Кукольный домик - Дик Филип

Кукольный домик
Филип Киндред Дик


«В десять утра Сэм Риган подскочил на кровати – за окном проревел гудок. Понятно чей – службы доставки, чей же еще. Парень изо всех сил давил на сигнал, и плевать ему было на несущиеся снизу проклятия: он хотел, чтобы свертки и пакеты попали прямо в руки везунчикам, а не стали добычей диких животных.

– Да идем мы, идем уже… – так бормотал Сэм Риган, застегивая антипылевой скафандр и надевая тяжелые боты. А потом, ворча, еле-еле поплелся на выход. Еще несколько везунчиков присоединилось по дороге. Все как один сердились и недовольно бурчали себе под нос…»





Филип Дик

Кукольный домик



В десять утра Сэм Риган подскочил на кровати – за окном проревел гудок. Понятно чей – службы доставки, чей же еще. Парень изо всех сил давил на сигнал, и плевать ему было на несущиеся снизу проклятия: он хотел, чтобы свертки и пакеты попали прямо в руки везунчикам, а не стали добычей диких животных.

– Да идем мы, идем уже… – так бормотал Сэм Риган, застегивая антипылевой скафандр и надевая тяжелые боты. А потом, ворча, еле-еле поплелся на выход. Еще несколько везунчиков присоединилось по дороге. Все как один сердились и недовольно бурчали себе под нос.

– Что-то раненько сегодня, – пожаловался Тод Моррисон. – И уверен: ничего интересного, скажем, леденцов, там нет. Наверняка сплошные базовые штуки вроде сахара, муки и жира…

– Мы должны быть им благодарны, – сказал Норман Шейн.

– Благодарны? – свирепо вытаращился на него Тод. – Благодарны?!

– Да, – твердо ответил Шейн. – Что бы мы, по-твоему, ели, если бы не они? Именно они десять лет назад заметили облака.

– Мгм, – мрачно пробормотал Тод. – Положим, ты прав. Просто мне не нравится, что они так рано прилетают. А так-то, конечно, я ничего против них не имею.

И он уперся плечами в крышку люка наверху лестницы. Шейн фыркнул:

– Тод, да ты, я смотрю, у нас просто зерцало толерантности. Уверен, ребята с удовольствием выслушают твои соображения по поводу их деятельности…

Они полезли наружу, Сэм Риган выбрался последним: поверхность он терпеть не мог. И пусть остальные думают что хотят, ему плевать на них и их мнение. Так или иначе, далеко от убежища Пиноли он уходить не собирался. А что? Кому какое дело? Кстати, некоторые везунчики вообще на поверхность перестали выбираться. Потому что им, так или иначе, что-нибудь перепадало от тех, кто выходил на сигнал доставщиков.

– Светло сегодня, – пробормотал Тод, смигивая на солнце.

Прямо над головами сверкал корабль – яркий и блестящий на фоне серого пыльного неба, словно подвешенный за тонкую нить. А пилот молодец, подумал Тод. Прицельно завис, на нужной высоте. А что, он – хотя почему «он»? – в корабле сидело самое настоящее «оно»… – никуда не спешит, небыстро туда-сюда летает. Тод помахал зависшему над головой судну, и оно снова оглушило его ревом гудка – пришлось даже уши зажать. Что ж ты делаешь, поганец, сердито подумал он. Тут рев стих – ответственный за доставку, видно, решил, что шутка удалась, а теперь пора и за дело.

– Давай, маши ему! Пусть сбрасывает груз! – сказал Тоду Норм Шейн. – Сигнальный флажок-то у тебя…

– Ага, – кивнул Тод и принялся старательно размахивать красным флагом – марсиане довольно давно вручили им эту штуку, чтобы семафорить было удобнее.

Из брюха корабля вывалилась капсула, растопырилась стабилизаторами и по спирали пошла вниз.

– Чьооорд, – недовольно пробормотал Сэм. – Так и знал, продукты. Их обычно без парашюта скидывают.

И разочарованно отвернулся.

Как же отвратительно и жалко выглядела сегодня поверхность. Он снова оглядел бесприютный пейзаж. Вон справа торчат стены незавершенного дома: кто-то – причем совсем недалеко от Убежища – принялся строить жилище. В ход пошли выловленные из Вальехо бревна. Это в десяти милях к северу. Однако строитель погиб – то ли от радиации, то ли звери сожрали, стены так и торчат теперь. И никто, никто туда не заселится. А еще Сэм Риган приметил, что тучи как-то сильно сгустились по сравнению с четвергом. А может, пятницей? Сэм не очень помнил, когда в последний раз выбирался наружу. Чертова пылюка. Кругом пыль, камни, мусор. Мусор, камни, пыль. Весь мир пропылился, и некому его выбить, как старый ковер. Может, ты этим займешься? Так он подумал и посмотрел вверх. Там в пыльном небе кружил марсианин. Разве ваши технологии не всесильны? Вам что, трудно однажды утром прилететь с огромной, площадью в пару миллионов квадратных миль, тряпкой и протереть нашу планету начисто? Чтобы блестела как новенькая?

Точнее, подумал он, чтобы блестела, как старенькая. Какой она была «когда-то, давным-давно», как любят говорить в детских сказках. Нам бы понравилось, уверяю вас. Так что если вдруг думаете, как бы еще нам помочь, – подумайте и над этим.

Доставщик описал еще один круг – искал знаки в пыли. Надписи, которые обычно оставляли везунчики, указывая, где убежище. Сэм подумал, что хорошо бы написать: «Эй, ребята! Тряпка, тряпка нужна! Протрите нашу планету, восстановите цивилизацию!» Ну что тебе стоит, парень в блестящем корабле высоко наверху?

И тут же корабль стрельнул прочь – видно, полетел обратно на базу. На Луну или даже прямо на Марс.

Из дыры в земле, откуда вылезли все трое, показалась голова – женская. На поверхность выбралась Джин Риган, жена Сэма. Она надела шляпу, чтобы так не слепило глаза – наверху ярилось злое серое солнце. И заметила:

– Ну что, есть что-нибудь интересное? Новое?

– Неа-а, – покачал головой Сэм.

Капсула уже приземлилась, и он пошел к ней, загребая сапогами пыль. Корпус контейнера с продуктами треснул от удара об землю, в щель виднелись канистры. Похоже, внутри лежали пять тысяч фунтов соли. Можно спокойно оставить их наверху – животным пригодится, пусть полижут вдоволь. Тут же навалилось тяжкое уныние.

Интересно, что там себе думают эти доставщики, как представляют наш рацион? Судя по тому, как они бомбят нас базовыми продуктами питания, они думают, что мы только и делаем, что едим. Боже ты мой… Да убежище доверху заполнено консервированной едой. Однако в Северной Калифорнии оно считалось одним из самых маленьких. Если брать общественные укрытия, конечно.

– Эй, – сказал Шейн, наклоняясь над расколотой капсулой.

Он заглянул внутрь и присмотрелся:

– Хм, а тут есть кое-что полезное.

Он поднял заржавленный металлический штырь – раньше такими укрепляли цементные стены зданий – и потыкал им в капсулу. Та немедленно активировала механизм: внутри щелкнуло, и задняя часть контейнера раскрылась, показывая содержимое.

– Ух ты, радиоприемники! – воскликнул Тод. – Транзисторы…

И, потеребив черную бородку, заметил:

– Их в макетах можно будет использовать…

– В моем уже есть радио, – заметил Шейн.

– Ну и что? Из деталей можно собрать автоматическую газонокосилку, – сказал Тод. – У тебя ведь такой нет?

Он прекрасно знал, что у Шейнов есть в домике Перки Пэт, а чего нет. Обе пары, в смысле, Шейн с женой и Тод с супругой, часто играли друг с другом, причем с равным счетом.

Сэм Риган заметил:

– Так, радио берем – я беру точно, во всяком случае.

У него в макете не хватало автоматически открывающейся двери гаража, такой, как у Шейнов и Тода. Он вообще сильно отставал от них со сборкой.

– Так, за работу, – согласно кивнул Шейн. – Продукты оставляем здесь, внутрь затаскиваем только радио. Если кому нужна еда, пусть сам вылезает и забирает. А то псевдокоты первыми доберутся и сожрут вчистую.

Покивав в ответ, все принялись таскать полезные части груза к люку. Чудесные, затейливо сконструированные домики Перки Пэт уже ждали обновок.



Тимоти Шейн, десяти лет от роду, сидел по-турецки с оселком в руке и состредоточенно натачивал нож. Натачивал медленно, точными, опытными движениями. Он знал свои обязанности и тщательно исполнял их. У дальней переборки родители громко ссорились с мистером и мисссис Моррисон. Опять из-за Перки Пэт, из-за чего же еще.

Сколько раз они еще сыграют сегодня? И ладно бы во что-то стоящее, так нет, в эту идиотскую куклу! Тимоти мрачно задавался этим вопросом и так же мрачно отвечал: да они беспрерывно в нее будут играть. Ему-то совсем не интересно, а вот родители что-то в этом находят. И не они одни! От других детей Тимоти слышал – причем даже от детей из других убежищ, – что и их родители играют в Перки Пэт целыми днями. А иногда и ночи прихватывают.

Его мать громко сказала:

– Так! Перки Пэт идет в магазин! А там автоматически открывающаяся дверь, с фотоэлементами. Вот. – Мгновение тишины. – Видите, дверь открылась. Теперь она внутри.

– С тележкой! – добавил папа Тимоти, чтобы поддержать супругу.

– Нет, у нее не может быть тележки! – встрял мистер Моррисон. – Это неправильно! Она должна дать хозяину магазина список, а тот должен собрать ей продукты по списку!

– Так это только в маленьких магазинах по соседству с домом делали! – принялась объяснять мама. – А тут у нас – супермаркет! Видите? Дверь-то открывается автоматически!

– А я считаю, что во всех магазинах были такие двери! Которые сами открывались! – уперлась миссис Моррисон, и ее супруг тоже пискнул что-то одобрительное.

А потом разговор снова пошел на повышенных тонах – опять ссорятся, как же без этого…

Ну и фиг с ними! Так сказал себе Тимоти. Фиг да фиг с ними – вот так и сказал. Грубо. Очень грубо, зато правильно. И вообще что такое супермаркет?



Читать бесплатно другие книги:

«Психоаналитик представился:– Хэмфрис, к вашим услугам. Вы назначили со мной встречу.Судя по выражению лица пациента, то...
«Казино было не совсем обычным – огромный корабль пришельцев висел в воздухе прямо над игорными столами, которые в случа...
«В обществе, опустошенном ядерной войной, молодые половозрелые женщины съезжаются в футуристический зверинец и вступают ...
«Это был худой мужчина, среднего возраста, с жирными волосами и жирной кожей. Зажатая в зубах сигаретка дымила, левая ру...
«Бобу Байблмену казалось, что роботы вечно прячут взгляд, а если робот рядом, того и смотри, пропадет ценная мелочь. Пор...
«– Не хочу я с ним встречаться, мисс Хэнди, – кипятился пожилой директор «Обелиск Букс». – Издание уже в печати, если в ...