Одержимый любовью - Лэндон Лора

Одержимый любовью
Лора Лэндон


План Джонаса Армстронга, графа Хейвуда, прост: вернуться в Лондон, найти там богатую невесту и спасти при помощи выгодного брака фамильную честь от позорного разорения.

Красавица Сесилия Рэндолф идеально подходит на роль графини, но увы: она – сестра заклятого врага Джонаса герцога Хардли, из-за которого он и покинул свет. А впрочем, может, рискнуть?

Хейвуд и не подозревает, что Сесилия тайно любит его с самого детства, и страдает, томимый всепоглощающей страстью к недосягаемой красавице… Но истинная любовь не знает преград!





Лора Лэндон

Одержимый любовью



© Laura Landon, 2013

© Перевод. Н. В. Панина, 2014

© Издание на русском языке AST Publishers, 2015




Пролог


Англия, Лондон

16 мая 1852 года

– Ты должен помочь мне, Джонас! Ты просто обязан!

Джонас Армстронг, второй сын графа Хейвуда, видел мольбу и панику в огромных голубых глазах Мелисент и чувствовал собственное бессилие.

Он ничего не мог сделать.

– Я не могу, Мелисент. – Джонас осторожно оторвал уцепившиеся за его рукав пальцы Мелисент и отступил на шаг назад. – Я ничего не могу сделать.

– Нет, ты можешь! Ты можешь отвезти меня в Гретна-Грин! А когда мы вернемся, заявишь отцу, что женился на мне.

– Я не могу жениться на тебе! – Джонас боролся с непреодолимым ощущением опасности. – Я не люблю тебя. И ты меня не любишь.

Мелисент топнула ногой в изящной голубой туфельке и обожгла его тем взглядом, который Джонас привык видеть всякий раз, когда у единственной избалованной дочери маркиза Канделла не получалось добиться своего.

– Но я и Хардли не люблю! А отец ждет, что я выйду замуж за него!

– Мне кажется, Хардли подходящая для тебя пара, – попытался убедить ее Джонас, хотя и понимал, что все это бесполезно. С Мелисент такие номера не проходили. – Мы все трое выросли вместе. Ты знаешь его всю свою жизнь.

– Ну, разумеется, я знаю его всю свою жизнь, – согласилась Мелисент, меряя шагами небольшую площадку в саду леди Кемпсфорд. – И именно поэтому не выйду за него замуж. Мы с Хардли совершенно не подходим друг другу!

Своим поведением сейчас она напоминала зверя, который беспокойно мечется по ограниченному пространству клетки.

– Хардли – отличный выбор, – предпринял еще одну попытку убедить ее Джонас. – Ты никогда и ни в чем не будешь нуждаться с Хардли. Он умен, хорошо разбирается в финансовых делах, уже сейчас многие обращаются к нему за советом по разным вопросам. Кроме всего прочего, он – герцог. Что еще тебе требуется от мужа?

Мелисент остановилась и потрясенно посмотрела на него.

– Неужели ты думаешь, что меня волнует, насколько он умен? И спрашивают ли у него совета? Умные мужчины – наихудший тип мужей. Это всем известно.

– В таком случае, что же ты ищешь в муже? – спросил Джонас, окинув Мелисент пристальным взглядом.

– Ну, тот факт, что я стала бы герцогиней, безусловно, имеет значение. Как и то, что Хардли довольно красив, если уж говорить о внешности, – без тени смущения рассуждала Мелисент.

– Но?

– Ты знаешь Хардли не хуже меня. Мы выросли вместе.

– Но все это говорит только в пользу Хардли.

– Вряд ли, – раздраженно всплеснула руками Мелисент и вновь принялась мерить шагами крошечное пространство, цепляясь юбкой дорогого платья за розовые кусты леди Кемпсфорд. Треск блестящей ткани Джонас слышал при каждом ее шаге, но сама Мелисент, похоже, не замечала этого.

– Успокойся, пожалуйста, – протянул он руки, пытаясь остановить ее взволнованные шаги, но Мелисент ускользнула, как будто не хотела от него ни сочувствия, ни понимания. Эта избалованная девушка всегда отличалась вспыльчивым характером. Они с Хардли часто бывали тому свидетелями. Но Джонас никогда не видел ее такой встревоженной.

– Как я могу успокоиться? Я никогда еще не испытывала большего отчаяния, чем сейчас. Я отказываюсь выходить за Хардли. Отказываюсь!

– Не понимаю, почему, – не сдавался Джонас. – Ты знаешь его лучше любого другого кавалера, который просил твоей руки.

– Вот в этом-то все дело. Я знаю, что он представляет собой на самом деле. Это упрямый, самоуверенный и деспотичный человек, который будет направлять меня по жизни своей железной рукой. Разве ты не помнишь, как это было, когда мы придумывали способы избавления от учителей, которых нанял его отец? Нам всегда приходилось соглашаться с тем, что решил Хардли. Он не успокаивался, пока мы не соглашались. – Мелисент обошла вокруг клумбы с астрами, едва не наступая на очаровательные цветки. – Точно так же получалось, когда мы разрабатывали план, как избавиться от его противной, дерзкой сестры. Хардли всегда решал, где мы будем от нее прятаться, и нам приходилось соглашаться с тем, что сказал он.

– Но это лишь потому, что Хардли всегда предлагал наилучший выход.

– О, давай-давай, защищай его. Ты всегда был его самым преданным сторонником.

– Я не понимаю, – нахмурился Джонас, – почему ты испытываешь к нему такую неприязнь. Раньше ты хорошо к нему относилась. И как ты можешь называть его сестру противной? Она не была противной, просто находилась в подростковом возрасте. И потом, она всего лишь хотела быть принятой в нашу компанию, и, оглядываясь назад, даже ты должна признать, что мы поступали жестоко, отталкивая ее.

– Все это ерунда, мы не были такими и ничего такого не делали! – выразила свое несогласие Мелисент голосом, который вряд ли походил на голос благовоспитанной дамы, какой, Джонас точно знал, ее воспитали. – Она была жуткой занудой. Ее следовало утопить еще при рождении. Как аукнется, так и откликнется, поделом Хардли! Теперь ему придется найти какого-нибудь ничего не подозревающего глупца, который отчаянно нуждается в деньгах и потому согласится жениться на ней. Сама она никогда не найдет себе мужа.

– Ты не можешь так говорить.

– Не могу? Ты ее видел? На месте Хардли я бы даже не признала ее. Там же не на что смотреть!

Джонас остановился и впервые внимательно посмотрел на Мелисент. Когда же у нее появились такие черные мысли? Когда она вдруг стала считать себя такой величественной, а всех остальных – людьми второго сорта?

– Ой, только не надо так смотреть на меня, – вспыхнула Мелисент. – Ты думал точно так же. Мы все так думали. Она такая же гадкая, как и та неуклюжая зануда Аманда Рэдберн, с которой ее постоянно видят.

Джонас никак не мог поверить, что Мелисент стала такой жестокой, что ей настолько безразличны окружающие ее люди. Но как же это случилось?

Внезапно он все понял. Никаких перемен с ней не произошло.

Мелисент всегда была такой. Просто он никогда прежде не замечал этого, потому что, как и все остальные, был очарован ее ослепительной красотой.

А вот сегодня вечером она уже не казалась ему такой безумно красивой.

– Но почему ты выбрала именно меня? Почему именно я должен спасти тебя от помолвки, соглашение о которой подписали твой отец и Хардли?

– Потому что мы – друзья. И ты мне должен.

– Я тебе что-то должен?

– Ну, может, я не совсем точно выразилась, не должен, – более мягким голосом произнесла Мелисент, изобразив на лице притворную застенчивость. – Но ты ведь не можешь не понимать, что именно дружба со мной и Хардли открыла перед тобой такие двери, в которые тебе так просто не попасть.

– Каким образом мое общение с Хардли или, уж если на то пошло, с тобой открыло какие-то двери? – боролся с закипавшим внутри гневом Джонас.

– Ой, Джонас, ну не будь таким бестолковым. Всем известно, что Хардли богат как Крез[1 - Легендарный царь Лидии в Малой Азии, обладавший несметными богатствами.]. То же самое можно сказать о моем отце. И родословная у них превосходная.

– А что же я?

Джонас разжал кулаки и сделал вид, будто сравнение Мелисент не стало для него настоящей пощечиной.

– Ты ведь только второй сын. И твой отец никогда не умел вкладывать деньги. А это еще одна причина, по которой тебе следует воспользоваться подвернувшимся счастливым шансом и жениться на мне.

– Это было бы верным шагом, правда? – усмехнулся Джонас, однако его усмешка осталась незамеченной.

– Ну, конечно, верным. Слушай, я знала, что ты посмотришь на все это моими глазами. И осознаешь преимущества брака со мной.

– На всякий случай, если я вдруг что-то пропустил, может, разъяснишь мне подробно все преимущества?

– Ну, хорошо, – разочарованно вздохнула Мелисент. – Самое главное – это, конечно, деньги. С таким приданым, которое отец намерен дать тому счастливчику, который женится на мне, ты сможешь рассчитаться с немыслимыми долгами, которые твой отец копит день ото дня.

– Откуда тебе известно о долгах моего отца? – поразился Джонас.

– Да ведь всем известно, как неумело твой отец распоряжается деньгами. И твой брат тоже. С деньгами, которые ты получишь, женившись на мне, у тебя появится возможность сделать ремонт вашего имения. Ты же знаешь, на данный момент оно находится в ужасном состоянии. Это просто позор.

– Допускаешь ли ты, что в один прекрасный день поселишься там?

– Ты шутишь? – с неподдельным возмущением воскликнула Мелисент. – Я никогда не сделала бы это имение своим домом. Оно едва пригодно для жилья. А мне оставили прекрасный особняк, где можно остановиться, когда я выезжаю из Лондона. Он великолепно подходит для летних приемов и намного лучше любого места, которое можешь обеспечить ты.

– Понятно. – Джонас переместил вес своего тела на пятки, чтобы взглянуть на особу, за превращением которой в немыслимую красавицу, как ему раньше казалось, он наблюдал.

– Следующим преимуществом являюсь, разумеется, я, – с соблазнительной улыбкой на лице продолжала Мелисент.

– Ты?

– Да, – немного грустно подтвердила Мелисент. – Любой мужчина счастлив получить меня в жены. Тебе будут завидовать все мужчины Лондона.

– И Хардли? Разве тебя не волнует, что он тебя боготворит? Что ты – единственная женщина, на которой он хочет жениться?

– Фи! – пренебрежительно махнула рукой Мелисент. – Он преодолеет свою безрассудную страсть ко мне. Все преодолевают.

– Но он обожает тебя. Он с детства преклоняется перед тобой. Он ни о чем больше не говорит, только о том, что ты станешь его женой. Он…

– Он – грубиян! Он не жениться на мне хочет. Хочет превратить меня в свою собственность. Он хочет диктовать мне, что и как делать, и заставлять меня вскакивать всякий раз, когда он отдает приказ.

Мелисент вновь принялась нервно расхаживать взад и вперед.

– У него властный характер, он не допускает никаких возражений. И, как только принял решение, отказывается даже просто выслушать другое мнение.

– Другими словами, он не позволяет тебе каждый раз поступать по-своему, – подытожил Джонас.

– Он – беспощадный! Он – своевольный! Он совершенно невыносим и не подходит мне!

– А я?

– Ты гораздо дружелюбнее, – смягчилась Мелисент, и на лице пропало напряжение. – И всегда был таким. Я всегда находила общий язык с тобой.

– Ты хочешь сказать, что всегда обводила меня вокруг пальца?

– Я не это хотела сказать, – топнула она ногой, – и тебе это известно.

– А какую выгоду получила бы ты, если бы мы поженились, Мелисент?

– Мне не нравится, когда ты разговариваешь таким тоном. Ты говоришь так, будто я тебя чем-то расстроила.

Ее надутые пухлые губы и печальные глаза являлись частью искусного спектакля, который она отрепетировала до совершенства.

– Ладно, – спокойно согласился Джонас. – Какая выгода тебе от нашего брака?

– Мне удастся избежать свадьбы с тираном.

– Как знать. Возможно, я превращусь в такого же тирана, как Хардли.

– Э нет! – резко покачала головой Мелисент, и из прически высыпались несколько золотистых локонов, закрепленных шпильками. – Ты гораздо более приятный человек, чем Хардли, с тобой можно прийти к согласию. Хардли же очень упрям. Он предъявляет к жене очень высокие требования, поэтому ни одна женщина не в состоянии им соответствовать. Ни одна!

– Даже ты?

– Представь себе, даже я, – рассмеялась Мелисент, но при этом на ее лице появилось какое-то странное выражение, которое вызвало беспокойство у Джонаса.

– Почему, Мелисент? – Он сжал ее плечи, не слишком сильно, чтобы причинить боль, но довольно ощутимо, чтобы она поняла, что сейчас он настроен решительно. – Почему ты считаешь, что не сможешь соответствовать требованиям Хардли?

Джонас удерживал ее перед собой, стараясь смотреть ей в глаза. Но Мелисент на него не смотрела. Она плотно сжала губы и устремила взгляд в землю.

– Вряд ли ты можешь ожидать, что я женюсь на тебе, не услышав правды. Почему ты отказываешься от возможности стать герцогиней, чей муж невероятно богат, и вместо этого выбираешь второго сына разорившегося графа, который вот-вот потеряет крышу над головой?

– Но мое приданое могло бы спасти твоего отца и твое имение.

– Мне почему-то кажется, что тебя ничуть не волнует ни мой отец, ни наше имение, ты всего лишь хочешь выйти замуж. И поскорее.

– Так и есть, я действительно хочу. Только не хочу выходить за Хардли. Я хочу выйти замуж за тебя. Сегодня вечером. Сейчас!

– Но почему?

– Потому что… – Мелисент стукнула изящным кулачком себя по боку, – потому что… Потому что должна!

– Почему?

Мелисент замерла, словно обдумывая слова. Наконец она резко развернулась и внимательно поглядела на Джонаса.

– Ну ладно. Я вижу, ты не оставляешь мне выбора, и придется все рассказать. – Мелисент вздернула подбородок и с демонстративным видом, исполненным превосходства, посмотрела на Джонаса. – Мне нужно выйти замуж, потому что я жду ребенка.

Сказать, что Джонас испытал шок, было равносильно тому, что не сказать ровным счетом ничего.

– Ты – что?

– Знаешь, это случается, – как-то неопределенно пожала плечами Мелисент. – И не предлагай мне воспользоваться каким-нибудь снадобьем, чтобы избавиться от нежеланного ребенка. Женщины часто умирают от этого. – Мелисент, не спуская глаз с Джонаса, уперла руки в бока. – У меня нет желания отказываться от жизни только ради того, чтобы избежать небольшого скандала.

– Поэтому ты предпочитаешь выйти замуж за кого-то, кого ты не любишь и кто не любит тебя, вместо того чтобы выйти за человека, который уже попросил твоей руки и который по-настоящему тебя любит, да? – никак не мог понять ее логики Джонас. – Почему, Мелисент?

– Ты издеваешься, Джонас, да?

– Нет, – покачал он головой.

– Тогда какой, ты думаешь, будет реакция Хардли, когда он обнаружит, что женщина, на которой он женился, носит ребенка другого мужчины?



Читать бесплатно другие книги:

Поэт Природы и Человека, лучший мастер пейзажа – Уильям Вордсворт на родине считается поэтом значительно выше Байрона. Ю...
Книга посвящена культурфилософскому анализу принципов цветовой организации городской среды, предложенных в работах извес...
Натальная астрология – это раздел науки о звездах, изучающий связь между небесными явлениями и жизнью человека по наталь...
На страницах этой книги Ошо комментирует притчи одного из своих любимейших представителей мира Дао Чжуан-цзы. Речь, как ...
Новый рассказ петербургской писательницы Неониллы Самухиной «Это было в войну…», посвящен 70?летию Великой Победы и напи...
В книге известного российского писателя-мариниста В. Шигина описываются события, связанные со знаменитым Гангутским сраж...