина в крови: она гоняет на мотоцикле, выполняет умопомрачительные трюки в фильмах. Ее мечты – отправиться с экспедицией в Сахару и поохотиться на крокодилов в Амазонке. И это не мешает ей быть осторожным и предусмотрительным телохранителем.

Но последний клиент совершил большую ошибку: он решил, что защита требуется его жене, а не ему. В итоге Маргарита осталась без работы и с пятьюдесятью тысячами долларов, полученными по завещанию клиента. Казалось бы – все мечты готовы сбыться, если бы Маргарита не проходила главным подозреваемым. Даже возлюбленный – сыщик Валдаев – не верит девушке. И тогда Маргарита решает разобраться во всем сама. Но такого поворота событий Марго даже не ожидала!





Наталия Левитина

Экстремальная Маргарита





Октябрь 1998 года


По вечерам в «Колизее» собирались уцелевшие остатки городского бомонда. В фешенебельном ресторане, как и прежде, подавали разнообразные блюда с диковинными названиями и фирменный коктейль «Страстная итальянка», в казино, как и прежде, делались ставки, но в атмосфере витали флюиды ностальгической грусти. Беззаботность, с которой здесь раньше пускались на ветер крупные суммы денег, стала доступна не всем. По многим августовский кризис проехал гусеничным трактором, и они приходили в «Колизей» уже по инерции, не имея теперь возможности бросить полную горсть разноцветных фишек на изумрудно-зеленое сукно рулеточного стола.

Интерьеры буржуйского развлекательного центра были украшены нагромождением картин. В залах казино тематика оригинальных творений имела прямое отношение к действу, совершаемому здесь. С одного из полотен смотрели на публику беспокойные, воспаленные глаза, жадным и ищущим взглядом зрителя, на другом была изображена рука, конвульсивно сжимавшая пригоршню золотых монет, – ну и так далее.

Кроме роскошного ресторана, оставшиеся после игры деньги можно было истратить также и в ночном баре, где клиентов обслуживали прелестные гологрудые нимфы. В когорту высокооплачиваемых и скрупулезно отбираемых официанток попадали в основном девушки, побывавшие в заботливых руках пластического хирурга. Поэтому распивочная пользовалась потрясающим успехом, особенно среди мужчин. Отменные коктейли в сочетании с разглядыванием великолепных имплантатов (отдельные экземпляры достигали немалых размеров) имели убойную силу…

…Очередные визитеры, мужчина и молодая женщина, появились в холле, неся с собой холодный воздух осени, ворвавшийся сквозь открытые двери. За окнами падали на холодный и мокрый асфальт увядшие листья клена, а внутри здания царило праздничное, искристое настроение. Сквозь арку из холла были видны несколько столиков ресторана; салфетки, свернутые корабликами, сияли белизной, сверкал хрусталь. Доносились всхлипы саксофона.

Мужчина, большой, шумный, вальяжный, небрежно сбросил на руки любезного швейцара кожаное пальто. Он, несомненно, относился к касте завсегдатаев подобных мест. Его спутница тоже держалась уверенно и свободно, хотя ее скромный плащ вызвал равнодушное недоумение у портье, пристроившего непритязательный наряд девушки между шикарной до безобразия соболиной шубой и норковым свингером.

– Сначала куда, – в нерешительности остановился мужчина, – поесть или поиграть? Маргарита?

– В принципе, нам здесь вообще нечего делать, Артем Николаевич, – со сдержанным недовольством отозвалась Маргарита. Она разглядывала других посетителей, внимательно осматривала холл и – одновременно – себя в зеркале. В большом тонированном зеркале отражалась красивая стройная женщина в длинном золотистом платье с безжалостным разрезом на бедре. – Вы постоянно забываете о необходимости конспирации.

– Ах, Маргарита! – махнул рукой Артем Николаевич, тоже заглядывая в зеркало и поправляя галстук. Живописный попугай на тысячедолларовом галстуке кричал о том, что его хозяину так же отвратительна мысль о конспирации, как тигру идея вегетарианства. Нет, он совершенно был не создан для жизни в подполье – высокий, статный, заметный. – Дай тебе волю, ты бы посадила меня в камеру в десяти метрах от поверхности земли, навесила на дверь три пудовых замка, а сама караулила бы рядом, вооруженная гранатометом.

– Идеальный вариант, – улыбнулась Маргарита. У нее были чудесные зеленые глаза, и Артем Николаевич часто пытался найти в них отражение каких-либо иных чувств, кроме желания добросовестно исполнить служебный долг. Пока ему это не удавалось.

– Пойдем сначала поиграем, – решил он наконец.

В зале казино оказалось несколько знакомых, которые приветствовали нового игрока легким кивком. Воздух здесь был плотный и наэлектризованный, словно пропитанный страстью. Тяжелые двери не впускали сюда музыку, звучавшую в ресторане, голоса и смех.

Артем Николаевич был озабочен лишь выбором удобного места для игры, но его спутница определенно находилась в состоянии легкой тревоги. Она пристально всматривалась в окружающих зеленым кошачьим взглядом, и если бы у нее на голове была расположена красная лампочка, то она бы начинала обеспокоенно мигать каждый раз, когда кто-то приближался к Артему Николаевичу ближе чем на два метра. Нет, красавица в золотистом платье явно предпочла бы более спокойное место для истребления вечера и ночи.

И не зря. Едва Артем Николаевич пристроился возле рулеточного стола рядом с грузным, одутловатым мужчиной в смокинге (объемный толстяк пожал ему руку со словами: «Ну что, Артем, бросил столицу, вернулся в родную провинцию?») и едва Артем Николаевич просадил первые три сотни, как вечер в «Колизее» стал разворачиваться по незапланированном у сценарию.

Сначала с грохотом, но словно нехотя раскрылись массивные дубовые двери, отделявшие царство азарта от внешнего мира. Онемевшие игроки увидели перед собой нескольких бритоголовых Рембо с автоматами. Маргариту, стоявшую за спиной Артема Николаевича, едва не смыло волной страха и ужаса, источником которой являлись ее спутник совместно с одутловатым толстяком. За секунду до того, как раздались короткие автоматные очереди и публика в зале дружно повалилась на пушистое ковровое покрытие, Маргарита перестала думать, рассуждать, анализировать. Она превратилась в универсального робота, запрограммированного на спасение клиента, и действовала молниеносно, автоматически.

Как оказалось, пули вооруженных бандитов предназначались упитанному соседу Артема Николаевича. И хотя смокинговая мишень по причине своих значительных размеров была легкодоступна, веер пуль, словно небрежный росчерк пера, мазнул и по месту, где за сотую долю секунды до этого находился Артем Николаевич. А теперь он комфортно лежал под рулеточным столом, весь покрытый липким потом, но абсолютно невредимый. На нем лежала Маргарита, прикусив накрашенную губку и сжимая в руке неведомо откуда извлеченный ею, скорее всего из чулка, «Макаров».

Замерев и не дыша, Артем Николаевич с ужасом смотрел влево, на мамонтоподобный окровавленный холм, который возвышался рядом, около стола, и минуту назад был его знакомым, директором одного из городских банков. Маргарита смотрела вправо, где двигались ноги убийц.

Судя по тому, как выглядели останки несчастного банкира, контрольный выстрел вряд ли был необходим. Но подошедший бритоголовый парень, видимо, не смог отказать себе в удовольствии. К счастью окружающих, он додумался сменить автомат на пистолет, иначе опять усеял бы смертоносным свинцом два метра в радиусе от жертвы.

Киллеры скрылись, вновь с грохотом захлопнув двери, и в зале началось легкое шевеление, плавно переходящее в паническую беготню с криками и повизгиванием.

«Где он учился стрелять?» – зло подумала Маргарита. Она вылезла из-под стола и протянула руку полуживому Артему Николаевичу. Тот сипел, хрипел, едва не плакал и не сводил глаз с трупа бедного толстяка. Судьба на этот раз пронесла чашу с отравленным напитком мимо, но мрачная картина в казино была словно предсказанием собственного будущего Артема Николаевича. Каждый день он ждал подобного.

– Маргарита! – набросился, очнувшись, Артем Николаевич на свою хрупкую, но надежную телохранительницу и попытался благодарно задушить девушку. – Ты спасла мне жизнь!

– Вы мне за это платите деньги, – трезво заметила Маргарита. – Сейчас не время обниматься! Мы с вами должны быстро исчезнуть отсюда.



Желание немедленно покинуть «Колизей» овладело не только Маргаритой и ее клиентом. В дверях возникла давка, а в гардеробе и подавно творилось что-то невообразимое. Швейцара затоптали, он валялся у стены, как ненужная вещь, как фантик от шоколадки, и меланхолически думал о том, что, если в суматохе бесследно исчезнет хоть одно меховое пальто, ему вовек не расплатиться.

Постфактум прибыл ОМОН, но Маргарита и Артем Николаевич уже пришпорили скромный темно-серый «мерс» и ринулись прочь от места катастрофы.

На девушке испытанное волнение никак не отразилось, напротив, она словно расцвела и похорошела под влиянием адреналинового стресса. А вот Артем Николаевич так и не оправился от шока.

– Я так тебе благодарен, благодарен… – твердил он всю дорогу побелевшими губами.

– С удовольствием обменяю вашу благодарность на обещание, что впредь вы хоть немного будете прислушиваться к моим советам, – сказала Маргарита. За рулем сидела она.

Учитывая возложенные на нее обязанности по охране тела Артема Николаевича – тела здорового, увесистого, – Маргарита должна была изображать из себя добропорядочного водителя и ползти по автостраде беременной черепахой. Но свободные ночные улицы, мигающие желтыми огнями светофоры плюс оправданное желание побыстрее удалиться от «Колизея» на десяток-другой километров давали ей право вести автомобиль так, как она любила – скрипя тормозами на поворотах и лихо обгоняя редкие машины.

– Я буду, буду прислушиваться к твоим советам! – горячо отозвался Артем Николаевич. – Мы больше никуда не будем ходить, ни с кем не будем встречаться, никого не будем звать. О боже! Осторожнее, Маргарита! Никого не будем звать в гости… Никаких друзей, знакомых, никаких женщин…

Маргарита удовлетворенным кивком сопровождала каждый пункт клятвенных обещаний.

– Завтра же уезжаем в Прохоровку, у меня там двоюродная бабка, машину оставим дома, доберемся на попутке, будем жить в глуши, там и канализации нет, никто не найдет…

– Наконец-то вы взялись за ум, – одобрительно посмотрела на клиента Маргарита. – Вам, значит, была необходима основательная встряска.

– Останови-ка здесь, я сигарет возьму, – изменив тон, попросил Артем Николаевич. Он расстался с мертвенной бледностью и вновь засиял здоровым румянцем.

– Сидите, я сама, – вздохнула Маргарита. Через минуту она вернулась с глянцевой пачкой.

– А что это за кабачок слева по курсу? – Артем Николаевич изучал через стекло неоновую вывеску ресторана с нейтральным, ничего не обещающим названием «Юпитер». – Что здесь подают? Мы ведь так и не поужинали. После испытанного потрясения у меня зверский аппетит.

– А я уж вам поверила! Думала, теперь лет восемь просидите взаперти, питаясь готовой пиццей и бутербродами. Наивная. Вы не боитесь, что и сюда нагрянет кто-то с разборками?

– Попасть в две разборки за один вечер! Так не бывает! – воскликнул Артем Николаевич, выбираясь из «мерседеса». – Пойдем, Маргарита, не бойся, ты за мной как за каменной стеной, – весело гоготнул он.

При всей своей безответственности и легкомыслии, раздражавших Маргариту, Артем Николаевич отличался ярким и незаурядным обаянием. Большой, рокочущий, жизнелюбивый – с ним приятно было находиться рядом. Но работать – исключительно трудно!

– А в Книге рекордов Гиннесса, – заметила Маргарита, – упоминается о егере Американского национального парка. В него пять раз попадала молния.

– И что, выжил?

– Да.

– Ну, вот видишь!

Телохранительница вздохнула и покорно отправилась вслед за неугомонным клиентом…




1


Двухэтажный коттедж бизнесмена Никиты Кармелина находился в элитном районе города. Сейчас дом утопал в летней зелени. На искусно подстриженной лужайке цвели розы, продуманное расположение елок, берез, черемухи и прочего пиломатериала указывало на то, что здесь усердно поработал ландшафтный дизайнер. Но бассейна, фонтана и парашютной вышки, как в других владениях по соседству, не было, хотя это говорило скорее о врожденной скромности хозяина коттеджа, чем о плохой наполненности его банковских счетов.

Справа и слева от входной двери громоздились пузатые металлические вазы-бочки, в них цвело нечто вовсе экзотичное, лохматое и фиолетово-малиновое, привезенное из Африки и с трудом преодолевающее неприятности российского климата. Стена дома в половину первого этажа была стеклянной, за тонкими струящимися шторами виднелась внутренняя обстановка гигантской гостиной.

По дорожке от дома к воротам двигались сам владелец особняка Никита Кармелин и две молодые женщины. Принимая во внимание температуру воздуха, комплекцию дам и их прекрасный возраст, они могли бы одеться и пораскованнее, например нацепить безумные мини-шорты, которыми травмировали этим летом мужчин городские девчонки, однако обе девушки были одеты в довольно сдержанные летние костюмы.

Никита Андреевич обнимал за талию красивую блондинку, называл ее Настасьей и время от времени целовал девушку в гладкую щечку, не смея отказать себе в удовольствии. Другая крошка, с кошачьими зелеными глазами, не лезла под поцелуи, а терпеливо ждала, когда блондинка будет освобождена.

– Я думаю, мы вернемся довольно скоро. Но ты успеешь прекрасно от нас отдохнуть, – сказала Настасья, загадочно улыбаясь.

– Буду ждать с нетерпением.

– Отдыхай, отключи телефоны, устрой своей нервной системе разгрузочный день.

– Хорошо.

– Поболтайся в гамачке между яблонями.

– Ладно.

– И не вздумай смотреть телевизор. Особенно программы новостей. Побереги здоровье.

– Не буду.

– Никаких переговоров, обсуждения дел, звонков бухгалтеру, ковыряний в компьютере и прочей деловой суеты, – продолжала давать наставления мужу Настасья. – Сегодня ты отдыхаешь, договорились? Да?

– Согласен.

– Ты заслужил.

– Заслужил.

– Сколько можно работать… – Настасья собиралась сказать что-то еще и уже слепила из вишневых губок очаровательное сердечко, но Кармелин ее перебил:

– Так, Маргарита, забирай мою жену и топайте, куда собирались. Клянусь, девочки, сейчас я свалюсь на диван подрубленной березкой и пролежу неподвижно до вашего прихода, изучая потолок остановившимся взглядом законченного идиота.

Девушки собирались сегодня отнюдь не по магазинам или в тренажерный зал, а – трудно себе представить! – в областную администрацию на семинар для представителей малого бизнеса. Прямое отношение к малому бизнесу имела Настасья, которая содержала парфюмерный бутик в центре города.

Маргарита с готовностью подхватила под локоть упирающуюся Настасью и поволокла ее в сторону калитки из кружевного чугуна.

– Нет, ну мы же толком не попрощались… До свидания, милый!

– Чао, любимая!

– До свидания, Никита Андреич!

– Пока, Маргарита! Присматривай там за моей женой. Чтоб никто не посягал. Хорошо?

– Разумеется.

Дамы наконец-то удалились, Кармелин закрыл за ними дверь и направился к дому.



Маргарита села за руль синего «рено», принадлежащего Настасье Кармелиной, который уже был выгнан из гаража за ворота дома.

– Отпустишь меня в половине четвертого? – нерешительно попросила она свою молодую светловолосую начальницу.

– Ну конечно! – улыбнулась Настасья. – Ты так смиренно спрашиваешь, словно я грымза, тиран или деспот, а ты несчастная рабыня. Да, как твой босс, я могу выразить недоумение, почему ты не решила все личные дела в только что предоставленные три дня отпуска. Но, как милая и безвредная дева Настасья, я все понимаю, и более того, я да же заинтересована в твоей сегодняшней встрече, потому что не хочу, чтобы ты оказалась на улице без куска хлеба, и надеюсь, новая работодательница сумеет предложить тебе интересные условия работы и ты… Маргарита!!!

Синий «рено» ловко протиснулся между маршрутным автобусом и бензовозом.

– Маргарита! Ты должна беречь меня, а ты, напротив, подвергаешь мою жизнь неоправданному риску! – возмутилась Настасья.

– Прости, не удержалась, – извинилась Маргарита. Ее всегда удивляло, какое неимоверное количество слов удается Настасье произнести за три секунды.

В субботний день улицы не были переполнены автотранспортом, на дорогу и парковку ушло около получаса.

Встречу с городскими предпринимателями в здании областной администрации организовал антимонопольный комитет специально для прибывшей в город большой группы немецких бизнесменов. Немцы, почему-то озабоченные развитием частного бизнеса в России, обязательно хотели поделиться своей мудростью, обогатить дремучих россиян опытом цивилизованного предпринимательства. Настасья получила именное приглашение. Ее муж Никита Кармелин такого приглашения не получил. Являясь генеральным директором крупной преуспевающей компании, он мог сам прочитать лекцию немцам.

На подступах к зданию администрации собрались кучки частных предпринимателей. Они беседовали, смеялись, обменивались репликами. Кто-то наслаждался запахом внушительной клумбы, кто-то, наоборот, кайфовал в сторонке от сигаретного дыма.

– Маргарита, ты взяла блокноты?

– Взяла, – со вздохом ответила Маргарита. В марте ее наняли через охранное агентство «Бастион» для защиты Настасьи, которой по телефону и письменно угрожала расправой некая нервозная мадам. Незаметно пролетели весна и почти все лето, угрозы, к счастью, так и не преодолели вербальный уровень, а лицензированная охранница Маргарита постепенно превратилась в банальную секретаршу. Она носила бумаги и работала на компьютере, и подобное положение вещей все меньше ее устраивало.

Чуткая Настасья, тоже понимая, как невыносима роль делопроизводителя (пусть и высокооплачиваемого) для отважной охранницы, сама предложила Маргарите поискать другое место. И несколько дней назад в рекламной газете Маргарита обнаружила объявление, напечатанное словно специально для нее: «Бизнес-леди примет на работу профессионального телохранителя (предпочтительно женщину). Оплата достойная». Она позвонила, и вскоре ей назначили встречу. По закону подлости, как раз именно на то время, когда Настасья собралась предаться дружескому общению с немецкими бизнесменами на семинаре в областной администрации.

Настасья, улыбаясь направо и налево знакомым мужчинам, вошла в прохладный холл здания.

– Маргарита, не волнуйся, в половине четвертого я тебя отпущу. Понимаю, что вопрос немного не корректен, но сколько тебе пообещала таинственная бизнес-леди?



Читать бесплатно другие книги:

Что делать, если подросшие дочери влюбились в одного и того же… вампира?! И при этом одна из дочек оказалась скороспелой...
Пока потомственная ведьма Викка, она же законная жена известного писателяфантаста Авдея Белинского, в шкуре дракона бьет...
Известный писатель Авдей Белинский, его бывшая жена – ведьма Наташа, и молодая природная ведьма, которая еще только долж...
Группа российских пограничников, погибших в бою на горном перевале, воскресает несколько веков спустя. Люди из будущего ...
Странные и необъяснимые события начинают происходить с героями повести буквально с первых страниц книги. Волей-неволей и...