Танцы с шаманом. История для тех, кто ищет… - Юркина Линара

Танцы с шаманом. История для тех, кто ищет…
Линара Юркина


Рожденные в разных частях света герои книги жили в своих мирах, но им было суждено встретиться. Моя история о судьбоносных встречах, которые как ветер меняют направление наших парусов, и о людях, которые обладают даром прикосновения к нашей душе.





Танцы с шаманом

История для тех, кто ищет…

Линара Юркина









© Линара Юркина, 2015



Фотограф Линара Юркина



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru




Вступление


Ева, отодвинула повседневные заботы и обязательства и осуществила свою давнюю мечту. Она уехала с сыном к морю на пару месяцев. Они поселились в доме на берегу моря в отдаленном районе острова Ко Чанг в Таиланде. Рано просыпались, варили кофе и смаковали его вкус под пение птиц, а не под тревожный выпуск телевизионных новостей, а в это время Россия покрывалась снегом, и трескучие морозы диктовали свои правила жизни. Вместо утренней зарядки Ева и ее сын Ваня делали восьмикилометровый переход на дальний пляж, где белый песок и синева моря стирали все оттенки грустного. Ее сводили с ума запахи местных цветов, расслабленные лица людей, мелодичная речь иностранцев, кожа, набирающая солнца, и время, которое тянулось медленно. Просиживая часами за обедом в кафе у моря, она рассуждала над вопросами: что делает человека свободным и почему большинство людей долго вынашивают мечту и кормятся нектаром ожиданий, а со временем их мечта пересыхает, и тогда они выискивают новые идеи, дающие вдохновение? Еве всегда казалось, что мечта – это глубинный зов, он, словно компас, направляет к гавани, где душа обретает временный покой. И возможно, решимость на пути к мечте делает человека свободными, по крайне мере от страхов, сдерживавших его устремления.




Глава первая


Как-то вернувшись с пляжа и развешивая купальные принадлежности на ветках дерева, она увидели соседа. Он был похож на индейца: черные длинные волосы, тело, сильное и жилистое, спина и грудная клетка покрыты татуировками. «Йог-дикарь», – подумала Ева.

В семь утра дикарь уезжал на стареньком мотоцикле, около четырех возвращался и делал нехитрую работу по дому, а к вечеру скрывался на чердаке. Ева поджидала дикаря и наблюдала с террасы, как он сметает опавшие листья на поляне перед домом. Его мышцы вздрагивали от взмаха рук, сжимающих метлу, мокрые длинные волосы струились по спине. Соски на груди были проколоты, и на них висели стальные колечки, в карих раскосых глазах было странное вневременное выражение. Она смотрела на него сверху вниз через резное отверстие в деревянных перилах, испытывая неловкость за свое любопытство. Что-то выдавало в нем человека много пережившего и бесстрашного, казалось, что именно приобретенная в жизненных потрясениях отвага сделала его свободным. Это неудержимо притягивало Еву.

Несколькими днями позже, дождавшись отъезда странного соседа, Ева с сыном забрались на чердак дома и увидели идеальную площадку для занятий йогой. Это была бесцеремонная выходка, но надежда остаться незаметными и успеть до его возвращения придала им смелости. Они расстелили коврики для занятий йогой на каменном полу. Чердак был поделен на четыре зоны. В одной была сооружена душевая кабинка, пластиковые тазы на полу, тут же рядом стоял стол и стулья из бамбука, электрическая плитка на тумбочке. Далее начиналось пространство, огороженное ширмами: самодельная кровать, вещи вдоль стены аккуратно висели на плечиках, телевизор, полки с книгами и фотографии в старых рамках. В третьей зоне с крыши дома свисала боксерская груша, стоял покрасневший от ржавчины тренажер с брусьями и турник. Остальная часть чердака была свободной, лишь два гамака, прикрепленные к деревянным столбам, поддерживающим крышу дома. Вид на море с одной стороны, гора – с другой.

Ева, расположившись на коврике, повторяла движения за сыном, тянула свое тело, оно благодарно расслаблялось. Во время скрутки неожиданно рано появился хозяин чердака, тот самый сосед с татуировками. Он бесшумно поднялся по лестнице и, сверкнув глазами на непрошеных гостей, произнес:

– Прошу немедленно уйти.

Из необычного, но приветливого азиата он превратился в воина, охраняющего свою территорию, его глаза зло сверкали из темных впадин. Ева напряглась, свернула коврик и, поторапливая сына, устремилась к выходу. Проходя мимо дикаря, она заметила на поясе деревянные фаллосы, словно бусы, окружившие его бедра. Деревянные члены самых разных размеров висели поверх джинсов, рождая ужас и недоумение в голове Евы. Поспешно извинившись и ощущая всю нелепость ситуации, они покинули чердак.

А на следующий день вечером, измученная любопытством, она пригласили менеджера «виллы» Джо на бутылку местного рома, и он поведал удивительную историю.




Глава вторая


Странного человека звали Чонг, родился он в Бирме. Маленькая страна, которую с разных сторон подпирают Индия, Таиланд, Лаос и Китай. Он рос в бедной семье, но его отец был местным доктором, и люди часто приносили в качестве благодарности за лечение еду. Однажды маленький Чонг отправился вместе с отцом в лес за кореньями и травами, заигрался с разноцветным жуком и потерялся в лесу. Его искали всей деревней, он и сам пытался выбраться на равнину, но в итоге окончательно заблудился.

Первые дни малышу было невыносимо страшно и одиноко. Он много плакал и звал маму с папой, постоянно надеясь, что они услышат и появятся из-за силуэтов деревьев. В поисках людей и еды, он набрел на дупло большого хлопкового дерева и остался в нем. Корни дерева причудливо торчали и стелились по земле. Из подобранной с земли ветки Чонг сделал палку, которую держал при себе для отпугивания непрошеных гостей. В первые дни только пугливые и любопытные ящерицы заглядывали к нему. Но вскоре Чонга окружили муравьи, большие, черные, они нападали на мальчика, кусая и источая яд. Отряды насекомых жалили маленькое оголенное тело мальчика, он плакал от боли, призывая на помощь маму.

Под корой этого дерева всегда была влага, Чонг слизывал живительную водицу, бродил неподалеку от своего дупла, но быстро уставал, забирался в свою норку и проваливался в сон.

Во время одной из вылазок Чонг наткнулся на семейку обезьян. Они резвились на поляне, скаля зубы. Детеныш со смешной рожицей попытался поиграть с Чонгом, но папа стаи пресек игру. Досталось обоим, он укусил и детеныша и Чонга.

Напуганный мальчик забрался в дупло и проплакал несколько часов. Рана от укуса на руке кровоточила, перепачкав всю одежду, и, дождавшись, когда обезьяны уйдут, он стал искать знакомые травки, те, что обычно прикладывал отец своим пациентам и домашним животным. Рана на следующий день начала затягиваться. Но Чонг все больше и больше пугался леса и его обитателей. Ночью, когда стихал ветер, были слышны одиночные зловещие выкрики ночных птиц и зверей, они холодили сердце малыша. Мальчик прижимал к груди палку и всматривался в ночные миражи. Он постоянно думал о своих родителях, стараясь отвлечься от самого большого страха – навсегда потеряться в лесу, умереть от голода или быть съеденным диким животным. В свои семь лет он уже видел, как умирают люди, но родители ему внушили, что умирает только тело, а душа живет вечно. Правда была в том, что людей, находившиеся на лечении у отца, эта перспектива мало утешала, они боролись за жизнь, пока силы не покидали их, цеплялись за каждое утро следующего дня.

Малыш надеялся, что его найдет преданный пес, которого два года назад лечил маленький Чонг после драки с коршуном. Хищник пытался похитить недавно вылупившегося цыпленка, гулявшего с мамой курицей. В результате коршун унес цыпленка, а его друг был ранен в ухо и повредил глаз. Чонг прикладывал травки и угощал собаку молоком, которое перед сном приносила ему мама. Пес привязался к малышу и ходил за ним всюду по пятам, стараясь при каждом удобном случае лизнуть своего спасителя. Чонг постоянно вспоминал своего друга и прислушивался, надеялся услышать его заливистый лай. Но ничего похожего на спасение не происходило.

Чтобы притупить страх, он стал разговаривать со всем, что встречалось ему на пути: и с деревьями, и с травкой, и с птицами, и с жуками. Казалось, мальчик слышал их нехитрые ответы, и тогда в его детской голове мелькала мысль, что все не так плохо, только мама не зовет на ужин и папа не ругает за грязные руки и ноги. Самое сложное было добывать еду и успевать ложиться спать, прежде чем стемнеет, ночь наступала быстро, накрывая джунгли своим черным одеялом. Она всегда была длиннее и тревожнее дня. Все лесные звуки страшнее, холод стелился по земле и мешал малышу спать.

Шли дни. В радиусе трехсот шагов он подъел все природные запасы, сидеть на одном месте было невозможно, пора было искать съедобные грибы и зрелые бананы. Вместе с утренними лучами солнца ему пришла мысль искать реку, звуки которой он порой слышал в своих ночных видениях. Сложив ладошки на груди, Чонг поклонился и попрощался с деревом, взял палку и отправился на юг, ориентируясь по стволам деревьев, как учил его отец.

Мальчик словно во сне брел по лесу, величавые деревья создавали прохладу. Но временами деревья расступались, и мелкий кустарник создавал непроходимые заросли, казалось, деревца наступают друг на друга и душат друг друга корнями, и только маленькое гибкое тело ребенка проворно пробиралось через них, двигаясь быстро и почти бесшумно.

Как-то ночью Чонг проснулся от укусов летающих мошек и увидел фантастическое по красоте зрелище. Поляна светилась неоновыми огоньками. Грибочки, догадался мальчик. Мошки, как птицы, летали с огонька на огонек, их были сотни. Чонг перебрался с поляны на дерево и любовался этим неоновым светом сверху, ему привиделись духи, которые кружили над поляной, подлетали к Чонгу, дули щекотно ему в лицо и исчезли только с первыми лучами солнца.

Малыш потерял счет дням. Но прошло полнолуние, а потом еще раз луна прошла весь цикл и зажглась на небе огромным серебряным диском. Ночи стали холоднее, начались дожди. Стало много питьевой воды, ранки от укусов муравьев, москитов и других насекомых перестали заживать. Чонг начал слабеть, хуже видеть и слышать. Ослабленный, он добрался до горной реки и ночевал под каменным валуном, который укрывал его исхудавшее и ослабленное тело. Все чаще у него были видения духов, везде, словно огоньки в его родной деревне, мерещился неоновый свет, и в одну из таких ночей он услышал, как мама поет песню. Маленький Чонг, обрадованный и очарованный, побрел на ее голос. Нежное пение то замолкало, то звучало снова. Он шел, с трудом переставляя ноги. Постепенно голос стих, и появился шум воды. Солнце садилось, когда мальчик вышел к маленькому озеру и увидел водопад. Толщи воды неслись сверху и издавали грохот. Утром все эти тонны воды сверкали, как мамины перламутровые бусы, а ночью пугали, напоминая зловещее рычание. Водопад был похож на храм, такой же величественный и прекрасный! Мальчик решил, что здесь он будет ждать взрослых людей или сам превратится во взрослого, а там уже решит, что дальше.

Со слов Джо, Чонг провел в лесу семь лун, из которых четыре шли муссонные дожди. Его домом стала пещера у водопада. В ней было постоянно сыро, но зато он мог пить чистейшую воду и соблюдать гигиену. Несколько раз он видел, как к водопаду приходили слоны, пугливые и осмотрительные олени, стайки обезьян, больше всего ему хотелось встретить Золотую обезьяну, о которой ему рассказывал отец. Обезьяна с ярко-золотой шерстью и синей мордой сулила большую удачу. И однажды утром в день полной луны он увидел обезьяну с ярко-желтой головой. Она пришла вперевалочку к озеру. Остановилась у кромки воды и несколько секунд смотрела в воду, словно рассматривая свое отражение, потом зачерпнула мохнатой лапой живительную влагу и глотнула ее. Чонг, не веря своим глазам, смотрел на это цветное облако, боясь дышать и шевелиться. А вечером в этот день на водопад пришел старик. Это был старый шаман, так Чонг обрел новую семью…




Глава третья


Наверное, только старый шаман мог вернуть мальчика к жизни. В первые дни он постоянно окуривал Чонга черным дымом и поил травяным настоем. Шаман был чужаком в этой стране, по неведомым причинам перебрался сюда из Таиланда.



Читать бесплатно другие книги:

Не дай бог вам жить в эпоху перемен!» – со знанием дела говорили китайцы. Когда же наступают годы Великой Смуты и жернов...
Новая книга Валентина Бадрака ориентирована на людей, оказавшихся в зоне кризиса, чем бы он ни был вызван: тяжелой болез...
Осенью 2013 года Андрей Курков для австрийского издательства «Хаймон» готовил сборник эссе об Украине. Однако 21 ноября ...
Сколько нужно показателей, чтобы организация могла работать успешно и эффективно? Какие параметры из существующего множе...
Этот роман для тех, кто хочет преодолеть притяжение Земли и очутиться в других Галактиках. И вот миры сменяются, как в к...
Иоганн Кристоф Фридрих фон Шиллер (1759–1805) – немецкий поэт, философ, теоретик искусства и драматург, профессор истори...