Право на кровь - Казанцев Кирилл

Право на кровь
Кирилл Казанцев


Пистолет был, как говорится, «с пробегом», да еще с каким! Но разве Макс думал об этом, когда бойцовская собака напала на соседского ребенка? Не раздумывая, Макс всадил пулю во взбесившееся животное, а пистолет тотчас закинул в кусты. Оказалось, что собака принадлежала офицеру ФСБ, и злосчастный «макарыч» вскоре был обнаружен следователями. На суде Макс не выдал своего друга Юрку, который когда-то служил на Кавказе и привез оттуда в качестве сувенира тот самый пистолет. «Сувенир», как выяснилось, принадлежал какому-то боевику, и на нем «висела» куча трупов. Перед Максом замаячила весьма реальная перспектива получить очень серьезный срок, но внезапно ситуация на суде кардинально изменилась…





Кирилл Казанцев

Право на кровь





© Чистова Т., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015




* * *

Так бегать Максу не доводилось давно, дыхалка начинала сдавать, кровь со звоном билась в висках. Не обращая внимания на колотящееся сердце, он наддал еще, промчался мимо парочки, гуляющей по дорожке, обогнул пенсионерку с пуделем на поводке, мельком глянул на забрехавшего пса, ворвался в парк. Парень пробежал по берегу пруда к мосту, пересек его, рванул в горку.

Уже из последних сил Макс вылетел к высоткам из красного кирпича, ворвался во двор, затормозил и закрутил головой по сторонам, переводя дух. Он облегченно выдохнул. Успел, не зря гнал сюда, как бешеный пес, коему, как известно, семь верст не крюк!

Домов всего три, в каждом по два подъезда, народу поблизости мало, что объяснимо – темнеет уже. Да и прохладой с прудов ощутимо повеяло, точно не конец мая на дворе, а сентябрь.

Но Макс заметил у крайнего слева подъезда спортивный кабриолет, красную приземистую «Мазду», дорогую и яркую, как елочная игрушка. В их городке на этаком аппарате передвигаться все равно что на слоне ездить. Любой с ходу скажет, чья эта машина и чем его папа знаменит среди местной братвы, как по старинке державшейся в тени, так и засевшей в кабинетах местной власти.

Машина блестела яркими выпуклыми боками, выглядела как новенькая. Свет фонарей отражался на крыльях и капоте, придавая им нереально-синеватый оттенок.

Макс близко подходить не стал, чтобы себя до срока не выдать. Он и отсюда видел, что лобовое стекло целехонько, да и передний бампер у «Мазды», похоже, заменили. Значит, то была не сплетня, а правда. Дело замяли, и все идет своим чередом. До сегодняшнего вечера шло, но в любой момент может измениться, ибо кое у кого на этот счет есть свое мнение.

Макс прошел вдоль дома, держась спиной к стене и стараясь не высовываться на освещенные участки. Смотрел во все глаза, точно впервые видел эти декорации, а не гулял тут, считай, целую неделю. Все было как вчера и три дня назад: клумбы, длинные, коротко подстриженные кусты у подъездов, низенькие крашеные заборчики, парковка вдоль дороги, детская площадка, арка за ней – выезд из двора.

Но «Мазда» появилась только вчера. Это радовало и напрягало Макса. Он не ошибся, верно все рассчитал. А если все-таки опоздал? Не успел, промедлил самую малость?

Макс всматривался в полумрак перед собой и ничего толком не видел. С прудов наползал туман, стлался над дорогой. Воздух дрожал, делая очертания и контуры предметов нечеткими и зыбкими. «Мазда» точно инеем подернулась.

Дальше Макс ждать не стал, вышел на дорогу перед домами и едва не столкнулся с теткой, вернее, пучеглазым чудовищем, которое семенило рядом с ней. Чудовище завизжало – Макс отдавил ему лапу. Тетка подхватила уродца на руки, обозвала Макса бараном и двинула к среднему подъезду.

На тетку ему было плевать. Макс никак не мог сообразить, откуда ждать беды. Получалось, что сразу со всех сторон. Пуля могла прилететь с детской площадки, из открытого окна подъезда или из-за кустов, например. Хотя живая изгородь низкая, за ней не спрячешься. Риск слишком велик, а результат того не стоит. Хотя это с какой стороны посмотреть.

Кровь снова ударила в виски. Макс, уже не скрываясь, шел вдоль дома и крутил головой по сторонам. Он прошагал мимо «Мазды», убедился, что с ней все в порядке. Машинка выглядит как фотомодель с обложки. К такой и подойти не всякий решится, зато многие свернут шею, провожая ее взглядом.

И тут его осенило. «Мазда» праворульная, значит!.. Ну да, все просто, как грабли, а он, дурак, сразу не догадался. Но еще не поздно, есть пара минут.

«Мазда» мигнула фарами, мяукнула сигнализация. Макс отскочил вбок и со всех ног бросился к парковке. Он проскочил между пузатым «крузаком» и «Фордом», перемахнул оградку и по мокрой траве побежал дальше, к невысокому заборчику, за которым и начиналась, собственно, детская площадка.

Макс пролетел в темноте и тумане как нечистый дух, остановился в последний момент и задержал дыхание, чтобы не выдать себя. Он согнал с лица неуместную улыбочку. Угадал-таки, молодец, верно рассчитал, хотя и не сразу.

За «Тойотой», прижатой к забору, ржавой, севшей на диски, стоял человек. Невысокий, ниже Макса на полголовы, худой, даже тощий. Одет во все темное, на голове капюшон. Рук не видно. Он либо прячет их пока в карманах, либо перчатки надел. Стоит, не шелохнется и по сторонам не глядит. Да и незачем. Ему «Мазда» нужна, вернее, тот человек, который только что вышел из подъезда.

Запел домофон, распахнулась дверь, и с крыльца по ступенькам сбежал невысокий упитанный молодой очкарик. Над ремнем джинсов нависало круглое брюшко, редкие волосенки зачесаны назад, взгляд наглый, даже презрительный.

Но это уже фантазии. Вернее, накатившее воспоминание, еще свежее.

Макс видел этого оленя две недели назад, пусть издалека, но и этого хватило, чтобы понять – дело дрянь, надеяться не на что. Правда, тогда он оставил свое предположение при себе, да и не понял бы его никто. Но это было прежде, а сейчас вот он, красавец, прохаживается вокруг своего сокровища.

А тот, у «Тойоты», повернулся в его сторону и вытянул руку. Макс скорее догадался, чем разглядел в полумраке пистолет с глушителем, навинченным на ствол, сжатый пальцами, обтянутыми черной перчаткой. Сердце ухнуло куда-то под ребра, трепыхнулось там, лоб покрылся испариной, холодной и липкой.

«Мазда» замигала фарами, запела на все лады сигнализация, потом резко оборвалась. Открылась правая передняя дверца, юноша бросил что-то в салон и тяжко плюхнулся на переднее сиденье.

Человек поднял пистолет чуть выше, на уровень глаз, перехватил его поудобнее. Потом раздался тихий металлический щелчок – опустился предохранитель.

– Не надо… – Голос Макса потонул в утробных ухающих звуках: в «Мазде» включилась магнитола.

Он не слышал сам себя, да тут его и сам черт не разобрал бы.

Юноша не торопился закрывать дверцу, жал кнопки на приборной панели. Машина мигала фарами, басы ревели так, что закладывало уши.

– Не надо! – проорал Макс и дернулся вперед.

При этом он почему-то, как в дурацком сне, еле передвигал ногами. Время тянулось, точно резиновое. Вот ствол с глушителем вытягивается вперед, палец ложится на спуск. До тошноты медленно закрывается передняя дверца машины, стекло ползет вниз, виден профиль очкарика за рулем.

Совсем рядом слышится тихий выдох – человек в капюшоне приготовился стрелять. «Мазду» он держал на прицеле уже с полминуты, но ствол ни разу не дернулся, не качнулся. Сказывалась подготовка. Да и мотивация запредельная, только что через край не плескалась. Еще секунда-две, и финита, конец игры.

Тип с пистолетом почуял неладное в последний момент, чуть повернулся, отбросил капюшон. Макс как в прорубь головой ухнул. Он дернулся вперед, схватил человека за локти, развернул и швырнул что было сил от себя, через хилую оградку на траву, мокрую от росы, кинулся следом.

Тут он оплошал самую малость, замешкался на секунду, не больше, но хватило с лихвой. Человек не рухнул на ограду, как должен был бы. Он кувырком перевалился на ту сторону, сел и с силой врезал подбежавшему Максу ногами в живот. Хорошо, что тот предусмотрел эту возможность и успел пригнуться. Удар получился смазанным, но от боли все равно стало темно в глазах и душно, пусть ненадолго.

Когда отпустило, Макс первым делом увидел пистолет, направленный ему в лицо, а потом и стрелка, знакомого, близкого человека. Юрка Дубровин, одноклассник и друг детства, реальный, а не просто приятель, с которым можно пива попить или мячик в выходной день с тоски попинать. Чего они вместе навидались – лучше не вспоминать, а вот как оно обернулось…

«Выстрелит или нет?» – думал Макс.

Страха не было, его затмило любопытство и какой-то чисто исследовательский азарт: нажмет ли Юрка на спуск? Что будет потом, если это «потом» им вообще отпущено?

Тот, похоже, думал о том же, смотрел на Макса из-под капюшона, сбившегося набок. На лице Дубровина проступало выражение тоскливой досады, от равнодушия и сосредоточенности не осталось и следа. Макс шагнул было вперед, Юрка поднял пистолет, предупреждая, мол, не подходи.

Тут справа раздался вовсе уж дикий вой и визг покрышек. Дубровин даже головы не повернул, лишь покосился в ту сторону, и этого хватило. Макс носком ботинка врезал ему по запястью. Пистолет вылетел у Юрки из рук и сгинул где-то у песочницы, пустой по случаю позднего часа. Выстрела, к счастью, не последовало, Юрка дернулся туда, но Макс сшиб его наземь, навалился что было сил. Так два голодных пса дерутся за свежую кость.

Юрка всегда был сильнее, ростом уступал Максу на полголовы, но техникой и, главное, напором мог ушатать почти любого. Недаром он стал вице-чемпионом области по армейской рукопашке, разделав оппонента как бог черепаху. Это было зимой, когда у него все шло хорошо и казалось, что так будет всегда. Сейчас, похудевший, осунувшийся, бледный, с рассеянным мутноватым взглядом, он стал вдвое опаснее, и все же Макс прижал Юрку лопатками к траве.

Дубровин как-то уж вовсе по-волчьи вывернул голову. Оба смотрели, как «Мазда», визжа покрышками, под вой музыки вылетает со двора и скрывается в арке. Кругом сразу стало тихо. С прудов теперь доносился дивный лягушачий хор. Над ухом Макса тоненько пищал оголодавший комар, охочий до свежей крови.

Макс мотнул головой, отгоняя прожорливую тварь, но захват не ослаблял, держал Юрку по-прежнему крепко.

Тот и не думал сопротивляться, смотрел отрешенно куда-то вбок, потом негромко спросил:

– Ты знаешь, кто это был?

– Знаю. – Макс чуть разжал пальцы, а Юрка этого словно и не заметил, смотрел в глаза.

Максу стало не по себе. Конечно, он знал этого подонка на красной «Мазде». Милютин его фамилия, наследник папашиной ювелирной империи, захватившей их город и запустившей щупальца в близлежащие.

Денег у него с лихвой хватит на то, чтобы отмазать сынка от любой статьи. Ведь замяли в инстанциях дело о ДТП, в котором Марина с Пашкой погибли. Якобы они сами под колеса милютинской «Мазды» кинулись, ни свидетели не помогли, ни запись с регистратора «Опеля», который оказался рядом.

Юрка, сам круглая сирота, пылинки сдувал с жены и сына, любого просто за косой взгляд на них порвал бы к чертям собачьим, а тут нате вам. Дескать, сами виноваты, а к Милютину претензий нет. Спасибо скажите, что за мятый бампер и разбитое лобовое стекло счет предъявлять не стал.

Очевидцы говорили, что после аварии Милютин первым делом оглядел машину, потом куда-то позвонил и уехал.



Читать бесплатно другие книги:

Doc Stenboo – человек необычной и очень интересной судьбы. Он не просто путешественник, а еще и талантливый писатель. И ...
Фантастические произведения Евгения Полякова – не для легкого и бездумного чтения. В каждом рассказе проблемы нашей дейс...
В своих фантастических рассказах Лика Рыбакова не только поднимает привычный вопрос «Есть ли жизнь на Марсе?». Автор зас...
История – это то, что было давно и не с нами. «Давно» – значит сотни, тысячи или даже миллионы лет назад. Представить се...
Употребление растений с лечебными целями существует, смело можно сказать, почти с того самого времени, когда появился на...
Предлагаем вниманию читателя сборник сказок русского довоенного писателя Александра Валентиновича Амфитеатрова (1862–193...