Палая листва в тумане - Лорченков Владимир

Палая листва в тумане
Владимир Владимирович Лорченков


«Боги карают виновных». Но если и невиновных тоже? Преступление без наказания и наказания без преступлений – остросюжетный роман «Палая листва» от одного из лучших русских писателей сегодня.





Палая листва в тумане

кинороман

Владимир Лорченков


«Боги находят виновного»

    Гомер, «Одиссея»


© Владимир Лорченков, 2015

© Питер Брейгель Старший, иллюстрации, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru


Струится вода.



Отъезд камеры. Это – вода из крана, которая течет не вниз, а… вверх.



Мы видим перевернутое вверх ногами помещение. Это просторная, светлая кухня в типовом девятиэтажном здании. Третий этаж. В окне видны цветы каштана. На подоконнике лежит кошка. В ее глазах и показано перевернутое отражение, именно его мы и видели сначала. Камера переворачивается, и мы видим кухню в обычном ракурсе. У стола, – это уголок, – сидят двое. Женщина, лет тридцати – тридцати двух, симпатичная, чуть полная, в ситцевом халате, волосы собраны на затылке неаккуратно (то есть, отношения давние и прочные, на первом свидании такого беспорядка на голове дамы себе не позволяют – В. Л.).



Сейчас у нее некрасивое, заплаканное лицо, на груди, в области декольте, видной из-за того, что халат распахнут, а не застегнут, – красные пятна. Напротив – мужчина в джинсах, но босой, на нем майка, на размер меньше, чем следовало бы. Он обрит наголо, держит руки перед собой на столе, голову опустил. Крупно показано, куда он смотрит – ноги женщины (от колена и ниже), на них едва заметная, но уже щетина. Мужчине на вид лет тридцать-тридцать пять. Иногда он словно впадает в прострацию, и тогда слегка встряхивает головой. Никому, кроме нас и женщины, это не видно. Но этого достаточно.



Ну Тимоша, ну что тебя передергивает?! – говорит она с надрывом.

Почему мы не можем поехать с моими родителями на дачу? – спрашивает она.

Не называй меня Тимошей!!! – резко говорит мужчина.



Женщина испуганно замолкает. Минутная пауза.



Миленький, ну почему мы не можем поехать в выходные на дачу? – говорит она.

С папой и мамой… – говорит она.



Мужчина поднимает голову, у него недоуменный вид.



Потому что у меня жена и двое детей, – говорит он.

Ты же мне в эту субботу сказал, что уходишь от нее! – говорит женщина с надрывом.

Да, – говорит мужчина, и надолго замолкает.



Теперь уже она глядит на него с недоумением. Не придумав ничего лучше, снова начинает плакать. Мужчина морщится.



Ради Бога, – говорит он.

Ну что ради Бога?! – говорит она.



Каждый раз, когда она произносит слово со звуком «о», она тянет его. Получается «оу». «Тимоуша», «боуга»… Всякий раз при этом растянутом «о» мужчину передергивает, как от скрежета пенопласта по стеклу.



Ну что-у ты бесишься?! – говорит она.

Ну почему, почему мы не можем быть вместе?! – спрашивает женщина с патетическим надрывом.

Ради Бога, – повторяет он.

И моя мама тебя ненавидит, – говорит она.

Говорит, мол, кто угодно, только не… этот, – говорит она.

Еще бы, – говорит он.

На ее месте я бы тоже так говорил, – говорит он.

Поехали с ними на дачу, а? – говорит она.

Пожарим шашлыков, посидим, – говорит она, – они же взрослые люди…

Все понимают, – говорит она.

Нет, нет, нереально, – говорит он, его даже передергивает слегка.

Давай я уж сначала разведусь, – говорит он.

Или уйду от нее хотя бы, – говорит он.

Ну так тем более поехали, если ты решил, – говорит она.

Ты что, уже обещала им, что мы поедем? – говорит он.

Нет, с чего ты взял? – наигранно удивляется она.

Обещала… – говорит он, качая головой.

А что мне делать?! – говорит она.

Мы встречаемся, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, – говорит она.

Который год?! – говорит она.

Ты трахаешь меня, ты живешь тут у меня почти!!! – говорит она.

Ты пользуешься мной, а в обмен? – говорит она.

Что я получаю в обмен? – говорит она.

У меня все подружки сто лет замужем! – говорит она.

Так ДАВАЙ ХОТЯ БЫ СЪЕЗДИМ С МОИМИ РОДИТЕЛЯМИ НА ДАЧУ!!! – говорит она.

Ох, – говорит он.

О-о-о-о, – рыдает она.

Почему-у-у-у-у-у, – подвывает она.



Мужчина вздыхает.



Я же здесь? – говорит он.

Сейчас ты уйдешь, – говорит она, опять с надрывом, как будто сейчас он умрет от рака или пули снайпера, а не просто пойдет домой, к жене и детям.

Бога ради, – говорит он.

Я пойду к детям, – говорит он.

Как всегда, – говорит она.



Мужчина качает головой, застегивает рубашку. Глядит на ноги женщины. Они полные, очень белые. На любителя. Очевидно, что мужчина – из таких любителей. Наклонившись поправить джинсы внизу, он гладит ее по ноге. Глядит чуть вверх, понятно, куда. Камера берет общий план и мы видим только женщину, которая словно прислушивается к тому, что творится под столом.



Она еще плачет, но уже вдруг хихикает.



Перестань, – говорит женщина.

Перестань, ну я прошу тебя, – говорит она.

Ну хватит, – говорит она.

Ну пожалуйста, – говорит она.

О-о-о-о-о, – стонет она.



Постепенно сползает вниз.



Камера показывает кухонную стенку, модерновую, в которой отражается какая-то возня под столом. Показан подоконник. Кошка встает, выгибает спину и спрыгивает на пол. Подходит к белой ноге, которая елозит по полу (больше мы ничего не видим, это план сверху, они под столом), пытается потереться. Нога отталкивает кошку несколько раз.



Пошла, пошла вон, – тихо доносится из-под стола.



Кошка запрыгивает на подоконник, поерзав, снова усаживается. Крупно – цветы каштанов. Они чуть темнеют, наступают сумерки. Камера показывает окно. В нем – мужчина, снова в расстегнутой рубашке, лицо в поту. За ним – женщина, обнаженная, но мы видим лишь ее руки, она обняла мужчину и прижалась к нему сзади. Трется лицом о его плечо. Мужчина чуть убирает плечо, так же брезгливо, как женщина раньше – ногу от кошки. Женщина этого совсем не замечает, она упоена – даже не мужчиной и не своей любовью, – а тем, какой любящей она выглядит.



Останешься? – спрашивает женщина.



Мужчина молчит.



Ну хорошо, – говорит, самоотверженно, и немножко любуясь собой, женщина.

Я привыкла к тому, что ты всегда уходишь, – говорит она.

Завтра ведь все равно придешь, – говорит она.



Мужчина молчит.



Но, милый, я хочу чтобы ты знал, – говорит она.

Дольше тянуть мы не сможем, – говорит она.

Я завтра утром звоню твой Инне, – говорит она.

Что у вас за манера, – говорит он.

«Твоя Инна, твоя Надежда» – говорит он.

Ну это же Твоя жена, – говорит она.

Знаю, что ты можешь сказать, – говорит она.

… – молчит он.

Но мне уже тридцать четыре, поэтому… – говорит она.

Если ты завтра утром не стоишь с вещами у моей двери, – говорит она.

То я звоню твоей жене и рассказываю ей про нас, – говорит она.

Понятно, что мы все в курсе, по умолчанию, – горько говорит она.

Но пора признать тайное и что-то Сделать, – говорит она.



Мужчина молчит, смотрит в окно. Потом поворачивается к женщине. У него вид человека, который, наконец-то, Решился. Но он молчит.



Ну что ты молчишь? – говорит она.

Скажи хоть слово! – говорит она.

Я разберусь, – говорит он.

Как? – спрашивает она.

Я разберусь! – говорит он твердо.

Вот и хорошо, – сдает назад она, и взяв его голову двумя руками, целует мужчину в затылок.

Вот и разберись, – говорит она.

Ты мужчина, тебе и разбираться, – говорит она.

Ты же мужчина, – говорит она.

Мой мужчина, – говорит она.

У меня для тебя сюрприз, – говорит она.

Ненавижу сюрпризы, – говорит он.

Это хороший сюрприз, – говорит она.



Все это время она буквально елозит – стоя – по его спине грудью. У нее красивый, большой бюст. Мужчина не глядя, сует руку за спину и хватает женщину за грудь. Она охает и прижимается к нему еще сильнее. Мужчина ведет ее в спальню.



Можешь в меня, – говорит женщина, глядя ему в глаза.

Сегодня можно, – говорит она.



Он валит ее на кровать. Затемнение… Зажигаются вдали огни. Это дорога через другое окно квартиры. Мужчина стоит возле него, одетый. На кровати – спящая женщина. Мужчина держит в руке мобильный телефон, набирает номер, не глядя. Подносит к уху.



Да, – говорит он тихо.

Да, да, – говорит она.

Ну, через полчаса примерно, – говорит он.

Ну на работе, конечно, – говорит он.



Смотрит на женщину. Та равномерно дышит во сне. Мужчина нажимает «выкл», кладет телефон в карман, на цыпочках выходит в коридор, там, под часами с боем – мы видим их, когда в коридор время от время падает свет с дороги, – обувается. Перед тем, как выйти, заходит на кухню, проверяет краник газа (обычное нервическое состояние человека, который по 10 раз возвращается к двери, проверить, закрыл ли), гладит кошку, – та все еще на подоконнике, – закрывает окно, и возвращается в коридор. Тихонько выходит из квартиры, закрывает ее на ключ, который у него на связке.



Пустой коридор, качается маятник часов. Комната, огни дороги мечутся по стене. Камера берет общим планом кровать.



Женщина, приподнявшись на локте, внимательно глядит в дверь, и прислушивается.



Когда затихает шум лифта, встает и едет в ванную, что-то напевая. Шум воды. Потом – громкое пение.



Я-те-бя-не-от-пуска-ю ни-ку-да, – поет она.

Я-це-лую-твое-сер-дце, – поет она.



Крупно – зеленые, светящиеся в темноте глаза кошки.



Мы слышим тихое шипение. Крупным планом – краник газа. Он открыт, что называется, до упора. Крупно – ручки газа на плите. Они тоже открыты до максимального положения. На подоконнике сидит неподвижно кошка. Газ шипит.



Снова становится слышно пение в ванной, плеск воды. Пение постепенно становится тише. Кошка спрыгивает на пол и начинает громко вопить и царапаться в ванную. Пение совсем умолкает, громче всего сейчас – шипение газа. Кошка буйствует.



Дверь приоткрывается, и в коридор из ванной мешком падает обнаженная женщина. На ее лице – ужас. Подтянувшись сантиметров тридцать, она опять валится и прикрывает глаза. Из открытого рта течет слюна. Она уже не может двигаться и с усилием – как когда очень хочется спать, а надо бодрствовать, – приоткрывает один глаз. Мы видим квартиру ее взглядом – перевернутой.



Ре-бё-но-эээ… – говорит она, и, содрогаясь, блюет.



Хватает себя за живот одной рукой, другой скребет пол. Пытается встать, но снова падает. Наконец, уткнувшись лицом в пол, затихает. Показана сверху – ногти ободраны до крови, мышцы напряжены, из-под головы вытекает кровь.



Показано, как лужица крови медленно течет и касается издохшей кошки. В блестящей лужице отражается интерьер кухни.



Затемнение.



***



Сплошной оранжевый фон. Он переливается кое-где так, словно на поле, выложенном апельсинами, кто-то разбросал местами бриллианты. Резкость фокусируется и мы видим, что перед нами и впрямь плантация апельсиновых деревьев. Из-за обилия плодов зелень почти не видна. Крупно показан один апельсин – ноздреватая кожица, круглый, чуть не лопающийся, у зрителя должна буквально потечь слюна. Снова общий план плантации. Крупно показано место, где что-то сверкало. Это капля воды, в которой преломляется луч света. Камера чуть снижается и мы видим, что под деревьями кое-где стоят люди. Они одеты в резиновые сапоги до колена, – несмотря на страшную жару, мы видим палящее солнце, и что люди в поту, – фартуки из прочного полотна, и перчатки до плеч. Их одежда похож на карикатуру на наряд «строгой госпожи» из борделя. Разница в том, что все, кто стоят под деревьями – мужчины. Камера берет крупно двух, которые стоят с двух сторон одного дерева и обрывают апельсины, складывая их в ящики. Первый – сухопарый, подтянутый, у него рыжеватые волосы, голубые глаза, двигается споро, ловко. Второй – довольно полный, черноволосый, кареглазый, явно проигрывает в сборе своему приятелю. О том, что это приятели, мы можем судить по тому, как они разговаривают – вполголоса, дружелюбно.



Перед тем, как показать их разговор, камера резко взмывает вверх – птицей, – и наверху делает кувырок. Мы успеваем увидеть какой-то древний разрушенный храм, прибрежную полосу, море… Зритель понимает, что это то ли Греция, то ли турецкое побережье Малой Азии. Проще, и точнее говоря, Эллада.



Читать бесплатно другие книги:

У каждого в жизни должно быть своё маленькое чудо, которое сможет осчастливить одним только своим существованием, сможет...
Блеск и интриги королевского двора ослепляют, но за их красотой часто прячутся черные мысли и дела. Круги замыкаются, гр...
Получив во владение земли Черного барона, купец Алекс, казалось бы, достиг всего, чего хотел. Богатство, растущие как на...
Неспокойно нынче в Мидирском королевстве. Скончался верховный маг, бесследно исчез главный артефакт – огромный рубин… и ...
«Принцесса подводного царства» – это удивительная книга для детей о фантастических приключениях второклассницы Арины и е...
«Из тех немногих вер, отцов и матерейчто нам достались в мутную годинуЯ выбрал веру в чудо и в друзейА в целом в то и в ...