Слишком много клиентов (сборник) - Стаут Рекс

Но если вы откажетесь оказать нам содействие, мне придется пригласить сюда копа. Так это вы убили Йигера?

Он повернулся и хотел уйти, но я схватил его за плечо и развернул к себе:

– Это вы убили его?

– У меня есть нож, – сообщил он. – В этом доме я имею право ходить с ножом.

– Разумеется. А у меня есть вот что. – Я вытащил из кобуры свой «марли». – И разрешение на него тоже имеется. Так это вы убили его?

– Нет. Я хочу, чтобы пришла моя жена. Она лучше соображает. Пусть придут мои жена и дочь. Я хочу…

Внутренняя дверь распахнулась, и женский голос произнес:

– Мы здесь, Сесар.

Высокая женщина с властным хмурым лицом шагнула к нам, Мария остановилась в дверях. Перес застрекотал по-испански, но жена его оборвала:

– Перестань! Он, чего доброго, подумает, что у нас секреты. При американцах надо говорить на их языке. – Она остановила на мне жесткий взгляд черных глаз: – Мы слышали, что? вы тут говорили. Я знала, что придут, только думала, что явится полиция. Мой муж – честный человек. Он не убивал мистера Йигера. Мы называем его мистер Дом, потому что это его здание. Откуда вы узнали?

Я вложил «марли» в кобуру.

– Какое это имеет значение, раз я уже все знаю, миссис Перес?

– Да, глупо было спрашивать. Ладно, задавайте свои вопросы.

– Я бы предпочел, чтобы на них отвечал ваш муж. Разговор может затянуться. Нельзя ли нам где-нибудь присесть?

– На вопросы отвечу я. А присесть мы предлагаем только друзьям. Вы же совали мужу под нос пистолет.

– Это я так, похвастать. Ладно, если вам своих ног не жаль, то мне тем более. В котором часу мистер Йигер пришел сюда в воскресенье?

– Я думала, вы знаете.

– Я-то знаю. Но хочу проверить, правдиво ли вы станете отвечать. Если увижу, что юлите и привираете, начну спрашивать у вашего мужа. Или полиция начнет.

Она помедлила минуту:

– Он пришел около семи часов.

– К вам, вашему мужу или дочери?

Она сверкнула на меня глазами:

– Нет.

– Так к кому он пришел?

– Не знаю. Нам это неизвестно.

– Попробуйте еще раз. И довольно глупостей! Я не собираюсь весь день вытягивать из вас правду.

Она смерила меня неприязненным взглядом:

– Вы бывали у него наверху?

– Вопросы задаю я, миссис Перес. К кому он приходил?

– Мы не знаем. – Она повернулась к дочери: – Ступай отсюда, Мария.

– Но, мама, я не…

– Иди!

Мария ушла и закрыла за собой дверь. Оно и к лучшему: не так-то просто смотреть куда надо, а не куда хочется. Мамаша снова повернулась ко мне:

– Он пришел около семи часов и постучал в дверь. Вон в ту. – Она указала на дверь, за которой скрылась Мария. – Поговорил с моим мужем, заплатил ему. Потом пошел к лифту. Мы не знаем, был ли кто-нибудь наверху, пришел ли позже. Мы смотрели телевизор и не слышали, входил ли кто, подходил ли к лифту. Нам этого знать не полагалось. На наружной двери стоит надежный замок. Так что мы и вправду не знаем, к кому он приходил.

– Где лифт?

– Сзади. Там тоже стоит замок.

– Вы спросили, был ли я наверху. А вы были?

– Конечно. Бывали каждый день. Мы там убирали.

– Значит, у вас есть ключ. Давайте поднимемся туда.

Я пошел к двери. Она в замешательстве взглянула на мужа, потом на меня, открыла дверь, за которой исчезла Мария, произнесла что-то по-испански и направилась в глубь холла. Перес последовал за ней, я шагал в хвосте.

У задней стены миссис Перес вынула из кармана юбки ключ и вставила в замок на металлической двери лифта. Вот тебе и на?: еще один цилиндровый замок! Дверь, не то алюминиевая, не то из нержавейки, открылась. Она выглядела абсолютно инородной в задрызганном холле. Как, впрочем, и лифтовая кабина из той же нержавеющей стали, отделанная красными эмалированными панелями с трех сторон. Лифт, правда, был маленький, не то что у Вульфа. Тем не менее поднимался он тихо и плавно. Я так понял, что на самый верхний этаж. Наконец дверцы раздвинулись, и мы вышли.

Перес включил свет, и у меня, во второй уже раз за недавнее время, отвисла челюсть и перехватило дыхание. Случалось мне видеть, пусть и нечасто, апартаменты, владельцы которых просто наизнанку вывернулись, чтобы показать себя, но Йигер перещеголял их всех. Возможно, эффект усиливался по контрасту с обликом трущобного квартала, внешним убожеством дома и нижних его помещений, но эта зала повергла бы вас в изумления, где бы ни находилась.

Первым по глазам било засилье шелка и обнаженной плоти. Шелк, в основном красный, но местами бледно-желтый, послужил не только для отделки диванов и кресел – им были обиты стены, затянут потолок. Добрую треть всех стен оккупировали изображения нагих женских тел, а одну захватил почти в полное владение бледно-желтый ковер, кажется тоже шелковый. И ни одного окна в огромном покое шириной двадцать пять футов, а длиной во всю длину дома. К правой стене примыкало изголовьем колоссальных размеров квадратное ложе, накрытое бледно-желтым шелковым покрывалом. Жалко, Вульф этого не увидит: он питает слабость к желтому цвету. Я потянул носом воздух. Он был свежим, но в нем витал парфюмерный дух. Кондиционер с отдушкой.

Поверхностей, способных сохранять отпечатки пальцев, в комнате набиралось не так уж много: две столешницы, стойка под телевизором, подставка для телефона. Я повернулся к миссис Перес:

– Вы убирали тут после воскресенья?

– Да, вчера утром.

Все, вопрос снят.

– Где дверь на лестницу?

– Сюда не попасть по лестнице.

– Вход на нее внизу заколочен досками, – пояснил Перес.

– Значит, подняться сюда можно только на лифте?

– Да.

– И как давно?

– Уже четыре года. С тех пор, как он купил дом. Мы живем тут два года.

– Как часто он тут появлялся?

– Мы не знаем.

– Конечно знаете, если каждый день приходили сюда убирать. Так как часто?

– Может, раз в неделю, может, чаще.

Я повернулся к Пересу:

– И за что вы его убили?

– Нет. – Он прикрыл глаза. – Я – нет.

– Тогда кто?

– Мы не знаем, – вмешалась его жена.

Я не отреагировал на ее реплику.

– Послушайте, – сказал я управляющему, – мне не хотелось бы сдавать вас полиции без крайней необходимости. Мы с мистером Вульфом предпочли бы сами разобраться. Но если вы будете запираться, то не оставите нам выбора, а времени у нас немного. Полиция наверняка сняла отпечатки пальцев с брезента, которым было укрыто тело. Я знаю, что Йигера убили в этом доме. Если хоть какие-то отпечатки – ваши, вам конец. Вы попались. Раз он был убит в этом доме, хоть что-то вы должны знаете. Что?

Перес вопросительно посмотрел на жену:

– Фелита?

Она уставилась на меня своими черными глазищами.

– Вы частный сыщик, – проговорила она. – Вы сказали моему мужу, что зарабатываете этим себе на жизнь. Тогда мы вам заплатим. У нас есть деньги. Немного. Сто долларов.

– За что вы собираетесь мне платить?

– Чтобы вы работали на нас.

– И что прикажете делать?

– Мы вам объясним. Деньги у нас внизу.

– Сперва я должен их заработать. Хорошо, договорились. Я работаю на вас, но могу бросить работу в любой момент. Например, если приду к выводу, что Йигера убили вы или ваш муж. Так что вы хотите от меня?

– Мы хотим, чтобы вы нам помогли. Отпечатки пальцев. Я говорила ему, что надо надеть перчатки, но он не надел. Мы не знаем, откуда вы проведали так много, но нам известно, что? будет, если вы расскажете про этот дом полиции. Мы не убивали мистера Дома. Мистера Йигера. Мы не знаем, кто его убил. Мой муж опустил мертвое тело в яму, ему пришлось. Когда хозяин пришел в воскресенье вечером, он отправил моего мужа на ночь глядя в ресторан «У Мондора». Велел купить икры, жареного фазана и всякого такого. А когда мой муж вернулся со всей этой снедью, здесь лежал труп. – Она показала где. – Вот здесь, на полу. Что нам было делать? Он тайно ходил в этот дом. Что было бы, если б мы позвали полисмена? Мы знали, что?



Читать бесплатно другие книги:

Это подлинные истории двух президентов, между которыми, казалось бы, не может быть ничего общего. Один из них, Владимир ...
В книге собраны цитаты российских псевдопатриотов, радикальных националистов, ультралибералов, занимающихся эстетизацией...
Демократическая избирательная система, применяемая на выборах в представительные (законодательные) органы государственно...
Современная российская политика построена таким образом, что люди имеют возможность задавать любые, самые острые вопросы...
Сегодня перед партией «Единая Россия» стоит задача выиграть следующие выборы – уже не в качестве «партии сторонников Пут...
Общество с ограниченной ответственностью «Рога и копыта» – вещь в действительности крайне живучая и устойчивая. И для то...