Больше, чем он ожидал - Лоренс Андреа

Разве что кто-то из твоих живчиков устроил у меня внутри пикник и атаковал в самый непредсказуемый момент.

Алекс нахмурился, и Гвен видела, как гнев постепенно стихает, его лицо расслабляется. Все его тело будто успокаивается, он делает глубокий вдох и принимает более непринужденную позу.

– Ты правда меня очень напугала, Гвен.

Она была в этом уверена. Вместе с гневом, сверкающим в его янтарных глазах, она видела порядочную долю страха.

Когда они были вместе, оба принимали все возможные меры предохранения. У каждого были свои причины. Алекс говорил, что не хочет связываться с ребенком, хотя Гвен подозревала, что причин гораздо больше. А что касается ее самой (она была уверена – Алекс не догадается, почему для нее это так важно), то внезапная беременность сорвала бы все ее планы.

– Извини, – говорить стало проще, когда напряжение между ними спало, – если бы ты был отцом, я бы тебе сообщила. Я не смогла бы так долго держать все в тайне. И Эдриен меня тут же бы раскусила.

Ради собственного спокойствия интрижку с Алексом Гвен держала от подруги в секрете. Иначе бы она восприняла все серьезнее, чем есть на самом деле. Когда Алекс уехал, она даже старалась притвориться, что ничего и не было. Выходные и беременность хорошо отвлекали ее. Вроде бы. Эмоциональные воспоминания об Алексе она списывала на гормональную перестройку.

Теперь Алексу было неловко. Он переминался с ноги на ногу, засунув руки в карманы.

– Хотел бы я знать об этом заранее. Понимаю, Уилл и не думал, что меня это волнует, но я не трогал бы тебя… так.

Гвен улыбнулась. Спустя восемь месяцев без мужчины его короткие прикосновения стали лучшим моментом за всю неделю. Возможно даже, месяц. Тогда малыш внутри ее впервые зашевелился.

– Все в порядке. Беременность не заразна.

Алекс рассмеялся, разрушив остатки повисшего в воздухе напряжения и напомнив ей любовника, которого она знала. Те две недели они провели смеясь, разговаривая и занимаясь любовью. Они гуляли по городу, обедали в новых ресторанах и наслаждались обществом друг друга.

Но все это прошло. Алекс стал еще одним в череде мужчин, которые не задерживаются надолго. У Гвен был печальный опыт. Ее всегда привлекали мужчины, которые уходят. Мужчина постоянный и преданный даже не появлялся на горизонте. Возможно, потому, что она не собиралась заводить долгие отношения.

– Я не то имел в виду. Я хотел сказать, мне не стоило предполагать, что ты свободна для… э-м-м… То есть, я надеюсь, если отец ребенка узнает… скажи ему – я не был в курсе, что ты занята. Уилл сказал, ты приехала одна.

– Занята? – Гвен нахмурилась.

Если честно, она была далека от этого, как никогда. Озабочена – может быть, но не занята.

Алекс сверлил глазами ее левую руку, покоившуюся на животе.

– Ну, раз ты носишь чьего-то ребенка, этот кто-то явно будет против того, чтобы я тебя щупал. Я сошел бы с ума от ревности, если бы кто-то трогал мать моего ребенка.

Чего-чего, а этого Гвен совершенно не опасалась.

– Уверяю тебя, Роберту все равно, с кем и что я делаю.

В мгновение прежний гнев Алекса вспыхнул с новой силой. Взгляд его ореховых глаз пронзил ее насквозь.

– Какой Роберт? Кто этот ублюдок?

Гвен распахнула глаза от удивления. Она не знала, то ли Алексу хотелось как следует ударить отца ребенка, то ли ему просто хотелось проблем. Она всегда думала, что была лишь еще одной из многочисленных женщин Алекса. Вряд ли бы он собрался ее защищать.

– Какая разница? Зачем тебе?

– Я хочу удостовериться, что он хорошо относится к тебе и ребенку.

– О господи, – засмеялась Гвен. – Ты говоришь, как мой дед. Дробовик ты тоже возьмешь с собой?

– Если бы он у меня только был. Ради такого случая я бы его купил.

У Гвен начала болеть поясница. Еще одна прелесть второго семестра, кроме бесконечного голода и ноющего, увеличивающегося живота. Достойная замена тошноте по утрам. Она присела на край кровати.

– Я ценю твое предложение, но это не пригодится. Ситуация очень сложная, и понадобится больше чем пара минут, чтобы все объяснить. Но поверь мне, Роберт – идеальный муж и станет отличным отцом.

– Он женат? О боже, Гвен. Может, тебе нужно поговорить об этом?

Гвен вздохнула и похлопала по постели рядом с собой:

– Алекс, сядь.

Он помедлил немного, но потом сел рядом с ней. Гвен собрала все свои силы, чтобы не закрыть глаза и не провалиться в фантазии о его объятиях. Вряд ли она когда-нибудь в них окажется снова. Даже если ему и хотелось близости, то ее беременность могла запросто испортить настрой.

– Послушай, ты неправильно меня понял. Он не сделал ничего ужасного. К тому же его жена обо всем знает и поддерживает меня. Роберт и Сьюзен – хорошие люди, пережившие ужасную трагедию, с которой мало кто сталкивался. Я оказалась в состоянии им помочь, и я помогаю.

Алекс смотрел на нее и пытался понять, к чему она ведет. Она поняла его замешательство. Ее собственная мать не одобрила ее поступка, даже узнав все подробности. Только Эдриен, знавшая, что под жесткой оболочкой скрывается мягкая душа, понимала, почему Гвен пошла на это ради совершенно незнакомых людей.

Она глубоко вдохнула.

– Я сказала, что это не твой ребенок, но я не рассказала тебе всего. Суть в том, что это и не мой ребенок тоже.




Глава 2


– Алекс, я суррогатная мать.

Алекс отлично понял, что значит эта фраза, но едва мог осознать, как это связано с Гвен.

– Не твой ребенок?

– Нет. Чужая булочка готовится в моей печи. Биологически это ребенок Роберта и Сьюзен, а когда будут оформлены документы на усыновление, то и юридически тоже.

Совершенно неожиданно. Эмоции Алекса сменялись каждую минуту. Сначала он был отцом. Потом нет. Теперь Гвен даже не мать ребенка.

– Почему ты на это согласилась?

Гвен пожала плечами:

– А почему нет? У меня не было никаких серьезных отношений и ничего похожего не планировалось. Я провожу много времени в клинике, там я с ними и встретилась. Сьюзен лежала на моем этаже после автокатастрофы в тоннеле Линкольна. Она была на седьмом месяце беременности. Но, к сожалению, потеряла и ребенка, и возможность когда-либо иметь детей. Они чудесная пара. Как я могла отказаться от возможности помочь им?

– Тебе заплатят за это?

Гвен нахмурилась, и у нее на переносице появились морщинки.

– Конечно нет. Ты говоришь, как моя мать. Они оплачивают расходы на врачей, и все. Я делаю это не ради денег. Сьюзен не какая-то капризная богачка, которая не хочет разрушить свое тело беременностью.

Алекс не знал, что и сказать. Она была почти святой, а главное, первой женщиной, которая приблизилась к его идеалу. Он не привык к обществу подобных женщин.

– И что ты получаешь от этого? Кроме странного теплого ощущения?

– Одиночество. Когда я согласилась на это, я решила, что во время беременности сделаю перерыв в отношениях.

– То есть ты отказалась от мужчин?

Гвен улыбнулась:

– Да, пока что.

Алекс совсем растерялся. Он жил в мире, в котором люди с деньгами получали все, что хотели. Он взглянул на ее руку, которая все еще поглаживала округлившийся живот. На запястье висел серебряный браслетик с замочком в виде сердца. Он купил его Гвен, когда они вместе зашли в салон Тиффани.

– Ты носишь этот браслет.

Гвен улыбнулась и подняла руку, чтобы посмотреть на браслет.

– Я ношу его не снимая с того дня, как ты купил мне его.

Алекс покачал головой. Он почти заставил Гвен принять подарок. Наконец она выбрала браслет, когда он пригрозил ей, что они не покинут магазин, пока она не выберет что-нибудь. Она отказалась от бриллиантовых сережек. Розы и вино тоже ее не радовали. Но, по крайней мере, браслет ей понравился.

– Это браслет верности.

– Что? – Алекс чуть не задохнулся. – Как пояс верности?

– Ну, идея та же. Я ношу его как напоминание.

– Ты носишь мой подарок как напоминание держаться от мужчин подальше? Какая ирония.

Гвен пожала плечами:

– Это был отличный момент. Ты настоял на том, чтобы я выбрала что-то. Я увидела замочек и поняла – это хороший символ для нового жизненного этапа. Кому я понравлюсь такой? Подходящее время сделать перерыв.

Алекс хотел было сказать, что она нравится ему, как из кухни послышался голос Эдриен:

– Гвен?

– Тебе лучше уйти, – быстро вставая, сказала Гвен. Она взяла розы и вино и протянула обратно Алексу. – Возьми это. Не хочу никому объяснять, откуда они взялись.

Алекс не был готов уходить, но также не был готов объяснять Эдриен, почему он наедине с Гвен. Вскочив, он выглянул из комнаты и побежал в противоположную от кухни сторону. Никем не замеченный, он свернул в гостиную и направился в свою комнату разбирать вещи.

Или разбираться в себе. За последние несколько минут он испытал слишком сильный шок, чтобы выйти во двор и присоединиться к веселью.

Кажется, в его жизни что-то изменилось. Почти всегда Алексу казалось, что он хорошо знает женщин. Его собственная мать и девицы, которые приходили и уходили в его жизни, дали ему отличное понимание того, что такое женщина.

Но Гвен была совершенно иной.

Когда он впервые увидел Гвен, она изо всех сил старалась сделать свадьбу Уилла и Эдриен особенной. Позже он узнал, что все время она проводит в больнице, заботясь о людях.



Читать бесплатно другие книги:

В тихом столичном районе произошло ЧП: возле подъезда своего дома убит старший следователь Мосгорпрокуратуры Николай Поз...
Убийство, произошедшее ранним утром на Большом Каретном, потрясло всех, кто знал известного фотокорреспондента Юрия Толч...
На влиятельного московского чиновника готовится покушение. Подключившийся к расследованию Александр Турецкий выясняет, ч...
В автомобиле на парковке у супермаркета найдена задушенная девочка. В той же машине на переднем сиденье… спал ее отец, о...
В подъезде собственного дома погибает от взрыва генерал ФСБ. Несколько высших чинов прокуратуры и госбезопасности получа...
Турецкий и Плетнев, своими силами пытаясь расследовать убийство проститутки, выходят на банду, которую возглавляет бывши...