Бегство от близости. Избавление ваших отношений от контрзависимости – другой стороны созависимости - Уайнхолд Берри

Бегство от близости. Избавление ваших отношений от контрзависимости – другой стороны созависимости
Берри К. Уайнхолд

Дженей Б. Уайнхолд


Помоги себе сам (Весь)
Берри и Дженей Уайнхолд – лицензированные психологи и практикующие специалисты в области психического здоровья.

По мнению авторов, контрзависимость является главным препятствием на пути создания близких отношений. Люди с контрзависимыми привычками отличаются внешним проявлением силы, уверенности и успешности, в то время как внутренне они испытывают слабость, страх и потребность в участии. Они прекрасно чувствуют себя в мире бизнеса, но часто сопротивляются установлению близких связей. Вступление в отношения с подобным человеком может привести к сильному разочарованию.

В книге «Бегство от близости» Берри и Дженей Уайнхолд рассказывают читателям, как распознать людей с контрзависимостью и помочь им. А если вы узнали себя в приведенном выше описании, в книге вы найдете методы, которые поспособствуют вашему изменению. Авторы учат читателей в уже имеющихся отношениях избавляться от детских травм, предлагают проверенные способы разрешения конфликтов и возможность для создания близких партнерских отношений.





Берри К. Уайнхолд, Дженей Б. Уайнхолд

Бегство от близости. Избавление ваших отношений от контрзависимости – другой стороны созависимости



Weinhold Barry K., Weinhold Janae B.

The flight from intimacy

Перевод с английского Е. Э. Шепелевой


* * *


Мы посвящаем эту книгу всем одиноким и ранимым людям, которые стремятся к близким и счастливым отношениям. Также мы посвящаем эту книгу и всем тем, кто, столкнувшись с проблемами контрзависимости, стал избегать близости







Предисловие


Контрзависимость – это неизученная противоположность созависимости. Одна из причин того, что значительное количество созависимых людей не получает помощи, заключается в неспособности психологов сосредоточиться на контрзависимости. Множество одиноких людей, испытывающих страх перед открытыми пространствами или сексуально озабоченных, которые не поддаются лечению, страдают контрзависимостью. Большинство из тех, кто считает себя созависимыми, проявляет некоторые черты контрзависимости.

Эта книга поможет нам заполнить пробел в понимании созависимости. Ее авторы, супруги Уайнхолды – настоящие специалисты в этой области. С моей точки зрения, их работа отличается высочайшей достоверностью и является важным дополнением к существующей специальной литературе о созависимости.



    Джон Брэдшоу, автор книги «Бредшоу о семье, избавлении от стыда, возвращении домой, обретении любви и семейных тайнах»




Введение


Я не встречал ни одного пациента, который изображал бы своих родителей более негативно, чем он на самом деле воспринимал их в детстве, наоборот, их оценка всегда более позитивна, поскольку идеализация родителей необходима для выживания.

    Элис Миллер


Это был долгий день. Я занималась своей докторской программой, пытаясь сориентироваться в своей новой жизни в чужом городе, к тому же испытывая беспокойство о том, как я смогу обеспечивать себя материально в течение ближайших двух или трех лет. Как правило, мне всегда удавалось разубедить себя в своих страхах, используя собственную, отработанную программу «будь сильной, действуй смело». Однако в эту ночь я чувствую себя подавленной, так как вполне осознаю всю значимость обязательств, которые я взяла на себя, когда вышла замуж за Берри и согласилась стать его полноправным партнером. Я боюсь, что у меня ничего не получится. Я чувствую себя маленькой и беззащитной. Я иду вниз, чтобы найти Берри.

Он смотрит по телевизору спортивные новости и замечает мое присутствие, только когда я сажусь рядом с ним. Несколько минут я сижу молча в надежде, что он обратит внимание на мою беспомощность. Но он ничего не замечает, и я говорю ему, как я устала, и спрашиваю, не собирается ли он идти спать. Он отвечает, что придет через несколько минут, если я этого так хочу.

Я снова иду наверх, ложусь в кровать и жду его прихода. В темноте моя защитная стена из смелости распадается на мелкие кусочки, и мною начинают овладевать невысказанные страхи. Я сворачиваюсь клубочком и плачу. Проходит полчаса, прежде чем Берри поднимается в спальню. К этому времени я уже погрузилась глубоко в себя, переживая одиночество и обиду из-за долгого ожидания. Когда он ложится в кровать, я передвигаюсь на свою половину и отстраняюсь от него. Берри сразу понимает, что что-то не так, и придвигается ко мне. Он участливо спрашивает, что случилось.

К этому времени я уже трансформировала свои невысказанные страхи в раздражение на Берри за его невнимание к моим потребностям и за то, что он не спешил ложиться в кровать, чтобы позаботиться обо мне. Я пытаюсь изобразить его злодеем, высказывая ему, что он черствый и бесчувственный, и его никогда нет, когда он мне нужен. Я начинаю набрасываться на него со словами о том, насколько он ужасен, и совсем забываю, что я хотела от него изначально. Он же продолжает говорить со мной мягко, пытаясь понять причину моего раздражения.

Мое раздражение уже полностью вытеснило из меня все мои страхи и неуверенность. В порыве гнева я бросила ему в лицо финальное обвинение и выскочила из кровати. Я накинула халат, надела шлепанцы, нашла одеяло и отправилась в гостиную спать на диване. Я легла, в праведном возмущении накинула на себя одеяло и попыталась заснуть.

Одиночество кажется привычным. Оно напоминает мне, что я являюсь тем единственным человеком, на которого я могу рассчитывать в этой жизни. Хоть бы раз кто-нибудь оказался рядом, когда я действительно в этом нуждаюсь. За несколько минут мне вспоминаются все мои жизненные обиды, и я ощущаю себя жертвой. В конце концов, возмущение и гнев утихают, и на их место приходит боль от одиночества.

Я начинаю осознавать, что, хотя мое поведение кажется привычным и оправданным, оно не дает мне то, что я хочу. На самом деле я хочу быть близкой с Берри, хочу, чтобы он меня успокоил. Следующие мгновения оказываются одними из самых трудных в моей жизни, так как в течение этого времени я понимаю, что у меня есть выбор. Я могу снять оболочку из негодования и показной смелости и дать ему возможность увидеть, кто я есть на самом деле – под этой оболочкой, или я могу сохранить свою оболочку и запустить механизм разрушения еще одних обреченных отношений. Трудно распознать свою привычку к изоляции и отстранению, а также то, как я стараюсь выявить свои душевные раны и уязвимые места.

Во время моего первого замужества муж казался мне отдаленным и недоступным. Я обычно исполняла роль преследующего и созависимого партнера. Берри, в свою очередь, кажется очень доступным. Сейчас я понимаю, что его стремление к близким отношениям и его доступность как партнера заставляют меня обратить внимание на свои собственные страхи и сопротивление близости. Осознание того, что сейчас в отношениях с Берри я веду себя, подобно моему бывшему мужу, разрушает во мне некоторые иллюзии относительно меня самой. Я испытываю чувство стыда и уязвимости.

Где-то в глубине себя я ощущаю стремление к целостности и надежду на новую жизнь. Это помогает мне скинуть одеяло и вернуться в спальню. Берри до сих пор не спит. Я спрашиваю, не поможет ли он мне разобраться в случившемся. Он все еще обижен из-за того, что я накричала на него и выставила злодеем, но, тем не менее, он тоже хочет, чтобы мы были близки. Придя к взаимному согласию наладить наши отношения, мы начали распутывать этот конфликт.

Что мне удалось понять, так это свойственную мне привычку хорошо выглядеть в глазах других людей и казаться сильной на фоне кризиса и эмоциональных травм, таких как: эмоциональное воздействие и внезапный отказ от меня моей матери, когда мне было одиннадцать месяцев; убийство моей матерью моего брата, когда она собиралась покончить с собой; ее самоубийство (мне тогда было двенадцать); мое неудавшееся первое замужество и последовавший за ним развод; мое решение погрузиться в работу в возрасте сорока лет как побег от одиночества; страх остаться одинокой. Решение признать, наконец-то, свою контрзависимость в отношении Берри этим вечером 1985 года стало моей первой попыткой раскрыться перед страхами и преимуществами близости. Я не могла больше играть роль обходительного, невозмутимого и деятельного человека, каким многие привыкли меня видеть. Освобождение от привычек контрзависимости стало одной из труднейших задач в моей жизни. Оно привело меня в глубины моей психики через две кризисные ситуации, которые позволили мне устранить большинство преград на пути к созданию полноценных, близких, партнерских отношений с Берри.




Что такое контрзависимость?


Люди с контрзависимыми привычками внешне кажутся сильными, самоуверенными и успешными. Тогда как внутри они испытывают слабость, неуверенность, страх и несостоятельность. Они могут успешно действовать в мире бизнеса, но в мире отношений они часто терпят неудачи. В большинстве случаев они имеют мало опыта в налаживании отношений, боятся близости с другими людьми и по мере возможности избегают интимных ситуаций. Кроме того, они прекрасно обороняются от людей, знающих их тайные слабости и уязвимые места. Одним словом, они напряженно работают, пытаясь продемонстрировать остальным, что у них все в порядке, и им ничего ни от кого не нужно.

Во взрослом возрасте такие люди часто контролируют свои контрзависимые привычки и существенно ограничивают количество любви, сердечности и близости, которое могут отдавать и получать в своей жизни. Эти привычки, многие из которых перечислены ниже, могут создавать ощущение одиночества, отчужденности и чувство «тихого помешательства».



Поиск и устранение проблем

Бывало ли с вами нечто подобное?



• Пытались скрыть обычные страхи, беспокойства или неуверность от других.

• Чувствовали неспособность распознать и/или выразить важные переживания.

• Пытались всегда «хорошо выглядеть» в глазах других и всегда быть «правыми».

• Испытывали недостаток доверия в отношении мотивов других людей.

• Чувствовали себя жертвой поступков других людей.

• Испытывали беспокойство при установлении близких, доверительных отношений.

• Отказывались просить помощи у других, когда это было необходимо.

• Предпочитали работать в одиночестве.

• Находились в постоянном страхе совершить ошибку.

• Плохо переносили разочарование, что отмечалось приступами гнева или вспышками ярости.

• Не могли расслабиться и имели постоянную потребность быть вовлеченными в работу или какую-либо другую деятельность.

• Испытывали страх оказаться под гнетом или под контролем потребностей других людей.

• Имели слабое представление о потребностях или переживаниях других людей.

• Пытались придать сексуальную окраску любому общению.

• Чрезмерно увлекались работой, сексом, спортом или физическими упражнениями.




Чем отличается контрзависимость от созависимости?





Кроме этих характерных отличий, созависимые люди часто вступают в отношения с контрзависимыми, что становится основной причиной многих конфликтов и размолвок. Взрослые люди с контрзависимыми привычками часто терпят неудачи в отношениях. Они, как правило, создают поверхностные отношения, которые не способны ни сохранить, ни позволить им стать близкими. Приведенные ниже примеры иллюстрируют некоторые трудности, с которыми сталкиваются взрослые люди, проявляющие контрзависимые модели поведения.



1. Джон отличается трудолюбием и постоянно подгоняет в работе себя и своих сослуживцев; коллеги считают его слишком жестким по отношению как к себе, так и к другим. Тем не менее, у него порой случаются «вспышки» гнева при малейшем отступлении от плана. Несмотря на высокую эффективность его труда, он не получает повышения из-за неумения строить отношения.

2. Сэм очень способный, и кажется, что в жизни ему все легко удается. Он с шиком одевается и считается милым, приятным человеком, но внутри он чувствует неуверенность и имеет низкую самооценку. Когда его попросили провести презентацию на ежемесячном совещании по организации торговли, ему пришлось принять дозу кокаина, чтобы привести себя в соответствующее состояние перед презентацией.

3. Джоан всегда выглядит так, будто она только что сошла со страниц модного журнала. Она остроумная и жизнерадостная, но с людьми близко сходится с трудом. Никто не догадывается о том, что она испытывает страх перед интимной близостью.

4. Сьюзан – создается такое впечатление – находится в постоянном движении, заботясь о детях и муже, занимаясь стряпней, работая в местных благотворительных обществах, играя в теннис и посещая спортивный клуб. Дома, когда все дела сделаны, она с трудом может просто посидеть и расслабиться. Часто у нее случаются сильные головные боли, которые вынуждают ее по несколько дней находиться в постели. Ее муж жалуется, что из-за всех дел, которыми загрузила себя его супруга, у него нет возможности проводить с ней столько времени, сколько ему хотелось бы, и в итоге – от отчаяния – он завел роман с кем-то из коллег.




Что способствует развитию контрзависимости у взрослых людей?


Контрзависимые привычки возникают вследствие неспособности (невозможности) пройти в полной мере и в определенном возрасте – как правило, в детстве – два важных развивающих процесса: привязанность и отделение.

Если эти процессы в определенном возрасте не завершаются, они переносятся дальше в качестве дополнительного багажа и влияют на каждый последующий этап развития. Если эти процессы не завершаются во время более позднего детского возраста или в юности, люди переносят их в свою взрослую жизнь и продолжают предпринимать попытки их завершить. Эти незавершенные процессы развития способствуют возникновению зависимостей, серьезных конфликтов, проблем с близостью и интимностью, преследований со стороны других людей, а также созданию неудачных, не приносящих удовлетворения отношений.

От момента рождения до примерно трехлетнего возраста детям необходима помощь в осуществлении этих двух важных процессов развития, привязанности и отделения. Привязанность к родителям и другим людям, которая обычно возникает с самого рождения, позволяет детям развивать чувство первичного доверия и безопасности. Для этого требуется глубокая гармония между родителями и детьми, которая предусматривает частый физический контакт, поддерживающие и ласкающие прикосновения, приятные и ободряющие слова в адрес ребенка. Дети должны знать, что их любят такими, какие они есть, и что они являются желанными для своих родителей.

Привязанность обеспечивает детям прочный фундамент для того периода, когда они должны будут начать физическое и эмоциональное отделение и постепенный отход от матери и отца, постигая свой мир без риска и опасения, приобретая навыки эмоционально независимого человека. Прежде чем стать эмоционально отделенными от родителей, дети должны оставаться под наблюдением и получать поддержку. Чем сильнее связь, тем легче им стать независимыми. В идеале дети должны достичь эмоциональной самостоятельности примерно к трем годам.

Когда дети приобретают индивидуальность, у них появляется уверенность в себе и способность полагаться на свои собственные внутренние сигналы при принятии решений. Они больше не должны доверять другим распоряжаться их жизнью. К тому времени, когда они пройдут этот важный этап, известный как психологическое рождение, у них развивается разумное осознание собственного «Я», которое позволяет им брать на себя ответственность за свои поступки, распределять нагрузки и сотрудничать, адекватно справляться с разочарованием, эффективно реагировать на влияние других людей и правильно выражать свои чувства. Однако если развивающие потребности людей на данном этапе не удовлетворяются, они приобретают черты созависимости или контрзависимости, которые сопровождают их в течение всей жизни.

Какие события в раннем детском возрасте могут препятствовать успешному осуществлению развивающих задач? Зачастую ребенок переживает травму, связанную с эмоциональным, физическим, духовным или сексуальным воздействием, а в некоторых случаях физическое или эмоциональное отчуждение или пренебрежение. Однако, как показали наши клинические исследования, наиболее частой причиной возникновения созависимости и контрзависимости является травма, связанная с развитием, вызванная едва различимым нарушением связи между родителем и ребенком, которое подразумевает недостаток или отсутствие эмоциональной настроенности. Если эту разобщенность не выявить и не преодолеть, возникает привычка к изоляции и безучастности, которые могут оказать серьезное влияние на отношение к близости во взрослом возрасте. Взрослые, пережившие в раннем детстве насилие от людей, которым они доверяли, часто боятся того, что они испытают такое же плохое обращение или отречение, когда попытаются сблизиться с другими взрослыми людьми. Взрослые, с которыми плохо обращались в детстве, научились воздвигать физические и психологические стены для защиты от переживаний, относящихся к их незажившим детским травмам.

И хотя люди часто не помнят многие из этих травм, они проявляются в истории их отношений. Одной из причин того, что люди отрицают последствия давних событий, является их уверенность в том, что плохое обращение, от которого они страдали в детстве, было предпринято для их собственной пользы родителями, действующими из лучших побуждений. Дети зачастую верят, что они сами послужили виной любому насилию или отречению, которое они перенесли.

Эмоциональное воздействие, полученное от родителей или других взрослых, может быть выражено в форме лишения любви, грубых слов, недостатка понимания или уважения к нуждам ребенка, а также в попытке чрезмерного контроля над действиями ребенка.



Читать бесплатно другие книги:

«Руководство по закупкам», подготовленное ведущими мировыми экспертами в области закупок, раскрывает основные современны...
В этой книге Ошо рассуждает о нашем – порой фанатичном – стремлении к нирване – просветлению. Многие хотят достичь его, ...
Как поступить молодому герцогу, если дядя-король требует немедленно жениться, причём на совершенно незнакомой и безразли...
Научно-популярный труд «Плавание на „Веге“» посвящен первому в истории человечества прохождению Северного морского пути ...
Животный мир Земли многолик и многообразен. И это неудивительно, если учесть насколько различны условия жизни на нашей п...
«Жил в нашем заводе старик один, по прозвищу Кокованя. Семьи у Коковани не осталось, он и придумал взять в дети сиротку....