Карибский капкан - Павельев Давид

Карибский капкан
Давид Павельев


Правительство маленькой страны на берегу Карибского моря ведёт неравную борьбу с международной наркомафией. Преступники пойдут на всё, чтобы посадить всё население на иглу. Их действия всякий раз опережают полицию. Очевидно, что щупальца спрута проникли и в руководство страны. Ветеран КГБ Кондрат Харитонов, в прошлом агент особого назначения, а ныне никому не нужный пенсионер, решает помочь своим старым друзьям доказать торжество справедливости и победить непредсказуемого противника.





Карибский капкан

Давид Павельев



© Давид Павельев, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru




Часть первая





Глава 1


Антонио Гарсия пристально всматривался в лица людей, спускающихся по трапу самолёта. Казалось, они так похожи друг на друга: измождённые долгим перелётом, с бронзовыми от пота лицами. Пассажиры медленно и неохотно покидали салон, где был кондиционер, пусть и не спасающий от зноя. Кто-то дёргал воротники и галстуки, кто-то тщательно вытирался платком – такая привычная для Антонио картина, ежедневно наблюдаемая им на улицах родного города и ставшая частью его жизни. Он и сам очень хотел достать платок и смахнуть крупные капли пота, скатывающиеся с его покатого лба прямо в глаза, но всё же он продолжал внимательно вглядываться в незнакомые, чуждые ему лица поглощённых своими заботами пассажиров. Профессиональный долг призывал его найти в этой толпе лишь одно, а для чего – он не знал и не должен был знать.

Несколько часов назад молодого полковника полиции Гарсию, со свойственной ему улыбкой вошедшего в здание министерства, окликнул дежурный:

– Вас вызывает Сам!

Улыбка полковника стала чуть менее жизнерадостной, но он всё тем же бодрым шагом поднялся на нужный этаж и смело постучал в высокую дверь. Его встретила испуганная секретарша. Даже прибытие такого известного весельчака и любимца дам не смогло её успокоить, и Антонио понял, что дело серьёзно.

Министр расхаживал по кабинету, заложив руки за спину. Он был мрачен, как туча, и долго молчал, как бы не обращая внимание на появление полковника. Тот стоял, вытянувшись по струнке, понимая, что министр по привычке выдерживает многозначительную паузу, дабы подчинённый, так сказать, проникся всей серьёзностью положения. Наконец, он резко развернулся к нему и протянул фотоснимок, изображающий лицо пожилого морщинистого мужчины с крупными чертами лица.

– Вы знаете этого человека?

– Нет, – признался Гарсия.

– Сегодня он прилетает в нашу столицу из Москвы двенадцатичасовым рейсом. Я хочу, чтобы вы его встретили.

Министр сел за стол и забарабанил пальцами по столу.

– Естественно, он не должен этого заметить.

Гарсия понимающе кивнул, пряча снимок во внутренний карман пиджака. Он сразу же почувствовал подвох: он знал, что министр недолюбливает его по ряду причин, одна из которых высокий по сравнению с министром рост. И конечно же высокий чиновник чувствовал, что подчинённый его не боится, не трепещет, переступая порог его кабинета. Но именно за смелость, с которой Гарсия шёл под пули бандитов и на ковёр к начальству, молодой полицейский достиг таких высоких чинов и статуса своего рода героя всего ведомства. И всё же, задание было не таким простым, каким казалось. Виду Гарсия не подал, а лишь отдал честь, развернулся на каблуках, и, взглянув на часы, отправился в аэропорт.

«Почему министр так переживает из-за прибытия этого человека? – думалось ему. Он хорошо знал начальника. Тот был не робкого десятка, и не боялся даже президента республики, с которым открыто выражал несогласия, критикуя его политику за излишнюю мягкость.

Именно поэтому Антонио не сводил с трапа глаз: ему поскорее хотелось увидеть этого «страшного» человека. Но в череде лиц пассажиров лицо с фотоснимка никак не желало появляться, видимо, он шёл в самом хвосте. Антонио не отвлекался и почти не моргал: он был очень терпелив и вынослив, а также обладал умением концентрироваться, как хирург, на стоящей сейчас перед ним проблеме. Однако же, страшного человека он не пропустил лишь по чистой случайности.

А всё потому, что тот спрятался за широкой спиной сонного от жары пассажира, образующего солидную тень. Но человек, как ни странно, не стремился быть в тени, и вскоре из неё вышел, но всё-таки был замечен Гарсией уже на солидном расстоянии от самолёта.

Как же удивился Гарсия, когда увидел «страшного человека» не на фотоснимке, а в живую. Конечно, он был готов к тому, что сходство будет весьма формальным, ведь он привык к тому, что в жизни люди совершенно не похожи на якобы свои фотографии в документах или на фотороботы. Но такого резкого контраста он не ожидал. На фотоснимке красовался пожилой мужчина с безразличным лицом, квадратным подбородком и широким носом. Безразличие это бросалось в глаза в первую очередь. Холодное выражение невыразительных глаз наводило на мысль о скрытой угрозе: ни дать ни взять взгляд убийцы, тщательно скрывающего мысль убить в этот момент фотографа. Невольно Антонио подумал, что человек этот наверняка и есть убийца, скорее всего хладнокровный ликвидатор из КГБ, хоть полковник и знал, что такой структуры больше нет.

Но что же он видел на деле? А на деле, он увидел сморщенного сутулого старичка, щурящегося от солнца. Он остановился, прикрыл ладонью глаза, и… улыбнулся. Морщины на его лице образовали причудливый узор, ветер растрепал его седую, но довольно густую шевелюру. Старичок стоял, и, казалось, наслаждался моментом. Постояв так некоторое непродолжительное время, он поковылял к зданию аэропорта. К моменту, когда он поравнялся с Антонио, выражение его лица слегка изменилось: оно выражало скорее недовольство. Гарсии сразу представилось, как этот старичок ворчит на кого-нибудь из своих близких, и, как оказалось, ошибся он всего на чуть-чуть.

Старичок, прихрамывая, шёл по аэропорту. Видимо, в полёте у него затекли ноги. Для него была характерна обманчивая тяжесть движений. Он с интересом смотрел по сторонам, словно бы желал целиком и полностью изучить остановку, чтобы ничто не ускользнуло от его внимания. Он напоминал туриста, но Гарсия, который несмотря на молодость уже порядком поднабрался опыта, определил, что «страшный человек» уже бывал здесь раньше, а теперь лишь отмечал, что изменилось с момента его последнего визита.

Проклиная министра, Антонио медленно последовал за старичком. Следить за ним было сложно, приходилось постоянно останавливаться, так как идти в темпе гостя было для молодого человека неестественно, и могло вызвать подозрения «объекта», который, судя по опасениям крупного чиновника, мог оказаться и профессионалом. В этом Гарсия вскоре перестал сомневаться: раз министр ничего ему не сказал, значит так оно и есть. Министр не мог облегчить задание одному из самых несимпатичных ему сотрудников.

Но ничто в поведении старичка не выдавало в нём опасного человека. Весь его багаж состоял из небольшого потрёпанного саквояжа и видавшего виды чёрного зонтика, потому ему не потребовалось идти, как все пассажиры, к ленте, на которой как на карусели по кругу катались здоровенные чемоданы, ожидая своих хозяев. Гость страны сразу же направился к выходу. Оказавшись на свежем воздухе, который таковым назвать было трудно, потому как он был раскалённым и обжигал лёгкие, старичок постоял, подышал, так же щурясь и улыбаясь, а затем с той же ворчливой гримасой двинулся к площади.

Здесь ожидали клиентов вездесущие такси, а также скромные торговцы предлагали гостям бананы – своего рода визитную карточку страны. Старичок заметно обрадовался, завидев одного из таких торговцев, радостно подозвал его, к удивлению Гарсии, по-испански.

Торговец со связкой бананов торопливо подскочил к покупателю. Можно было подумать, что это была встреча двух старых друзей. Торговец был пожилым и, очевидно, потрёпанным жизнью. Его руку от локтя до плеча рассекал длинный бледный шрам. Такие же шрамы были и у него на лице, что делало одну его половину малоподвижным, в противоположность другой, очень живой, морщины на которой сложились в дугообразный узор, чем-то напоминающий улыбку «страшного человека». Гарсия догадался, что торговец был партизаном во время последней гражданской войны. Именно таким как он страна был обязана свержением кровожадной и тиранической военной хунты. Именно таким как он демократичный президент Гонзалес был обязан своим приходом к власти.

«Страшный человек» с силой пожал руку торговца и скосил глаза на его шрамы. Тот едва заметно кивнул. Казалось, что они уже поговорили о многом: где и когда партизан получил свои увечья, да и «страшный человек» приоткрыл ему тайну своей личности. Эти двое понимали друг друга без слов. Гарсия подумал, что не ошибся. Объект имел явное отношение к спецслужбам и был профессионалом высокого класса. Тем больший интерес он представлял для полковника. Он не хотел упускать шанс проверить на деле уровень своего мастерства. Одно дело следить за каким-нибудь пусть и отъявленным, но заурядным бандитом, другое за пусть и пожилым, но агентом КГБ. Настоящий экзамен на звание полицейского экстра-класса!

Тем временем старичок купил связку бананов и, сердечно распрощавшись с торговцем-партизаном, направился к стоянке такси. Двигался он неторопливо, не забывая, правда, об осторожности на дороге. Не удержавшись, он оторвал один банан от связки, очистил и разом откусил больше половины. Гарсия не видел его лица, но удовольствие отражалось даже на затылке.

Сейчас вести его было полегче. Гарсия ни на секунду не упускал его из виду, он был его тенью. Казалось бы, ничто не сможет воспрепятствовать выполнению его задания. Оторваться старичок не мог, заметить, судя по всему, теперь тоже, так как уж слишком был теперь занят. Расправившись с одним бананом, он сразу же принялся за следующий, так что создавалось ощущение, что он не ел этого лакомства несколько лет. Гарсия не мог его понять, в его стране бананы были буквально повсюду, и сам он не очень их любил. Но сейчас они помогали ему в его увлекательной игре. Бананы всегда были главными друзьями его страны.

Так они добрели до стоянки такси. «Страшный человек» отмечал каждую попадавшуюся ему на пути мусорную урну очередной банановой шкуркой, Гарсия следовал за ним, изучая его спину и размышляя о национальных символах. Вот старичок остановился в поиске машины. Жёлтая, как банановая шкурка, машина отделилась от группы ей подобных, стоявших в ожидании клиента на специальных парковочных местах, но вдруг замерла по середине дороги и отъехала назад.

Гарсия не сразу понял, почему это произошло, так как всё его внимание было сконцентрировано на сутулой спине старичка. Но бросив взгляд на дорогу, он увидел длинный чёрный лимузин, проезжающий мимо высунувшихся из своих машин удивлённых таксистов. Лимузин сопровождали четыре мотоциклиста, напоминавшие рыб-чистильщиц по бокам акулы. За лимузином следовали два бронированных джипа с тонированными стёклами.

Лимузин сделал круг, какой обычно делали для разворота жёлтые автомобильчики такси, и остановился прямо перед старичком. Он был наверно единственным человеком на площади, который не был удивлён, а продолжал смотреть прямо перед собой, будто бы ничего необычного не происходило.

Дверца машины открылась и из неё выпорхнул очень высокий краснолицый человек с красной же лысой макушкой и вьющимися седыми волосами, зачёсанными назад, что делало его голову похожей на водопад. У него были большие и пышные, как говорят, душистые усы, занимающие всё пространство вокруг носа. При виде ожидавшего такси старичка его и без того добродушное лицо будто бы просияло, и он заключил гостя страны в свои медвежьи объятия, так что казалось, он его сейчас раздавит. Старичок сдавленным хрипом дал ему это понять, и тот ослабил хватку. Но от этого она не стала менее сердечной.

Вся площадь изумлённо следила за этой картиной. И аборигены, и только что прилетевшие туристы были ошеломлены. Многие из них полезли за фотоаппаратами. В таком же состоянии пребывал и Гарсия. Наверно, такое событие не вызвало бы столь пристального общественного внимания, не будь пламенно приветствующий тщедушного старичка из Москвы человек президентом страны Гонзалесом.




Глава 2


Не успел никто и глазом моргнуть, как президент нежно и бережно, словно фарфоровую куклу, усадил своего гостя в лимузин, и нырнул туда следом, сделав лишь приветственный жест ошарашенной толпе. Он не мог не поприветствовать своих граждан, даже при таких обстоятельствах, но всё же он не мог делать этого долго, так как всё его внимание было сосредоточенно исключительно на только что прибывшим старичке из Москвы.

Звали его Кондрат Архипович Харитонов.

Сидя на заднем сиденье лимузина, где было немного тесновато, прижатый к дверце бедром президента, Харитонов пытался сделать вид, что рад встрече чуть меньше, чем он.

– На это я не рассчитывал, – заявил он, окинув взглядом обстановку. – Как понимаешь, путешествую инкогнито.

– Ворчун, – добродушно заметил Гонзалес. – Не только ты умеешь работать. И мы не лаптем щи хлебаем.

Разговор вёлся по-русски.

– Я заметил. В аэропорту за мной уже пристроился хвост. Ты испортил мне удовольствие оторваться от него. Форсу было бы меня куда больше, чем в молодости.

Президент улыбнулся и хлопнул старичка по колену, отчего тот вздрогнул, будто бы от удара врачебного молоточка.

Кортеж двигался по широкому автобану, проходящему над джунглями. Дорога, связывающая аэропорт со столицей, была самой лучшей в стране. Правда, с неё не было ни одного съезда. Спустя минуту кортеж въехал в город.



Читать бесплатно другие книги:

Родителей никогда не перестанут волновать вопросы: почему дети капризничают? почему дети дерутся? почему дети кусаются? ...
Универсальность этой книги в том, что ее можно назвать и книгой-руководством, и книгой-справочником. В справочной части ...
Книга поможет вам понять, чем воспитание девочки отличается от воспитания мальчика; какую роль играет в жизни девочки от...
Более половины родителей сталкиваются с неожиданной проблемой: их подвижный, ловкий ребенок никак не может освоить столь...
Данная книга – бесценный помощник для родителей, источник реальных практических знаний по проблеме «как найти общий язык...
Не смотрите на ночь глядя сериал «Великолепный век» – не то проснетесь в теле славянской пленницы, которую гонят на прод...