Больше, чем он ожидал - Лоренс Андреа

Великолепно. Настолько великолепно, что он надеялся на еще один раунд.

За две недели Алекс не насытился Гвен. Обычно через пару свиданий ему становилось скучно с женщинами. Если они требовали большего, он обрывал все связи с ними. Он никогда не скрывал своих намерений, но большинство женщин считали себя теми самыми единственными.

Но никто и близко не стоял к этому.

Несмотря на загруженность, Алекс не смог выгнать Гвен из своих мыслей. Последние семь месяцев он работал над очередным проектом в Новом Орлеане, и это занимало все его свободное время. Но все же мысли о Гвен возникали в его мозгу. Ни одна женщина, с которой он встречался после их романа, не могла с ней сравниться. Ночь за ночью он проводил в своем номере один.

Алекс просто не мог стряхнуть с себя воспоминания о Гвен. О ее мягких пальцах, касающихся его живота, запахе лавандового шампуня, ее дерзких шутках, прорывающемся в минуты волнения акценте…

Еще одна неделя вместе, и он сможет изгнать Гвен из своей жизни. Тогда он вернется к привычной охоте и восстановит репутацию холостяка.

Теперь, когда его проект запущен, он мог немного отстраниться и позволить Табите и его команде всем заправлять. Когда Алекс и его друг Уэйд только организовали свой строительный бизнес, они занимались всем сами, от начала до конца. Теперь же он был достаточно богат, чтобы нанять талантливых специалистов, и мог делать, что хочет, не вдаваясь в подробности. Он ждал, когда у него появится время поразвлечься, которого ему сильно не хватало. Несколько дней в Хэмптонсе должны были дать ему такую возможность.

Алекс свернул на дорогу, ведущую к летнему дому на берегу моря. Эдриен решила, что семейный дом площадью в десять тысяч квадратных футов слишком велик для двоих, и решила пригласить друзей. Еще восемь человек присоединятся к ним в эти дни, чтобы отдохнуть и повеселиться.

Сначала Алекс не собирался ехать, но, когда понял, что Гвен тоже приглашена, передумал. Хотя они договорились не общаться, какая-то часть Алекса мечтала о том, чтобы Гвен писала ему. Он скучал по ее смеху и яркой улыбке. Несколько дней смогут утолить его жажду.

Чего он до сих пор не знал, так этого того, приедет ли Гвен одна или с кем-то. Он надеялся, что она согласится на интрижку, но не был уверен.

На подъездной дороге к дому висел маленький деревянный знак. Алекс замедлил ход и припарковался за серебряным «мерседесом» и «рэндж-ровером». Он посигналил, оповещая о своем прибытии, и вышел из машины. Его брюки цвета хаки и рубашка поло были довольно плотными, но у воды приятный ветерок охлаждал его. Погода была превосходная.

– Алекс! – окликнула его Эдриен с крыльца. – Уилл, Алекс приехал.

Она спустилась вниз ему навстречу, и Алекс заметил, что жена его друга выглядит так же мило, как и всегда. На ней были джинсовые шорты и легкая зеленая блузка без рукавов. Темные волосы были убраны в высокий хвост, а кожа немного порозовела от солнца. Увидев ее сейчас, никто бы не мог предположить, что она перенесла авиакатастрофу и множество восстановительных операций. Эдриен протянула руки, чтобы обнять его, и он увидел единственный тоненький шрам на плече, который напоминал о случившемся. Алекс обнял ее. Он был так занят все это время, что давно не виделся со своими друзьями. В его бизнесе – либо все, либо ничего. Работал ли он месяцами без перерыва или был дома, пока его менеджер Табита заправляла всеми делами, – времени на проект уходило все равно больше, чем он ожидал.

– Тебе помочь с багажом? Уилл на заднем дворе воюет с новым грилем.

При мысли о готовящем что-то Уилле Алекс улыбнулся. Они либо умрут с голоду, либо им придется заказать где-нибудь еду.

– Нет. – Он вытащил из машины спортивную сумку. – Это все.

– Тогда я покажу тебе твою комнату.

Алекс пошел следом за Эдриен в дом. Они поднялись по винтовой лестнице и прошли по длинному белому коридору, по сторонам которого перемежались двери и картины.

– Вот и она, – сказала Эдриен и, открыв дверь, пригласила Алекса внутрь.

Алекс вошел и бросил сумку на огромную дубовую кровать, которая занимала почти всю комнату. Сверху лежало лоскутное одеяло с причудливым орнаментом и большие подушки. Из такого же светлого дуба были сделаны прикроватная тумбочка и высокий комод. Кроме того, в комнате стояло кресло, диван, телевизор, а на потолке медленно вращались лопасти вентилятора.

– У тебя есть своя ванная. – Эдриен указала на дверь в дальней стене.

– Отлично, а где расположились остальные? – Алексу очень хотелось знать, сколько ему придется идти в одном белье от комнаты Гвен. Может, ему повезет, и ее дверь окажется напротив его комнаты.

– Эмма, Питер и Елена остановились дальше по коридору. Джек и Уэйд – в комнате напротив. Наши с Уиллом комнаты на первом этаже, а комната Гвен рядом с кухней.

Черт. Ее комната была настолько далека, насколько вообще это возможно. Просто великолепно. Прокрасться к ней будет гораздо сложнее. Алекс старался не хмуриться. Ему не хотелось лишних вопросов от Эдриен.

– Думаю, у меня есть все, что нужно.

– Отлично. Устраивайся, и мы ждем тебя внизу.

Он слышал шаги спускающейся по лестнице Эдриен и видел, как она вышла во двор. Он заметил Уилла, наклонившегося над грилем, который был встроен в их Г-образную летнюю кухню. Эдриен поцеловала мужа в щеку и принялась помогать в изучении нового приспособления.

Поняв, что никто ему не помешает, Алекс расстегнул сумку и вынул бутылку вина и букет алых роз, которые он специально взял для Гвен. Его отец всегда учил его, что подарок – самый лучший способ начать общение с женщиной. Алекс купил бы ей украшение, но последнюю его попытку сделать это она высмеяла. С Гвен ему пришлось соблюдать равновесие между милым, содержательным и слишком дорогим.

Спрятав подарки за спиной, он направился в комнату Гвен. Несколько лет назад, когда Тейлоры собирали гостей, он жил в этой комнате, так что с легкостью нашел ее в отдаленном уголке рядом с кухней и прачечной. Когда-то здесь жила горничная.

Дверь была приоткрыта. Со своей выгодной позиции Алекс разглядел открытый чемодан на кровати. Алекс заглянул в дверь. Гвен раскладывала вещи. Она стояла спиной к нему, и у него было время полюбоваться ею. Летнее хлопковое платье без лямочек колыхалось, обнажая ее икры и босые ноги; кудрявые светлые волосы были убраны в хвост, но несколько прядок спадали на шею. Алексу вдруг невыносимо захотелось поцеловать ее в эту нежную шею.

Он тихо вошел в комнату, неслышно пройдя по плюшевому коврику.

– Здравствуй, великолепная, – сказал он, обвив ее руками, чтобы показать вино и цветы, и поцеловал Гвен в затылок и плечо. – Это для тебя.

Он почувствовал, как она слегка вздрогнула от его прикосновения и напряглась.

Она не повернулась к нему и не взяла подарки. Вместо этого мягкий нерешительный голос ответил ему:

– Привет, Алекс.

Ощущение неловкости нахлынуло на Алекса, грозя смыть желание, которое уже росло внутри его. Это не тот прием, которого он ожидал. Он ждал улыбку, объятие, может, радостное «Привет, сладкий» или хотя бы вежливое «Спасибо за цветы». Может, он чего-то не рассчитал? Ее более чем холодный ответ заставил задуматься, не огорчил ли он ее. Может, она ждала его звонков, хотя они так не договаривались? Тогда она, казалось, понимает, что происходит. Но она не будет первой женщиной, расстроившейся из-за отношений, которые завершились не так, как хотелось.

Гвен наконец взяла розы и вино, не глядя положила их на комод и даже не обернулась.

– Как поживаешь? – спросила она.

Ее голос теперь звучал как обычно, не так робко. Возможно, он просто испугал ее.

– Как всегда, занят, – ответил Алекс.

Теперь его руки покоились на ее талии. Она не отталкивала его, но и не прижималась к нему. Цветы не совершили чуда, но Алекс знал, как растопить лед. Его возбуждение, которое она наверняка уже почувствовала, усладит ее гордость и даст понять, как он скучал по ней.

– А ты? – спросил он, позволив себе скользнуть руками по ее животу, пытаясь прижать ее к себе.

Идея была неплоха. Проведя руками по мягкому округлившемуся животу вместо упругого и плоского, Алекс остановился.

Мысль накрыла его, словно волна. Дыхание перехватило, его тело напряглось, не давая ему ни отпрянуть от нее, ни развернуть к себе, чтобы увидеть правду.

– Занята, – прошептала она, – и, как ты мог заметить, беременна.

Нежное прикосновение к ее животу сменилось каменной хваткой. Гвен было почти больно от того, как сильно он вжал пальцы в ее живот. Она взяла его за руки и, отведя их, повернулась к нему.

Она не знала, как воспримет новую встречу с Алексом. Его молодое красивое лицо совсем не изменилось, и ее сердце неожиданно застучало быстрее. Так и хотелось запустить пальцы в его лохматые светлые волосы. Губы жаждали покрыть поцелуями его подбородок. На мгновение показалось, будто прошедших месяцев не существовало. Но в то же время Гвен задумалась, не совершила ли она ошибку, приехав сюда.

Его карие глаза, когда-то светившиеся задором и страстью, теперь были широко распахнуты от невысказанных эмоций. Он неотрывно смотрел на ее живот. Конечно, его сложно не заметить. Сказать, что она изменилась за последний месяц, – не сказать ничего. Ее маленький округлившийся животик буквально за ночь увеличился до нормальных для второго триместра размеров. Но заботило ее вовсе не удивление на лице Алекса. Она ожидала этого. А вот красные пятна, которыми пошло его лицо, и сердито сжатые челюсти… Он был всегда таким сдержанным и беззаботным. Гвен никогда не видела Алекса расстроенным.

Теперь его явно качало, и Гвен казалось, что он даже дыхание задержал.

– Дыши, милый, пока ты не потерял сознание.

Их взгляды встретились, и в груди Гвен все сжалось. Ей хотелось отодвинуться от него, но она совладала с собой. Она не сделала ничего плохого. Почему она должна убегать?

– Дыши? – наконец прошипел он. – Ты приезжаешь сюда беременная, не сказав мне ни слова, и просишь меня дышать? Ты припасла новости для моего дня рождения или еще какого-то праздника?

– Это не твое дело. Мы с тобой не вместе. С чего я…

Гвен прекратила спорить, осознав свою ошибку. Алекс подумает, что это его ребенок. Она всего лишь на пятом месяце, но, судя по гневному лицу Алекса, он был плохо знаком с особенностями беременности и не видел разницы.

Они спали вместе, и теперь она беременна. Он явно сделал не те выводы.

– Это не твой ребенок, – быстро заявила Гвен.

Алекс уже открыл рот, чтобы возразить, но ее неожиданная реплика остановила его.

– Ты уверена? – спросил он.

– На сто процентов. Мы не виделись с тобой с ноября, а я на двадцать второй неделе.



Читать бесплатно другие книги:

В тихом столичном районе произошло ЧП: возле подъезда своего дома убит старший следователь Мосгорпрокуратуры Николай Поз...
Убийство, произошедшее ранним утром на Большом Каретном, потрясло всех, кто знал известного фотокорреспондента Юрия Толч...
На влиятельного московского чиновника готовится покушение. Подключившийся к расследованию Александр Турецкий выясняет, ч...
В автомобиле на парковке у супермаркета найдена задушенная девочка. В той же машине на переднем сиденье… спал ее отец, о...
В подъезде собственного дома погибает от взрыва генерал ФСБ. Несколько высших чинов прокуратуры и госбезопасности получа...
Турецкий и Плетнев, своими силами пытаясь расследовать убийство проститутки, выходят на банду, которую возглавляет бывши...