Актуальные проблемы Европы №2 / 2012 - Жирнов Олег

Актуальные проблемы Европы №2 / 2012
Олег Александрович Жирнов


Журнал «Актуальные проблемы Европы»Сборник научных трудов 2012 #2
Рассматривается деятельность партий и движений левой ориентации стран Европы в первом десятилетии XXI в. Анализируются программные документы ряда коммунистических партий, а также организаций, вошедших в объединение «Европейские антикапиталистические левые» (ЕАКЛ). Исследуются социальная и электоральная база левых партий, их идеология и политическая стратегия, оцениваются уровень влияния и дальнейшие перспективы левого движения.

Для научных работников, преподавателей, аспирантов и студентов.







Актуальные проблемы Европы 2012 – №2





Об авторах


Андросова Дарья Николаевна – младший научный сотрудник ИНИОН РАН.

Androssova D.N. – junior researcher, INION, RAS. androssova@gmail.ru

ДевятковАндрей Владимирович – кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры новой истории и международных отношений Тюменского государственного университета (ТюмГУ).

Devyatkov A.V. – Ph.D. (history), Senior Lecturer at the Chair of Modern History and International Relations of the Institute of Human Sciences, Tyumen State University, Russia, devyatkovav@gmail.com

Животовская Ирина Георгиевна – экономист, старший научный сотрудник ИНИОН РАН.

Zivotovskaya I.G. – economist, senior research fellow, Division of global problems. Zhivotov2004@mail.ru

Жирнов Олег Александрович – кандидат исторических наук, зав. Сектором Америки ИНИОН РАН.

Zhirnov O.A. – Head of Sector of America, INION, RAS, Ph.D. (history). 4194@post.ru

Лыкошина Лариса Семеновна – доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИНИОН РАН.

Lykoshina L.S. – Doctor of Historiucal Sciences, chief scientific officer, Division of Eastern Europe. lykoshina.lara@yandex.ru

МакарычевАндрей Станиславович – доктор исторических наук, профессор Института изучения Восточной Европы Свободного университета, г. Берлин.

Makarychev A.S. – Doctor of Historical Sciences, Research Fellow at the Institute for East European Studies, Free University of Berlin, Germany, asmakarychev@gmail.com

Погорельская Светлана Вадимовна – кандидат политических наук, доктор философии Боннского университета, старший научный сотрудник ИНИОН РАН.

Pogorelskaja S.V. – Ph. D. (politics), senior research fellow, INION, RAS, Ph.D. of Bonn University. pogorels@inion.ru

Хенкин Сергей Маркович – доктор исторических наук, профессор МГИМО (У), МИД РФ, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН.

Khenkin S.M. – Doctor of Historical Sciences, Senior Research Fellow, INION, RAS. sergkhenkin@mail.ru




Предисловие


Неолиберальные реформы, осуществлявшиеся три последних десятилетия практически во всех регионах мира, существенно изменили социально-экономическую и политическую обстановку в тех странах, где они проводились. В развитых странах Европы государство всеобщего благосостояния, созданное в период после Второй мировой войны для того, чтобы оградить народы от необузданного капитализма, подверглось массированной атаке и было в значительной степени демонтировано. Социальное государство уступило место государству свободной конкуренции, частичная социализация – всеобъемлющей приватизации. Все более отчетливой становится тенденция к ограничению демократических завоеваний трудящихся, их участию в управлении государственными и общественными делами. Войны под вывеской «гуманитарных интервенций» становятся привычным средством обеспечения интересов могущественных государств и транснациональных корпораций. Разрушение мировой социалистической системы позволило распространить неолиберальные реформы и на бывшие социалистические государства Восточной Европы.

Неолиберальные реформы, которые привели к ухудшению социального и экономического положения широких слоев населения, не могли не вызвать отпора. Первая волна сопротивления рекапитализации мира пришлась на 90-е годы ХХ столетия. Левоцентристские (социал-демократические и социалистические) правительства многих стран Западной Европы несколько приостановили наступление неолиберальных реформаторов. Однако это был элитарный проект «новой социал-демократии» и «нового центра». Результаты «сдерживания» оказались весьма скромными, а в ряде случаев катастрофическими. Более того, в Европе началась вторая и более радикальная волна приватизации, социального расслоения и наступления на права трудящихся. Результатом этого этапа стало растущее бессилие большей части населения. Неолиберальное реформирование, осуществлявшееся на фоне многочисленных встреч в верхах и обещаний «светлого будущего», роста числа военных конфликтов с прямым вовлечением в них развитых стран в роли «миротворцев», лишь усилило социальное расслоение и неуверенность большинства населения в завтрашнем дне.

Нынешний этап неолиберальной глобализации, утверждает сербский исследователь Любеш Митрович, представляет собой «новейший способ воспроизводства и экспансии капитала», который «обеспечивает неуклонное обогащение крупного бизнеса, ТНК, с одной стороны, и обнищание огромного большинства трудящихся и целых народов – с другой». Под влиянием неолиберализма разрушаются институты социальной солидарности, стандарты в области рабочего и социального законодательства, открываются возможности неконтролируемой эксплуатации. Это признают многие политики, исследователи, представители международных организаций. Неолиберальная глобализация, констатирует Л. Митрович, «обостряет прежние и создает новые неравенства»[1 - Л. Митрович. Последствия неолиберализма и моноценоцентричного глобализма для отношений в мире. – Режим доступа: http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=1371&Itemid=39).]. Так, к концу первого десятилетия нового века 20 % наиболее развитых стран располагали 82,7 % мирового богатства, а 20 % самых бедных – лишь 1,4 %. Если 10 % самых богатых контролировали 54 % всех мировых ресурсов, а 385 миллиардеров имели богатства больше, чем половина человечества, то доходы двух с половиной миллиардов людей (40 % населения планеты) составляли менее двух долларов в день на душу населения[2 - Ibid.]. Не осталась в стороне от этого процесса и Россия.

Неспособность правительств, возглавляемых социал-демократами и социалистами, остановить ухудшение положения широких слоев населения в странах Западной Европы подорвала доверие к «новой социал-демократии» в ее различных региональных и национальных вариантах. «Социальные контрреформы» и так называемая «политика мира», которая делает войну обычным делом, вызвали усиливающееся сопротивление, которое приобретает характер лесного пожара. Одним из ответов на наступление неолиберальных реформаторов стало возникновение нового социально-политического феномена – «движения движений». Они стали не чем иным, как восстанием против того, что большая часть населения в связи с усилившейся неуверенностью и обнищанием начала ощущать все большее беспокойство за свое будущее. Эти движения – и протест против того, что война вновь стала внедряться в повседневность. Эти движения направлены и против того очевидного факта, что выборы фактически превратились только в выборы тех, кто и в каком темпе будет проводить неолиберальную политику.

У «движения движений» нет руководящего центра и определенного, конкретного ядра. Его исходный пункт – не традиционные элиты и социал-демократические партии и часто даже не профсоюзы. В движение пришли «старые» и «новые» низы, а также часть средних слоев, почувствовавших реальную угрозу своему благополучию. Разрозненные, непредсказуемые, не связанные друг с другом, распадающиеся и вновь объединяющиеся для протестов – такими выглядят сегодня эти движения. Иными словами, в движение пришли все общества, они бросают вызов неолиберальному проекту, требуя создания нового мирового сообщества – сообщества взаимопонимания и солидарности. Лозунг «движения движений» – «другой мир возможен». Требования, выдвигаемые в ходе этой борьбы, высвечивают грани будущего и указывают возможные пути его достижения.

В числе политических субъектов, работающих на достижение этой цели в странах Европы, находится обширное семейство партий и движений «новых левых», позиционирующих себя слева от традиционных левых – социал-демократов и социалистов. Пока еще влияние «новых левых» в политической жизни европейских стран не столь ощутимо. Хотя в ряде случаев (например, в Италии) «новым левым» и удавалось входить в состав коалиционных правительств, опыт их участия в управлении государством вряд ли можно считать удачным. Более того, не имея возможности оказывать сколько-нибудь существенного влияния на политику коалиционных правительств, «новым левым» пришлось расплачиваться потерей доверия избирателей за неолиберальную политику, проводимую «старшими» партнерами по коалиции. Впрочем, нельзя исключать того, что по мере усиления кризисных явлений в экономике и социальной сфере в странах Европы их влияние может стать ощутимее за счет аккумулирования протестного потенциала. Некоторые признаки такого разворота событий уже имели место. Так, Социал-демократическая партия Дании (СДП) была бы не в состоянии сформировать левоцентристское правительство после парламентских выборов (сентябрь 2011 г.), если бы не получила поддержку со стороны «новых левых», голоса которых позволили «красному блоку» (СДП, Социально-либеральная партия, Социалистическая народная партия и красно-зеленая коалиция) одержать победу над «синим блоком», коалицией правах сил.

В этой связи обоснованной представляется попытка разобраться в том, что же представляет собой феномен «новых левых» в Европе. Вопросов при этом возникает множество. Каков их политический портрет? Насколько их «программное обеспечение» соответствует традиционным представлениям о левых? Кого вообще сегодня можно и нужно считать левым, учитывая нынешнее неоднозначное толкование этого понятия даже среди «новых левых»? Каковы позиции, деятельность, степень влияния и перспективы развития «новых левых» не только в рамках национальных политических систем, но и на общеевропейском уровне? Каковы взаимоотношения между партиями «новых левых», представляющими собой отнюдь не однородную массу и нередко подвергающих друг друга резкой критике?

В предлагаемом вниманию читателей выпуске журнала предпринята попытка дать самое общее, а потому далеко не полное представление о «новых левых» Европы.



    О.А. Жирнов




Левая идея: Закат или обновление?

(Обзор)




    О.А. Жирнов

Аннотация. Рассматривается нынешнее состояние «левой идеи», понимаемой как альтернативный неолиберализму проект, ориентированный на построение в той или иной форме социалистического общества.

Abstract. The current state of the «left idea» as an alternative project to neoliberalism aimed at building a socialist society is analyzed in the article.

Ключевые слова: левая идея, социализм, социал-демократия, кризис, маргинализация, обновление.

Keywords: the Left idea, socialism, social democracy, crisis, marginalization, renewal.

В 1992 г. известный американский философ Ф. Фукуяма (профессор Школы международных исследований при Университете Джона Хопкинса, директор программы международного развития SAIS, председатель редакционного совета журнала «Американские интересы»), анализируя перемены, произошедшие в мире в конце 1990-х годов, пришел к выводу о том, что во всемирной истории «происходит нечто фундаментальное», вносящее «связь и порядок в текущие события». В конечном счете фундаментальные перемены, утверждал Ф. Фукуяма, привели не к «концу идеологии или конвергенции капитализма и социализма, а к неоспоримой победе экономического и политического либерализма… Триумф Запада, западной идеи очевиден прежде всего потому, что у либерализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив» [Фукуяма]. Одно из подтверждений тому он увидел в изменении интеллектуальной атмосферы крупнейших коммунистических стран, в которых начались «важные реформы». Утверждая, что «классовый вопрос успешно решен Западом» и отошел на второй план, Ф. Фукуяма взял на себя смелость утверждать, что «привлекательность коммунизма в западном мире сегодня… находится на самом низком уровне со времени окончания Первой мировой войны». «То, чему мы, вероятно, свидетели, – заключил Ф. Фукуяма, – не просто конец «холодной войны» или очередного периода послевоенной истории, но конец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления» [Фукуяма].

Констатация «конца истории», «решения классового вопроса» в странах Запада, отсутствия реальной альтернативы либерализму предполагала как следствие неизбежное и окончательное угасание левой идеи, ее «естественную смерть». Концепция «конца истории» и «безальтернативности либерализму» получила достаточно широкое распространение среди политиков и части научного сообщества. Впечатление об объективном отражении ею сложившейся новой глобальной обстановки усиливалось фактом распада Советского Союза и мировой социалистической системы, глубоким кризисом международного коммунистического движения и левого движения в целом, а также укреплением позиций консервативных сил в странах Запада. «В первые годы после окончания “холодной войны”, – писал влиятельный американский аналитик Роберт Кейган, – начали вырисовываться соблазнительные контуры нового международного порядка, при котором страны должны были сообща двигаться к процветанию или же сообща сгинуть, идеологические конфликты – испариться, а культуры – смешаться благодаря все более свободной торговле и общению. Но это был мираж, оптимистическое предвкушение либерального, демократического порядка, желавшее видеть в конце “холодной войны” завершение не просто очередного стратегического идеологического конфликта, а всей стратегической и идеологической борьбы вообще. Народ и его лидеры жаждали “преображенного мира”. Сегодня страны Запада продолжают цепляться за этот образ» [Кейган, с. 50].

Однако последующие события в мире опровергли претензии концепции Ф. Фукуямы на фундаментальность и непререкаемость выводов. «Преображения мира» не произошло. Р. Кейган дает следующую краткую и емкую характеристику ситуации, возникшей в мире после окончания «холодной войны»: «Нации не стали слабее, как и националистические амбиции, страсти и соперничество между странами, определяющими историю. Мир по-прежнему остается “однополярным”, а Соединенные Штаты являются в нем единственной сверхдержавой. Но произошло возобновление международного соперничества между великими державами, и Соединенные Штаты, Россия, Китай, Европа, Индия, Иран и другие страны возобновили борьбу за региональное господство. Борьба за уважение, статус и влияние в мире вновь стала отличительной чертой политики государств на международной арене. В идеологическом отношении наступила эпоха дивергенции, а не конвергенции. Начался новый круг соперничества между либерализмом и абсолютизмом, и в мире, как и прежде, возрастает раскол между странами по идеологическому признаку. Наконец, имеет место раскол между современностью и традицией: исламские фундаменталисты ведут борьбу с современными светскими державами и светскими культурами, которые, как они считают, проникли в их исламский мир и осквернили его» [Кейган, с. 50–51].

Не исчез и «классовый вопрос», об успешном решении которого заявлял Ф. Фукуяма. Разочарование в неолиберализме, глобальный финансовый и экономический кризис, разразившийся в 2007 г., введение мер жесткой экономии, повлекших за собой рост безработицы и ухудшение условий жизни широких слоев населения, вызвали бурный рост протестного движения во всем мире, в особенности в Европе. С учетом сказанного выше говорить об угасании левой идеи, ее маргинализации, отсутствии альтернативы либерализму не приходится. Более того, налицо признаки оживления левого движения в Европе, точнее сказать, той его части, которая находится слева от социал-демократических и социалистических партий и которую ныне представляют «новые левые», ориентирующиеся на построение различных моделей социализма. Заметим, что все годы, прошедшие с момента крушения Советского Союза, не прекращало своей деятельности и международное коммунистическое движение. Представители национальных компартий регулярно встречались на международных конгрессах для обмена мнениями и опытом работы в новых условиях. Большой размах приобрело и альтерглобалистское движение, лозунгом которого является девиз «Иной мир возможен». Так что реальному состоянию дел в европейском левом движении более соответствовал бы лозунг: «Социализм умер, да здравствует социализм!»

Состояние и перспективы левого движения являются в настоящее время предметом пристального внимания не только субъектов левого движения (коммунистических, рабочих и иных партий и организаций социалистической ориентации), но и международного научного сообщества. Катализатором возросшего интереса к левой идее и левой альтернативе стал не только мировой кризис.



Читать бесплатно другие книги:

В книге «Опустошенный жених» Марион Вудман предлагает свой взгляд на духовное развитие современной женщины. Основной вну...
Очень часто в книгах Просветленных Мастеров описываются определенные духовные стадии и состояния, которых должен достичь...
Вышло так, что история о Гнездах Химер была рассказана дважды, по числу волшебных ветров Хоманы, смешавшихся с дыханием ...
Владимир Купрашевич – автор нашумевшего в свое время эротического романа «Архивариус, или Игрушка для большой девочки».Р...
Книга предлагает разнообразные адаптированные художественные тексты из произведений классической и современной литератур...
В своей первой книге легенда Силиконовой долины Нолан Бушнелл объясняет, как найти и нанять сотрудников, которые имеют п...