Карибский капкан - Павельев Давид

Безусловно, я обладаю необычной проницательностью, но она объяснима с материалистической точки зрения. Так же и помощь моя может быть весьма конкретной и ощутимой. Я могу помочь вам достичь того, чего вы хотите так много лет.

– Откуда вам известно, чего я хочу?

– Я же сказал, я обладаю необычной проницательностью.

– Послушайте, по-моему, вы не совсем адекватны. Давайте я по-хорошему предложу вам поискать другого человека, который нуждается в вашей заботе? Например, какого-нибудь гражданина вашей страны?

– Это то само собой… Но… неужели вы не понимаете, о чём я?

– Я прекрасно понимаю, о чём вы. И очень хочу ошибаться. Иначе вы сегодня же в лучшем случае отправитесь на свою Родину, где будете лишены возможности упражняться в человеколюбии, а в худшем отправитесь в место, которое я называю «санаторием». Там, думаю, оценят ваш гуманизм.

Маленький бескровный рот Паскуалеса вытянулся в прямую линию, а затем он снова выгнулся дугой в обаятельной улыбке, которую называют примирительной.

– Признаюсь, я недооценил вас. Хорошо, я подойду к вопросу с другой стороны. Я стремлюсь помогать не только конкретным людям в единичных случаях. Для меня это хорошо организованное дело. Можно сказать, я создал некий механизм взаимопомощи.

– О котором, конечно же, не известно вашему начальству?

– Я – гражданин мира. И у меня есть определённая идеология. Я считаю, что если все люди в мире будут думать как я, мы сможем избежать многих недоразумений и конфликтов. Тогда мы будем жить в спокойствии и понимании.

– Вы что, хиппи?

– Да подождите же! Не перебивайте! Моё дело – искать людей, которые могут помочь друг другу. Есть люди, которые могут помочь вам. А вы можете помочь им. Я всего лишь посредник, но в этом моя духовная миссия.

– Ну, всё с вами понятно.

Педро Рамирес привык к тому, что он редко ошибался. Так было и на этот раз. Сейчас он явно осознал, что настал один из самых волнительных моментов в его жизни. А именно момент, когда живое воплощение всего того, что он так ненавидел, сидит сейчас перед ним, нагло улыбается и строит из себя милую невинность. До этого его общение с непосредственным противником велось через зарешёченные окна, на чудовищном жаргоне, который не способен понять ни один посторонний человек. Теперь же враг самолично пришёл в его кабинет, протянул ему руку и занял место за столиком напротив, которое обычно занимали его заместители. Он был безукоризненно одет, носил безделушки, стоившие два бюджета страны, и изъяснялся исключительно языком Сервантеса. До него Рамирес общался ну максимум с главарём разбойничьей шайки, каким-нибудь здоровенным громилой, от одного рыка которого его подручные, да и все вокруг, приходили в трепетный ужас. А теперь напротив него сидит человек, статус которого в преступном мире был равен статусу самого Рамиреса в государстве, и продолжает как ни в чём не бывало обворожительно улыбаться.

У Рамиреса возникло острое желание открыть ящик стола, извлечь из него свой пистолет системы Макарова (подарок братскому революционному народу) и всадить пулю прямо в пахнущий дорогим парфюмом лоб борца за мир и понимание во всём мире. Но что-то останавливало его.

– В том то и дело, что всё понятно, – продолжал Паскуалес, начав чертить ногтём какой-то замысловатый узор на полированной крышке приставного столика. – Нам с вами не нужно слов, чтобы понимать друг друга. Вы ведь тоже считаете, что взаимопомощь – единственный путь к спасению мира.

– Ничего я не считаю. Я вообще склонен к тирании и проявлению жестокости. Намёк поняли?

– Я вам не верю. Ваши убеждения по поводу смертной казни ещё ничего не значат. Всё равно очень многим добрым людям хочется, чтобы именно вы стали президентом этой страны. Никто не верит в то, что вы такой жестокий. Если бы вы захотели смягчиться, принять нашу помощь и помочь другим – подумайте, какое бы это было благо для страны!

«Интересно, он дебил, или притворяется? – пронеслось в голове министра.

– Ну в конце концов, вам не придётся делать никаких усилий! Чисто символическая поддержка! Мне просто важен сам факт того, что вы со мной, и что вы разделяете мою идею. Ну и немного содействия в рамках ваших полномочий!

– Пошли вон!!!

– Погодите! Погодите! – Паскуалес поднял свои ладони, словно бы защищаясь. – Пожалуйста, не нервничайте. Я не могу смотреть, как люди нервничают. Это же просто преступление против самих себя – нервные клетки погибают и не восстанавливаются! Пощадите себя, пожалуйста!




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/david-pavelev/karibskiy-kapkan/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



notes


Примечания





1


– Кетцалькоатль – в мифологии древних народов Латинской Америки божество, научившее людей земледелию.




2


Страна, на которую обычно держит равнение молодёжь, находится к северу от центра описываемых событий, а не к западу


Поддержите автора - купите книгу




Читать бесплатно другие книги:

Родителей никогда не перестанут волновать вопросы: почему дети капризничают? почему дети дерутся? почему дети кусаются? ...
Универсальность этой книги в том, что ее можно назвать и книгой-руководством, и книгой-справочником. В справочной части ...
Книга поможет вам понять, чем воспитание девочки отличается от воспитания мальчика; какую роль играет в жизни девочки от...
Более половины родителей сталкиваются с неожиданной проблемой: их подвижный, ловкий ребенок никак не может освоить столь...
Данная книга – бесценный помощник для родителей, источник реальных практических знаний по проблеме «как найти общий язык...
Не смотрите на ночь глядя сериал «Великолепный век» – не то проснетесь в теле славянской пленницы, которую гонят на прод...