Морские твари - Корнев Павел

С великим трудом, но терплю.

– Я патологически справедливый и умопомрачительно щедрый, совершенно верно.

– Расскажи это китайцам, которых ты вечно водишь за нос.

– Мне нечего рассказывать китайцам. Все мои сказки они знают наизусть.

– Тогда расскажи им то, что плел когда-то русской администрации. Когда тебя приняли под руки в Сиэтле.

– Ну ты и мымра! – поразился Матвеев. – Я же велел тебе навсегда забыть о том дурацком случае! Как в такой маленькой головке может умещаться столько змеиного яда?!

– Эй, русский медведь! Я тебя ни хрена не понимаю. Говори по-испански, по-английски или хотя бы по-китайски. Вот то, что ты сейчас изблевал, вот это «мрым» – это ведь наверняка что-нибудь вроде «пута мадре»?

– Примерно. Очень примерно.

– Ну так и говори человеческим языком: пута мадре! Нечего придумывать всякие рмы… мрме…

– Это ты человеческого языка не знаешь, пута мадре. Щебечешь на варварских диалектах латыни и путунхуа, ни в одном толком не разбираясь. А вот древние славянские группы индоевропейской языковой семьи…

Огромная и волосатая смуглая лапа легла сзади на его плечо. Матвеев неодобрительно покосился на лапу.

– Эль Капитано? – хрипло раздалось у него над ухом.

– Это зависит от того, кто спрашивает, – сдержанно ответил Федор, не сводя многозначительного взгляда с лапы.

Пакита ощетинилась, подалась вперед, сузила глаза, едва не оскалилась, в любую секунду готовая броситься на незнакомца.

– Папаша Пак хочет поговорить с тобой, Эль Капитано.

Громила оказался непонятливым и руки не убрал, поэтому Матвеев негромко проговорил:

– Ты педик?

На мгновение пальцы на его бицепсе напряглись, затем рука разжалась и исчезла из поля зрения.

– Так лучше? – насмешливо поинтересовались сзади.

– Значительно. – Эль Капитано наконец соблаговолил развернуться и окинул задумчивым взглядом стоявшего за его спиной метиса в гавайской рубашке и с бычьей шеей. Типичный ацтек. Дэнни Трехо явно приходился ему близким родственником – как минимум родным дядей по материнской линии. Дядей по отцовской линии определенно был гигантский орангутанг с Борнео. – Кто тебя учил хватать честных борзов за руки, чико? Запросто можешь остаться без руки.

Метис моргнул. В принципе русское сокращение БОРЗ для деклассированных элементов (без определенного рода занятий) в китайской зоне оккупации было не в ходу. Однако правильные люди здесь знали его и реагировали на него правильно. Российская администрация на территориях севернее сороковой параллели, в отличие от китайцев, вела с местными преступниками ожесточенную войну, так что на юге эти упрямые головорезы, отважно противостоящие диким и страшным русским, выглядели чуть ли не супергероями. Термин «борз» в Лас-Вегасе расценивался примерно как словосочетание «русская мафия» в прежней Америке: нечто суровое, жестокое, предельно опасное и абсолютно безбашенное.

– Передай Паку, что за призовыми деньгами я зайду позже, – проговорил Матвеев, не дождавшись ответа. – Совершенно внезапно. И за своим выигрышем к его букмекеру – тоже. Сегодня я не захватил с собой свой верный инкассаторский броневичок.

– Папаша хочет говорить с тобой не по поводу боев. У него к тебе небольшой частный разговор по другому вопросу.

– Частные разговоры – мое любимое занятие! – умилился Эль Капитано. – Я найду твоего босса где обычно? Сопровождающие мне особо не нужны, сам доберусь, спасибо.

– Где обычно, – отозвался громила. – Но я все-таки провожу тебя, борз. Все равно иду в ту же сторону.

– Нас, чико. Ты проводишь не меня, а нас, потому что девушка идет с нами.

– Девушка остается здесь. Папаша Пак желает говорить с тобой с глазу на глаз.

– Она мое доверенное лицо. Все, что Пак скажет мне, я тут же перескажу ей, едва выйду от него. Твой босс либо беседует с нами двумя, либо отправляется к черту – играть в свои детские секреты.

– Пак хочет говорить с тобой, а не с двумя. – Метис был непробиваем.

– Де чико, ты не особо умен, – вздохнул Матвеев. – Впрочем, при твоей профессии это и не требуется. Давай спросим босса, готов ли он говорить с нами обоими. Уверен, мне он не откажет.

Несколько секунд громила переваривал услышанное, потом нехотя дернул головой:

– Пошли. Если что, я постерегу твою телку в коридоре.

– Постережешь свою бабушку, – осадил Матвеев. – А эта телка в рукопашной один на один сломает тебе руку в трех местах быстрее чем за полминуты.

– Вот это мне и не нравится, – хладнокровно парировал метис. – Я отвечаю за безопасность босса.

– Давай все-таки сначала спросим у самого босса. Вдруг он готов рискнуть.

Метис снова завис на несколько секунд. Потом обреченно дернул головой:

– Пошли, борзы.

Войдя в лифт, громила вставил ключ в скважину под кнопочной панелью и, прикрыв панель корпусом, в определенной последовательности быстро нажал на ней несколько кнопок. Двери схлопнулись, и зеркальная кабина без промежуточных остановок стремительно вознесла их на верхний этаж Башни Августа, в охраняемый кучей народу пентхаус, который нынешний владелец «Цезарь Палас» Пак Хо Сан отвел себе под рабочий кабинет и личные апартаменты.




4

Иван Доу


Кристиан Липке ждал торговца оружием за рулем черного, полностью затонированного джипа «Гранд Чероки». Иван уселся на пассажирское сиденье и скомандовал:

– Поехали отсюда!

Техник завел двигатель, и автомобиль медленно покатил меж однотипных складов. Луч восходящего солнца резанул по глазам, мужчины, не сговариваясь, опустили козырьки и, также не сговариваясь, переглянулись.

– Все плохо? – спросил техник.

– Хуже не бывает, – подтвердил Иван. – Как тебе перспектива очутиться в набитом тварями аквариуме с одним только трезубцем?

Крис рассмеялся.

– Боюсь, все закончится не столь романтично, – сообщил он, закуривая. – Тебе пустят пулю в затылок и закопают в пустыне. И меня рядышком.

Иван Доу с интересом взглянул на помощника и уточнил:

– Это твои предположения или уже знаешь наверняка?

– Вилье приказал своему доберману избавиться от нас этим вечером.

– Ты успел поставить жучок? – догадался Иван.

– Ну, ты же мне именно за это деньги платишь, – хмыкнул Липке.

Торговец оружием откинулся на сиденье и с чувством выругался.

– Вот сволочь! Он обещал мне сутки!

– Эти ребята никогда не играют по правилам.

Иван кивнул. Верно, не играют.

Торговец оружием нервно оглянулся, но джип к этому времени уже выбрался на оживленную трассу, и «хвост», если он и был, затерялся в плотном потоке машин.

– Что делать? – спросил Кристиан. – Срочно брать билеты на Аляску?

– Достанут и там, – вздохнул Доу. – К тому же, как по мне, на Аляске слишком холодно. А камеры в полицейских участках так и вовсе просто ужасны.

– Доводилось побывать?

– Не без этого, – подтвердил Иван, мельком подумав, как причудливо иной раз извиваются линии судьбы. Из-за проблем с законом он некогда застрял на севере и встретил Атлантический инцидент в холодной камере за тысячи миль от Мексиканского залива, а его законопослушных маму и отчима накрыло цунами, смывшее в океан особняк в Майами, сам город и все Восточное побережье заодно.

Торговец оружием беззвучно выругался и попросил помощника:

– Отвези меня в центр. И будь на связи.

– Хорошо, – кивнул Липке, останавливаясь на перекрестке.

С внедорожником поравнялась патрульная машина временной администрации, китайцы в бронежилетах и с автоматами уставились на тонированный джип, но останавливать не стали и, понемногу набирая скорость, проехали дальше.

Иван выставил им вслед средний палец, Кристиан повернул на соседнюю улицу и покатил к центру Лас-Вегаса – самого беспокойного города в мире, и если кто-то возьмется утверждать обратное, приезжайте и убедитесь сами.

Мелькали за окнами автомобиля высотки отелей, то и дело попадались на глаза кафе и рестораны, сияли разноцветными огнями многочисленные казино – слава Всевышнему, Западное побережье Сухих Штатов, задыхавшееся от недостатка самого необходимого, не испытывало проблем хотя бы с электроэнергией, ибо исполинская Дамба Гувера по-прежнему исправно функционировала. Когда в реке стремительно поднялась пришедшая с востока морская вода, инженеры Дамбы просто на полную открыли водосброс, иначе плотину просто смело бы таким бешеным напором. Иван Доу поглядывал по сторонам без всякого интереса и вскоре попросил остановиться перед главным входом торговой галереи.

Но занимали его вовсе не покупки – конгломерат дорогих магазинов и бутиков он миновал без остановок, покинул его через одну из боковых дверей и поспешил прочь по глухому переулку. Имелись и более надежные способы избавиться от возможной слежки, но на них уже не оставалось времени. Часы неумолимо тикали, и так же неумолимо приближался дедлайн, а в его случае выражение «смертельная черта» не было преувеличением ни в малейшей степени.

Дыра в затылке и яма в пустыне – вовсе не то будущее, к какому стремился Иван.

Уже шагая по тротуару вдоль шумной дороги, торговец оружием достал из кармана предоплаченный телефон и набрал единственный забитый в его память номер. Никто не ответил. Но никто и не должен был ответить, важен был сам факт звонка.

Повернув на углу, Иван распахнул стеклянную дверь бистро, и остуженный кондиционером воздух окутал его холодным облаком. Торговец оружием уселся за свободный стол у окна, заказал кофе и пару пончиков. Недавние события полностью отбили аппетит, он мог бы просто попросить стакан воды, но не хотел дать официантке повод запомнить себя. У него и без того хватало проблем.

Когда принесли заказ, Иван на миг оторвался от экрана смартфона, кивнул сонной девушке и вновь принялся просматривать новостные сайты. Время шло, в бистро никто больше не заходил, и понемногу это начало действовать на нервы. Торговец оружием вовсе не был уверен, что известие о налете на склад уже не достигло заинтересованных лиц и его не списали в утиль.

У черных вестей быстрые крылья, или как-то так. Как правильно звучало это выражение, Иван не знал, хоть и считал себя стопроцентным американцем. Все же английский язык не был для него родным, и потому зачастую в словарном запасе торговца оружием возникали лакуны – незначительные, но досадные.

Убрав смартфон в карман, Иван с отвращением отодвинул от себя чашку остывшего кофе и совсем уже собрался подняться из-за стола, когда входная дверь распахнулась, и в заведение вошел лысоватый мужчина средних лет в поношенном сером костюме. Его сорочка казалась несвежей, брюки требовали глажки, и все же нечто неуловимое не позволяло с ходу причислить их владельца к разряду нерях. Скорее уж приходило на ум, что он малость не от мира сего, как те рассеянные гениальные ученые.

Неприметный лысоватый господин по фамилии Майлд числился в штате САБР – Североамериканского бюро расследований, спешно сформированного после Атлантического инцидента из уцелевших сотрудников ФБР и BATF (бюро по контролю за алкоголем, табаком и огнестрельным оружием). Русские и китайцы оспаривали управление организацией друг у друга с переменным успехом, и это обеспечивало ей достаточную степень автономии. А где автономия – там и разные темные делишки и секретные операции, превзошедшие эти самые темные делишки по части негативного влияния на карму всех причастных к ним людей.

Мир рушится быстро, люди гниют годами. Мысль эта напомнила Доу предсказание из китайских печений, он поморщился и мотнул головой.

Спецагент Майлд уселся напротив, придвинул к себе блюдце, макнул пончик в остывший кофе, откусил.

– Отличная выпечка! – широко улыбнулся он, прожевав.

– Не могу сказать того же о сегодняшней ночи, – поморщился Иван.

– Только не говори, что все сорвалось.

– Сорвалось?! – хмыкнул торговец оружием. – Если под словом «сорвалось» ты подразумеваешь мою скорую кончину, то да – все сорвалось!

– Какого черта, Иван? – нахмурился спецагент. – Прибор работает как часы! Я лично следил за его обкаткой! Как ты мог все запороть при таком раскладе?! Как, скажи на милость? Ты хоть понимаешь, чем я рисковал, снимая его с нашего катера береговой охраны?!

– Его украли.

– Украли?!

– Именно. Вломились на склад и перебили охрану. Вилье в ярости.

– Кто?!

– Картель, – с печальным вздохом ответил Иван.

– Латиносы? – хмыкнул Майлд и бросил надкусанный пончик на блюдце. – Что ж, Джон, наше сотрудничество было взаимовыгодным, жаль, не смогу принести на твою могилку цветов. Но ты же знал, что рано или поздно этим все закончится?

– Ты не выглядишь расстроенным, – отметил Доу, настораживаясь.

«Антиатлант», армейский прибор для отпугивания морских тварей, стоил серьезных денег, денег, которых им еще не заплатили. Майлд имел обыкновение убивать и за меньшее, но сейчас он лишь спокойно пожал плечами и поднялся из-за стола.

– Так или иначе, свое я получу, – бросил спецагент на прощание, но Ивана такое завершение беседы не устроило.

– Стой! – потребовал он. – У нас еще есть шанс все исправить!

– У тебя, ты хотел сказать? – с ленцой поинтересовался Майлд.

– У меня, да! Но понадобится твоя помощь!

Майлд с сомнением посмотрел на торговца оружием, вздохнул и вернулся обратно.

– Говори, – велел он.

Иван достал из кармана пластиковый пакет с грязным носовым платком.

– Это кровь одного из нападавших. Пробей по базе ДНК.

– Это не так просто.

– Не так просто мне будет спрятаться от синдиката. Отправь кровь на анализ, большего не прошу.

На лбу плешивого агента залегла глубокая морщина. Он оценил прозвучавшую в голосе собеседника угрозу и фыркнул:

– Рискнешь пойти против картеля?

– А у меня есть выбор?

Спецагент Майлд покачал головой. Сунул пакет с платком в карман, пообещал:

– Позвоню, – и зашагал на выход.

Иван Доу откинулся на спинку скамьи и пристально посмотрел вслед партнеру. Вопреки ожиданиям тот не стал устраивать скандала, он вообще повел себя насквозь неправильно, и эта неправильность наводила на нехорошие раздумья. Она пахла пылью неглубокой ямы, наспех выкопанной посреди раскаленной солнцем пустыни.

Иван кинул на стол мятую пятерку и отошел к зеркалу. Полюбовался безукоризненным отражением, поправил расстегнутый ворот сорочки, растянул губы в белозубой улыбке преуспевающего предпринимателя. Получился оскал раненого животного.

Но сдаваться он не собирался при любом раскладе.




5

Эль Капитано


Полтора часа спустя Матвеев и Пакита в глубокой задумчивости вернулись в бар «Морской конек». За стойкой на том же самом месте, где раньше сидела кубинка, теперь расположилась негритянка Бандана – уже одетая в топик змеиной кожи, юбку выше колен, крокодиловые сапоги и короткую кожаную курточку. Пакита с визгом бросилась ей на шею. Эль Капитано опустился рядом, испытующе посмотрел на негритянку, задержал внимательный взгляд на свежих шрамах на ее ногах и оголенном бицепсе – уже зашитых и залитых антисептиком.

– Куда вы провалились? – недовольно поинтересовалась Бандана. – Я со скуки выпила уже полбутылки эрготоу! Почему на мобилу не отвечаем?! Я думала, вас там уже давно закопали со всеми деньгами…

– Как самочувствие, чика? – спросил Матвеев, игнорируя ее вопросы. – Я правильно понял в зале, что ты так и не позволила аквамену цапнуть себя по-настоящему?

– Один раз позволила, – нехотя призналась девушка, понимая, что скрывать правду от командира бессмысленно, и машинально погладила изуродованный свежим шрамом бицепс. – Прости, тренер. Нелепо подставилась. Ступила! Но сразу после боя меня отлично подлатали за счет заведения. Там такие сексуальные медсестрички – м-м-м! Тебе точно понравились бы…

Пакита шлепнула ее по больному плечу – вроде бы ласково, но негритянка зашипела от боли.

– Дура, – хладнокровно подтвердил Эль Капитано. – Пута мадре. Если жертвовать каждому ублюдку кусок собственного мяса, оно быстро закончится. Я тебя мало гоняю, гуапа? Сегодня, так и быть, отдых, восстановление, сауна и секс, но завтра ты у меня умрешь на тренажерах в бассейне, малдита идиота!..

– Ладно, – проговорила Бандана, потирая пострадавшую конечность. – Придержи коней, ковбой. Призовые забрали?

– Нет, конечно, – отозвался Матвеев. – Ну, что ты как маленькая? Магнуссон непременно захочет отомстить по горячим следам и перехватить бабки. Да и других желающих поживиться призовыми деньгами в Лас-Вегасе достаточно. Мы придем за ними к Папаше Паку в другой день, совершенно внезапно. Свалимся как снег на голову, когда никто из местных бандидос не будет готов, а потом мгновенно растворимся с баблом в предрассветной туманной дымке.

– Где ж вы тогда шатались столько времени? Трахались небось в мужском туалете?..

– Беседовали с Папашей Паком. Он сделал мне довольно интересное предложение, от которого невозможно отказаться. – Эль Капитано достал из нагрудного кармана кубинскую сигару, презентованную понимающим Папашей, помял в пальцах, потом снова спрятал. – Вас, девчонки, это тоже касается самым непосредственным образом, Пакита уже в курсе. Короче, поехали домой, мухэр, обрисую ситуацию по дороге. Тут слишком публичное место.



Читать бесплатно другие книги:

Представленное издание – необходимое пособие для абитуриентов и студентов медицинских вузов, которое поможет правильно п...
В шотландском замке, который купил русский олигарх, в ночь на Рождество убили красавицу-фотомодель. Полиция сразу аресто...
Самодельная атомная бомба изготовлена террористами из радиоактивных отходов, похищенных из хранилища в Казахстане. Где о...
Вот он – неуловимый маньяк, «стаффордский потрошитель», на счету которого десятки замученных женщин. Разыскивая его, сби...
У адвоката Ксении Моржиковой есть одна пикантная «особенность» – попадать в неприятные ситуации. Ее попросили помочь в п...
Лучшие сыщики Европы, в том числе знаменитый Дронго, ищут «стаффордского мясника» – неуловимого маньяка. Убийца заранее ...